шлюхи Екатеринбурга

Остров семи ветров. Эро-роман, глава 3.23

Борис оказался довольно приятным молодым человеком. Я с удовольствием наблюдала за его радостной встречей с сестрой. Люда тут же поставила ему условие вести нас от метро к "Иллюзиону" обеих под руку:

— Хочу, чтобы тебе все парни завидовали, видя каких ты красоток подцепил!

У меня сложилось впечатление, что Люда добивалась того, чтобы ее брат уделял мне побольше внимания. Но, в общем-то, я и сама была не против. Среди прочей болтовни Борис спросил, где это мы сегодня ночевали вместе.

— Это связано с ладными семьями и двумя братьями-близнецами. Впрочем, им ничего от нас не перепало, — пояснила Люда.

— Неужто они совсем плохо себя вели?

— Все было абсолютно корректно и с их, и с нашей стороны. Просто они для нас, так сказать, поставлены на паузу. Всему свое время и ну все такое.

— Я смотрю, ты по-прежнему в своем кокетливом репертуаре. Помни завет из "Алисы в стране чудес": "Если вы всегда спешите, вы можете пропустить чудо" — иронично сказал Борис.

— По сравнению с тобой, таким серьезным и ответственным, даже Рита — кокетка, — подначивала брата Люда.

— Однако, это уже интересное замечание. А ты Рита, получается тоже из ладной семьи? — вежливо поинтересовался он.

— Не то чтобы совсем да, но и не то, чтобы совсем нет. Ладной общины в Москве, в которую входили бы мои родители, пока нет, но процесс создания запущен без излишней торопливости. Что наспех делается — долго не продлится. Так что сейчас ситуация тут наметившаяся и полуподвешенная.

— Кажется, я догадываюсь, почему вы сегодня ночевали отдельно от родителей, — хитренько улыбнулся Борис Люде.

Люда же при этом на него внимательно и немного удивленно посмотрела, переведя потом взгляд на меня.

Тут мне пришла смска от Таи: "Мои мальчики разделись. Спасибо за помощь!" Я показала смску Люде и она улыбнулась.

Пока Борис покупал нам билеты в кассе "Иллюзиона", Люда шепнула мне:

— Слушай, он как-то необычно для меня себя ведет. На тему ладных семей он всегда напрягался, а тут даже спокойно подшучивает. Может, это ты на него так действуешь.

Я только пожала плечами:

— Только не нужно меня так откровенно перед ним рекламировать. Я не залежалый товар, который срочно нужно сбыть покупателю.

— Да не волнуйся ты: это обычная наша манера подтрунивания друг на другом.

Когда мы прошли в фойе кинотеатра, до сеанса оставалось еще целых двадцать пять минут. Люда тут же объявила, что ненадолго отлучится и резко оставила меня с Борисом наедине. Я почувствовала себя несколько неловко. Мы побродили по фойе, обсуждая пафос сталинского ампира и пришли к мнению, что лучше эти зданием любоваться со стороны, а жить в этой престижной высотке на Котельнической набережной для современного человека наверняка очень неудобно, уж слишком изменились за более чем полвека представления об комфорте и функциональности жилья. Борис достал айфон, полез в интернет почитать о былых знаменитых жильцах здания, в котором мы сейчас находились. После смешка он зачитал мне:

— Один из известных жильцов дома на Котельнической, композитор Никита Богословский, придумал такую шутливую загадку: «В нашем доме в одной квартире девять лауреатов спят в одной постели. Кто это?». Ответ – Пырьев и Ладынина: у известного режиссера и актрисы действительно на двоих было ровно девять Сталинских госпремий.

Я посмеялась. Услышав наш разговор, явно скучавшая рядом с нами словоохотливая посетительница поделилась с нами сокровенными знаниями:

— Пырьев был самым могущественным бабником в советском кинематографе. Будучи директором "Мосфильма" он блокировал профессиональную карьеру всем актрисам, которые отказывались быть его любовницами. Та же самая Ладынина тоже попала под этот каток, как только развелась с Пырьевым.

За оставшееся до сеанса время мы узнали от нее еще несколько историй о бурной личной (и нередко при этом бисексуальной) жизни советских кинозвезд. Так что когда к нам присоединилась Люда, мы прошли в зал в очень веселом настроении. А потом для нас включилась магия "Римские каникулы". Я с трепетом в который раз переживала за исход отношений героев Одри Хепберн и Грегори Пека. Так по-девчоночьи хотелось беззаботного хеппи-энда, но жизнь неумолимо вернула все в свои прежние рамки исполнения долга.

Прощаясь с нами уже перед подъездом моего дома, Борис сказал мне:

— Ты не будешь возражать, если я придумаю повод нам с тобой снова повидаться?

Люда тут же кинула на меня победный взгляд и подмигнула. Я решила ответить чуть уклончиво:

— Я не возражаю, если ты пригласишь меня в "Иллюзион" на какой-то другой фильм с участием Одри Хепберн.

Борис тут же достал айфон, и посмотрев афишу, с разочарованием сказал:

— На ближайший месяц таких фильмов в "Иллюзионе" нет.

— Ну что же — это значит, что ближайший месяц нам увидеться не судьба…  Ну может это и к лучшему: чтобы верно кого-нибудь оценить, непременно требуется время.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки