шлюхи Екатеринбурга

Школа обнаженных. Часть 11

Утром не очень хотелось есть, но кофе нужно было выпить. Фрол пил черное, но сладкое, Маше сделал кофе со сливками и пенкой, а также бутерброды. Наедаться до отвала было лишним – через два урока девочку ждал школьный завтрак.

— Ты возьмешь меня замуж, — трещала Маша. – И маму возьмешь. Она будет старшей женой, а я – младшей, пока не выросту и не встречу кого-то.

За завтраком она была в халате, правда опять без белья. Фрол, чтоб не отвлекать ее, уже почти оделся.

— Глупышка, — сказал он. – Нельзя иметь двух жен.

— Ничего ты не понимаешь. Я от мамы сама слышала. Когда она приедет, ты меня?..

…Лишишь девственности, — понял Фрол.

— Посмотрим, — сказал он.

Когда Инна приедет с ней следовало бы поговорить, но о другом. О том, что у него в мыслях другая.

— Давай, собирайся, — захлопал Фрол. – В школу опоздаешь!

Она допила кофе, отправилась в ванну, почистила зубки и вышла оттуда без халатика – абсолютно голая. Она снова превращалась в школьницу. Стоя на пороге, Фрол смотрел, как ее тело скрывается под одеждой: трусики, чулочки, маечка, блузка. Вот и получилась прелестная ученица, которую он вчера брал в попку.

У подъезда их уже ждала машина.

Фрол едва дождался окончания уроков.

Она скользнула в класс, прикрыв дверь. Ее руки обвили его шею, губы впились в губы. Но хотелось иного. Фрол развернул Наташу, положил ее животиком на парту и вошел в нее сразу на всю глубину. Девушка охнула, но приняла его легко – так влажна она была.

— Ты моя, — шептал он. – Я тебя не отдам никому.

Она в такт ударам кивала:

— Да, твоя, твоя…

В ней ней было так хорошо, сладко, как и в той Наташе. Они кончили быстро, почти одновременно. Фрол оросил ее матку струей спермы, такой мощной, что Наташе на мгновение показалось будто в ней нечто взорвалось.

За страстью они забыли закрыть дверь, и обернувшись, Фрол увидел директора.

— Коллега, зайдите ко мне, когда сможете, — сказал он с пониманием и улыбкой.

Наташа отпустила машину и они гуляли по городу, целовались под дождем на набережной, пили кофе в крохотном кафе. Он упивался своей тайной, представляя ее тело под этой одеждой.

— Я люблю тебя.

— А я тебя.

— Ты будешь моей женой?

Она кивнула.

Они прошли в его квартиру, он снова брал ее, ласкал, а она принимала ласки, отдавалась.

— Я был с другой, — признался он и поправился. – С другими. Но я буду с тобой, если хочешь.

Она пальцем перечеркнула его губы.

— Ты тоже делишь меня с моим братом. Я не могу тебе ничего запрещать. Просто давай делать это вместе.

Проводив ее, Фрол едва не завыл от бессилия. Как он заблуждается: он не чета этой девушке. Она происходит из одной из лучших семей города, а он всего лишь учитель, к тому же старше ее на целую вечность.

Украсть ее, увезти?

Блажь. Им не скрыться, их найдут. Что делать?

— Понимаю, — печально произнес директор.

Он достал из сейфа коньяк и разлил его по крошечным чаркам, после того как выпили, он продолжил.

— Я бы посоветовал вам выкинуть блажь из головы. Наташа – прекрасна, но ее родители наверняка готовят ей другую судьбу.

— Пойти и выложить им все?

— Смело, но глупо, коллега, — пожал плечами директор. – Они вас выслушают. И даже позволят уйти живым. Но затем с вами может случиться несчастный случай. Вы знаете, что избранника прекрасной Элоизы, Абеляра оскопили?

— Я — учитель истории.

— А, ну да, конечно. Трахайте ее, ее подруг. Но выбросьте любовь куда подальше.

Во взгляде директора скользила печаль.

— Скажите, — начал Фрол. – Я не слышал, чтоб вы с кем-то?.. Почему? Предпочитаете мальчиков?

— Почти угадали. Я предпочитаю, чтоб мальчики меня… Судьба Абеляра, мой друг…

В тот день квартира Фрола была убрана, пахло вкусно пиццей. На столе, кроме нее стояло вино, фрукты. Сегодня отмечали День Рождения Наташи.

В субботу она отметит его в ресторане с семьей и братом. А сегодня она отмечала его с подругами, с любимым и с братом. На компьютере плеер один за одним проигрывал альбомы «Queen». Бархатным голосом Меркьюри совершенно уместно пел, что друзья остаются друзьями, когда в честь именинницы они выпили по первому бокалу шампанского.

Лена и Марина подарили подруге яркие японские журналы с аниме – последнее время Наташа увлеклась японским языком. Олег свой подарок отдал еще утром.

Фрол протянул девочке коробочку, в которой лежало алое виброяйцо и пульт управления к нему.

— Какое оно красивое, — сказала Наташа.

— Если хочешь, примерь, — предложил Фрол.

Девушка кивнула и скрылась в ванной. Там, присев на край рукомойника, она сдвинула трусики в сторону, вложила яйцом между створками свой раковины. На пульте выставила минимальную частоту, и яйцо легко зашевелилось в ней. Вернувшись к гостям, наташа заняла свое место во главе стола.

Искрились пузырьки в ее бокале.

— За тебя! – произнес Фрол.

— За тебя! – повторили остальные.

Меркьюри пел о том, что хорошо бы найти кого-то для любви.

Внезапно Наташа почувствовала, что яйцо внутри нее начало вибрировать чаще и больше, разминает стеночки ее трубочки, возбуждает ее более приличного. Чтоб справится с возбуждением, девушка стиснула ножки, но добилась скорей противоположного – яичко вошло в нее глубже.

Пульт. Она достала пульт и включила яйцо. Вибрация в ней прекратилась. Но ненадолго. Через четверть минуты в ней опять появилось легкое шевеление, а после оно стало нарастать. Наташа снова выключила его, но снова лишь на время. И она сдалась – в конце концов, этот внутренний массаж был приятным. Дыхание и румянец выдавали ее. Фрол спрашивал ее о чем-то, она отвечала невпопад. Из колонок слышалось:

«…

I'd sit alone and watch your light,

My only friend through teenage nights,

And everything I had to know

I heard it on my radio,

…»

Еще шампанского, еще тост, снова за нее. Она поднесла бокал к губам, но внизу живота вдруг взорвался яркий прекрасный цветок и девочка, застонав, обмякла.

Фрол, улыбаясь, положил на стол еще один пульт.

— Интересно, — сказал Олег. – Можно мне попробовать?

Он тронул кнопки, и яйцо, выключенное ранее Фролом, снова завибрировало. Наташа опять задрожала, будто была продолжением, усилителем этого яйца.

Меж тем, зайдя девочке за спину, Фрол отодвинул стул от стола на средину комнаты.

Лена подошла к подруге, поцеловав ее в губы, принялась расстегивать пуговки ее блузки.

Блуза, бюстгальтер, юбка, трусики. Фрол, подойдя к любимой за ниточку извлек из нее дрожащее яйцо. Возбуждение утихло, но не пропало совсем.

Марина присела меж ног Наташи, впилась в ее лоно.

— Твой подарок – это мы все, — сказал Фрол.

Рука Наташи потянулась к Фролу, достала его член. Девушка погрузила его в свой ротик, губками скользнула по нему, пощекотала язычком.

Фрол видел, как Олег и Елена раздевают друг друга. Вот и стержень Олега выскочил на свободу, Лена опустилась на колени, поцеловала его…

…Но это был День Рождения Наташи, она хотела и брата. Притянув его к себе, она стала по очереди ласкать Фрола и Олега.

— Хочешь меня? – спросил Фрол. – Куда?..

Наташа кивнула и указала глазами на низ своего живота. Фрол подхватил девочку со стула и положил спиной на диван, вошел в нее: после яйца ее стеночки еще не сомкнулись, были жаркими и влажными. Олег тоже присоединился к ним – его пенис снова был во рту сестры. Руки марины гладили грудь, животик, талию Наташи. Лена же ласкала Фрола, целовала его губы, руки скользили по его груди, скользнули к месту, где два тела соединялись, коснулась его члена, ее клитора, погладили его ягодицы, неожиданно сжали их, отчего Фрол выгнулся и вошел в любовницу чуть резче, чуть глубже.

Наташа достигла пика. Ее стоны перешли в крик – она выпустила изо рта член брата. Влагалище запульсировало, сжало член сильней, и выскользнув из него Фрол излился на животик девушки, после наклонился, поцеловал нежно в губки свою любимую.

В это время Лена поцеловала низ живота именинницы, собрала сперму Фрола с ее кожи.

— Тебе стоило сделать это в меня, — сказала Наташа.

— В другой раз так и поступлю.

— —

Они снова выпили за здоровье Натали, она вернула им тост, предложив выпить за друзей. Вино уже изрядно хмелило. Теперь все они были обнажены. Член Олега крепко стоял – он итак и не успел излиться в сестру. Пенис Фрола также начал наливаться.

Лена смотрела на них оценивающе и улыбаясь. Она коснулась члена Олега, погладила его.

— А он у тебя миленький.

Ревность несколько уколола Фрола. Но он сдержался, главное, что о нем думает другая девушка.

— Вообще неправильно немного, — сказала Марина с очень серьезным выражением лица.

— Что именно? – спросила Лена.

— Я читала, что в групповом сексе мужчин должно быть больше, чем девушек. Иначе мужчин не хватает на всех.

— Чепуха, — сказала Лена. – Это только если женщины – бесчувственные бревна. Вспомни – нам для оргазма совсем не обязательно наличие парней.

— А как же большой член? – спросил Олег. – Это тоже миф, что большой член лучше?..

— С большим членом не всегда удобно, им тоже надо уметь пользоваться, — ответила Марина. – Но с крошечным еще более неудобно. Мне нравятся недлинные толстенькие, с крупной головкой, чтоб хорошо долбили матку. А длина… Какая разница, сколько он, елс дальше матки не пройдет.

Фрол улыбнулся откровенности девушки. Ее стройность, даже худощавость плохо вязались с крупными пенисами.

Наливая красное вино в бокалы девушек, Олег, видимо, думал похоже:

— А много ты больших членов видела? – спросил он. – Какой был самым большим? Какой бы могла принять?..

— Видела… Надеюсь, что увижу больше. Самый крупный во мне был где-то сантиметров пяти. А принять могла бы… Наверное сантиметров восемь-десять…

Олег прыснул:

— Да ну!..

— Спорим? На что?.

— На желание?

— Договорились!

Ударили по рукам.

Бессмертный Фредди пел, что девушки с пухлыми попками вращают мир, а девушка с подтянутой аккуратной попкой легла на диван, широко разведя свои стройные ножки. Ее ладошка словно стрекоза запорхала над ее щелкой. Средний пальчик беспокоил кнопочку клитора, скользил по губкам, меж ними.

Рядом присела Елена. Она погладила грудь подруги, сжала, подразнила сосочек, впилась страстным поцелуем в рот Марины. Щелка последней уже блестела от выделений, половые губки налились кровью. Пальчик, а затем сразу два все чаще проникали в девушку. Затем, сложив пальцы лодочкой, Марина стала вдавливать свою ладонь в себя. Глубже, все глубже. Вот пальчики исчезли в ней, часть ладошки. Рука заскользила в девушке.

Дыхание Марины сделалось прерывистым, ее тело изгибалось. Фрол чувствовал, как напрягся его член: зрелище было возбуждающим и невероятным. Ладонь Наташи принялась легко гладить пенис любимого. Но далее ее ласки не заходили: девушку тоже завораживало происходящее. Рука, покрытая выделениями, скользила все быстрей, и постепенно ладонь раскрывалась, расширяя трубочку.

Меж ног присела Лена: с подобными ласками подруги она была уже знакома. Стоило Марине вывести руку из своего влагалища, Елена тут же ввела в него свои пальчики, ладошку, после добавила пальцы другой руки. Губки пизденки Марины сейчас вытянулись в две тонкие ниточки. Зрителям были видны влажные дрожащие стеночки ее трубочки, створки матки. Пальчики хозяйки этой красоты трепетали на клиторе.

— Ого… — пробормотал Олег. – Да тут чтоб ее наполнить – нужен жеребец.

Спорить не приходилось. Если здесь и не было сантиметров восьми, то не хватало до этого какой-то мелочи.

Олег наклонился к лону девушки, поцеловал ее, проникая язычком внутрь, вобрал в себя ее клитор.

И Марина кончила: ее оргазм был подобен агонии. Она умерла и воскресла.

— Я проиграл, — кивнул Олег. – Чего желать изволите?

— Я подумаю над этим, — еще тяжело дыша, ответила Марина.

Из колонок Меркьюри пел:

I have to find the will to carry on

On with the

On with the show

The show must go on…

Снова перерыв.

Обнаженная Наташа сидит на коленях Фрола. Груз Олега больше и приятней – его ноги разведены, на каждом колене девичьи попки. Марина сидела переплетя ножки, Лена – чуть расслабившись. И Олег брал со стола клубничку, проводил ее между ножек Лены, потом отправлял ее в свое рот или в ротики какой-то из подруг.

— Прекрасное День Рождения, — сказал Олег. – Как-то так и должно выглядеть счастье.

Он повернулся к своей сестре, и спросил:

— А что ты мне подаришь? Это ведь и мое День Рождения?..

— А чего бы ты хотел?

— Тебя… Я всегда хочу тебя, — ответил Олег.

Фрола мгновенно уколола ревность. Неужели он будет делить Наташу с ним всегда.

— А я хочу тебя… — сказала она и тут же, повернулась к Фролу. — Я хочу вас, я хочу вас сейчас и сразу.

Мужчины переглядываются меж собой. Фрол и Олег думают о том, как разделят роли, кто и куда войдет в девушку. Но у Наташи, видимо, другой план, она зовет к себе Лену, о чем-то шепчет. Девушка не сразу понимает, о чем просит подруга, когда понимает – удивляется, но не отказывает.

Наташа села, откинувшись на спинку дивана, и широко развела ножки. Лена присела меж ног подруги и принялась ласкать ее щель – погладила лепестки, пощекотала клитор, вошла в лоно пальчиками, стала разминать и растягивать стенки ее трубочки. Когда узенькая ладонь наконец полностью проникла в подругу, Наташа ножкой ее отстранила, позвала Фрола, указала глазами на свою щелку, велела:

— Войди в меня.

Фрол вошёл в Наташу и сделал несколько движений: внутри девочки было горячо, но свободно. Зачем было ее тут растягивать? Но Наташа поманила Олега, направила его в ту же дырочку.

Мужчины мешали друг другу и пришлось изменить позу: Фрол лег, Наташа наделась на его орган, почти легла на любимого, и тут же в ее влагалище начал вдавливаться член ее брата. Поскольку пенис Фрола уже упирался в верх матки, пришлось снова экспериментировать с позами.

Наконец три задвигалось – не весьма слаженно поначалу. Наташа застонала: чувства были неиспытанными доныне: два разных члена растягивали ее влагалище, двигались то синхронно, то вразнобой. Иное ощущали и мужчины – вместо эластичного женского тепла они чувствовали твердость члена друг друга.

Стон Наташи уже превращался в крик, ее ноги охватывали бедра брата, лобок того бил по попке сестры так, что по ягодичкам шли волны. Каждый удар брата насаживал девочку на Фрола сильней.

Почувствовав, что Наташа кончает, Фрол также не стал себя сдерживать и излился в девушку. Почувствовав чужую сперму, кончил и Олег. Мужчины сделали еще несколько движений, взбивая коктейль из спермы и женских выделений.

Фрол вдруг подумал, что если Наташа сейчас забеременеет, неясно будет, кто окажется отцом.

Когда ушли Марина и Лена, оставшиеся втроем забрались в большую ванную – когда появились деньги, Фрол первым делом перепланировал квартиру так, что у него появилась большая ванна – почти джакузи.

Пили вино, и хоть все были соблазнительно обнажены, о сексе речи не шло – так все устали.

— Что дальше?.. – спросил Фрол.

— Как и договаривались, — ответила Наташа, поправляя пядь волос. – Мы занимаемся сексом только вместе – вдвоем или с кем-то.

— Вдвоем?.. – спросил Олег. – А как же я?..

«Проваливай ты ко всем чертям, » — подумал Фрол, но ответил:

— Мы тебя не ограничиваем. Ты можешь с нами, можешь без нас.

— А сестру? Сестру я могу? Мы можем? Только я и Ната?..

Наташа покачала головой, ее жест повторил Фрол.

— Но ведь я могу тебя ласкать… Внизу… А ты мне – минет…

Наташа снова покачала головой.

— Больше нет…

— Да это черт знает что! – возмутился Олег.

Он выскочил из ванной, схватил полотенце, через пятнадцать минут хлопнула дверь.

— Вот что с ним делать? – спросила Наташа и тут же махнула рукой. – Найдет другую – передумает. Налей вина, пожалуйста…

Фрол про себя покачал головой, но налил вина молча. После того, как выпили, он привлек девушку к себе, поцеловал ее, она ответила на поцелуй.

Ее ладонь легла на его пенис, который от ласки начал наливаться кровью.

Он снова трахал ее – сперва в ванной, потом – на кровати. Кажется, они так и уснули, когда он был в ней…

Утром не очень хотелось есть, но кофе нужно было выпить. Фрол пил черное, но сладкое, Маше сделал кофе со сливками и пенкой, а также бутерброды. Наедаться до отвала было лишним – через два урока девочку ждал школьный завтрак.