шлюхи Екатеринбурга

Рассвет семейного благополучия. Глава 3. Потехе час

Кира пробежала глазами по столикам уличного кафе и нескрываемая радость осенила ее лицо, искусно лавируя между белыми пластиковыми креслами, она пробралась в глубь террасы и присела на краешек с выражением крайней нетерпеливости.

— Сладенький, приветик, у нас ровно час, пока сын у репетитора.

— Тогда помчали, у меня тут поблизости квартира на продажу, ключи с собой, — сдерживая восторг, ответил Павел.

Скорым шагом не связанная признанными законом узами парочка обогнула двор и вошла в парадную. На узкой лестнице мужчина не преминул воспользоваться случаем проследить за маятниковым колыханием пышных ягодиц под серой юбкой делового костюма; при каждом подъеме ноги разрез внизу пиджачка сопровождал упругие половинки, а длины юбки-карандаш хватало, чтобы сделать уверенный шажок, но не скрыть потаенные области бедер.

— Сладкая, нам направо, — предупредил молодой человек спутницу и на ходу извлек звенящую связку ключей.

— Я бегом в душик и полностью в твоем распоряжении, — энергично объявила Кира, как только дверь была заперта изнутри.

Женщина уединилась в затхлой, тесной ванной, торопливо скинула пиджак, юбку, блузку и с особым чувством непередаваемого, первобытного восторга опустила в груду одежды лифчик-четверочку. Увесистый бюст с темно-коричневыми сосками и крупными ореолами упруго повис; трусики упали к ногам чаровницы, оголяя бритую промежность и аппетитного объема корму. Кира влезла в пожелтевшую от времени ванну и, сидя на корточках, обдала свое тело струей теплой воды, поток защекотал нежную промежность. Пальчики раздвинули в стороны края прорези, которая и стала причиной визита, а шланг омыл внутреннюю часть, насколько хватило напора. На всякий, крайне желательный, случай Кира мыльным пальцем проникла в тугую звездочку и как следует покрутила, чтобы по возможности избежать неприятных сюрпризов. Вода стихла, в предвкушении, достигшем пронизывающей дрожи, Кира вылезла из ванной, на секунду задумалась и предпочла потратить время, чтобы натянуть чулки для завершения образа. Когда обрезиненные узорчатые края закрепились сверху бедра, женщина самодовольно хмыкнула и в таком изысканном на любой, даже самый требовательный вкус виде выпорхнула из ванной.

Войдя в комнату, Кира побледнела, в ее храброе сердечко закралось отчаяние, а ноги подкосились – в большом зале с массивной люстрой под высоким потолком она увидела своего обольстителя в компании троих, не более одетых, чем она сама, незнакомых мужчин. Все нахально улыбались, не очень искусно изображая удивление сложившемуся конфузу.

— Кирюша, проходи и расслабься, — нежно, почти с придыханием залебезил Павел, — это мои друзья, они не причинят тебе зла…

Кира смерила любопытным взглядом лица друзей, потом их готовые к жаркому свиданию орудия и выдала свои порочные намерения: «Мальчишки, у меня всего сорок минут».

Когда женщина села на диван между Павлом и атлетично сложенным молодым человеком, имени которого ей знать абсолютно не хотелось, ее красивое лицо все еще выражало испуг и тревогу. Борьба неразборчивого вожделения и зрелой выдержанности развернулась в голове, находя отражение на симпатичном личике в виде морщинок у глаз и искажения губ. Кира приняла бокал маритини, ее голые бедра и плечи невольно плотно прижались к сидящим с двух сторон мужчинам. Нежный вкус напитка глоток за глотком вселял уверенность и раскрепощение. Вскоре жгучая, как тлеющий огонь, брюнетка раскраснелась щеками и на эмоциональном уровне признала за квартетом некое на себя право. Рука Павла на грудях уже не встречала сопротивления, как и ладонь незнакомца на бархатистой коже сочного бедра. Лучшее, на что еще час назад могла рассчитывать Кира, это необузданный секс с моложавым самцом, теперь же квартет духовых инструментов заиграет восхитительную симфонию. Следуя кокетливой женской природе, возбужденная предвкушением, она не спешила проявлять инициативу и охотно позволяла кавалерам совращать себя. Нежные мужские пальцы смещали круги поглаживаний вдоль бедра к самым чувствительным областям, гуляли по округлостям грудей, стремительно пробуждая темную сторону Кириной личности. Не обменявшись ни словом, оба кавалера поднялись с ногами на диван и два члена упруго закачались перед женским личиком. С этой минуты даже толики сомнения не пронеслось в голове, дама, поддаваясь самочьей жадности, вобрала широко открытым ртом сразу две крупных головки. Вожделение толкало Киру на самые противоестественные проявления сексуальности, вопреки здравому смыслу она пыталась не выпускать как можно дольше мужскую плоть, хотя парни были так мощно оснащены, что, пожалуй, кто-то сочтет это уродством. Тут же очередь собралась к доильному аппарату и как только все пятеро подавили жадные бессознательные стремления, Кира смогла одарить каждого из четырех мужчин, ее вздернутый носик упирался в пах сменяющих друг друга друзей, а мощные стволы упирались в самое горло; яйца беспрестанно шлепали по щекам и подбородку. При всем желании хорошенько обсмаковать мясистую залупу, Кира не в силах была сдержать животный напор. Мужские руки то тут, то там гладили и сжимали ноги, груди, животик. Несмотря на разные исполняемые роли, партнеры по танго обоюдоостро чувствовали накал возбуждения, все мысли, кроме животного желания обладать телами друг друга, покинули опьяненные страстью умы, Кира безвозвратно потеряла право распоряжаться собственным телом.

Несколько кругов молодые люди сменяли друг друга, пока не пресытились первыми взрывными эмоциями. Павел поднял Киру на руки, уложил спиной на круглый обеденный столик с облезшим по краям шпоном и по праву добытчика первым водрузил легкомысленно раздвинутые ножки на своих плечах. Чулки шелковисто терлись о грудь мужчины пока он слепо тыкал членом в область промежности, как воронка скользкое, податливое влагалище наконец поглотило пронизанный жирными, синими венами твердый член. Шлепки разнеслись эхом под высоким потолком, первый же стон сменился мычанием – второй член проник между маняще приоткрытых губ и толстой головкой расширил женские щеки. Снова круговорот сладких, похожих, но одновременно таких разных мужских органов закружил голову Киры, оргазмы перестали быть вспышками и только сплошной поток искр кружился в глазах брюнетки. В такт толчкам, тем более мощным, чем более скользкой и свободной становилась пиздень, все тело подавалось, наталкивая горло на хуй, колыхались растекшиеся в стороны молочные железы.

Сильные мужские руки перевернули Киру на столе, оттопыренным задом она почувствовала прикосновение волосатых мужских бедер, а спиной горячее, частое дыхание. Тут же собралась очередь к станку с тыльной стороны, растянутое дупло перестало сжимать и изощренные умы подтолкнули к использованию всех достоинств женского тела. Привычный, жаждущий встречи анус благодаря смазке принял член без особого затруднения и первое время несколько выворачивался наружу, сопровождая и плотно обволакивая выходящий поршень; но вскоре обрел излишнюю эластичность в долбящем конвейере. Мужчины беспорядочно спускали свои накопленные первые залпы глубоко в растянутый кишечник, в рот, на лицо, Кира была уже не в состоянии помешать этому или избавить себя от щекотного стекания густой спермы.

Если по части приседаний Кире не было равных, то и этому таланту не суждено было раскрыться, только она начала дикую скачку на лежащем на полу любовнике, как все движения были ограничены давлением рук, чтобы в разверзнутое отверстие ворвался второй член. Не обладая деликатностью, способной смягчить тяжесть двойного проникновения, молодые люди принялись работать онемевшими поршнями в склизких каналах. При каждом погружении даже самого толстого пениса, изнутри выдавливалась полупрозрачная смесь спермы и звучно выходил воздух. Кира безостановочно тряслась, словно в лихорадке и уже не пыталась удерживать ртом то и дело выпадающие члены, сознание погрузило ее в глухую темноту.

Отнюдь не похорошевшая после изматывающего марафона, Кира в луже пота и спермы очнулась на полу, на ближайшие три-четыре дня ей не быть исправной женой.

Продолжение следует…

В следующей главе Вы узнаете, о прилежности Юлиных стараний на новом поприще.