шлюхи Екатеринбурга

Шантаж. Глава 1

Его маленькие похотливые глазки пожирают мою жену, от чего я стискиваю зубы и сжимаю кулаки под столом. Так хочется встать и придушить этого мелкого гадёныша.

Мне сразу не понравилось его лицо. Чёрные сальные волосы, пухлые щёки, тёмные поросячьи глазки, курносый нос, толстые губы. Такие подростки зачастую являются изгоями. Но этот парень, который представился Глебом, явно не из скромных ботаников.

Этот грёбаный гений каким-то образом украл из Iclоud»а наши с женой интимные фотографии и видео сексуального характера. Всё выкрал. А фотографии и видео были очень откровенными. Мы с женой часто баловались этим. Хоум видео — это нормально, но кто ж знал, что всё это добро хранится в каком-то сраном облаке айфона!

Я в этих делах не был знатоком, всё-таки мне уже почти сорок, а моей Лене тридцать семь. И вот неизвестный пишет нам с женой в соц сети, говоря, что якобы располагает нашими интимными фотографиями и видео.

Разумеется, мы послали его сразу же, подумали очередной мошенник. Но он тут же выслал нам несколько фотографий и сомнения отпали. Этот неизвестный действительно поимел нас! Как он это сделал, мы с женой понять так и не смогли.

И вот мы сидим в какой-то душной забегаловке, в самом углу. Какого же было наше удивление, когда пред нами предстал малолетний юнец! И этот сопляк решил нас шантажировать?! А каким он был самоуверенным! Это жутко бесило! Мы взрослая пара сидим и слушаем малолетнего пацана, в руках которого наша честь и достоинство.

— Виктор, Елена, — поприветствовал он нас. — Присаживайтесь.

Я сразу же заметил, как его жадный взгляд проскользнул по моей жене. Она была одета в летнее платье с цветами, до колен, без рукавов. В тридцать семь моя Лена выглядела так же, как в двадцать семь. Благодаря фитнесу и бегу её фигура оставалась подтянутой и спортивной. И от одной мысли, что этот мелкий толстопуз видел мою жену не просто голой, а во всех грязных ракурсах, у меня сжимались кулаки и начинали раздуваться желваки на скулах.

— Как ты это сделал? — стиснув зубы, задал я первый вопрос.

И он охотно всё рассказал про Iclоud. Я не совсем всё понял, но факт оставался фактом, у этого негодяя куча наших интимных фотографий и видео, которые он грозится распространить по интернету. Всё это он сказал нам тихим и спокойным голосом:

— Все ваши грязненькие фотографии и домашнее порно будет доступно любому желающему, — будничным тоном говорил он. — Но это ещё пол беды. Я скину эти материалы вашим коллегам, друзьям, родственникам, даже ваша милая дочурка сможет посмотреть видео, как мамочка с папочкой трахаются.

Я дёрнулся, но рука моей жены стиснула моё запястье.

— Тише, Виктор. Не стоит терять самообладание, — усмехнулся мелкий толстяк.

— То, что ты сделал, незаконно! — прошипел я. — Стоит обратиться в полицию…

— Попробуйте, — перебил он меня. — Как только мне в дверь постучатся, всё видео тут же улетит в интернет с поддельного VPN адреса, а все материалы с моего винта исчезнут. Ничто не будет указывать на то, что это сделал я. Просто не будет никаких доказательств. Вы только предстанете перед участковым глупой парочкой, снимающей домашнее порно видео.

Я ничерта не понял из того, что он сказал, но нутром чуял, что у этого мерзавца всё схвачено.

— Что тебе нужно? — прошипел я сквозь зубы.

Его похотливый взгляд ещё раз пробежался по моей жене. Лена всё это время сидела молча. Её чёрные волосы были распушены и спадали на спину. А её кожа была красной от стыда. Даже не представляю какого ей было. Тридцатисемилетняя женщина, мать, жена, сидит перед похотливым подростком, который видел её голую на фото и видео. Лена сгорала от стыда и унижения.

Я не хотел брать её с собой, это он настоял. Таким образом он хотел её унизить. И это сработало. Лене было не по себе, он сжимала моё запястье, отворачивая взгляд в сторону.

— А вы ничего, — подмигнул он Лене. — Классные сиськи, а какая задница, ммм…

— Выбирай выражения, засранец! Ты говоришь о моей жене!

— Пока что вашей, Виктор, — хитро улыбнулся пацан.

— В каком это смысле?!

— Вы спросили, что я хочу? Ответ прост. Вашу жену. На ближайшие три месяца она станет моей сучкой.

Лена вылупила глаза и открыла рот от возмущения. Я едва сдержался, чтобы не врезать ему.

— Этому не бывать! — рявкнул я слишком громко. Несколько людей обернулись на нас. — Если ты думаешь, что я так просто отдам тебе свою жену, то ты наивный идиот, — добавил я чуть тише.

— Ещё как отдадите, — уверенно заявил толстяк, лукаво улыбаясь. — У вас просто нет выбора.

Он достал из своего рюкзака ноутбук и поставил на стол. Пальцы зашуршали по клавиатуре. Через минуту он повернул компьютер экраном к нам. На экране мигал таймер, выставленный на 3 месяца. Под цифрами имелись две кнопки, красная и зелёная.

— Что это? — сдвинул брови я.

— Я беру в рабство вашу жену на три месяца. По истечении срока, если всё пройдёт, как я хочу, и я буду удовлетворён, вы сами нажмёте на красную кнопку и тогда все ваши материалы удалятся с моего компьютера. Но если вы откажетесь или начнёте вставлять мне палки в колёса, вести себя неподобающим образом, то я нажму зелёную кнопку и все фото и видео окажутся в интернете. Как видите, выбор у вас есть. Но какое решение вы примите?

Я замер, пялясь на отсчёт времени. Цифры пока что не двигались. Три месяца. Я должен отдать жену ему в рабство! Безумие!

— Нет! — рявкнул я. — Этому не бывать!

— Ну хорошо, — пожал плечами подросток и повернул ноутбук к себе. — Тогда зелёная кнопка.

— Стой! — впервые подала голос моя жена.

Я уставился на неё большими глазами.

— Дорогая…

— Давай отойдём, — прошептала она и повернулась к пацану. — Мы на пять минут.

— Как скажете, — ответил он. — Только не задерживайтесь, и не вздумайте убегать.

Лена встала, взяла меня за руку и вывела на улицу.

— У нас нет выбора, — сокрушённо произнесла она.

— Что? Ты с ума сошла?

— Да ты только представь! — воскликнула Лена. — Представь, что будет, когда эти фотографии и видео попадут к нашим друзьям, коллегам по работе! А если наша дочь это увидит?! Господи… Это же разрушит всю нашу жизнь!

Я хватал ртом воздух, пытаясь возразить, но так и не нашёл аргументов. Лена тряхнула головой, провела руками по волосам и тяжело вздохнула.

— Три месяца… Ну а что он может со мной сделать?

— Я даже думать об этом не хочу.

— Ну будет он приходить и трах… Боже… Ужас какой… Но какой у нас выбор? Зачем ты хранил всё это в телефоне? Надо было скинуть на диск или флэшку!

— Ты винишь меня?!

— Нет… Прости… Я просто не знаю, как выпутаться из этой истории. Я не вижу выхода, Вить! Не вижу!

Я опустил голову и сжал руками шею. Бессильно застонал, нет, скорее зарычал.

— Три месяца! Грёбаный ублюдок!

— Нам придётся пойти на это, чтобы сохранить нашу честь и репутацию, — прошептала Лена.

У меня не было слов, только бессильная злость и отчаяние. Я ничего не мог сделать! Я чувствовал себя таким бесполезным! Мне придётся самолично подкладывать жену под жирного похотливого подростка!

— Идём, — сказала Лена, взяв меня за руку. — У нас нет выбора…

На ватных ногах я прошёл обратно в кафе вслед за женой. Мы сели на свои места, сокрушённые, сломленные.

— И что вы решили? — хитро улыбаясь, промолвил толстяк.

У меня не было сил отвечать.

— Мы согласны, — промолвила Лена.

— Замечательно, — хлопнул в ладоши мелкий гавнюк и захлопнул ноутбук. — Отчёт начнётся с завтрашнего дня. Я свяжусь с вами. А пока вы свободны.

— Что ты будешь со мной делать? — резко спросила Лена.

Толстяк развёл руками и широко, похотливо улыбнулся, сузив поросячьи глазки.

— Всё, что захочу.

— Идём, дорогой!

Лена взяла меня за руку, и мы поднялись.

— И помните, — сказал напоследок пацан. — Малейшее неповиновение, и наш договор расторгнут. Я незамедлительно выложу всё это в интернет. Так что будьте паиньками. А вы, Елена, готовьтесь ублажать все мои прихоти и желания.

Мы покинули злополучное кафе и отправились домой. По дороге молчали, сломленные, опустошённые. Каждый пребывал в своих тяжких думах.

__________________________

На следующий день

Мерзавец позвонил на следующий день и сказал, что зайдёт к нам домой сегодня вечером. Он знал, что наша дочка ночует у подруги. Откуда он всё знает?! Этот подросток пугал меня. У меня выработалась паранойя. Мне казалось, что у нас дома жучки и видеокамеры. Он знал всё про нашу семью, наших друзей, коллег по работе. Он перекрыл нам кислород! Взял крепко за шею и не отпускал.

Но ему было мало просто прийти. Он потребовал, чтобы Лена встретила его на пороге в сексуальном нижнем белье и туфлях на шпильке. Более того, он заставил её сфотографировать все комплекты белья, которые у неё были, и выбрал чёрный кружевной. Самый откровенный, с открытыми ягодицами и полупрозрачными кружевами.

Я сидел в кресле и пил виски, потому что не мог держать себя в руках. Я чувствовал себя обессиленным! Я смотрел, как моя жена надевает на себя откровенный комплект и представлял, как его похотливые потные ладошки будут трогать её.

Что у Лены было в голове, я боялся представить. И спрашивать её «как ты?» было просто нелепо. Мне было стыдно. Стыдно перед ней, что я не могу защитить её, отстоять её честь.

Он явился в назначенное время. Ровно в 20:00. Пунктуальный подонок. Дверной звонок птичьей трелью распространился по квартире.

— Явился, — злобно прорычал я.

Лена посмотрела на меня немного испуганными глазами. Она глубоко вздохнула, скинула с плеч халат и встала на каблуки. Она пошла открывать, а я следом за ней.

Засранец приоделся. Натянул бежевый свитер и брюки. Причесал свои сальные волосы на левую сторону. Увидев Лену в белье, он похотливо улыбнулся. Поросячьи глазки засверкали.

— Не предложите мне войти? — противным голоском промолвил он.

Лена отошла в сторону. Проходя мимо неё в квартиру, малолетний толстяк обласкал её тело взглядом.

— Шикарное тело, Елена.

Лена отвела взгляд в сторону.

— Нужно говорить «спасибо», — требовательно сказал пацан.

— Спасибо, — промолвила Лена.

Он разулся и по-хозяйски пошёл гулять по квартире. В коридоре чуть не споткнулся об нашего рыжего кота.

— Какой милый котейка.

Толстяк нагнулся и погладил животное. Кот не отстранился, и даже замурлыкал. Пушистый предатель.

— А это значит комната вашей Дианочки, — сказал он, заходя в её комнату.

На стенах висели плакаты разных знаменитостей. Обои в розовом цвете. Просторная кровать, укрытая розовым пледом. Толстяк подошёл к столу и взял Дианину фотографию со стола.

— Милая блондиночка. Сколько ей? Восемнадцать?

— Да, — промолвила Лена.

— Девочка уже созрела, — похотливо произнёс гадёныш. — Вижу сиськами пошла в мамочку.

Я стиснул зубы и сжал кулаки. Лена положила руку мне на плечо, чтобы успокоить. Толстяк поставил фотографию и прошёл мимо нас. Зашёл в нашу комнату и сел на кровать.

— Значит здесь вы трахаетесь и снимаете свои грязные видюшки.

Мы молчали, терпели его издёвки. Он попрыгал толстой жопой на нашей кровати и встал. Вышел из комнаты и прошёл в зал. Уселся на длинный угловой диван и посмотрел на меня.

— Виктор, не сделаете мне чайку? Будьте так добры. Чёрный чай, три ложечки сахара.

Елена посмотрела на меня и кивнула, зная, что я весь кипел от злости. Я пошёл делать этому гаду его чай. Было дикое желание плюнуть ему в стакан, но я сдержался.

И вот я вхожу в зал с кружкой чая и вижу следующую картину. Моя жена сидит у него на коленях, а он поглаживает её обнажённые ляжки и приговаривает:

— Значит занимаетесь фитнесом? Это чувствуется. Бёдра крепкие и в то же время нежные.

Я застыл на месте, краснея от злости.

— О, мой чай прибыл.

Он протянул руку. Я отдал ему кружку и собрался уйти, потому, что смотреть на это не мог.

— Стойте, — окликнул меня толстяк. — Я хочу, чтобы вы всё это время оставались здесь и смотрели, как я буду развлекаться с вашей сексапильной жёнушкой.

— Что? — воскликнул я.

— Что, слышал, Виктор, — подмигнул он. — Садись в кресло и смотри. Это моё условие.

Стиснув скулы, я опустился в кресло.

— Привстаньте, пожалуйста, — сказал он моей жене и подтолкнул.

Она встала на ноги. Толстяк тоже.

— Положите руки на затылок.

Лена удивлённо посмотрела на него.

— Давайте-же!

Она подняла руки и скрестила пальцы на затылке. Толстяк положил свои ладони на её талию и повернул спиной ко мне. Одной рукой он сжал правую Ленину ягодицу.

— Ух, какая жопа, у твоей жены! Смак! Такая мягкая и упругая. Хорошая жопа, Елена.

Он вопросительно посмотрел на неё.

— Спасибо, — уже выучив урок, промолвила моя жена.

Сучёнок довольно похлопал её по попе, а затем размахнулся и шлёпнул.

— Ау! — вскрикнула Лена.

— Терпи. Я знаю, тебе нравится, я видел ваши видео фильмы. Вы та ещё парочка извращенцев.

— Это не так, — пробурчал я.

Он пропустил мои слова мимо ушей и снова шлёпнул Лену по ягодицам. Шлепок следовал за шлепком. Он обрушивал свои ладони то сверху, то по низу ягодиц, то сбоку. Вскоре белая кожа Лены стала алеть. Он провёл рукой по красной коже, погладил.

— Хорошо, — промолвил он. — А теперь раздевайся.

Он уселся на диван, раскинув толстые ляжки. Лена посмотрела на меня, он это заметил и выругался:

— Не смотри на него! Смотри только на меня! Раздевайся!

Лена опустила голову. Завела руки за спину, щёлкнула застёжка лифчика. Она сняла его и бросила на диван. Толстяк поманил её пальцем.

— Подойти. Нагнись.

Его руки впились в её груди.

— Ммм… Хорошие сиськи! Тройка?

— Да… — промолвила Лена.

— Отличные, я бы сказал. Для вашего возраста. Вы кормили грудью?

Лена замешкалась с ответом. Такой вопрос поразил её и заставил покраснеть. Толстяк жадно мял её груди, теребя пальцами соски, пока те предательски не встали.

— Да, — наконец ответила Лена.

— А теперь снимайте трусы.

Лена просунула большие пальцы под резинку чёрных кружевных трусов и спустила их вниз. Вышагнула из них и хотела бросить на диван, но толстяк вырвал у неё трусы и понюхал.

— Жаль, что свежие. Никакого запаха. — Он бросил трусы на диван рядом с лифчиком. — Я люблю запах потной, текущей пиздятинки.

От его слов меня пробрала дрожь. Какой же грязный извращенец. Он вытянул руку и провёл пальцами по Лениному гладковыбритому лобку.

— Надо же. Какая чистая эпиляция. Не единого волоска. Кожа нежная, гладкая, как мрамор. А я думал, мамочки вроде вас, уже не бреют свои лоханки.

Он просунул пальцы Лене между бёдер и погладил её вагину. Лена униженно отвела взгляд в сторону. Её руки висели по швам.

— Суховато, — недовольно промолвил толстяк. — Но у меня кое-что есть для вас. Присядьте.

Он похлопал ладонью по дивану рядом с собой. Лена опустилась голой попой на диван. Толстяк вынул из кармана маленький розовый прибор.

— Это мини вибратор, — подмигнул он, и повернул в сторону верхнюю часть.

Розовая игрушка, по размеру не больше губной помады, ожила. Вибрация наполнила комнату.

— Здорово, да? — ухмыльнулся пацан. — Ножки-то раздвиньте.

Он похлопал Лену по ляжкам. Ей пришлось развести бёдра. Толстяк развел в стороны её половые губы, нашёл клитор и приставил к нему вибратор. Лена не смогла сдержать предательского стона. Её бёдра дрогнули и хотели сомкнуться, но толстяк не позволил.

— Не дёргайтесь. Сидите смирно и получайте удовольствие. Руки держите на бёдрах.

Он водил вибрирующей игрушкой по Лениному клитору, от чего моя жена морщила лицо и кусала

губы. Она пыталась не давать волю эмоциям, но природа брала своё. Тело расслабилось. Дыхание Лены участилось, её тело покрыла мелкая испарина, кожа лица раскраснелась.

Толстяк вдавливал вибратор в её клитор, водил игрушкой по кругу, массируя Ленин бугорок. Вскоре, даже я заметил, что между её половыми губами заискрилась влага. написано для bеstwеаpоn.ru Лена шумно дышала, слегка приоткрыв рот.

— Хорошо, — лукаво улыбался толстяк, водя пальцами между половых губ моей жены. — Уже лучше.

Он повернулся ко мне и улыбнулся.

— Смотри, ей нравится. Советую обзавестись такой игрушкой, чтобы порадовать жену.

Я выдержал его испытующий взгляд. Не один нерв на моём лице не дрогнул. Он отвернулся и увеличил вибрацию. Из груди Лены вырвался сдавленный стон, её бёдра снова задрожали.

— Кажется кто-то сейчас кончит? Вы хотите кончить?

Лена посмотрела на меня, за что тут же поплатилась. Пацан сжал двумя пальцами её пульсирующий клитор, от чего Лена болезненно застонала.

— На меня смотри! — прорычал подросток. — Скажи, ты хочешь кончить? Я же вижу, как ты намокла и приоткрылась.

Лена замешкалась на несколько секунд под его похотливым взглядом. В итоге она просто кивнула, краснея от стыда.

— Хорошо, — улыбнулся мелкий садист.

Он ещё сильнее увеличил вибрацию и стал шустро тереть кончиком вибратора клитор моей жены. Ленины ноги дрожали, влага стекала по её щёлке, образовывая на диване мокрое пятно. Каблуки её туфель стучали по полу.

— Кончай, мамочка, кончай, — похотливо шептал пацан.

И Лена кончила. Её бёдра инстинктивно сжались, тело выгнулась дугой. Лена протяжно застонала. Секунд пятнадцать она дрожала, натянутая, как струна, а затем обмякла и тяжело задышала.

Пот стекал по её вискам, с края дивана капали на пол её соки. В комнате стало очень душно. Лена вспотела. У толстяка под мышками образовались круги. Мерзкий вонючка. Истязая мою жену, он заставил её кончить!

— А теперь мы сыграем в одну игру, — сказал мерзавец.

Он встал и вынул из заднего кармана кожаный ошейник с кольцом и поводком. Лена в ужасе уставилась на этот аксессуар. Толстяк вытянул руки и надел ей на шею ошейник. Поводок повис между её грудей.

— Красота, — усмехнулся парень.

Он повернулся ко мне и сказал:

— Возьми миску кота и наполни её молоком.

Я в шоке уставился на него большими глазами. Мои брови поползли вниз.

— Живо! — рявкнул он.

Я сжал зубы, сморщил злобную гримасу и медленно поднялся. Пошёл на кухню. Взял зелёную кошачью миску, сполоснул её и наполнил молоком. Когда я вернулся, моя жена стояла на четвереньках, как собака. Толстяк сжимал в руке поводок.

— Поставь миску у её лица.

Я так и сделал. Лена не посмотрела мне в глаза. Она была жутко унижена и сломлена. Толстяк нагнулся к ней и произнёс:

— А теперь лакай молоко, как кошка и говори то, что я тебе велел.

Вот сейчас Лена мимолётным взглядом униженных глаз посмотрела на меня, и быстро опустила глаза в миску. Не представляю какого ей сейчас было. Она нагнулась к миске и лизнула молоко, а затем произнесла:

— Я твоя сука…

— Громче! — велел толстяк, натянув поводок.

— Я твоя сука.

— Громче! — он нагнулся и шлёпнул её по заднице.

— Я твоя сука! — прокричала Лена.

— Так-то лучше. Лакай молоко, сука.

Лена начала шустро работать языком, поглощая молочко. Он нагнулся к ней и довольно наблюдал.

— Да. Вот так. Лакай его, сучка.

Пока она лизала молоко, похотливая жирная рука пацана поглаживала её голую спину и ягодицы. И тут он схватил Лену за гриву чёрных прямых волос и прошептал ей на ухо:

— Кто ты?

— Твоя сука… — тихо промолвила моя жена.

— Усвой это, тётя. Теперь ты моя. А теперь раздень меня.

Он поднял мою жену за волосы на ноги. Вытянул руки в стороны. Лена стянула через голову его свитер, под которым была белая майка. И это в летнюю жару. Следом за свитером пошла майка. И вот появилось дряблое, заплывшее жиром тело. Грудь впалая, соски пухлые, безволосое пузо, похоже на холодец.

Сейчас его всё же нельзя было назвать жирным, но в будущем он имел неплохие шансы разжиреть. Но вот когда моя жена сняла с него брюки и трусы, мои брови завистливо потянулись вверх. Член у него был просто огромным для толстяка низкого роста. Монструозный хрен с толстой круглой головкой.

По взгляду Лены я понял, что она тоже поражена. Толстяк рассмеялся:

— Побольше, чем у твоего муженька?

Я стиснул скулы и сжал руками подлокотники кресла.

— Добрые двадцать сантиметров в стоячем виде. Этим дружком я пропалю твою грядочку, тётя. Твоя пизда будет мне благодарна.

Лена не знала, что делать, и как реагировать на его слова. Да от неё и не требовалось ответа.

— Соси его! — велел толстяк и поудобнее развалился в кресле. — Живо! — добавил он, так как моя жена замешкалась.

Он положил руки ей на голову и притянул к своему паху. Лена открыла рот. Толстый венозный член проскользнул ей между губ.

— Соси, как следует. Как сосёшь своему муженьку. И не халтурь, а то будешь сосать до утра.

То, что я испытывал, не передать просто словами! Смотреть, как твоя жена сосёт другому, тем более подростку, это ужасно! Это выше моих сил. Я отвернулся. Но этот гадёныш окликнул меня.

— Эй, муж! Не надо отворачиваться. Смотри, как твоя жёнушка полирует своим влажным ротиком мой член. Смотри, смотри! Я хочу, чтобы ты смотрел!

И мне пришлось смотреть. Лена сосала его член, помогая себе рукой. Влажно чавкала. Эти звуки убивали меня. Огромный член пацана стал ещё больше. Только половина помещалась во рту моей жены.

Стоя на коленях перед подростком, моя жена обсасывала его член добрых десять минут. Ублюдок закинул руки за голову и блаженно улыбался.

— Лижи яйца, — приказал он. — Давай же.

Лене пришлось пройтись языком по его висячей мошонке. Даже яйца у него были ого-го.

— А теперь садись на меня. Лицом ко мне.

Лена встала в нерешительности. Пацан взял в руку член и кивнул.

— Садись на него, тётя. Смелее.

Лена поставила колени на диван с двух сторон от его тела. Пацан отпустил член, позволив ей самой вставить его в себя. Лена ввела член в своё предательски влажное влагалище. Я всё это видел своими глазами, как крепкий дрын пацана проскальзывал в лоно моей жены. Это было ужасно. Мне хотелось отвернуться, но ублюдок смотрел на меня и улыбался.

— Скачи на мне, — приказал он и сжал её груди.

Лена начала подниматься и опускаться на его члене. Крепкий поршень подростка скользил в её щёлке. Вверх-вниз, чавк-чавк. Как же легко он скользил в ней. Своим вибратором он хорошо возбудил мою жену. Да ещё после оргазма. Ленина вагина после оргазма всегда становилась более расслабленной и открытой.

Целых пятнадцать минут мне пришлось смотреть, как моя жена седлает член другого человека. Мелкого похотливого пацана. Он лапал её груди и задницу. Пошлёпывал по ягодицам и кряхтел от кайфа.

— Даа, тётя! Даа! Скачи! Какая классная у тебя пизда! Уфф!

И вот он резко дёргается. Его член выскальзывает из вагины моей жены. Лена спадает на пол. Пацан хватает кружку недопитого чая и кончает прямо туда. Белесые нити спермы падают в стакан, плавая внутри, словно водоросли.

Толстяк протягивает стакан Лене и говорит:

— Пей.

Лена широко раскрыла глаза и открыла рот.

— Пей! — повторяет пацан. Настойчиво. Голосом, не терпящим возражений.

Лена смотрит в стакан и морщится. Она подносит край кружки к губам. Я вижу, что чая там немного осталось, лишь на дне. А вот спермы там предостаточно.

— Залпом давай!

Лена резко опрокидывает кружку. Ей пришлось сделать четыре глотка, чтобы всё проглотить. Её лицо скривилось.

— Ха-ха! Молодец. Хорошая девочка.

Пацан легонько пошлёпал её по щеке и начал одеваться.

— На первый раз достаточно. Но это цветочки, имейте это ввиду.

Он быстро натянул одежду и взял мою обнажённую жену за руку.

— Проводи меня.

Бок о бок они пошли к двери. Ублюдок положил руку ей на голую попу и сжал одну ягодицу.

— Чудесная задница, Елена.

Она довела его до двери, и стояла голая, наблюдая, как он одевается. Ошейник и поводок всё ещё были на ней. Обувшись, гадёныш потянулся и отстегнул ошейник. Снял его, свернул поводок и спрятал в задний карман.

— А теперь поцелуй меня. И как следует, с языком. Надеюсь в твоём рту не осталось спермы?

Лена нагнулась к нему. Он обхватил руками её лицо и жадно присосался к её губам. Влажный, чмокающий звук их поцелуя вызвал во мне бурю злости. Я сжал стакан с виски.

Наконец их губы отлипли друг от друга. Жирдяй похлопал мою жену по попке, взял двумя пальцами за подбородок и похотливо, с издёвкой, прошептал:

— Кто моя сука?

— Я твоя сука… — сломлено ответила моя жена.

— Это верно, — расплылся в улыбке толстяк. — В следующий раз для своей сучки я приготовлю кое-что поинтереснее. Займёмся твоей попкой.

Он подмигнул и вышел в подъезд. Свалил, не прощаясь. Лена закрыла дверь и вернулась в зал. Она молча собрала своё бельё и прижала к груди.

— Сукин сын! — прорычал я.

Моя жена ушла в душ, а я остался сидеть в кресле, проклиная пацана и ненавидя себя за то, что ничего не могу со всем этим сделать!