шлюхи Екатеринбурга

Репортаж из глубинки. Книга вторая, глава 3

За последние сутки Валерий вкусил полную меру мучительных колебаний и противоречивых решений. Его жалкие попытки изображать невозмутимость бросались в глаза не меньше, чем его блуждающий, неспокойный взгляд. Всякий раз, когда решимость овладевала им, он тут же пресекал попытки поговорить с Ольгой. Тем более, не хотелось разрушать её состояние спокойного оптимизма именно сейчас, когда муки его совести были так тяжелы.

Перед сном Валерий ещё раз пристально посмотрел на жену, его лицо выражало испуг и тревогу, но он не решился и в последний момент потянулся к тумбочке, чтобы выключить светильник.

— Валер, — робко произнесла Оля в полной темноте, — что-то случилось?

Теперь волнение передалось ей и явные признаки беспокойства и нетерпения отразились на ее лице.

— Случилось, — коротко ответил испуганный мужчина, — Сашка ничего не рассказывал?

Ольга включила светильник со своей стороны кровати и обратила на мужа умоляющий взгляд.

— Нет.

Она с трудом подбирала слова и ждала от Валеры подробностей. От нетерпения она приподнялась на локтях, а потом села, пронизывая замкнувшегося с выражением вины мужа.

— Оль, не смотри на меня так, — Валерий подбирал слова, лавируя между сложным переплетением пикантных обстоятельств, — я узнал, что Сашка спутался с одной…потаскухой.

Лицо ольги вытянулось от изумления: "С потаскухой? Как ты это узнал?"

Валерий накрыл лицо обеими ладонями, смахнул робость и прямо посмотрел на жену, как это бывает с теми, кто натворил нечто омерзительное и окружил это тайной.

— Не важно, какая разница? — слова были полны раздражения, — это страшная женщина.

— Нам действительно стоит бояться? — Ольга недоверчиво посмотрела.

— Они спят, Оля, услышь меня — они спят, а эта женщина… как бы тебе сказать, она старше… старше даже нас с тобой.

Ольга побледнела, она сидела с открытым от удивления ртом, потом сделала глубокий вдох и внимательно посмотрела на мужа.

— То есть, ты хочешь сказать, что наш сын, школьник, трахает старую, страшную бабу? И ты молчал? Надо срочно разбираться! Я утром поговорю с ним.

— Оля, милая, о чём? О чём ты с ним поговоришь? — взмолился Валерий, утаив свою роль в сложившейся связи, — Что не хорошо вступать в половую связь с взрослыми тетями? Не смеши!

Ольга задумалась. Валера сел напротив и с надеждой смотрел, ожидая, как маны небесной, женского благоразумного решения.

— Надо его отвлечь, — предложил Валерий, — познакомить с хорошенькой девчонкой, например.

— Да, точно, он должен увлечься! — воскликнула Оля, и с хитрым прищуром добавила — но девочек у него и так полно. Чем его зацепила эта дрянь? Сексом?

— Я понял, на что ты намекаешь! — обрадовался Валерий, — проститутку ему подсунуть, чтобы забыл эту женщину?

— Нет, просто добрую женщину без предрассудков, — задумчиво глядя в потолок, предположила Оля, — у тебя есть на примете кто-нибудь?

Валерий пожал плечами, но надежда на благоприятный исход уже зародилась в его душе. Может быть, стоило сразу поделиться с женой — обуянная страхом за сына, она даже не спросила о роли отца во всей этой пикантной истории. Во всяком случае, супруги на том и порешили, а выбор кандидатуры оставили на утро и преисполненные надежды легли спать.

* * * * *

На следующий день Сашка испытал на себе самое пристальное внимание со стороны обеспокоенных родителей. Отец теперь был в полном неведении относительно его встреч с властной Светланой, а мать весь день просидела на телефоне, обзванивая подруг с щепетильным предложением.

Ольга положила трубку и отставила телефон, выразив своим жестом все негодование к бездушному устройству. Валерий в свою очередь развел руками, показывая, что на дальнейшую борьбу просто не способен. Отсутствующим взглядом он посмотрел в окно и задумчиво произнес, размышляя сам с собой: "Понять-то его можно… в этом возрасте кровь бурлит… немудрено, сиську покажи — голову потеряет". Вдруг с победным выражением на лице он приблизился к жене, обнял ее сзади и ткнулся подбородком в плечо.

— Оль, — дрожащим голосом шепнул на ушко Валерий, сжимая растопыренными пальцами её тяжелые груди, — может. .. только обещай не сердиться…

— Что ты задумал? — недоверчиво шепнула Ольга, — ты имеешь в виду…

— Угу, — заговорщически кивнул мужчина, победно растягивая звуки, — что если твоими сиськами удастся отвлечь парня?

— Валер, во-первых, я его родная мать…

— Тогда кто, если не ты должна его выручить?

— Во-вторых, я уже не молода, кто сказал, что мои титьки его возбудят?

— Оля, поверь мне, — многозначительно парировал мужчина и увлекся откровенностями, — у неё там вообще все плохо…

— Я не знаю…это как-то ненормально, — сомневалась Ольга, закусив верхнюю губу в глубокой задумчивости.

— Нормально, наиграется и забудет, — Валерий торжествовал от неожиданного разрешения проблемы.

* * * * *

Уже за обеденным столом Ольга к великой радости мужа сидела в своем коротеньком импортном кимоно, о существовании которого Сашка и не должен был подозревать. Валерий был настолько запуган коварной Светланой, что в его поступках преобладало желание во что бы то ни стало удержать в строжайшей секретности свою порочную связь с ней. Он с любопытством следил за изумленным лицом сына, мысленно корил его за робость, если обнаруживал, что Сашка одергивает взгляд, случайно скользнув на открытые области грудей.

А картина, действительно, была притягательная. Скользящие полы халатика при каждом шевелении Оли открывали вид на ложбинку между объемистыми грудями во всем их великолепии. Валерий переводил взгляд с робкого мальчишки, уткнувшегося лицом в тарелку, на осмелевшую жену. Он пытался внушить ей склониться над столом или сделать что-нибудь, что позволит оголить большие розовые соски. Перед глазами мужчины проносились ужасные картины его унизительного прошлого под властью сладострастной искусительницы и уж если и не удастся сохранить их в тайне, то сына нужно оградить от этого позорного финала любой ценой.

Нужно заставить его увлечься другой женщиной и даже пусть на первых порах это будет его собственная мать. Тем лучше, не теряя времени, она может завлекать его своим полуобнаженным телом, оттягивать мальчишеское внимание аппетитной грудью в противовес Светкиных бугорков. Пусть даже придется помочь ему достичь облегчения, когда уровень возбуждения достигнет вершины, лишь бы он не побежал за этим к двуличной и коварной Светлане.

Вода камень точит, так и постоянное присутствие полуобнаженной Ольги перестало вызывать у Сашки рассеянный вид. К тому же, Валерий заметил, что его присутствие каждый раз мешает делу и юный любовник отстраняет взгляд от Олиных приоткрывшихся невзначай прелестей. С этого момента он перестал следить за Сашкой и положился на жену, тем более, что она несомненно делала успехи.

Вечером на диване перед телевизором яркие вспышки экрана время от времени заливали комнату. Валерий, сидя возле супруги, не мог сосредоточить внимание на фильме — его занимало совращение собственного сына. Ольга откровенно наклонилась плечом на Сашку, вероятнее всего, сейчас ее груди свисли под кимоно и касаются его рук.

Чем меньше Валерий будет проявлять признаков своего присутствия, тем больше шансов заставить юношу расслабиться и уступить глубинным животным инстинктам. В темноте мужчина боялся дышать, чтобы не вспугнуть интимный момент, эту хрупкую пташку, сидящую у открытого окна. Валерий даже не подозревал, что происходит на семейном диване в эту минуту.

Ольга по его наставлению склонилась над сыном, прижалась к его плечу и левой рукой высвободила одну тяжелую грудь от шелка кимоно. Сашкина рука прикасалась к ней, кожа терлась о кожу. В порыве озорства Оля запустила правую ручку под резинку его штанов и мягко сжала затвердевший ствол. Взгляды встретились в импульсивных вспышках телеэкрана, Саша поймал на себе ее благосклонный взгляд и

тончайший намек на улыбку. Он не мог не заметить странного поведения обоих родителей, но до конца не был уверен в их замысле.

Олина рука мягко сжимала ствол и снова расслаблялась. Чтобы не вызывать хлюпающих звуков благоразумная мать старалась не двигать рукой. Но в условиях близости отца, даже эта опасная стимуляция доставляла обоим несравненное удовольствие. Ольге нравилось в открытую чувствовать крепкий подрагивающий пенис, Сашке — чувствовать ее руку на чувствительном органе. Будучи невольным участником этой сцены, он не находил в себе силы бороться с искушением.

Постепенно она начала двигать, смещая крайнюю плоть и самое меньшее, что мог Сашка — сдавленно сопеть, раздувая ноздри. Он давно утратил интерес к фильму и опасность быть пойманным прямо здесь будоражила его. Мамины пальчики мягко двигались, они доходили почти до основания, а потом прикасались к ободку головки, вызывая чувственный всплеск. В яичках медленно варилась, бурлила, готовилась к выстрелу молодая сперма.

Левая Олина рука на ощупь пробралась под штаны Валерия. Пребывая в неведении, он воспринял сжатие на члене с восторгом. Надо же, — подумал он, — пока Оля прижимает сиськи к сыну, чтобы реализовать возбуждение, она обратилась к его члену. Жест любви был красноречивее любых слов. Вмкомнате царило благоговейное молчание.

Одновременно два твердых хуя было в руках женщины, причем их владельцы не подозревали об участии друг друга и наслаждались пикантной опасностью. Невозмутимость нрава Ольги никогда не проявлялась с большей очевидностью, чем сейчас в темной гостиной с двумя своими любимыми мужчинами.

* * * * *

В супружеской постели обостренное чувство благодарности еще владело Валерием. Он задыхался от восторга и долго не мог заснуть. Не завершеный сеанс мастурбации в гостиной давал о себе знать. От переполнявшего возбуждения он обнял жену сзади, уперевшись торчащим членом между ее ягодиц и часто дышал на ухо. Оля молчала.

– Ты потерпи, — сбивчиво шептал он, потираясь залупой в ложбинке между ягодиц — мы обязательно найдем ему девушку… Но завтра он не должен выйти из дома… любой ценой.

– Валер, а чего ты от него ждешь? — ответила Ольга, — что он вот так просто накинется на меня?

Вопрос явно риторический и не требует ответа. Мужчина задумался и прекратил телодвижения. И правда, сколько ни кружись перед его носом, не может же он…

— Оля, ты должна сейчас пойти к нему, — нашелся Валерий.

– Я могу попробовать поговорить с ним.

Потворствуя его прихоти, Ольга встала с кровати с плутоватой физиономией, в темноте послышались ее шаги, глухо скрипнула дверь детской. Ночная тьма благоприятствовала таинству. Через несколько минут оттуда раздался тихий, но совершенно отчетливый Ольгин стон. Валерий ликовал.

Оч интересно узнать мнение подписчиков, стоило ли Валерию так неблагоразумно делить свою супругу с собственным сыном?

Подписаться можно, нажав на оранжевую кнопку чуть ниже.

Друзья, также предлагаю Вашему вниманию мой первый рассказ о приключениях Кирилла https://bestweapon.ru/post_62960.