шлюхи Екатеринбурга

Авантаж. Часть 4

Длинный красный коридор был красиво подсвечен точечными светильниками. Три круглых отверстия в стене уже не пустовали, выставляя на всеобщее обозрение обнаженные прелести девушек, лежащих на кушетках по ту сторону стены в потайной комнате. Круги света, словно софиты на сцене театра, призывно подсвечивали розовые попки. Разведенные ноги, прикованные за лодыжки к стене, гостеприимно открывали смазанные ароматным маслом половые губки. Алексей сразу узнал «свою» попку по неприметной родинке на внутренней стороне бедра. Настя лежала посредине, изредка нервно подергивая мышцами ягодиц. Остальных «пленниц» можно было вычислить методом исключения. Все участники мероприятия уже собрались в комнате, и не хватало, помимо Насти, еще Олеси (её пухленькая попка как раз красовалась в крайнем правом проеме), и молоденькой Кати.

— Какое зрелище! – восхищенно прошептал Антон, толкая Лёшу в плечо, — Я бы пристроился!

Алексей промолчал, поправляя в трусах отяжелевший член.

— Попрошу вашего внимания, — громко произнесла Милана, взмахом руки поправляя идеальную прическу, — к нам уже прибыли гости. Надеюсь, каждый из вас усвоил основные правила этого мероприятия. Выполняйте все их просьбы, говорите меньше, делайте больше. Нужно, чтобы вы источали страсть. Алексей, это понятно?

— Да, конечно.

— Повеселее, — управляющая еще раз обвела взглядом всех присутствующих, прошлась вдоль ряда, выступающих из стены попок и стукнула кулачком по фанерной перегородке, — Девушки, вы готовы?

Из-за стены послышалось приглушенное согласие, а соблазнительные бедра нетерпеливо зашевелились.

— Отлично, — подытожила Милана, и довольно потерла ладошки, — Надеюсь, всё пройдет гладко. Людмила, пойдемте со мной, а остальные ожидайте здесь. Готовьтесь.

— Как-то прямо не по себе, — поежилась одна из близняшек, непроизвольно поправляя резинку узких трусиков.

— Это всё от ожидания, — махнула рукой сестра, — скорее бы уже началось.

Егор неопределенно хмыкнул, и облокотился плечом о стену, всем своим видом демонстрируя профессионализм и невозмутимость.

Минут через десять из небольшого тамбура, предшествующего широкому коридору, послышались веселые голоса.

— Добро пожаловать в Авантаж! – торжественно произнесла Милана, и резные двери распахнулись, пропуская в холл небольшую компанию в черных ажурных масках.

Первым порог переступил невысокий мужчина в махровом банном халате (гости уже, видимо, приняли душ). Его зачесанные назад волосы часто пестрили сединой, а взгляд под маской спокойно и внимательно изучал участников предстоящего шоу. Под руку с ним шла немолодая дама, на полголовы выше своего кавалера. Глаза её, в отличии от мужчины, были переполнены нескрываемой похотью. Она жадно облизнула губы, и нетерпеливо откинула полы халата, что-то пошептав на ушко, шедшей рядом подруге примерно такого же возраста. Следом в помещение вломилось пятеро шумных молодых людей, принимаясь восхищенно присвистывать:

— Вот это нихрена себе!!! – открыл рот, высокий крепкий парень, стриженный наголо. Его взгляд ошалело бегал по заманчивым настенным «украшениям».

Последней в двери протиснулась миниатюрная девушка, и неловко прижалась к стене у входа.

— Дамы и господа, перешагнув порог этого заведения, вы оставили за его пределами все предрассудки и комплексы, — высокопарно произнесла Милана, закрывая двери на железный засов, — здесь нет никаких принципов, нет границ. Здесь обитает только ничем не прикрытая первобытная страсть! Доверьтесь ей всецело и вы не пожалеете потраченных денег! Авантаж к вашим услугам!

— Можем мы чего-нибудь выпить для начала? – седовласый мужчина, повернулся к Милане, рукой поправляя неудобную маску.

— Конечно! – та покорно склонила голову, — в гостиной накрыт фуршетный стол. Я провожу вас.

— Виталич! – лысый бугай скинул с себя халат, демонстрируя возбужденное орудие, — Да я и без выпивки уже готов. Мож отложим фуршет?

Мужчина усмехнулся:

— Можешь делать всё, что хочешь, Жень. Мы приехали отдыхать. Это всех касается. Развлекайтесь!

— Я, пожалуй, тоже повременю с закусками! – еще один парень, чуть пониже, и с небольшим пузиком, расстался с халатом, азартно оглядываясь по сторонам.

Милана направилась в гостиную, увлекая за собой седого господина со свитой двух дам.

Полумрак технического помещения едва разбавлял слабенький фонарь, свисающий с потолка. Девушки, лежавшие на кушетках, напряженно молчали. Настя слегка повернула голову и встретилась с любопытным взглядом Олеси.

— Сейчас нам зададут жару! – подмигнула та.

— Блин, не пугай! Я итак уже жалею, что согласилась.

— А вы поменьше жалейте, — равнодушно откликнулась Катя, нетерпеливо поглаживая возбужденный сосок, — кайфуйте. Получайте удовольствие.

Настя прикрыла глаза и прислушалась. По голой промежности с той стороны фанерной стены, пробежал легкий холодок, а через секунду послышались приглушенные голоса. Громко и отчетливо прозвучали слова Миланы, представляющей гостей, а дальше доносилось только неразборчивое мужское бормотание.

— С-с-с-с, — вдруг зашипела Олеся, — ай!

— Что? – испуганно спросила Настя, но тут же сама дернулась от неожиданного прикосновения.

Что-то теплое прошлось по бедру, погладило влажную промежность и блестящий от масла лобок.

— Игорь! – послышалось с той стороны стены, — Эту я хотел!

— Кто первым встал, того и тапки! – довольный смешок сменился звонким ударом ладонью по Настиной ягодице, — Эта моя. Вставай в очередь, если хочешь.

Катя справа довольно застонала, прикусывая губу, а через секунду твердый горячий стержень пронзил и Настю, заставив бедра непроизвольно сжаться.

— О-о-о-о! – прозвучал довольный мужской бас, — Вот это кайф.

Сильные руки обхватили женские голени, и Настя затряслась на кушетке под напором таинственного партнера. Слева громко и испуганно охала Олеся:

— Да, б…дь! Кто ж это там, — полушепотом ругалась она.

Настя уже не могла ничего ответить. Невидимый мужчина грубо и страстно вгонял в нее горячий член, лишая возможности адекватно мыслить. Она закрыла глаза, улетая из мрачной подсобки, в яркую радугу наслаждений. Тот факт, что партнера невозможно было увидеть, только добавлял сладости в процесс. Она вся превратилась в чувства, принимая в себя упругий, живой, пульсирующий венами орган, дерзко и нахально раздвигающий плотные стенки влагалища. Стоны подруг, наполнившие комнату, подливали масла в огонь. Настя накрыла руками отвердевшие соски, и довольно запрокинула голову, уверенно приближаясь к оргазму. Но член вдруг замер внутри и мелко запульсировал, а снаружи послушался довольный стон.

— А-а-а-а, парни! Это шикарно! Теперь можно и по стаканчику.

— Мудила ты, Игорь! Нахера в неё кончил? О других не думаешь.

— А ты брезгливый чтоли?

— Да уже пофиг…

Второй партнер оказался немного нежнее. Он ласково погладил раскрасневшиеся бедра девушки и медленно ввел в неё член. Настя полностью расслабилась, предвкушая новую волну удовольствия.

Перед тем как покинуть холл, спутница седовласого господина повернулась в сторону скучающих Егора, Антона и Алексея. Её взгляд жадно облизал полуголые мужские тела, а изящный тонкий пальчик властно поманил к себе.

— Идемте с нами, мальчики… и девочки тоже…

Близняшки с готовностью нырнули в дверной проем. Следом за ними удалились Антон и Егор. Один лишь Алексей еще некоторое время наблюдал за тем, как какой-то чернявый паренек с упоением начал сношать Настю, издавая громкий шлепок при каждом соприкосновении тел. Еще один молодой человек стоял рядом, ожидая своей очереди, и нетерпеливо облизывал губы. Растерянная миниатюрная брюнетка в маске, до сих пор стоявшая у стены, осторожно прошлась по коридору, круглыми от удивления глазами наблюдая картину массовой оргии, и ненавязчиво приблизилась к Лёше:

— А Вы знаете где тут туалет?

Алексей решил проводить робкую гостью в жилое крыло для обслуживающего персонала. Они тихо прошли мимо открытых дверей гостиной, из которых вырывался гул голосов и звон бокалов, и поднялись по винтовой лестнице на второй этаж.

— А почему Вы без маски? Работаете тут?

— В некотором роде. Вам должны были рассказать правила.

— Ну, нам много чего рассказывали, — впервые улыбнулась девушка, — но я думала это всё шутка.

Разговорившись, гостья поведала, что зовут её Вика, и работает она в одной не очень крупной, но очень прибыльной компании, название которой разглашать не имеет права. В «Авантаж» вместе с коллегами они приехали на «корпоративный отдых», как скромно называл это мероприятие их директор.

— Он всегда имеет привычку шутить с серьезным лицом, — откровенничала Вика, украдкой поглядывая на четкие контуры члена своего спутника, обтянутого тканью трусов, — И эту идею сексуального отрыва, я тоже приняла за юмор.

Алексей усмехнулся:

— Кажется ты единственная из всех, кто принял эту идею за юмор.

Девушка удивленно подняла взгляд на сопровождающего.

— Кажется, да. Ну, ребята у нас все без комплексов, так что их не удивишь. А Надежда Викторовна, так вообще извращенка редкая.

— Это та дама, что с директором была?

— Она самая. Любовница директора. Честно говоря, мне кажется, что это именно её идея – организовать такой корпроративчик.

За разговорами молодые люди достигли светлой комнаты, обозначенной заветными буквами: «WC».

— Ну, вот мы и пришли, — Алексей загадочно улыбнулся. Ему понравилась эта миниатюрная болтушка.

Виктория задумчиво осмотрела огромный санузел с рядом писсуаров.

— Это мужской туалет что ли?

— Это унисекс… мы тут ничего не скрываем друг от друга.

Вика нахмурилась и скривила лицо:

— Блин, во что я ввязалась…

Внизу уже разгорались нешуточные страсти. Роман Витальевич, руководивший всей компанией, прямо за фуршетным столом взял в оборот двух близняшек, лишив их нижнего белья и усадив себе на колени. Его похотливая спутница, не в силах больше сдерживать себя, принялась жадно ласкать рукой возбужденный член Егора, а Антон заключил в объятия вторую женщину, содрав с худощавого тела банный халат.

Звон бокалов и пошлые шуточки сменились вполне серьезными стонами и страстным шепотом.

— Идём! — просипела Надежда Викторовна, увлекая с собой Егора в дебри коридоров.

Милана разлила по бокалам остатки вина и деликатно удалилась в свой кабинет, оставляя участников похотливого действа предоставленных самим себе.

Директор привстал со стула и резким движением плеч скинул наброшенный халат. Слегка полноватый, но, по-прежнему крепкий торс, был густо покрыт черными, как смоль волосами. Пока еще вялый член, пульсируя набирал силу.

— Давайте, девочки, — притянул он к себе близняшек, — приступим к отдыху.

По коридору пробежали два голых парня, останавливаясь у двери гостиной.

— О, Виталич! А где тут попить можно?

Директор небрежно кивнул на винный столик:

— Присоединяйтесь, ребята.

Алексей, продолжив экскурсию по апартаментам «Авантажа», привел свою гостью в крыло вип-гостей. Лишь только Вика поднесла тонкое запястье с браслетом к электронному замку, как дверь бесшумно ушла в сторону, открывая взгляду огромный холл, с расстеленным по всему полу ворсистым белым ковром.

— Ого… — присвистнул Алексей. Для вип-гостей были созданы совсем иные условия. Между дверей комнат стояли аккуратные кожаные диванчики. Было даже огромное панорамное окно, выходящее на кроны деревьев, и высокая раскидистая пальма в горшке.

— Я смотрю, тебя тоже можно тут чем-то удивить? – Вика внимательно смотрела на спутника.

— Ну, тут я еще не был. Это ж апартаменты гостей. Мне сюда можно только по приглашению.

— Тогда я тебя приглашаю…

Они прошли по мягкому ковру к комнате с именной табличкой. «В.С.»

— Виктория Сергеевна, — смеясь, пояснила девушка и движением руки раскрыла матовую дверь, — это мои инициалы. Нас предупреждали.

Комнаты Вип-гостей отличались изысканностью. Огромная кровать под тюлевым абажуром занимала большую часть пространства. На небольшом столике красовалась пузатая рубиновая бутылка вина, три бокала, вазочка с виноградом, и несколько плиток шоколада. Стилизованные под обнаженную женскую грудь светильники торчали из стены у прикроватной тумбочки, а ручка двери была отлита из бронзы в форме эрегированного пениса. Сразу привлекал внимание резной золоченый комод и огромное, на всю стену, зеркало. Кусок потолка над кроватью также был зеркальным. Напротив любовного ложа на длинном кронштейне висел большой телевизор. Слева от двери располагался арочный проем, ведущий во внушительных размеров ванную комнату с джакузи.

— Вот это по мне! – Вика тут же прыгнула на кровать и схватила пульт от телевизора, — Давно мечтала поваляться на такой огроменной кровати!

— На ней не просто валяться надо, — с ухмылкой уточнил Алексей.

Телевизор включился, и на весь экран вспыхнула сцена групповой оргии в каком-то средневековом замке. Уголки губ Вики поползли вниз. Она словно вспомнила, где находится.

— И чем ты предлагаешь тут заниматься? – равнодушно уточнила она.

— Всем, чем захочешь. Ты же вип-гость, твои и правила.

Алексей понемногу вживался в роль.

— Слушай, Лёш, — девушка подобрала разлетевшиеся полы халата и поудобнее уселась на перине, — Я как-то не готова ко всему этому. Ну, то есть, не то, чтобы совсем не готова… просто… Нет, ты не подумай, что я какая-то скромная целочка, которая в обморок упадет от одного вида… Дело не в этом…

— Может вина? – прервал её запутанные мысли Алексей.

— О, вино я люблю, — обрадовалась брюнетка и придвинулась к тумбочке.

Телевизор упорно не хотел показывать ничего кроме постельных сцен. Вика перещелкала несколько десятков каналов и, в конце концов, сдалась.

Бутылка быстро пустела. Вино оказалось настолько ароматным, что даже Алексей, не очень любивший этот напиток, выпил пару бокалов. Вика, и без того немолчаливая, под действием алкоголя разговорилась окончательно. Она поведала почти все свои проблемы, и домашние, и рабочие, рассказала несколько веселых офисных историй, а потом, чувствуя, что окончательно утомила собеседника, перешла к расспросам.

— А ты тут давно работаешь?

— Я не работаю тут. Для меня это тоже вроде развлечения.

— Вот как? – Глаза девушки под маской округлились в искреннем удивлении, — А нам сказали, что вы оказываете сексуальные услуги.

— Вик, вот посмотри на экран. Кто там кому услуги оказывает?

— Ну, не знаю… — девушка искоса взглянула, как здоровый бугай, стоящий в душе, подкидывал у себя на члене страстную блондинку, обхватив её за попку, — я не следила за сюжетом…

Леша рассмеялся:

— Да какой тут сюжет? Это ж вроде клуба по интересам. Собираются люди, которым нравится заниматься сексом, и занимаются им. Почему обязательно кто-то должен оказывать услуги, а кто-то их получать?

— Ага, — азартно блеснула глазами Вика, — А почему тогда у тебя белый браслет, а у меня золотой? Почему я в маске, а ты вынужден показывать свое лицо? Тебе же платят за это деньги?

— Ну, мне скрывать нечего, я и без маски справлюсь. Это ты вынуждена прятаться, так что кто из нас в лучшем положении ещё можно поспорить. А денег я пока не видел.

— Заплатят, заплатят, не сомневайся. Налей-ка мне еще, — требовательно выставила руку с бокалом брюнетка.

Она сделала несколько задумчивых глотков, игриво разглядывая Алексея.

— И еще эта женщина… управляющая, сказала, что ты должен выполнять любые мои желания.

— Сексуальные желания, — поправил Алексей, — и далеко не любые.

— Хм… — Вика недовольно отвернулась к телевизору.

Алексей подождал минуту.

— Ну, так, что ты желаешь? – прервал он затянувшееся молчание.

— Ничего, — девушка, насупившись, продолжала смотреть в одну точку.

— Тогда хорошего вечера.

Лёша обхватил прохладную бронзу ручки-члена и дернул дверь на себя. За окном в холле была уже кромешная темень. Откуда-то из глубины коридоров раздавались приглушенные стоны.

Когда дверь в комнату захлопнулась, Виктория откинулась на спину, разметав руки по огромному, особенно для такой маленькой девушки, матрасу. Вино в голове приятно шумело, а по низу живота разливалось мягкое тепло. Тонкие пальцы неспешно развязали пояс халата, распахнули махровые полы в стороны. По телу пробежал приятный ветерок кондиционера. Темно-бордовые бусинки возбужденных сосков любопытно выглянули наружу. Вика сомкнула ресницы, расплываясь в довольной улыбке. Непослушная ладошка сама скользнула под резинку трусиков. Привычным движением среднего пальца она раздвинула половые губки, нащупав мягкой подушечкой скользкую горошину клитора. С приоткрытых губ сорвался слабый стон удовольствия. Не желая больше сдерживать страстный порыв, девушка полностью избавилась от халата, скинула на пол влажное белье и, широко расставив полусогнутые в коленях ноги, стала медленно ласкать аккуратный бутончик истекающей влагой киски.

— М-м-м… — сладко простонала она, вовлекая вторую руку в процесс. Два пальчика правой руки проникли в самое лоно, совершая поступательные движения, в то время как подушечка среднего пальца левой вдавливала и гладила набухший клитор.

— О, да… да!!! – последовал долгожданный взрыв. Она тяжело задышала, приподнялась, выгибаясь на кровати дугой, и завалилась на бок, продолжая шумно вдыхать воздух. Сведённые бёдра никак не хотели выпускать из объятий мокрую от соков руку. Дыхание стало тяжелым и судорожным, как всегда после яркого оргазма. Вика приоткрыла глаза и стащила с лица маску. На экране телевизора продолжалось беззвучное совокупление.

Пролежав молча несколько минут, девушка, сладко потянулась, и, не накидывая уже халат, отправилась в ванную.

— Вот дура! – грустно усмехнулась она своему отражению в зеркале, — Приехала на секс-вечеринку, чтобы заниматься этим сама с собой. С тем же успехом могла бы сидеть дома.

Злость Алексея, казалось, уже вырывалась из ушей тугими струйками пара. Он шагал по светлому коридору, непроизвольно обстукивая кулаком лакированную стену. Из-за этих чертовых пищевых добавок, член был как каменный. Лицо горело, безумный вихрь энергии метался по телу, не находя себе выхода с самого утра. Если бы эта чернявая дурочка не продинамила его как полного идиота, то можно было уже давно найти с кем спустить пар. Сейчас бы ему подошла даже та худющая нимфоманка не первой свежести, что была с директором. Но Авантаж уже опустел. Разбросанная по полу посуда в гостиной, опрокинутые стулья, и скомканные халаты на полу красноречиво говорили о творившемся здесь недавно светопреставлении. Комнаты всех участников были наглухо закрыты, и никакие звуки (если они даже и возникали за этими дверьми) не просачивались в коридор.

Надежда оставалась только на собственную комнату. Но, он даже не успел прислонить браслет к электронному замку, как дверь с щелчком распахнулась, и на него буквально налетела Людмила, больно саданув рукой по мужскому достоинству.

— Ох, Алексей, Вы то, что тут делаете? — гневно выпалила она, хмуря брови, и, не дождавшись ответа, протиснулась в коридор, притягивая за ручку свою кожаную сумочку. Женщина была снова одета в бежевую блузку и клетчатые брюки, в которых она явилась в авантаж. Длинная, аккуратно заплетённая коса, раскачивалась в такт широким шагам.

— И Вам здрасьте… — пробурчал вслед мужчина.

Людмила резко остановилась и обернулась. Но дверь номера уже щелкнула замком.

Комната была пуста. Скорее всего, одна из его соседок только что покинула проект авантажа, а другая где-то до сих пор развлекается вместе с сестрой.

Алексей устало опустился на край кровати. Неугомонный экран на стене транслировал бесконечные порно-сцены, и очень хотелось запустить в него чем-нибудь потяжелее. Полностью отчаявшись, Леша стащил с себя трусы, отыскал в комоде тюбик с гелем, и выдавив на ладонь огромную каплю, приступил к самостоятельному решению проблемы. Но, даже этого закончить не получилось. Дверь снова приоткрылась. Перед удивленным взглядом Людмилы предстал обнаженный, раскрасневшийся от стараний мужчина с зажатым в кулаке членом.

— Вы меня простите, Алексей, — произнесла она так обыденно, будто застала его за обычным бритьем, — Я ведь не ожидала увидеть Вас тут, и, кажется, нагрубила.

«Если вы хотите загладить свою вину, то я знаю, как это сделать», — хотел было сказать Лёша, но вовремя одумался, сконфуженно накидывая на бедра полотенце.

— Я не обидчивый…

Людмила впервые улыбнулась:

— У Вас есть какие-то планы на вечер?

— Были, но Вы их уже прервали.

Улыбка стала ещё шире.

— Может, составите мне компанию? Вы пьете виски?

— Пью, но здесь это запрещено.

— Пойдемте, Алексей! Я Вас приглашаю. Только давайте быстрее. Не хочется ещё кого-нибудь встретить.

Людмила, схватила мужчину за руку и потянула к выходу из жилого блока. Они быстро прошли пустынным коридором, свернули в полутемный зал, освещенный тремя тусклыми лампами, выглядывающими из красных абажуров. Лавируя, между располагающимися тут креслами и станками для сексуальных утех, парочка приблизилась к огромной, выше человеческого роста, картине, изображающей полноватую обнаженную деву в струях водопада. Людмила, достала из сумочки небольшую пластиковую карточку, и приложила её прямо к пышной груди нарисованной красавицы. Картина беззвучно и стремительно скользнула в сторону, открывая темный проем в стене.

— Проходите, устраивайтесь поудобнее.

В обширном кабинете вспыхнули несколько потолочных светильников, заливая помещение теплым желтоватым светом. Дверь-картина через несколько секунд сама сдвинулась на свое прежнее место, закупоривая потайную каморку.

Алексей огляделся.

Центр помещения занимал изящный полированный стол цвета слоновой кости на причудливо изогнутых резных ножках. Стульев не было, только два глубоких белых кресла, массивный кожаный диван, и кресло-качалка, покрытое полосатым светло-персиковым пледом. Одну стену полностью закрывали волнистые шторы, выдержанные в общей цветовой гамме всего кабинета. На стене, слева от двери, был вывешен чрезвычайных размеров плазменный монитор. На противоположной стене над диваном разместилась целая фотовыставка, каждая фотография на которой была обрамлена позолоченным багетом. Сюжет большинства снимков был предсказуем – обнаженные женщины и мужчины, навсегда застывшие в экстазе наслаждения.

— Это наша небольшая история, — ухмыльнулась Людмила, легким взмахом руки проводя вдоль припыленных рамок, — история Авантажа… Вам виски или коньяк?

Женщина устало плюхнулась на диван, пытаясь дотянуться до дверцы бара.

— Хм…, — Алексей слегка растерялся, — Это что какая-то проверка на вшивость?

— В смысле? – Людмила удивленно распахнула глаза.

— Ну, правилами ведь запрещено употреблять спиртное.

Женщина рассмеялась. Она поднялась на ноги, взяла строптивого кавалера за руку и притянула к дивану.

— Хорошо, Алексей, ради Вас я немного меняю правила. В компании хозяйки этого заведения, выпить можно. Чего желаете? Помимо уже озвученного, есть красное вино, шампанское и даже водка.

— Тогда коньяк.

— Отличный выбор! Пожалуй, и я тоже откажусь от виски в пользу него, – Людмила довольно хлопнула себя по коленкам и, выхватив из бара початую бутылку французского коньяка, вручила её мужчине, — поухаживаете за дамой? В шкафу есть лимон, бокалы и нож. Только сразу хочу попросить прощения за небольшой беспорядок. В мои планы этим вечером не входили гости.

Леша молча подошел к небольшому шкафчику, стоявшему рядом с баром, и раскрыл скрипнувшие дверцы. На пыльной полке в ореолах расплывшихся пятен уже подсохшей бордовой жидкости, стояла пустая бутылка из-под виски, валялись горкой поломанные кубики черного шоколада, в углу на тарелочке лежал разрезанный пополам, уже слегка подвявший лимон. Тут же был грязный бокал на толстой хрустальной ножке, явно вырванный из строя красивого сервиза, стоявшего полкой выше. Алексей зубами вырвал пробку из бутылки и наполнил два относительно чистых фужера на две трети янтарной жидкостью, кое-как построгал неострым ножом мягкий лимон, и, поколебавшись немного, посыпал его сверху щепоткой соли из медной солонки в форме индийского слона, стоявшей тут же.

— Сложный был день, — Людмила приняла бокал, устало прикрыв глаза, — Давайте выпьем за то, чтобы вечер был более приятным!

Они чокнулись звонким хрусталем, но едва Алексей поднес бокал к лицу, как услышал торопливый оклик:

— Постойте! Я предлагаю на брудершафт! Ведь нужно же нам переходить на «ты».

Женщина хитро улыбалась. Алексей наклонился, их руки скрестились, а блестящие азартом глаза оказались друг напротив друга. Людмила быстро, в два глотка, опустошила бокал и, резко убрав руку, впилась в мужские губы страстным поцелуем, наполненным ароматным коньячным танином. Поцелуй продлился не больше трех секунд, но обоим показалось, будто время замедлило свой бег и горячие губы с большим трудом отрываются друг от друга.

— Ну, вот… — прервала неловкое молчание Людмила и скривилась, разжевывая кислую лимонную дольку, — добро пожаловать ко мне в гости. Наливай еще по одной!

— Так стало быть ты… — Алексей пытался не промахнуться мимо пляшущего в дрожащих руках Людмилы бокала, — хозяйка этого заведения? Или я что-то не правильно понял?

— Ты всё понял правильно, Лёша… всё правильно, — она залпом опрокинула фужер и зажмурилась, — всё слишком правильно, черт бы вас всех побрал!

Резкий взмах руки отправил фужер в стену. Дорогой хрусталь со звоном разлетелся радугой мелких осколков. Алексей словно не заметил ярости, блестевшей в черных глазах собеседницы. Он спокойно допил свой бокал и поставил его на стол:

— Наверное, я пойду… как открыть дверь?

— Постой! – Нежная ладошка обхватила мужчину за запястье и потянула вниз, предлагая присесть рядом, — Не обижайся! Я сама не знаю, что со мной происходит. Всегда считала себя стрессоустойчивой. Наверное, это старость.

— Ну, уж! – Алексей улыбнулся, и, не сдержавшись, положил руку на бедро женщины, туго обтянутое узкими джинсами, — До старости тебе как до луны.

Людмила улыбнулась в ответ:

— Мне уже почти сорок, Леша. Тебе может показаться смешным, но меня эта цифра пугает до дрожи.

— Это не мешает тебе быть безумно привлекательной, — голос мужчины немного изменил тембр, – стал тише и вкрадчивей.

Довольная усмешка дернула пересохшие губы:

— И кого же я привлекаю, интересно? Тебя?

— Я думаю, любого здорового мужчину, оказавшегося рядом. И я не исключение.

— Это в тебе говорит перевозбуждение, Леша. В таком состоянии, наверное, любая особь женского пола покажется привлекательной. Хочешь еще выпить?

— Не, мне уже достаточно.

— А я, пожалуй, не буду отказывать себе в удовольствии, раз пошла такая карусель, — Людмила, не утруждая себя поисками бокала, отхлебнула коньяк прямо из бутылки, и, довольно зажмурившись, вытерла губы рукавом блузы.

Откинувшись назад, она раскидала руки по спинке дивана и задумчиво уставилась в потолок.

— Я больна, Лёш. Больна очень давно и, кажется, неизлечимо.

Алексей поперхнулся словами и замер, ожидая продолжения откровения.

— Это какая-то неясная форма нимфомании. Я никогда не обращалась к психологам, да и вообще ни с кем не говорила об этом… ну, вот до этого вечера. Быть может, и стоит пойти к специалисту, излить душу, попросить совета? Быть может, даже мне смогут помочь… ты, случайно не психолог?… Впрочем, беда в том, что избавления от этой зависимости я боюсь еще больше, чем её саму.

Она помолчала немного, глядя в потолок, а потом расхохоталась:

— Ты прости меня, зануду! Наверное, это ужасно глупо и скучно? Шёл-то со мной, наверное, за другим? А тут сеанс психоанализа.

— Рассказывай. Что за зависимость?

— Ты, должен в какой-то мере меня понять, ведь сам же озабоченный, раз попал сюда. Но у меня эта зависимость немного иная. Секс занимает мои мысли почти постоянно. Как бы я не пыталась отвлечься, думать о чём-нибудь другом, это наваждение снова возвращается. И чем больше я держусь подальше от подобных мыслей, тем с большей силой на меня обрушивается волна похоти. Это как приступ панической атаки. Иногда, я даже не могу себя контролировать. Я нимфоманка! Да! Но, я старюсь держаться и не изменять мужу. Ну, с другими мужчинами, по крайней мере. Думаю, он даже не догадывается об этой моей… особенности. Хотя… он о многом не догадывается. Я ему просто уже не интересна. Тебе в этом смысле можно позавидовать. У вас с женой одинаковая страсть. Вы, наверное, более свободны…

— Не совсем так, – мотнул головой Алексей, — Это скорее её страсть, чем моя.

— А ты, выходит, тут только ради неё? – Людмила скривилась в скептической усмешке.

Алексей промолчал.

— Неужели совсем не ревнуешь?

— Сейчас уже и не знаю. Поначалу, конечно, ревновал.

Люда сделала еще глоток коньяка и с интересом взглянула на Алексея.

— А тебя не заводит, что твоя жена занимается сексом с другими?

— Трудно сказать. В первый раз это было как-то… дико. Потом, немного кололо самолюбие и… да, наверное, приводило в возбуждение. Но теперь почти не вызывает никаких эмоций. Вернее, даже отталкивает.

Женщина вздохнула и снова откинулась на спинку дивана.

— А я совсем больная… — прошептала она.

— Что ты имеешь ввиду?

— Этот бизнес мне пришлось взять на себя после смерти подруги. Муж про него ничего не знает. У меня есть салон красоты, и он считает, что я там провожу все дни напролет. Мне стыдно было ему рассказывать, да он и не проявляет особого интереса к моим делам. Рома владелец двух крупных фирм, и как-то так сложилось, что вся наша настоящая жизнь остается за пределами семейного очага. Да и очага-то никакого давно нет. Так – кружка чая и несколько дежурных фраз перед сном…

Две недели назад я узнала, что фирма, которой он руководит хочет заключить с нами контракт на проведение корпоративного тренинга, — Люда слабо улыбнулась и пояснила, — в официальных документах это называется так. Я узнала его подпись. Весь процесс согласования я наблюдала через монитор системы видеонаблюдения. Он пришел сам. Обсуждал с Миланой детали предстоящего отдыха… И даже сроки выбрал на время моего отпускного отъезда на Мальту. Вот я и решила никуда не ехать, а встретить его тут. Застать, так сказать, на месте преступления. Я даже придумала план – выдать себя за одну из участниц шоу, и в самый неподходящий момент предстать пред ним и взглянуть в глаза. Даже не знаю зачем…

Люда снова задумчиво покрутила в руке бутылку и опустила голову:

— А недавно я сидела вот тут, и смотрела на мониторах, как они расходятся по комнатам… И когда… когда он начал трахаться с этими сестричками… я не могла сдержаться…

Плечи женщины дернулись, она заревела навзрыд, роняя крупные пьяные слезы на диван.

— Люда… Людмил, — Алексей придвинулся ближе и обнял трясущуюся женщину, — успокойся, пожалуйста! Я понимаю, это противно, но это пройдет…

Женщина дернулась, высвобождаясь из объятий:

— Ты ничего не понимаешь! Ты не сможешь понять. Это ни противно… Это… Это так заводит!!! Я кончила насколько раз, пока наблюдала их!!! Я и сейчас на взводе, после одного только упоминания этой сцены! Я больная, Лёша!!! Ты вряд ли поймешь это состояние…

Настя, бесшумно ступая босыми ногами по теплому дереву лестничных ступеней, спустилась в столовую. Несколько часов беспробудного сна снова вернули бодрость. Но, вместе с пробуждением, организм посетил сильнейший голод. И, несмотря на то, что часы показывали третий час ночи, она поняла, что больше не уснет, если не проглотит хотя бы бутерброд с колбасой. Оставалось только одеть нижнее белье и отправиться на поиски. На первом этаже было темно, лишь еле теплящиеся светодиодные ленты, подсвечивали потолок. Она вошла в столовую, добралась до холодильника, и только сейчас услышала какое-то невнятное бормотание за стеной соседней комнаты, из-под двери которой пробивалась желтоватая полоска света. Кому-то еще не спится. Решив, не мешать, Настя тихонько взяла, завернутые в целлофан бутерброды и уже собиралась идти обратно в комнату.

— Это просто отпад! – раздался за спиной восторженный вопль.

— Тихо, блин, дебил! Спят все!

— Слышь, Димон, если будешь так орать, больше ни грамма не получишь.

— Да ладно… молчу, молчу…

Настя испуганно повернулась. В дверях стояли силуэты нескольких человек. Яркий свет, бьющий из комнаты, заставил её зажмуриться.

— Тих… — раздался испуганный шепот, — гасите свет. Тут девка какая-то.

Пока непроглядная темнота снова превращалась в различаемый полумрак, Настя пыталась идти в сторону выхода, опираясь рукой о край длинного стола. Вдруг её рука коснулась чего-то теплого и мягкого.

— Добрый вечер, — произнес над ухом театральный баритон, и тут же несколько мужчин прыснули смехом.

— Добрый, — хрипло ответила девушка, — Правда, уже ночь.

— Да? А у нас по-прежнему поздний вечер, — Высокий мужчина, стоявший рядом, преграждал путь к двери, — А почему такая красивая девушка не спит так поздно?

— Есть хочу, — усмехнулась Настя. Её глаза уже привыкли к полумраку, и она оглядела стоявшего перед ней лысого мужчину. Еще трое переминались по ту сторону стола, — вот, решила бутербродами подкрепиться.

— Блин, ну это не дело, мужики! – воскликнул баритон, — Голодная девушка! Бутеры – это, конечно хорошо, но мы можем устроить на закуску еще и четыре йогурта.

Раздалось дружно ржание.

— Спасибо, но бутербродов мне будет достаточно!

Настя попыталась протиснуться между стеной и голым мужским торсом, но была играючи схвачена за талию и усажена на стол.

— Да ты не обижайся! Это шутки такие у нас дурацкие. Тебя как зовут?

— Настя.

— Очень приятно познакомиться, Настенька! – парень подошел к ней вплотную, — Меня зовут Евгений.

— И мне приятно, — Девушка по прежнему сжимала в руке целлофан с бутербродами, — Евгений, ты дашь мне поесть?

— Ой, конечно! – парень немного отстранился и повернулся к притихшей троице друзей, — Димон, организуй нашей красавице чаю!

— Спасибо, — девушка спрыгнула со стола, — Но, я лучше в номере поем.

— Да куда ты? – обиженно развел руками Евгений, — Оставишь нас тут скучать в одиночестве?

— А разве вам скучно?

— Еще как!!! Мы ж специально в столовую пришли. Думали, тут веселая компания будет, а тут никого. Совсем уж было расстроились, и вдруг ты, как лучик света в темном царстве. Помнишь такую книжку?

Настя усмехнулась:

— Помню… книжку. Ладно, мальчики, посижу с вами немного, всё равно спать уже не хочется.

— Вот клёво! – сильные руки снова подхватили девушку и вернули на лакированную столешницу, — Димка, давай чаю!

— Где я вам чаю найду? – ответил невысокий пухленький паренек, разводя руками. Тут только компот какой-то… или это вино.

— Ладно, давай компот! И посмотри, что там еще есть в холодильнике. Я бы тоже подкрепился.

Компот всё-таки оказался сухим вином. Все ночные запасы съестного были исчерпаны, и четверть часа спустя, утолившая первичный голод компания, вальяжно разместилась на стульях, кидая жадные взгляды на полуобнаженную Настю.

— Ну, как наелась? – хитро прищурился Женя, допивая бокал.

— М-м-м… да! – Настя довольно потянулась. Вино немного ударило в голову, и сытая истома разливалась по всему телу.

— Спать не хочешь? – Евгений обошел сидящую девушку сзади и, положив горячие ладони ей на плечи, принялся уверенными движениями массировать обмякшие мышцы.

— Пока н-н-н-е-е-е-т, — простонала от удовольствия Настя, — Ой, как хорошо! Обожаю массаж.

Сильные руки приятно согревали кожу и наполняли уставшее тело силой. Видно было, что парень знаком с техникой массажа. Однако через пятнадцать минут, когда мышцы спины и предплечий были приведены в тонус, две нагловатые ладони скользнули вперед по ключицам и, поддев тонкую ткань лифчика, по-деловому обхватили прохладные полушария груди.

— Слушай, Насть, а ты была в Испании? – совершенно обыденным тоном спросил Евгений, едва только девушка попыталась что-то возразить.

— Нет, — недоуменно ответила она. Руки, вскинутые было в протестном жесте, снова опустились на стул.

— О, там прекрасно! Я туда собираюсь через месяц. Хочешь со мной?

Небрежным движением чашечки лифчика были сдвинуты ниже, а крепкие, но нежные пальцы покрутили бордовые столбики возбужденных сосков, как бы демонстрируя их сидящим в нескольких метрах товарищам. Потом ладони снова накрыли грудь, поглаживая и разминая её.

— Жень, а что ты сейчас делаешь? – пытаясь скрыть страстное придыхание, спросила Настя. Она только сейчас заметила, с какой жаждой облизывают её тело восемь пар глаз.

— Массаж. Это такая древняя техника.

Девушка ехидно улыбнулась:

— Да уж, техника, действительно, древняя.

— Тебе не нравится?

— Нравится…

— У нас еще Игорек массажист отменный. Игорь, разомни даме ножки. Устроим ей полный релакс.

Настя поймала себя на мысли, что возражать совершенно не хочется. Ласки груди, наложенные на два бокала охлажденного вина, взвели курок возбуждения в то положение, единственным выходом из которого мог быть только выстрел. Ступни оказались в крепких объятьях другой пары мужских рук. Женщина полностью разомлела и вытянулась на стуле, немного запрокинув голову. Массаж был действительно великолепным. Игорь размял ей пальцы и подошвы ног, прошелся по голени и принялся ласкать бедра.

— Ох, мальчики, ну вы прямо всю меня замассажировали, — промурлыкала Настя, когда большие пальцы рук Игоря, прошлись по основанию бедра и слегка придавили половые губки сквозь тонкую ткань трусиков.

— Ну-у-у, — Женя ловко распустил завязку на спине, удерживающую лифчик, — Это еще только начало…

Он быстро нырнул под девушку руками, и легко, словно пушинку поднял её, в воздух.

— Ой, — вскрикнула Настя от неожиданности. Черный бюстгальтер скользнул по животу и спланировал на пол.

— Сейчас тебе будет совсем хорошо, — томным шепотом объявил мужчина, — по мнению большинства дам, Игорек у нас владеет языком еще лучше, чем руками.

Её положили спиной на стол, а чьи-то нетерпеливые руки стащили вниз кружева трусиков.

— Ну, мальчишки…, — только и прошептала Настя, расслабленно вытягиваясь на столе.

Женя склонился над обнаженной грудью, и впился в неё жарким поцелуем, круговыми движениями языка лаская во рту сосок. Потом нетерпеливо стянул с себя трусы, звонко шлепнув по животу сочной головкой напряженного члена, и взобрался на стол, усаживаясь на колени над Настиным животом. Его ладошки снова смяли грудь и направили горячий ствол члена в ложбинку между ними.

Настя протяжно стонала, покусывая нижнюю губу. Манипуляции с грудью почти не привлекали её внимания, и блекли по сравнению с тем танцем страсти, который исполнял сейчас язык второго партнера у неё между ног. Игорь широко развел ножки девушки, уложив их себе на плечи и намертво, словно пиявка, прильнул губами к сочащейся влагой щёлочке.

— А-а-а! – надрывалась Настя. Длинный, горячий, и какой-то неимоверно гибкий язык, ласкал внутренние стенки влагалища, складки половых губ, нежно поглаживал клитор, и снова убегал куда-то вглубь. Между двух полушарий груди, скользя в смазке из собственных соков, быстро двигался разгоряченный ствол Жени. Настя приподнялась и приоткрыла рот, не сдержав стон предвкушения.

— Умница, — Евгений с довольной улыбкой придвинулся ближе и слегка приподнялся над девушкой. Блестящая от смазки, набухшая желанием головка его члена коснулась нижней губы приоткрытого ротика и как-бы в нерешительности постучала по ней.

— М-м-м-м… — возбуждение Насти уже обрело силу цунами. Она погрузила член в рот, крепко сжав его губами. Пришло время Жени издать стон удовольствия. Кто-то взял её за руку и положил ладонью на что-то твердое и теплое. Пальцы непроизвольно сжались, обхватывая кулачком еще один готовый к бою пенис. Женщина принялась двигать рукой по стволу следующего участника спонтанной оргии, поглаживая большим пальцем основание головки. Какая-то новая, до сих пор незнакомая дрожь азарта пронзила разрядом всё тело. Она изнывала от страсти, с трудом успевая наполнять легкие воздухом. Четыре пары рук, мяли, гладили, и сжимали жаждущее тело. Время словно остановилось. Она даже не заметила тот миг, когда вместо юркого языка во влагалище ворвался совсем не маленький член и, с энергией механического поршня, стал входить в неё равномерными ударами. Кажется, даже массивный стол пошатывался от всей этой вакханалии. Впервые Настя была настолько возбуждена, что не могла кончить. Её тело уже пару раз вздрагивало от горячих волн микрооргазмов, но настоящего взрыва, которого она желала, не происходило. А, может быть, это и были обычные оргазмы, а теперь приближается нечто более грандиозное. Мощный горячий поток ударил в лицо. Женя зашептал что-то удовлетворенно, постукивая её по щеке головкой члена, все еще извергающей из себя мелкие вязкие струйки. Девушка не обратила на это особого внимания, снова пытаясь поймать обезумевшими губами желанный мужской орган.

— Хватит, хватит… девочка, — довольно похлопал её по щеке Евгений, — я уже всё…

Он хотел было слезть с неё, но в этот момент Настю накрыл тот самый девятый вал, которого она ждала. Внутри промежности разлился приятный жар, моментально растекаясь по телу. Мышцы влагалища сжались крепким жгутом и бросили тело в пароксизм невиданного экстаза. Оргазм накатывал, как океанские волны, сильнее… сильнее… сильнее… пока не окунул её с головой в кипящую бездну страсти. Евгению даже пришлось придавить партнершу к столу, чтобы извиваясь, она не свалилась на пол.

— Ну, ты Игорек, даешь! – весело хохотнул пухлый Дмитрий, — До чего девку довел! Ладно, передохни. Моя очередь!

— Ты бы подождал, нетерпеливый, — Женя устало спрыгнул со стола, протирая ладошкой потную лысину, — дай девушке в себя прийти.

— Ничего, ничего, я потихоньку…

— Ну, и что молчишь? – напряженно спросила Людмила.

— А что сказать?

— Ну, скажи хоть что-нибудь.

Алексей устало потер глаза. Очень хотелось, чтобы этот безумный день, наконец, закончился. Еще больше хотелось вернуться в родную квартиру, завалиться на кровать и ни о чем не думать. А еще больше хотелось женщину. Несмотря на то, что эрекция немного спала, желание совокупления не спешило покинуть его голову. И ведь, как специально, у всех сегодняшних потенциальных партнерш развился непреодолимый порыв к психоанализу и романтическим беседам. А, может быть, все дело в нем самом?

— Скажи, что я дура, извращенка, психопатка… — не унималась опьяневшая Людмила, — хоть что-нибудь скажи! Не молчи!

Алексей дернулся к женщине и повалил её спиной на диван. Бутылка коньяка выскользнула из руки, заливая светлую кожу остатками ароматного напитка, который тонкой струйкой стал стекать на пол.

— Ты что? – раскрыв глаза от неожиданности, вскрикнула Люда. Она попыталась подняться, но от сильного толчка, снова оказалась на лопатках. Послышался ритмичный хруст. Это отрывались пластиковые пуговицы блузы, горохом разлетаясь по паркету пола. Обрывки одежды остались висеть на плечах, лиф задран вверх, и обнаженная грудь отдалась на поругание крепким горячим ладоням. Людмила разгоряченно сопела, предпринимая какие-то неуклюжие, больше наигранные, попытки освободиться от объятий. Она смотрела в безумные глаза своего насильника не с ненавистью, больше подходящей в таком случае, а с затаенной благодарностью. Он делал сейчас именно то, что она сама давно хотела, но никак не могла решиться. Алексей приподнялся, расстегнул молнию и тремя сильными рывками стянул с женщины обтягивающие джинсы. Люда подтянула к себе голые ноги и попыталась сесть, испуганно взирая на торчащий колом член. Но крепкие руки снова схватили её за лодыжки, подтянули на крупный валик подлокотника дивана, и перевернули на живот. На этот раз сдержать стон не получилось. Нервная дрожь предвкушения передернула всё тело. Трусики были спущены на бедра, и крепкая ладонь звонко шлепнула по обнажившимся упругим ягодицам, открывающим взгляду небольшое колечко сфинктера и темные створки половых губ. Этот победный шлепок вызвал у Людмилы врыв довольного смеха, который, впрочем, был тут же подавлен громким вскриком, как только заждавшийся мужской стержень раздвинул стенки влагалища и утонул в теплой влажной глубине.

— Ты больная извращенка, — резкими толчками бедер мужчина начал вторгаться в женское лоно, — Ненасытная сучка…

— М-м-а-а-а… — стонала Люда, покусывая губы. Она хваталась руками за небольшие складки на диване, пытаясь отползти, но только ерзала по коже голой грудью. Было немного больно, но эта боль только усиливала удовольствие.

— Но, ты классная сучка, — подливал Алексей масла в огонь, — Моя классная сладкая сучка!

— О, д-а-а-а… — уткнувшись носом в диван, соглашалась женщина, — Т-р-а-а… х-а-а-й… с-и-л-ь-н-е-е-е-е…

Шлёп… шлёп… дзынь… дзынь… Диван, упиравшийся в деревянный шкаф бара, подрагивал в такт сильных толчков, заставляя звенеть хрустальные фужеры на полке. Белая кожа обивки весело поскрипывала, соприкасаясь с двумя мокрыми от пота полушариями обнаженной груди. Люда полностью легла на живот и причудливо запрокинула ноги назад, пытаясь обнять ими мужской стан, пришпорить пятками разгоряченного жеребца, приказывая еще ускорить темп. Чтобы как искры из глаз, летели во все стороны мелкие капельки смазки, выбиваемой из возбужденной дырочки новыми ударами сильного тела.

Он скинул с себя её ножки, резким движением перевернул на спину и бросил на пружинящие подушки дивана.

— М-м-м! – только и успела вскрикнуть Люда, когда на неё навалился пышущий страстью любовник. Теперь она могла беспрепятственно обнять его ногами и руками, принять в себя как можно глубже и, прижавшись грудью, закрыть глаза, улетая на седьмое небо удовольствия.

Алексей кончал так, что даже ягодицы свело судорогой экстаза. Всё напряжение, накопленное за день, сжатое в тугую пружину желания, выплеснулось, наконец, в яркой радуге оргазма. Он чувствовал, как на бедрах крепко сжимаются в замок гибкие женские ножки, а по спине ползут, царапая кожу, острые коготки. Они кончили практически одновременно, и те объемы жидкости, которой он щедро снабдил партнершу, вернулись ему назад горячим душем сквирта, охватившего низ живота.

— Да! Да! Да-а-а-а-а-а-а!!!! – сильнее прижимаясь к мужчине, вопила женщина.

— М-м-м-м… — мычал Алексей, продолжая двигать бедрами.

Разгоряченные партнеры пролежали еще минут десять, сливаясь в одно целое крепкими переплетениями мышц.

— Это всё, что я хотел сказать, — немного отдышавшись, прошептал Алексей.

Люда улыбнулась:

— Это даже больше, чем я ожидала. Пойдем в душ.

Хозяйка Авантажа распахнула в стороны плотные светло-персиковые шторы, открывшие огромное панорамное окно. По ту сторону стекла мрачно темнели, едва различимые на фоне ночного неба, деревья. Приоткрытая створка наполнила комнату свежим запахом хвои и приятным ветерком.

— Ну что, может немного виски, и повторим? – Людмила лукаво подмигнула, отрывая бар.

— Если виски, то только немного, — Алексей с размаху плюхнулся на диван, и тут же огромный монитор на противоположной стене ожил, замигал квадратиками цветных и черно-белых изображений.

— Что это? – опешил гость.

— А, — Людмила преподнесла ему бокал и присела рядом, — там где-то запасной пульт завалился за подушку. Наверное ты его нажал, когда садился… Это система наблюдения.

Леша присмотрелся. Видеосигнал шел в реальном времени. Некоторые экраны, изображение на которых казалось черно-белым, работали в режиме ночного видения, транслируя картинку с темных комнат. Где-то были видны лежащие на кровати люди, где-то – просто пустые помещения. На цветных картинках – освещенные комнаты и коридоры. Впрочем, в такое время почти все помещения были темными и пустыми. Хотя, на одном из мониторов что-то происходило.

— О, да у нас тут ночное веселье, — заинтересованно воскликнула Людмила, и, выхватив из сумки другой пульт, нажала цифру с номером камеры. Картинка распахнулась на весь экран и появился звук: шлепки обнаженных тел, довольное мычание и страстные женские стоны. Прямо на столе столовой развалился какой-то голый мужик, с силой притягивая к себе обнаженную девушку, сидящую на нём верхом. Сзади, опираясь коленом, на край стула, работал бедрами ещё один представитель мужского пола, судя по всему, пристроивший свой член девушке в задний проход. Еще один тип склонил колена прямо на деревянной столешнице и пытался попасть возбужденным стручком даме в рот. Однако, получалось у него это плохо, потому что дама была полностью занята двумя своими страстными партнерами, тряся грудью, и истерично постанывая.

— Д-а-а-а, мальчишки!!! Д-а-а-а-а, мои хорошие!!! – выкрикнула она, подняв голову вверх в приступе оргазма.

Настя!

— Вот черт, — Алексей чуть не выронил на пол бокал с виски, но вовремя подхватил его, пролив лишь несколько капель.

Людмила внимательно прищурилась.

— Мда… страсти в авантаже кипят даже глубокой ночью, — её рука коснулась бедра мужчины и погладила его, подбираясь пальчиками к увядшему члену — тебя не возбуждает эта сцена?

Женщину на экране уже опрокинули спиной на стол. Тот парень, у которого не получилось пристроиться на минет, теперь лег на девушку сверху и усердно заработал ягодицами.

— Совершенно не возбуждает, — угрюмо пробурчал Алексей, — Люда, у меня к тебе будет две просьбы.

— Какие? — женщина заинтересованно повернулась к кавалеру, оперевшись рукой ему в пах.

— Во-первых, давай выключим это… а во-вторых… я бы хотел расторгнуть свой контракт и уехать отсюда.

— Ох-хо-хо, — тяжело вздохнув, Людмила убрала руку и откинулась на спинку кровати, — Да ты ханжа, Алексей. Признаюсь честно, я больше всего в людях не приемлю именно это качество.

— Почему же я ханжа?

— Ты совсем забыл, как недавно весело развлекался с близняшками в номере? И, не сомневаюсь, что если бы я к вам тогда присоединилась, ты бы не был против покувыркаться сразу с тремя.

Алексей нахмурился и махнул рукой:

— Да после ваших пищевых добавок с мужиком переспишь…

— Ну уж, Лёша! Не стоит строить из себя жертву с нимбом, сваливая всё на желание жены и добавки. Ты трахался далеко не через силу и по принуждению, а с очень даже большим удовольствием. А теперь, получается, что когда твоя жена занимается ровно тем же самым, ты вдруг стал обидчивым ревнивым бараном. Так?

Людмила резко повернулась к собеседнику. Её глаза блеснули гневом.

Алексей промолчал, сглотнув слюну.

— Да, я больная и одержимая нимфоманка, которая живет фантазиями и возбуждается, когда её муж спит с другими… это не достойно восхищения и похвалы, я признаю. Но то, как ведешь себя ты… — Людмила поднялась с дивана и подошла к окну. Минут десять она стояла, оперевшись лбом о холодное стекло, молча рассматривая мрак ночного леса, а потом произнесла тихо, словно сама себе, — Хорошо, мы расторгаем контракт, и ты можешь быть свободен. К утру Милана вернет тебе вещи. Там на стене есть кнопка слева. Нажмешь, и дверь откроется. Спокойного остатка ночи и прощай.

Она не оборачивалась. Ждала. Спустя минуту за спиной послышалось шуршание – сначала дверь скользнула в сторону, а через три секунды закрылась за ночным гостем, оставляя хозяйку заведения в полном одиночестве. Впрочем, как и всегда. За окном подул предрассветный ветерок, заставляя лес ожить какофонией шорохов и скрипов. Защебетала первая птичка, уцепившаяся лапками за макушку ели. Людмила повернулась и зябко передернула плечами. Девушку на экране, наконец-то, оставили в покое, и теперь она лежала обнаженная на обеденном столе, широко раскинув руки. Через несколько часов Авантаж проснется. Начнется очередной, полный страсти и разврата, день. Люда выхватила из выдвигающегося ящика стола планшет и набрала небольшое сообщение:

«Мил, не забудь подготовить девчонок к обеденному конкурсу по желанию заказчика. Учти, что у нас выбыл один участник – Алексей. Нужно что-то переиграть. Оформи его отъезд, пожалуйста. Анастасии нужен небольшой отдых и стимуляторы. Если я усну к тому времени – разбуди»

Людмила коснулась зеленой клавиши отправки сообщения, стянула с кресла плед, и накрылась им, плюхнувшись на мягкий диван, ещё пахнувший разлитым коньяком. Утром Милана прочитает просьбу и всё устроит. А ей нужно немного отдохнуть. Веки налились свинцом усталости, и подоспевшее похмелье только усугубляло ситуацию.

Однако, когда сон уже готов был окутать её волшебным покрывалом фантазий, планшет звонко пикнул, извещая о поступившем послании. Милана уже не спала. На экране светился ответ управляющей:

«Людмила Александровна, про конкурс помню, все будет в шоколаде. Про Алексея новость неожиданная, однако, это уравновешивает расстановку к конкурсу, потому что одна девушка из группы заказчика тоже отказалась от участия. Про Настю поняла, я всё видела )) Отдыхайте. Разбужу за полчаса»

P.S.

Выходить пришлось не через огромный подвал, в который их привозили, а через самое обыкновенное крыльцо с бетонными ступенями, ведущее на асфальтированную парковку перед зданием. Да и вместо роскошного микроавтобуса, Алексея ждало обыкновенное такси – желтая шкода рапид, с шашечками на крыше. Он бросил назад свою спортивную сумку, а сам уселся на переднее сиденье и спросил полноватого водителя:

— Ну, что поехали?

— Ждем, — лаконично отрезал тот.

— Чего ждем? Предоплату?

— Проезд оплачен, — таксист не выглядел слишком разговорчивым, — ждем вторую пассажирку.

Леша помрачнел. Значит и Настю выперли вместе с ним. Он сам не мог понять, почему вдруг стал испытывать к жене такое раздражение. Не хотелось ни говорить с ней, ни даже видеть. Сейчас опять с озабоченным видом начнет спрашивать, что с ним случилось, и почему он расстроен. А он и сам себе не мог этого объяснить.

Вдруг железная дверь отворилась и с крыльца вприпрыжку скатилась миниатюрная девушка, в легком плаще и с небольшой сумочкой через плечо. Она смущенно прищурилась, разглядев рядом с водителем своего ночного гостя, но потом непринужденно нырнула на заднее сиденье.

— Всем здрасьте! – прощебетал тонкий голосок, — Я готова, можно ехать.

Только по голосу Алексей узнал Вику. В маске она выглядела совсем иначе. Водитель молча завел двигатель и вырулил с парковки. За окном осталось унылое двухэтажное здание из серого бетона, вызывающее общее впечатление какого-то заброшенного недостроя. Узкая однополосная дорога запетляла сквозь густой сосновый лес. Ехали молча. И лишь, когда колеса машины коснулись автострады, таксист полуобернулся к пассажирам и спросил:

— Куда едем сначала?

Алексей вопросительно посмотрел на водителя, а потом на девушку. Он не знал даже в каком районе они находятся.

Виктoрия нaзвaлa свoй aдрeс, нe oтрывaя взглядa oт пoпутчикa. Пришлoсь и Aлeксeю oткрыть кaрты.

Водитель, прикинув маршрут, удовлетворенно отвернулся, поёрзал на сиденье перед долгой дорогой и прибавил газ.

— А, может быть, заскочишь в гости? – вдруг поинтересовалась девушка с заднего сиденья, — У меня еще два дня выходных. Купим тортик и вина. Только на этот раз безо всяких масок.

Алексей удивленно обернулся. Вика смотрела на него заинтересованно и вполне серьезно. Может быть, и правда погостить? Домой сейчас хотелось меньше всего.

Водитель, услышав про маски, деликатно кашлянул и включил магнитолу. Он не первый раз возил клиентов из этого странного места и давно понял, что там твориться что-то нелицеприятное. Впрочем, платили по двойному тарифу, а за такие деньги не принято задавать лишние вопросы.