шлюхи Екатеринбурга

Стремительно меняющийся мир (инцест-повесть). Часть 5

Сложившаяся ситуация стала теперь для меня не то, чтобы более комфортной, но по крайнем мере, более понятной по раскладу. Я вернулся в свой кабинет и снял трубку радиотелефона. Было еще довольно рано, так что я подумал, что Сэм, вероятно, уже дома. Так оно и оказалось — он снял трубку уже после второго гудка.

— Хорошо, что ты дома, брат. Нам нужно поговорить и лучше сделать это срочно.

— Дункан? Что случилось? У кого-то из вас неприятности? С Эм и Джесс все в порядке?

— С ними все в порядке, Сэм. Точне сказать, с Джесс все в порядке. А вот Эмили сейчас, так сказать, уселась попой в кипяток по полной программе.

— Да неужели? Ну это у нее не первый раз. Что она выкинула сейчас и во сколько это тебе обойдется? — поинтересовался он.

Я услышал нотки юмора в его голосе. Дело в том, что брату очень нравились истории, которые я рассказывал ему о последних выходках моей дочери. Потому что это давало ему повод напоминать мне, что сам я был во времена своего детства такой же занозой в заднице. Это конечно, не очень приятная для меня правда, но должен признать, что терпение наших родителей в отношении меня регулярно подходило к концу и что они на грани того, чтобы отдать меня на усыновление другой семьей.

Я выложил Сэму всю историю, не упуская ни одной детали. Но когда я подошел к той части повествования, в которой узнал на DVD его дочь, я замолчал, ожидая его реакции. В течение нескольких долгих секунд не было ничего, кроме тишины.

— Сэм? Ты меня слышишь? Господи, да это же была твоя Полли! Сэм, ты здесь?

— Я здесь, Дункан.

— Ну и что?

— Я хочу, чтобы ты кое-что сделал для меня, Дункан. Приезжай сейчас ко мне с Эмили. И это видео с собой захватите. Я скажу Бет, что вы будете у нас.

Я был поражен тем, как удивительно спокойно он мне все это сказал. Потому что я ожидал, что он взбесится. А когда Сэм взбешен, то мало не покажется никому.

— Сэм, дружище, я не уверен, что это хорошая идея… Я не думаю, что Бет должна это видеть. Ей точно не понравится видеть свою дочь такой.

— Она не будет его смотреть, — спокойно сказал мне брат, — ее не будет дома, и поэтому она не станет спорить. Жду тебя к восьми, а сейчас мне пора идти, Дункан. Скоро увидимся.

Не сказав больше ни слова, он повесил трубку. Я взглянул на настенные часы и увидел, что Сэмн дал мне чуть больше часа, чтобы добраться до его дома.

Я очень хорошо знаю своего брата. В каком-то смысле мы с ним противоположности. Он склонен огрызаться и слишком остро реагировать на дискомфортные вещи. А я предпочитаю быть последовательным, делать все шаг за шагом и приберегать свой гнев для тех действительно особых случаев, как сегодняшний. Я просто планирую свою месть на холодный-холодный день в будущем, а Сэм сразу хватает за горло и не позволяет ничему встать у себя на пути. Его спокойствие в телефонном разговоре меня крайне встревожило. Оставалось лишь надеяться, чтобы мне удалось поговорить с ним до того, как он примет какое-нибудь иррациональное решение.

Я вернулся к комнату Эмили и постучал в дверь, чтобы привлечь ее внимание.

— Одевайся, — сказал я через дверь. — Мы собираемся навестить дядю Сэма.

— Чтобы рассказать ему о Полли? — спросила она из своей комнаты.

— Я уже все сказал ему, — сообщил я ей, — и он попросил меня привезти тебя и видео.

Ответом мне было задумчивое молчание, а затем реплика: "А зачем?"

— Эмили у меня на языке вертится точно такой же вопрос. Но принимая во внимание новости, которые он только что получил от меня, не думаю, что с нашей стороны было бы хорошей идеей разочаровывать его. Так что быстро одевайся. Мы уезжаем через двадцать минут.

— Но я еще даже не приняла душ, папа! — пожаловалась она.

— Тогда тебе лучше поторопиться, малыш. Сэм хочет, чтобы мы были там к восьми часам.

Я снова вернулся в свой кабинет, вытащил DVD-диск из проигрывателя и положил его обратно в футляр. Оставшиеся пятнадцать минут я провел, приводя в порядок свой кабинет. Когда я бросил брошенную одежду моей дочери у ее входной двери, она быстро закинула ее в свою комнату и нервно посмотрела на меня. Я был рад видеть, что моя дочь теперь одета и выглядит как обычный подросток. Ее волосы все еще были влажными после быстрого душа, который она приняла, и от нее пахло свежестью юности. Я счел это огромным улучшением по сравнению с тем видом, в котором я наблоюдал ее во время нашего трудного разговора.

— Ты готова? — спросил я.

Она перекинула рюкзачок через плечо и сказала:

— Всегда готова.

— Ты удивительно расслаблена для человека, попавшего в трудное положение, — заметил я, — или что все-таки я что-то упускаю? Что еще ты натворила, пока нас не было?

Эмили только подмигнула мне:

— Ты не поверишь, но за исключением сегодняшнего дня, я строго следовала правилам. Клянусь в этом памятью бабушки и дедушки.

Для меня этого было достаточно. Эмили очень любила обоих моих родителей. Когда они умерли с разницей в один месяц, Эмили была совершенно опустошена душой. Она не стала бы ссылаться на бабушку и дедушку только для того, чтобы было удобнее соврать мне.

Понимающе кивнув ей, я сказал:

— Верю тебе, малыш. Но это все равно ничего не меняет. Дело в том, что ты действительно нарушила правила, даже если это было только сегодня. Я же не идиот, Эмили, и прекрасно понимаю. что рано или поздно должно было наступить время начала твоей сексуальной активности. Как отец, я принимаю этот факт и уважаю твои соотвествующие права.

Я глубоко вздохнул, глядя на свою задумчиво молчащую дочку.

— Я понимаю, что ты уже не ребенок. Но… пожалуйста. В будущем будьте более осторожны. И, ради бога, выбери себе партнера поумнее. Этот твой Рик — тормоз и тупица.

Кривоватая усмешка скользнула по губам Эмили и внезапно расцвела в ослепительную улыбку.

— Он не так глуп, как ты думаешь, папа. Если ты дашь ему хотя бы полшанса, он может очень даже удивить тебя. На самом деле он один из самых умных парней, которых я знаю. Ты просто застал его немного врасплох — вот и все. И спасибо тебе за то, что сказал, что я больше не ребенок. В будущем я постараюсь быть более… гм…

Я поднял руку, чтобы прервать ее прежде, чем она найдет нудное слово.

— Я совершенно не хочу знать, с кем ты, где и когда будешь трахаться, Эмили. Это не то, что мне нужно. Я просто хочу быть уверенным, что ты будешь более ответственно и уважительно относиться к нашим родительским ограничениям, которые мы с мамой пока еще для тебя ставим.

Эмили кивнула:

— Прости меня, папа. Это искреннее извинение, а не потому, что меня поймали. Мне очень жаль, что все так вышло. И вот что я тебе скажу, папа: как бы тебе сегодня ни было тяжело, представь себе, как я был потрясена тем, что ты увидел меня не только голой, но и занимающейся сексом. Это просто… так и есть…

— Смени тему, — быстро сказал я, — дядя Сэм ждет нас.

Я взял в руку DVD-диск:

— Положи это в свой рюкзак, ладно? А то я чувствую себя немного сюрреалистично, держа его. Раз ты его купила, то ты его и неси…