шлюхи Екатеринбурга

Колины рассказы. Первая любовь. 2.3

Мы лежали не выпуская друг друга из объятий, пытаясь отдышаться после накрывшей нас девятым валом волны невероятных, сладостных ощущений. Эмоциональная буря, бушевавшая внутри нас, постепенно затихала и мы, обнявшись, покачивались на ласковых волнах моря любви и наслаждения.

Но, как говориться, против природы не попрёшь, и в моём животе начал подавать свой голос мой голодный желудок.

— Ой, мой котик хочет кушать. – дурачась проговорила Таня. – Он свою кошечку сметаной-то покормил, а сам только сладенького лизнул, надо котика покормить, а то у него силёнок не будет, и кошечка тогда тоже голодной останется. – Засмеявшись и как была голенькой, так и отправилась на кухню. Оставшись один, я с удовольствием потянулся, и повалявшись ещё совсем немного, найдя с трудом свои трусы, надел их и тоже отправился на кухню.

Тихо, стараясь не шлёпать босыми ногами, вошел и сел в уголок, на диванчик. Танечка развила бурную деятельность. Стоявший на столе пакет с мукой, сковородка на плите, и она сама, голенькая и соблазнительная, тихонько напевая что-то себе под нос, мешала в большой миске чего-то вкусненькое.

Почувствовав мой взгляд, она обернулась, и с лёгкой досадой в голосе сказала.

— Представляешь, оказывается завтракать нечего, в холодильнике есть немножко колбаски и сыра, даже по паре бутербродов не получится, правда еще полторта осталось, но это не пойдёт, конфеты, другие сладости и больше ничего. Вот я и решила сырники сделать быстренько, ты как, не против. – проговорила она и добавила – я быстро всё сделаю, и мы поедим нормально.

Я сидел и с восхищением созерцал эту картину. Обнажённая девушка готовит завтрак, чтобы покормить своего любимого. У меня не было слов выразить те, обуревавшие меня, чувства и эмоции. Не в силах больше сдерживаться, я встал и подошел. Наклонился, и прикоснулся губами к точёному плечику, потом к другому. Наклонившись ещё ниже, поцеловал трогательно торчащие лопатки, прошелся по позвоночнику, целуя каждый позвонок. Завлекательные ямочки на пояснице, от прикосновения языка вдруг стали как будто больше, а попка напряглась, став ещё более круглой. Слегка прикусил это округлое чудо, Таня от неожиданности взвизгнула и повернувшись, кинула шепотку муки мне в лицо.

— Коленька мой котик, если ты будешь меня отвлекать, останешься голодным – с нотками ехидства промолвила она.

В ответ я, опустил ладони в муку и приложил их к попке, оставив на ней белые отпечатки своих ладоней. И тут началось такое… В результате оба перепачканные в муке, мы стояли, обнявшись, среди того бардака, что мы устроили.

Совместными усилиями, отряхивая друг друга, прерываясь на затяжные поцелуи, привели себя в относительно нормальный вид и принялись наводить порядок после наших шалостей.

Вытерев стол, я поворачиваюсь и вижу Танюшку в позе «мама моет пол», собирающую муку с пола. Широко расставленные стройные ножки открывают великолепный вид на заветную щёлку, и конечно я не удержался, присел, обхватил её за бёдра, привлёк к своему лицу, и мой язык тут-же начал свой танец в открытой, для него, щёлке. Таня ойкнула, но не отстранилась и вскоре её потряс накатившийся оргазм.

Наведя порядок на кухне, мы поняли, что без душа обойтись не получится, обнявшись прошлёпали в ванную.

Стоя вдвоём под тёплыми струями, мы принялись мыть друг друга. Ладони, скользившие в ароматной пене по нашим обнажённым телам, не встречавшие ни в чём запретов, соприкосновения обнажённых тел, давало новые, доселе неизведанные, ощущения. Повернув Таня спиной к себе, медленно скользя по бархатистой коже, покрытой ароматной пеной, чувствовал, как она реагирует на мои движения, подставляя под мои ладони своё роскошное тело. Одной рукой лаская её груди и соски, другую опустил между расставленных ножек и ласкал, скользкую от пены, её раскрывшуюся для ласк, возбуждённую киску. Мой, стоящий колом, член, поместился между упругих ягодиц, и торчал вверх как копьё. Таня, чувствуя это, пошевеливала попкой, заставляя его двигаться между скользких, от пены, половинок её попки.

Долго всё это продолжаться не могло, и вскоре мы оба достигли пика. Таня закинула руки за голову, и обвила ими мою шею, сама вздрагивая на пике блаженства. Я не отстал от неё, мой член, не выдержав подобной ласки, выдал залп, залив Катину спинку почти до лопаток.

У нас обоих, просто подкосились ноги, и мы сползли на дно ванной совершенно обессиленные. Поддерживая друг друга, мы, на ватных ногах, выползли из ванны. Я, вытирая Таню, ласково и нежно прикасался полотенцем к нежной коже, Танюша медленно поворачиваясь, подставляла всю себя под мои руки, позволяя прикасаться везде. Следом наступила и моя очередь. Она ласково вытирала меня, и только добравшись до опавшего члена, шутливо стала ему выговаривать:

— Ты знаешь, что ты плохой, зачем моё лакомство просто так разлил? – Танюша шутливо грозила ему пальчиком. – Будешь себя так вести, не пущу тебя больше в горлышко, будешь наказан.

Меня от этих слов, просто переполняли эмоции, самые немыслимые мои фантазии обретали реальное воплощение.

Закончив все дела в ванной, мы прошли на кухню, и Тане удалось закончить с приготовлением завтрака.

Наевшись, сытые, уставшие, но очень довольные, мы вернулись в комнату, завалились на диван, и обнявшись, предались отдыху. Валяться вот так, нагими, ничего не стесняющимися было так хорошо, что мы чуть было не уснули. Резкий телефонный звонок вырвал нас из полудрёмы, и Таня пошла ответить на неожиданный звонок.