шлюхи Екатеринбурга

Несостоявшаяся поездка. Часть 3

Часть 3

Лена, тем временем, успела и душ принять, и голову помыть, и просушить волосы феном, чтобы не было запаха секса. Она одела длинный халат, расправила постель, тщательно задернула шторы в спальне, выключила свет и убедилась, что в комнате абсолютно темно.

Затем стала делать различные домашние дела в ожидании Коли, который что-то завис с дядей Мишей. Придя домой, Коля накинулся на нее как голодный зверь. Но Лена сказала, — давай уж ляжем, чтобы потом сразу спать.

Когда Коля улегся, она, выключив свет, перед кроватью скинула с себя халатик, и нырнула к Коле под одеяло. Тот с жадностью набросился на ее тело, целовал ее груди, а потом, опустился ей между ног и стал вылизывать ее влагалище.

— Лен, так ты вся течешь! Столько выделений! — Коль, так я так тебя хочу! Секса уже давно не было, я изголодалась вся! Она понимала, что это остатки ее выделений и спермы дяди Миши, которые остались внутри, и теперь, когда спустя время после траха, ее влагалище сократилось, весь этот коктейль стал вытекать. Но Коля принял за чистую монету, версию с ее сильным желанием и возбуждением, и теперь, с азартом, все это вылизывал.

Секс был быстрым, его хватило не более чем на десять минут, и он откинулся на спину. Прав был дядя Миша, как хорошо, что она уже удовлетворена. Почти за четыре часа занятия сексом, она вся обкончалась, и теперь, лежала с довольной улыбкой, будучи уже удовлетворенной.

Все же классно, что так получилось! Дядя Миша хороший любовник, и он прав, — пусть теперь всегда он будет первым! Ее это очень как устраивало, и вот, эта ситуация подтвердила все.

Следующие два дня, все были по этому же сценарию, — сначала она была у «подружки», часа три-четыре трахалась с дядей Мишей, а потом, уже с Колей. Причем она уже не старалась так тщательно мыть свое влагалище, ибо этот коктейль смеси выделений со спермой, принимался Колей за ее желание и возбуждение, что и было ей на руку.

Коля так же охотно и с азартом вылизывал все, и трахал ее, всегда не более пятнадцати минут. Дядя Миша шутил, — так может тебе вообще не вытираться, муж все вылижет!

И она попробовала это сделать, ее это возбуждало, ополаскивала она только тело, а само влагалище мыла только сверху. А Колю это только возбуждало! Он говорил ей, — какая ты стала чувственная, так возбуждаешься!

А на третий день, пацаны ей велели приехать к ним. Их было пятеро, и отпустили они ее в два часа ночи. В тот день она Коле не дала.

А на следующий день, они отрывались с дядей Мишей на его балконе, и опять Коля наблюдал за ними. Дядя Миша рассказал ей о своем разговоре с Колей, о его подозрениях, и о том, как он развеял их, убедив того, что это женщина, очень похожая на нее. После этого, Лена еще больше расслабилась, она уже не боялась того, что ее муж идентифицирует ее с трахающейся женщиной.

Ее саму, как и дядю Мишу, стало сильно возбуждать то, что за их сексом наблюдает ее муж, и она умышленно позировала перед ним, а дядя Миша, трахал ее в различных позах.

Они поворачивались к ее мужу и лицом и задом и боком, дядя Миша говорил, — пусть твой муженек посмотрит хорошую порну, может подрочит, тогда и с тобой подольше в постели будет. Так продолжалось еще несколько дней подряд. Дядя Миша радовался, говоря, что теперь он имеет ее чаще, чем ее собственный муж.

А потом, Коля уехал в свою командировку, и для Лены началась «веселая» жизнь. Теперь парни приезжали к ней, это было то, чего так добивался Сергей, уговаривая сослать Колю в резервацию.

И вот теперь, когда, наконец, Ленин муж был в тундре, Сергей, практически занял его место. Он почти каждый день ночевал в их доме, спал с ней, к нему приходили друзья, они там решали свои бандитские дела, попутно трахая Лену.

Теперь она была просто пресыщена сексом, каждый день ее кто нибудь да трахал, как минимум, один Серега, а чаще всего несколько человек, иногда их было много, даже слишком. Но проходило время, и она постепенно привыкала к такой нагрузке на свои половые органы.

Но вот беда, главный орган стал намного просторней, через два месяца такой жизни, она уже спокойно принимала член Лысого, а сразу два члена в ее дырке стало обычным явлением, именно так ее трахали тогда, когда народу было много.

Лена приходила с работы, и ее уже ждали очередные голодные самцы, так как второй ключ от дома был у Сергея. Он уже там, стал считать себя полновластным хозяином. Снова групповой секс до поздней ночи, и утром, не выспавшаяся, на работу.

Наконец, она сказала Сергею, что не может так дальше, у нее хроническое недосыпание, и она не успевает восстанавливаться. На что Сергей спросил ее, — а сколько ты получаешь на своей работе? – Тридцать пять! – Увольняйся! Мы с пацанами будем платить тебе семьдесят! Будем покупать за свои деньги еду, а твоя задача будет готовить, ну и конечно обслуживать страждущих.

Лена недолго думая уволилась. Теперь она была в роли проститутки – домохозяйки. Это, нечто новое, думала она, — такое сочетание! Теперь она высыпалась, у нее стало свободное время, обычно днем она была одна, а к вечеру наезжала компания, то одни, то другие.

Многих она и не помнила по имени, столько человек прошло через нее за эти три месяца. Ее перетрахала вся их бригада, друзья их друзей и товарищей. Они бесцеремонно предлагали ее тем, с кем им было выгодно иметь дело, угощая их Леной, они располагали тех к себе, обычно это были менты при больших погонах, и другие влиятельные люди, с которыми у бандитов всегда тесная связь.

Сергей, как и задумал, сделал ее настоящей шлюхой. Но как ни странно, ей не было это особо в тягость, она стала такой развратной и страстной, что постоянно кончала, часто подряд, сериями.

Иногда она сама боялось этого, нормально ли это? – задавала она себе вопрос, может я стала нимфоманкой? Иногда, кто нибудь из новеньких, спрашивал ее, занимается ли она фитнесом. Говоря, что у нее такая классная фигура, большая, пышная попа, и такая упругая, качает ли она ее?

Но она отвечала им, — вместо фитнеса, у меня секс! И действительно, как только ее не крутили, в каких только позах не трахали, тут невольно тело будет в тонусе, к тому же, она стала хорошо подмахивать, крутить тазом, а так как делала она это регулярно, и очень часто, то у нее была отличная осиная талия.

Все было нормально, но ее напрягало то, что многие снимали ее на видео и делали с ней порно фото, выставляли ли они эти материалы куда, и кому они их показывали и давали, неизвестно.

Дядя Миша все это время был обделен сексом, лишь иногда, чисто из жалости к нему она давала ему днем, когда была свободной. Он злился, материл пацанов, Сергея, но ничего не мог с этим поделать.

Теперь уже он, как и Лена, с нетерпением ждал приезда Коли, говоря, — вот надо же, мечта сбылась, только личная жизнь наладилась, обрел себе почти что жену, и все коту под хвост!

Она теперь редко выходила из дома, но как-то выйдя, встретила Пашу. – Лена, ты куда пропала? Я звоню, ты скидываешь, тебя не видать. А ты ведь мне слово дала! – Паша, я сдержу свое слово, мне просто совсем было некогда все это время, и по телефону я не могла с тобой говорить, так как всегда кто-то был рядом. Тут она, конечно, соврала ему, но действительно, ей было не до него.

И все же, так как она дала ему слово, она встретилась с ним. Это была ирония судьбы, — она трахалась и с его дядей, и с ним, племянником. Жил он в другой соседней свечке, на двенадцатом этаже, и также, с его балкона хорошо были видны окна ее дома.

Подглядывал ли он за ней, как его дядя, неизвестно, он ничего не говорил, а она и не спрашивала. Но, как и его дядя, трахал он хорошо, да и член у него был не меньше, чем у дяди, порода видать такая, — думала она.

Жил Паша в двухкомнатной квартире, чисто холостяцкая квартира, спартанская обстановка, ничего лишнего, никакой роскоши, компьютер, полка с книгами, стол, шкаф и кровать.

Ее внимание привлекло большое количество холодного оружия, на стене висел набор из японских мечей, — катана, небольшой арбалет, а остальное, все ножи. Каких их только не было, и большие, и совсем маленькие, самой замысловатой формы.

Ножи были повсюду, большие кукри висели на стене, остальные лежали повсюду, и на полке, и на шкафе, и на столе. – Ого! Зачем тебе столько ножей? – Спросила его она. – Ну, у мужчины должны быть ножи, что ни будь порезать…, одним хлеб, другим, мясо, третьим, сыр, каждый для чего ни будь да нужен.

— Странно, у меня муж все режет одним ножом. – Ну, а я вот, так, люблю разнообразие, шикую! – Засмеялся он. – А что ты с женой развелся? – Я не разводился…, давай не будем эту тему затрагивать! Жестко сказал он, не глядя на нее. – Ну ладно…, — удивленно ответила она, и больше не лезла в его личную жизнь.

Встречалась она с ним три раза, и, видя, что парень залип на нее, влюбился, сказала, — я замужем и не могу больше с тобой встречаться, найди себе кого-нибудь, ты молодой, красивый, а я замужняя шлюха, блядь, зачем тебе такая? Он молча проводил ее взглядом.

Теперь, она ходила по дому постоянно в сексуальных нарядах, деньги на которые, давал ей Сергей. Самой обычной одеждой стали для нее подтяжки, чулки, и прозрачная сорочка сверху.

Иногда, перед незнакомыми людьми, в дополнение к этому, она одевала, ажурные трусики, но всегда была без лифчика, пацаны запретили ей его одевать, говоря, что у нее такая красивая грудь, зачем ее скрывать.

Как-то пьяный Сергей увидел на ней лифчик, она просто не успела его снять, придя из магазина, как тут приехал он. Тогда он разорался на нее, обыскал все шкафы, собрал все лифчики и пошел, выкинул их.

Теперь она везде ходила без лифчика, благо Коли не было, и он еще не скоро должен был объявиться. А к его приезду она купит их. Через полгода после отъезда Коли, она уже так привыкла к этой жизни, что заняться с кем бы то ни было сексом, ей было, что семечки пощелкать.

Это стало для нее обычным делом, тем, чем она занималась каждый день, и по нескольку раз в день. Даже пацаны, называли ее ебливой блядиной, хотя сами такой ее и сделали.

Она совсем перестала стесняться, и могла спокойно ходить по дому голой, перед посторонними, ей даже нравилось, когда ее прожигают восхищенными, похотливыми взглядами.

Она так ждала приезда Коли, но тот позвонил и сказал, что начальство не отпускает его, и что он должен будет пробыть там еще три месяца, и это в лучшем случае. Говорил, что начальство сказало, что его некем заменить, и, если он сам уедет оттуда, то ему ничего не заплатят, а еще и высчитают с него большую сумму, за срыв производства, да так, что он не в жизнь не рассчитается.

Они говорили друг другу слова любви, как соскучились друг по другу, конечно же, Лене было намного легче, чем ему, у нее был постоянный секс, а у Коли нет. После разговора она разрыдалась, благо, что была одна.

Ей надоела эта бессмысленная жизнь, быть просто игрушкой в руках мужиков, сперма приемщицей. Они с Колей мечтали о ребенке, он лечился, и врачи говорили, что все будет хорошо, что они смогут зачать ребенка, и вот, все это случилось. Теперь уже неизвестно, сможет ли она сама родить, так как сделала аборт, и не вполне удачный.

От кого залетела не понятно, и дядя Миша её драл без резины, и Сергей, и ещё некоторые, у некоторых рвались презервативы…, это было через полтора месяца после Колиного отъезда. Сейчас у нее стояла спиралька, которая решала многие проблемы.

Слава богу, что член у Коли был короткий и он не доставал ей до матки, так что он и не узнает об этом, а потом, она ее удалит. Тогда еще, Лена не знала, что все это, дело рук Сергея, это он приехал вместе с пацанами к Колиному начальнику и, запугав его, заставил сделать так, чтобы Коля остался там еще на год, а взамен дал начальнику денег.

Вечерами Лена любила подразнить дядю Мишу, да возможно, и его племянника, она гарцевала в сексуальных нарядах перед окнами, которые никогда не закрывала, включая яркий свет в комнате.

Иногда она была полностью голой, а иногда даже, ее трахали перед окном, да еще по нескольку человек подряд. Как-то раз она выключила свет, чтобы посмотреть, стоит ли со своим биноклем дядя Миша, и ошалела от того, что в двух соседних свечках, что были напротив ее дома, кое-где, на разных этажах, на балконах стоят мужики, у некоторых в руках блестела оптика.

Прошло еще три месяца, и Коля сообщил, что он должен будет остаться еще на три месяца, начальство не отпускало его, он просил ее потерпеть, зато он привезет много денег.

Как-то ей позвонил дядя Миша, прося прийти к нему, якобы у него есть интересные новости. Выбрав время, она пришла к нему. – Поздравляю тебя, Леночка, ты стала порно звездой!

— Как это? – Напряглась Лена. А так, подхожу я как-то к знакомым мужикам, там, в скверике, есть лавочки и столик, они там собираются в картишки срезаться, да выпить. Со всех этих свечек мужики собираются, так вот, смотрю, а там толпа делится между собой твоими фотографиями.

Наснимали целую кучу, вот посмотри, — и он показал ей фото, которые были разного качества, там было и то, как ее трахали, и просто она голая и в секс одежде. – Вот, наснимали тебя! Есть даже видео, где тебя на подоконнике трахают!

Я думаю, как бы в инет это не выложили, и тут, в следующий раз, слышу, один другому говорит, что она есть в хорошем качестве, на таком-то порно сайте. Я пришел, открыл этот сайт, а там куча твоего порно, и в разделе фото, и в разделе видео.

Да качество такое классное, и это уже не с балконов снимали! Это уже все, твои ебари снимали, и регулярно выставляют на сайты порнуху, с тобой в главной роли. Оказывается, много таких сайтов, на которых ты есть.

На некоторых даже и фамилия твоя есть. Прославилась ты, поздравляю! Коля то твой лазает по порносайтам? – Да вроде бы нет. И еще вот что…, Лена…, конечно, не хотелось бы тебе это говорить, себя выдавать, но вынужден сказать.

Колю твоего, хотят там, насовсем оставить! Она широко открыла глаза. – Как? Откуда ты знаешь? Говори! – В общем, не даешь ты мне девонька, подглядывать я стал…, как тебя толпой ебут.

Давно уже, пристрастился уж к этому…, ты прости. Тебя же они чаще всего ебут на лоджии, жарко им жеребцам, в хате то. Так вот, я стал проходить огородом и к вам, в палисадник, и там сижу в сарае, что у вас напротив лоджии как раз, в трех метрах.

Прямо передо мной такая порна происходит…, я уже столько видео наснимал, а уж про фото и не говорю, вечером хоть есть на что подрочить. Но я в инет не выкладывал, нет! Клянусь! Я это только для себя.

Так вот, слышу я раз ихней разговор, тебя не было, видимо подмываться пошла. И говорит один из них, — Серега, давай уж, мы этого ее муженька, там навсегда оставим?! Его начальник по закону не имеет права оставить его на больший срок, он больше не продлит его командировку.

– И что ты предлагаешь? – Спросил того Сергей. Давай найдем там людей, дадим денег, организуем несчастный случай!

Сергей не соглашался, а те давят на него, говорят, — и шлюха хорошая, всегда под рукой, не надо проституток вызывать. Она так классно одна справляется, стала такой злоебучей! Ненасытная, нам как раз! И хата хороша, на окраине, тут можно всегда посидеть дела порешать, с этой стороны никто нас не видит.

Купим потом сюда большой надувной бассейн, баньку построим, с Ленкой разомнемся, и в бассейн, красота! А этот приедет и прощай баба и хата! В общем, уговорили они Сергея, тот добро дал. Надо что-то делать, Лен!

— Значит, это они Колю там держат! С их подачи получается, он там! – Задумчиво сказала Лена. Да-а-а, я тут наслушалась от них, за все это время, про их подставы бандитские…, мелькали у меня в голове сомнения всякие…, а тут, вот оно как.

– Да ты расскажи мне все! Как, с чего все началось? Лена рассказала ему все, — как они хотели съездить в Таиланд, как Коля попал в полицию, и на счетчик авторитета. Как она согласилась стать их шлюхой.

Мужик только скрипел зубами и недовольно мотал головой. А выслушав ее, сказал, — это все Серега! Это он изначально все подстроил! Гаденыш! Я сразу почуял в нем гнилое нутро! Просто, он по-другому не мог тебя добиться, вот и организовал все. Да еще так, что ты сама, по своей воли стала его женщиной.

Да ты еще и благодарна ему за это, и твой Коля тоже, за то, что его жену шлюхой сделали! Лена слушала его, открыв рот, вроде бы он говорил какую-то дичь, что-то нереальное, но все срасталось!

Она знала и характер Сергея, и вот, наслушалась про их подставы, как они людей разводят…, они постоянно обсуждали при ней свои дела. Она взялась за голову, — ох, какая же я дура была! Как эта сволочь сыграла на моих эмоциях!

Я тогда так боялась за Колю, что даже не думала, лишь бы его вытащили из полиции и оградили от авторитета! Я была готова на все! И он воспользовался этим! Значит, я стала их шлюхой по собственному желанию, да еще была им благодарна за это!

Дядя Миша, ты даже не представляешь, скольких я мужиков пропустила через себя за все это время! И что они со мной только не делали! – Ну, что они делали, я представляю, да и многое видел сам.

Он покопался в компьютере и показал ей фото, на котором лежала Лена, с разведенными ногами, и из ее влагалища торчало горлышко водочной бутылки. — Вот еще, и он показал ей фото, где из влагалища торчала на половину затолканная бутылка из-под шампанского.

А вот видео у которого множество просмотров в инете, он включил на компе видео, на котором, крупным планом было видно как в уже распаханное Ленино влагалище засовывают бутылку донышком вперед, и так, пока не остается торчать только горлышко, а потом, вытащив из ее пиздени бутылку, в нее вставляют руку, и трахают ее кулаком. Все это из интернета взято, — сказал он, — прославили они тебя, девонька.

— А я то, старый дурак думал, что ты сама по себе такая блядовитая, захотела сама шлюхой стать, групповуху испытать, а испытав, тебе понравилось, думал, что ты просто ненасытная такая.

— Ну, сейчас то, я на самом деле такая! – Грустно сказала Лена. Я уже и не могу без этого, мне надо и надо…, Сергей добился своего, сделал меня отменной шлюхой! Я же в знак благодарности старалась быть на высоте, отдавалась им полностью, исполняя все их прихоти, старалась стать лучшей.

Дядя Миша сказал, — теперь я понял, о ком они говорили! Я слышал как они разговаривали, один спросил у Сергея, — а правда, он авторитету зуб выбил и машину попинал? А Сергей как заржал и говорит, — и монастырь 16 века разрушил тоже он… ха-ха-ха!

Знаешь, что это за авторитет был? Да это синяк один, гопник! Я ему чуток бабла отстегнул, за то, чтобы он мою постанову исполнил, он готов был за эти деньги по ебальнику получить. И не зуб он ему выбил, а фингал под глаз поставил! А машина была совсем левая, хозяин ментов вызвал, когда сигнализация сработала, и он увидел, как его машину какой-то пьяный чувак пинает. Все дела! Зато сейчас мы имеем то, что имеем!

Я тогда не понял, о чем это они, о ком? А сейчас ты мне все рассказала, и про авторитета, и про ментов, так все ясно стало, — это они про Колю, про то, как его Сергей развел как лоха. Он его пьяного подставил, сам создал ситуацию, в которой Коля был пешкой в его руках.

Лена слушала обалдевшая, — и давно ты это услышал? – Так еще пару месяцев назад! Ты бы сразу мне все рассказала, я бы тогда понял что к чему, и тебе сразу бы все сказал, но я то не знал…, думал, так они, о всякой своей хрени болтают, от не хуй делать…

— Я убью его! – Лена, Лена, ты что…, что ты доченька…, как ты его убьешь, ты только себя погубишь! Убью! Сказала убью, значит убью! Ночью, в горло нож! – Лена, не дури, или я тебя отсюда не отпущу!

Дядя Миша, но как я смогу так дальше жить? Я что им раба какая? Я думала, что все скоро закончится, что приедет Коля, и мы станем как прежде, спокойно жить, ребеночка хотели…, а тут, они хотят его убить, а меня пожизненно использовать, а потом, выкинуть на помойку!

А как мне еще от них избавиться и спасти Колю? Убью Сергея, он у них главный, и уеду к Коле, все ему расскажу… Ну, прогонит, не простит, ну и ладно…, я сама виновата, хотя ради него это делала…

— Лена, не вздумай ничего делать, только хуже сделаешь, все дело усугубишь! Иди сейчас домой, веди себя с ними как раньше вела, а я что-нибудь придумаю! Я позвоню тебе, Лена, тогда и договоримся о встречи, оговорим, как решить твою проблему.

На следующий день, Лену словно подменили, она отказывалась от секса, посылала парней куда подальше, была грубая, ходила хмурая. Закончился день тем, что к ним приехал один влиятельный человек, может быть и реальный авторитет, так как все они перед ним пресмыкались.

Видимо, ему пообещали красивую шлюху, и когда он увидел Лену, она ему понравилась. Он стал делать ей комплименты, ухаживать за ней, а Сергей подошел к ней, — Ленчик, обслужи его! И хорошенько, это важный человек.

А она ему вылепила, — да пошел ты нахуй вместе с важным человеком! Сам ему свою жопу подставь! Сергей не мог поверить своим ушам! Такого он не ожидал! Всегда ласковая и покладистая Леночка, теперь стала каким-то монстром!

— Что?! Что ты сказала, сука?! – Я говорю, иди сам отсоси у него, и жопу ему подставь! Сергей не смог сдержаться, ярость ослепила его, и он, ударил ее кулаком по лицу. Лена отлетела в угол комнаты, из разбитого носа бежала кровь.

Сергей подскочил к ней и, схватив ее за волосы, со всей силы влепил ей пощечину, разбив губы в кровь, а затем, еще раз ударил ее кулаком, оставив большой фингал под глазом. Когда она валялась на полу, и ее пинал по животу Сергей, в комнату зашел авторитет…

На следующий день, все ходили злые, у их бригады произошел конфликт с авторитетом, коим и оказался вчерашний влиятельный человек. Это был тот самый положенец, о котором когда-то упоминал Сергей.

Не трудно представить его реакцию, когда он увидел девушку, которая ему очень понравилась, и встречу с которой ему обещал Сергей, лежащую сейчас на полу с окровавленным лицом. Которую, к тому же пинал по животу Сергей.

Естественно, он как щенка откинул от Лены, Сергея, и наговорил ему много «льстивых» слов, на которые, Сергей в горячке, тоже ляпнул пару фраз. И как он в тот день еще остался жив, только одному Богу угодно…

Из-за произошедшего конфликта, ситуация теперь, складывалась так, что это ничего хорошего им не сулило. Рухнули многие их планы и надежды, и, как слышала из их разговора Лена, теперь многие не будут с ними считаться, Так как их рейтинг в кругах криминального мира резко упал. А это означало потерю влияния, а значит и доходов, и к тому же, наезд конкурирующих с ними группировок.

Парни всегда находились между ней и Сергеем, который говорил, что убьет эту шлюху. Все недоумевали, что могло с ней произойти, наконец-то, они все собрались, и позвали Лену.

— Объясни нам, что не так, почему ты такая? — А потому что, вы хотите убить моего мужа! Все открыли рты, воцарилось молчание. Наконец, Сергей вскочил, — Кто? Кто тебе сказал? – Никто!- спокойно ответила Лена. — Я тебя спрашиваю, сучка ты ебаная, кто тебе сказал? Говори, кто? – Хуй в пальто! – Ответила ему Лена.

Сергей кинулся к ней, но его остановили парни. А ну, разойдись! Быстро отошли! Это из вас какая-то сука сказала! – Ты кого тут суками называешь? Гребень ебаный! Это из-за тебя все, еблан тупорогий! – Выкрикнул сидевший Геша. Все были на взводе. – Че-е-е!? — Заорал Сергей. – А хуй тебе в оче! – Вскочил Геша. И они кинулись друг на друга.

И тут началась драка, кто-то из остальных пацанов встал на сторону Геши, а кто-то на сторону Сергея. Метелились они долго, а потом сидели, держась за расквашенные носы, и делая себе примочки на лицо.

Парни решали свои проблемы, помимо внешних, сложившихся в этой ситуации, всплыли и внутренние, многие были недовольны действиями своего лидера, Сергея. Они постоянно грызлись, орали друг на друга, каждый предлагал свое решение проблемы, вплоть до того, чтобы уйти к более сильной конкурирующей группировке.

Дружная до этого, в благоприятной обстановке бригада, теперь, в критической ситуации, разваливалась на глазах. Теперь, они напоминали крыс в бочке, и тут кто-то из них сказал, — а давайте мы Ленку подарим положенцу!

Пусть забирает ее и делает с ней что хочет! Все сразу поддержали эту идею, они надеялись таким образом снискать его расположение, и восстановить свой статус в криминальном мире.

Сейчас они обдумывали, как лучше это сделать, чтобы при этом, не потерять свое достоинство. За Леной присматривали, никуда ее не выпуская из дома.

На другой день ей позвонил дядя Миша, он сказал ей прийти к нему, чтобы обговорить, как решить ее проблему. Но она сказала ему, что ее избили и не выпускают из дома, и хотят отдать вору в законе, на вечное пользование.

Голос дяди Миши задрожал, — я же говорил тебе девонька, не предпринимай ничего, сиди тихо, а ты, что наделала, дуреха…, но я понимаю тебя! Дай трубку, Сережки!

Лена окликнула Сергея, — тебя просят! Сергей взял трубку, — да, слушаю, а.., это ты старый хер! А ты кто такой чтобы просить за нее? Да ты что? А не пошел бы ты на хуй! И он положил трубку.

И смеясь, сказал пацанам, — старый мудак просит отпустить Ленку. Все заржали. Вскоре, вновь зазвонил Ленин телефон, это опять был дядя Миша. – Дай трубку Сергею!

— Опять тебя! Она дала телефон Сергею. Сергей, схватив телефон, сходу заорал, — я же сказал тебе старый козе…, а ты кто такой? Что?! Парни повернулись и удивленно уставились на Сергея.

— Что, что ты сказал?! Сергей вскочил, и стал как Ленин, ходить взад-вперед, по комнате. – Да я тебя на лоскуты порежу! Где? Вас сколько будет? Один? Во сколько?

— Что там, Серега? Кто это? Что хотят? – А это у нее спросите, кто это! Друг говорит ее! Говорит, что если мы ее не отпустим, то он нам яйца отрежет и кишки выпустит!

Все открыли рты. – Он что, на голову ебнутый? — Или отморозок какой? – Лен, кто это? Что за друг? – Я не знаю! Нет у меня тут друзей! – Искренне сказала она, сама сидя с удивленным выражением лица.

— Что он хочет? – Хочет с нами встретиться! Сегодня, в семь вечера, там, за Новым микрорайоном, на пустыре! Говорит, что один будет. И чтобы мы Ленку с собой взяли. Сказал, что если мы ее еще хоть пальцем тронет, то он будет убивать нас медленно!

— Да кто он такой? – Хуй его знает… — Ну что, едем? — Конечно! – Я ему яйца отрежу и заставлю их сожрать! – Нет, мы лучше его за них на дереве повесим! – Нет, пацаны, ехать не надо! Это подстава!

— Какая нахуй подстава? – Это один какой-то ебнутый, отморозок! На голову больной! – Да он не приедет! Так, решил нас напугать, а сам не приедет! Вот увидите! – Не-ет, пацаны, это подстава! Я знаю, это от положенца человек звонил! Это он решил постанову нам сделать!

Все из-за Сергея! Это Положенец, Митяй это, точно! Решил прибрать под себя наш бизнес! А мы приедем туда, нас всех там положат! Митяй сразу решит все дела, и Сергею отомстит, и бизнес себе приберет, кого из нас для острастки, пощелкает, и Ленку себе заберет!

— Да не будет Митяй этого делать! Положенец таким не занимается! – Вот как раз этим он и занимается! Он в этом как рыба в воде, подставы разные, разводы! Стравить кого с кем, натравить кого на кого! А на че он так жирует?! — Нет, нельзя ехать! Порешат нас там всех!

– Да вы че?! Пацаны?! Этот гандон обещал вам яйца отрезать и в жопу затолкать, а вы не поедете?! Может, еще и раком перед ним встанете?! – Едем! Едем! – Заорала толпа. А если этот человек от положенца, то мы ему его яйца на блюдечке привезем! – Ага! Точно! Вместе с головой!

Мы поедем впятером! – Сказал Сергей. – Я возьму пистолет, Никита, тоже свой возьми! Биты киньте в машину! Остальные, ждите тут! Соберите всех пацанов, кого найдете! Сразу съездите на схрон, достаньте автоматы, гранаты, если это подстава от положенца, то отомстите! Езжайте прямо к нему, и валите там всех на хуй! Все равно потом, вам жизни не будет!

Сергей схватил Лену, — ты с нами поедешь, сучка! Посмотришь хоть, как мы яйца будем отрезать твоему ухажеру! Кто-то крикнул, — сначала я ему коленки битой переломаю! — А я ему копчик сломаю и уши отрежу!

Они сели в джип и поехали, через двадцать минут они были на окраине города. За Новым микрорайоном был пустырь, туда и подъехал джип. Парни, не вылезая из машины оглядывались, — вроде пусто! – Да, никого нет!

— Ну и где эта сука? – Да я же говорил, что он нас наебет! Что он не приедет! — Охуеть! Смотрите! Откуда он взялся? Лена посмотрела туда, куда уставились пацаны, сбоку от машины, буквально в пяти метрах от нее, стоял Паша.

— Он что, ниндзя что ли? — Удивленно сказал кто-то. Слушайте, а тут, нет ли еще таких? – Нет! Вылезаем! Сейчас мы этому сученку голову с жопой местами поменяем!

Лена с удивлением смотрела на Пашу, откуда он тут взялся? Они же сейчас убьют его! Старый дурак, дядя Миша, зачем он послал его?! Какие могут быть переговоры с этими бандитами?

Парни тем временем, впятером обступили его полукругом. Один, вращая битой, крикнул другому, — поспорим, я ему башку разнесу с одного удара? – Отвалите! Сначала я! – Вышел вперед здоровяк Владик.

Паша хоть и был крепкий парень, но по сравнению с амбалом Владиком, казался как молоденький мальчик. Лена не могла смотреть дальше, как сейчас они будут калечить и убивать Пашу.

Она выскочила из машины и бросилась между ними и Пашей. — Уйди, сучка! – Быстро назад! В машину, тебе сказали!

Паша повернул голову к ней, — делай, что они говорят! И быстро повернув голову в сторону парней замер в ожидании.

Лена вздрогнула от его взгляда. Теперь она поняла, что увидела тогда, при первой встречи, в его глазах. То, что тогда было так завуалировано, сейчас явно проявилось, и сейчас только оно одно и было в его глазах.

Это был взгляд матерого волка, хищника, уставившегося на свою жертву, и предвкушающего вкус крови.

Не оборачиваясь к ней, он крикнул, — не смотри сюда, Лена!

Но она не могла оторвать взгляда, хотя представляла, что сейчас будет, она с глазами полными ужаса, смотрела, как эти бугаи сейчас убьют этого смелого, но хрупкого по сравнению с ними парня.

Первым на Пашу бросился Владик, но Паша, сделав шаг ему навстречу, ударил своей левой ногой, в колено правой ноги Владика, чем остановил его напор. Тут же, своей правой ногой, он сделал лоукик (круговой, т.е. маваши, только в нижний уровень) по колену левой ноги Владика.

В то же колено, он, своей левой ногой, всадил ханзецу гери (тот же йоко /боковой/ только бьется сверху вниз под углом сорок пять градусов, ударная часть сокуто /ребро стопы/ )

Тот упал на одну ногу, и тут же, Паша зарядил ему с правой ноги маваши в голову, гигант упал, Паша прыгнул к нему и одним реверсивным движением, с противным, глухим хрустом, свернул тому шею.

— Су-у-ка-а-а! С криком бросился к нему другой, замахиваясь битой. Паша, быстро завел руки за спину, и когда они вновь появились, в обоих блестели лезвия ножей, которые он держал обратным хватом.

Уклоняясь, он сделал шаг влево, и ушел с линии атаки, а когда бита пролетала мимо над его головой, правой рукой, он полоснул по животу парня, от его левого бока, до печени, и тут же, на полу развороте к тому спиной, воткнул в живот нож, который был в его левой руке. А когда парень упал на колени, он одним движением перерезал ему горло.

Тут же, чуть подсев, он подставил свои скрещенные руки, под руку другого парня наносившего ему удар битой.

Бита вылетела из рук парня, а Паша, резко повернувшись к нему спиной, левой рукой воткнул тому нож в пах, удар был снизу вверх, с проносом, и потому, сразу брызнул фонтан алой артериальной крови.

С резким поворотом вправо, он воткнул одноименной рукой, нож тому в шею. Резко повернув голову, он увидел наводящего на него пистолет Сергея, времени на замах не было, и он движением от себя, метнул нож, который вошел под правую ключицу Сергея. Пистолет выпал из его руки, и он с глухим «ох!» медленно осел на землю, из его рта бежала струйка крови.

Паша, почти одновременно с раздавшимся выстрелом, сделал прыжок в сторону стрелявшего в него парня, и в кувырке, ударил его ногой в голову (ура маваши, т.е. обратный маваши), тот упал на спину.

После чего, Паша наступил ему своим коленом на руку с пистолетом, и нанес колющий удар в область сердца. Вскочив на ноги, он огляделся, в живых был только Сергей, который, так и сидел на коленях.

Из его груди торчала рукоятка ножа, а по краям рта стекали струйки крови. Рядом лежал пистолет, но Сергей не мог его взять, боль не позволяла ему делать какие либо движения.

Своей ногой, оттолкнув пистолет в сторону от Сергея, Паша сказал Лене, — он еще поживет немного. Поживет, пока я из него нож не вытащу, может, хочешь чего сказать ему? А хочешь, сама нож вытащи! Или вот, он протянул ей другой нож, рукояткой вперед, добей его этим! Лену потряхивало, и она все еще не в силах отойти от этого ужасного зрелища, подошла и склонилась над Сергеем. – Что, допрыгался, сволочь? Это тебе за нашу с Колей поруганную жизнь!

— Так это ты наняла его…, сс-у-у-ка! — Выдавил из себя Сергей. Лена плюнула ему в лицо, — гори в аду мразь! Сергей закашлялся, из его рта вылетала кровавая пена, и он прохрипел, — да будь ты про… Но резкий удар пяткой ноги снизу вверх, под нижнюю челюсть, сопровождавшийся хрустом, не дал ему закончить.

Сергей упал со сломанной шеей, а Паша, вытащил свой нож из его груди. Он внимательно огляделся, сказав, — вроде бы никого, никаких свидетелей!

Он вытер от крови два своих ножа об труп Сергея, и, подойдя к лежавшему за ближайшим кустом пакету, достал оттуда большой кожаный чехол, и положил их туда.

Затем, он достал из пакета бутылку с чистой водой, и полотенце. – Лен, полей мне на руки! – Попросил он ее. Она, взяв бутылку, поливала ему, а он, умыв окровавленные руки, ополоснул себе лицо, которое так же было забрызгано чужой кровью.

Потом вытерся полотенцем, завернул в него же, чехол с ножами. Затем, он снял с себя всю свою окровавленную одежду, оставшись только в плавках, Лена с удивлением смотрела на него, у него на каждой ноге было еще по ножу, в чехлах на липучке, а на талии был кожаный пояс, со специальными ячейками под ножи.

Из которых торчали рукоятки еще шести ножей. Он, поймав удивленный взгляд Лены, сказал, — я думал, что их больше будет…, и, хлопнув по поясу, сказал, — это метательные ножи.

Паша вытащил из пакета спортивный костюм, бейсболку, и в завершение всего одел темные очки. Свою окровавленную одежду он бросил в машину. Лена смотрела на него с удивлением, все это, он делал непринужденно, спокойно, как будто занимался этим каждый день, он все предусмотрел…

Кто же ты такой, Паша…, смазливый парень, с холодными глазами, цвета стали. Оборвав ход ее мыслей, Паша спросил ее, — Лен, ты там, в машине, ничего не оставила? А то я сейчас сожгу ее!

Этих бы, туда, в нее…, — глянул он на трупы, — но тяжелые сильно, неохота возиться с ними. А теперь, слушай меня внимательно! Сейчас мы с тобой в разные стороны!

Ты, быстро доходишь до дороги, ловишь любую, первую попавшуюся машину, но такси не вызывать! Понятно?! Он глянул на нее, для тебя и так любой остановится! Едешь так же, тем же путем, что вы сюда ехали!

Видишь на пути крупный магазин, вылезаешь, отпускаешь водителя! В магазине старайся как можно больше привлечь к себе внимания! Особенно, охранников, продавцов, крути жопой, улыбайся мужикам, скандаль с продавщицами, ходи там, где есть камеры наблюдения!

Сделай какую-нибудь крупную покупку, вот тебе деньги! Он протянул ей пачку денег, обязательно возьми чек, и храни его! Ходи и делай вид, что ты говоришь по телефону, громко так разговаривай, спрашивай, — когда вы за мной заедите?

Нужно чтобы это услышали продавцы, охранники, чтобы потом, они могли подтвердить, что ты тут была в то время, когда кто-то замочил этих. Поняла? А минут через тридцать, бери такси и езжай к дяде Миши! Не вздумай к себе домой поехать!

А то, так легко я уже не смогу тебя оттуда вытащить! Во! Вспомнил, у дяди Миши сгорел чайник, так вот, купи там ему самый дорогой! И коньяк ему возьми, тоже, самый дорогой! Продавцы это запомнят! Это все для ментов и бандитов, — алиби твое!

Лена пошла к дороге, и уже подходя к ней, услышала сзади взрыв, она обернулась, джип полыхал. Сделав все так, как ей сказал Паша, она приехала к дяди Миши.

Тот с волнением в голосе спросил, как, как все прошло?! Паша жив? Она кивнула головой. – Дядя Миша с облегчением выдохнул, — справился, значит, наш убивец…, хорошо их там учат…

— Где учат? Кто Паша такой? – Где, где…, во Хранцузском легионе, вот где! Убил он, значит, Серегу…, да он его бы уже давно убил, если бы встретил! Зря может, я его удерживал, приглядывал за ним…, выходил с ним гулять, выгуливал, словно собаку бойцовскую…, под присмотром!

Убил бы он этого выродка раньше, ничего бы этого не было. — А почему убил бы? — Как почему, потому что рожа у него бандитская, а этот их за версту чует! — Ну и что? Что из того, что он бандит? Почему сразу убивать то?

— А-а, долгая это история! Давай ка коньяку дорогого выпьем! Ишь, какой, Хранцузский! Он тебе сказал, такой купить? Пристрастился поди стервец, к такому, там во Хранции…, ну и мы испробуем!

Дядя Миша налил две рюмки, и протянул одну Лене, она, после пережитого сегодня стресса, не стала отказываться. Выпив он сказал, — я сейчас мяса поджарю, голодная, поди?

— Да не откажусь! Но давай я поджарю?! – Нет, мясо я не доверяю никому, это мужское дело! Вы бабы, не обижайся Лена, всегда все испортите! Наложите туда всякой хрени, не мясо, а черте что! Так что, я уж сам поджарю! С жирком, с перчиком! Буду жарить и рассказывать! А ты пока налей еще по одной!

Вскоре, мясо, покрытое аппетитной корочкой, издавая приятный аромат, шкварчало на сковородке. – Ты знаешь, Лен, Паша был хорошим, смышленым мальчиком, учился только на отлично, Всю детскую библиотеку перечитал. Я его во взрослую записал, он и там, все книги перечитал…, я же его воспитывал, родители то его погибли…

Школу закончил на отлично, а в двадцать лет женился, жена красавица, вылитая ты. Я не шучу! Очень была на тебя похожа, и даже волос такого же цвета и длинный, как у тебя. Прожили они всего ничего…, как-то вечером она шла с работы, а к ней машина подъехала, вылезли, вот такие же, как Серега, и затащили в машину.

Всю ночь, и весь следующий день они с ней тешились, уж сколько их там было…, говорила, что много очень. Пришла домой, на ней лица нет, синяки…, засосы на всем теле, еле на ногах держалась…

Ее в больницу, там немного пролежала, вышла, говорит мне, — как же Паша теперь сможет жить со мной, с такой… Замкнулась как-то в себе… Я дурак, не углядел за ней…, наложила она на себя руки…

Я тогда от Паши не отходил, — он говорит, я без нее жить не стану! Сначала пил он, крепко пил, а потом вдруг перестал. Стал по утрам бегать, спортом заниматься, каждый день у него по две тренировки было.

А через год заявляет мне, — уезжаю я! Во Францию поеду, во Французский Легион буду поступать! Не пройду отбор, приеду назад…, и не приехал.

Больше десяти лет он там был, получил ранение, контузию, ему сразу гражданство предоставили. У них там такое правило, если ранение получаешь, то сразу тебе гражданство.

Пожил он там сколько то, и вот три года назад, приехал. Приехал совсем другой человек, шрам у него во всю щеку, но главное, внутри он изменился…

Что-то у него там, в голове, перемкнуло…, как увидит каких блатных, так кидается на них…, особенно если кто к женщинам пристает.

Кавказцы как-то к красивой девушке пристали, типа, — эй дэвушка, хади сюда! Пойдем с нами вина выпьем! И не дают ей пройти.

А мы как раз с Пашей мимо проходили. Их трое, здоровые мужики, а он как с цепи сорвался…. Я Лена еще не видел, чтобы так били, раньше мы так не дрались…, разве что в кино видел, но думал, что там это наигранно…, он их не бил, он их убивал! Я еле оттащил его от них, и то, он чуть и мне не приложился.

Паша стал зверем! Скольких же он там погубил…, я, как представлю себе…, как в хфильмах наших, фашистов показывают, — рукава засучены, с автомата всех поливают! Всю деревню истребляют! Думаю, неужели и мой Паша там так…, может, нужно было его маленького удавить, чтобы сейчас не творил такое…

Ты смотрела Лена, наш сериал, «Игра»? Вот там, такого же показывают, как Паша, даже похож чем-то. Тоже был в этом Легионе, в кине он бандит, а против него следователь, такой же крутой, они друг друга стоят!

Так вот, показывают там, что творил там этот, что с Легиона, — ужас! Ментов штабелями клал, один против нескольких…, интересная хфильма!

А-а, давай выпьем Леночка! Мясо то уже готово! Секса в тот вечер у них не было, и ей ничего не хотелось, и дядя Миша, подошел к ней, обнял, и говорит, — извини Леночка, но сегодня я не ебарь! После всего…, не могу я…, не встанет он у меня, и ушел спать в другую комнату.

На следующий день, дядя Миша сказал, пойду я на разведку, послушаю, что они там говорят. Лена спросила, — как? Но вспомнила, как он рассказывал, что подглядывал за ней из сарая.

Пришел Дядя Миша довольный, возбужденный, стал рассказывать. – Думают они, что их парней убили люди какого-то Митяя, собираются сегодня к нему ехать, отомстить хотят!

Лена, у них там автоматы, я даже гранату у одного увидел! Как на войну собираются! Про тебя и не говорят даже, видимо им сейчас не до тебя!

Поздно вечером, в новостях, рассказали о крупной бандитской разборке, в ходе которой, был убит известный криминальный авторитет, по прозвищу Митяй, а так же еще несколько человек с разных сторон.

— Все, Лена! Они сами решили все твои проблемы! Сами себя и устранили! Теперь, кто из них убит, кто сядет, а кто на дно заляжет!

Дядя Миша, я хочу поблагодарить Пашу! — Ну, дозвониться ты ему не дозвонишься, он симку выкинул, привычка уже у него такая. Пойдем, отведу тебя к нему, у меня ключи есть от его квартиры.

— А зачем? Мы в дверь позвоним и все?! Ну, вдруг его дома нет, а если дома, то проверим, чем он там занимается, за ним присмотр нужен! Подойдя тихонько к квартире, Дядя Миша приставил ухо к двери и прислушался.

— Дома что ли нет? – Сказал он, и, достав ключи, осторожно открыв дверь, сделал шаг в квартиру, тут же ему в голову уперся ствол пистолета. – Дядя! Ну я же просил тебя, без предупреждения не приходить! Чуть не пристрелил!

Дядя Миша утирал пот, — аж язви ж твою мать! Паша! Напугал меня, я аж вспотел сразу! Хорошо хоть не обосрался, а то бы заставил тебя штаны мне стирать!

Осведомившись у Паши, что да как, дядя Миша деликатно удалился, оставив их одних. Лена сказала, — Я хотела поблагодарить тебя! – Да, не за что! Хотя, отблагодари! – Как и чем? – А ты, не догадываешься? Лена улыбнулась.

Она осталась у него ночевать. Паша был неутомим в сексе, он снова был нежным и ласковым, ее нежно ласкали его руки, так недавно державшие окровавленные ножи. Взгляд его, опять был теплым, ласковым и нежным.

В короткие промежутки, они лежали и разговаривали.

Дядя Миша, наверное, рассказывал тебе о моей жене…, после ее смерти у меня долго никого не было, а когда и было, это был просто животный секс, кончил и все, больше никакого интереса к женщине. Я не мог найти себе женщину, те немногие, кто нравился мне, были замужем, а кому нравился я, те не нравились мне. Когда я впервые увидел тебя, у меня аж сердце екнуло, так ты была похожа на мою жену…

С тех пор я только мечтал о тебе, ходил за тобой, когда ты возвращалась с работы, любовался тобой и…, охранял. С тобой мне хорошо как никогда! Лен, поедем со мной во Францию! У меня там гражданство, есть деньги, мне там пенсию будут платить, и не то, что у нас! Мы будем достойно жить, купим себе дом у моря, поедем, Лен?

— Паша, ты хороший, и я бы поехала с тобой, но я люблю мужа. После долгого молчания, Паша сказал, — я понимаю тебя, и уважаю за твое решение, как говорится, — с милым и рай в шалаше!

А я поеду! – Когда? – А вот, как буду уверен, что ты в безопасности, так и поеду. – Опять в Легион? – Да, если назад возьмут, я же после контузии, да и возраст уже! Скоро 38, а там берут до сорока лет.

— Паша, там же опасно, могут убить! Он улыбнулся, — сейчас везде опасно, убить могут везде! Вот идет себе человек по тротуару, а тут, какой-нибудь пьяный дурак за рулем…, или обкуренный сынок олигарха, и все! Нет человека.

Или вот такие, как эти, твои, вечером с ножом встретят…, зачем такая бесславная смерть? Лучше уж там! Тут все говорят, что время летит, а там, бывает, что каждая секунда вечностью кажется…

Здесь скучная, никчемная жизнь, которая просто пролетает…, а там…, там ты всегда на грани, там ты чувствуешь вкус жизни! Сейчас она есть, но в любой момент ее может не стать!

Утром он пошел ее провожать до дома. Подойдя к двери, Паша остановил ее движением руки, а сам замер перед дверью. Минуты две он стоял, не шевелясь, Лена осторожно заглянула ему в лицо, он был как изваяние, даже глаза его не двигались, они были как остекленевшие.

Поймав на себе ее внимание, он медленно поднял палец вверх. Через несколько секунд, глаза его ожили, он повернулся к ней, на его лице была улыбка. – Здесь никого нет! – Уверенно сказал он.

Когда Лена осталась одна, она стала прибирать квартиру, собрав все вещи, принадлежавшие пацанам, она пошла и выкинула все на помойку. На ночь она закрыла на все засовы двери и окна. Но ночь прошла спокойно.

На следующий день, она стала собирать свои вещи по сумкам. Потом, она пошла к Дяде Миши. Она сказала ему, что собирается уезжать, а дом выставит на продажу.

— Ты чего, сдурела, девонька?! Но помолчав немного, он сказал, — вообще, все правильно! Тут все равно нельзя жить, Коля рано или поздно узнает о тебе. Ты тут уже прослыла шлюхой, многие знают тебя как шлюху, фото твои у многих, и видео есть.

Куда ехать хочешь? – В Новосибирск, самый крупный город за Уралом. На полпути к Коле. Он все равно там будет еще несколько месяцев, а я там обоснуюсь, квартиру сниму, и он, туда ко мне приедет.

Дядя Миша, я тебе ключи оставлю, будешь дом покупателям показывать? – Ладно! — А когда покупатели найдутся, я приеду, одна, или уже с Колей, оформить сделку.

Поеду сейчас в Агентство недвижимости. Постой, Леночка, посиди хоть, немного. Как ты там жить собираешься? – Найду работу, потом, продастся дом, будут деньги, Коля должен хорошо заработать, подкопим, если че, еще, и купим там себе квартиру.

Лена, а как же ты с Колей то будешь? – В смысле? — Ну, ты уж извини меня, растрахали они тебя! Свободно там у тебя больно…, он приедет, сразу это заметит! Если бы он был здесь, то постепенно привык бы к этому. Так как и она у тебя постепенно менялась, а так, для него сразу резкая разница!

Сразу все поймет, так как конец будет в ней болтаться! – И что мне теперь делать? – Печально проговорила она. — Начни тренировать! — Как? Как я там то, натренирую? — Есть специальные упражнения, техники! Можно так натренировать мышцы влагалища, что и член не зайдет, а можно, его наоборот, не выпустить!

— И как я это буду делать? Где научусь этому? Он полез в книжный шкаф, покопавшись там, достал несколько книг. – Вот, на, дарю! Там все есть, что и как! Изучай, регулярно занимайся, и будешь как целка!

Она посмотрела на книги, там были книги по Даосскому искусству любви, по Тантре, по сексуальной магии и еще несколько, из этой серии. Он поймал ее удивленный взгляд, — от жены осталось, я ей когда-то дарил!

— Она занималась? – Еще как! Узенькая стала, как девочка…, его взгляд наполнился печалью, видимо захватили воспоминания. Любил я ее…

Но да ладно! Как приедешь, позвони мне! Чтобы я не волновался! Скажешь, что ты там, как ты там! Коли то, когда об этом скажешь? – Приеду, обоснуюсь и скажу.

Будешь ему что рассказывать? – Не знаю…. – Не вздумай! Вообще ничего не говори! Скажи ему, что Сергея убили, наверное, тот авторитет. Теперь, вы с ним в опасности, особенно он, Коля! И все! Вот ты и переехала! Не говори, что секс на стороне был!

Ты же видела, в кого Паша превратился, кто знает, на что твой Коля способен, если узнает правду! Она чмокнула дядю Мишу в щечку, — Спасибо! Ты настоящий друг! — А в гости то пригласишь?!

— Обязательно! Как обустроимся там, так и пригласим тебя! И отблагодарю! Старик расцвел, — это хорошо, я бы рад был! — А ты, смотри тут, по девкам то особо не бегай! Они попрощались.

Новосибирск, встретил ее проливным дождем, было зябко, сыро и холодно. Сибирь! – Подумала она, сразу на ум пришло, — ссылка, каторга…

На вокзале она увидела объявление, о сдаче квартир посуточно. Она сняла себе квартиру недалеко возле вокзала, распаковав вещи, она помылась и легла спать, кутаясь от холода в одеяло.

Проспала она долго, и проснулась от жары. Она выглянула в окно, на улице сияло солнце, Лена открыла окно и ее обдал горячий воздух, ого! Сибирь! Выйдя на улицу, она увидела термометр, он показывал плюс тридцать два градуса.

День она посвятила обходу агентств недвижимости, ища себе подходящую квартиру. Ей нашли квартиру – студию, в центре Новосибирска. Заехав в нее, она осмотрелась, хотя это и был центр города, но вокруг была зелень.

Недалеко был красивый парк, Большой оперный театр. Красота! – подумала она. Обосновавшись, она открыла телефон и стала искать сайты проституток города. Найдя самые лучшие, большие сайты, она созвонилась с их админом и договорилась об оплате, за размещение своей анкеты.

Объявление она подала сразу в три сайта. У нее были хорошие фотографии, так как она оставляла себе те фото, которые ей нравились, а у парней их была куча. У нее было даже несколько коротеньких видео, где она исполняет стриптиз.

Она разместила свои фото на сайт, и на один из трех, добавила и видео. Все фото были с ее лицом, она не стала его ретушировать, зная, что мужчины будут выбирать именно те анкеты, где видно лицо. Зачем им брать кота в мешке.

Цену она поставила чуть выше средней, 5000 руб. в час. Добавив в раздел Услуги, ко всему прочему, групповой секс, а также, фото и видео съемку. Она знала, что это обязательно будет привлекать большое количество мужчин.

На следующий день, после размещения анкет на сайтах, с самого утра начались звонки. Мужики узнавали, спрашивали, она ли на фото и видео, многие сомневались, говоря, что это не ее фото, а взято с сайта моделей.

Но в два часа дня, позвонил клиент, который обещал в ближайшее время приехать, и через полчаса, позвонили в дверь. Заплатив сначала за час, он продлил время еще на два часа.

Следующие, были два парня, которые остались с ней сразу на два часа, потом, мужик на час, и в завершение дня, три парня на три часа. Лена была довольна началом работы, к такой нагрузке ей было не привыкать.

Радовало то, что здесь, она сама себе хозяйка, — когда хочет, работает, когда хочет, — отдыхает. Сама решает, принять ли ей того, или другого клиента. Она подсчитала прибыль, за неполный день получилось больше восьмидесяти тысяч. Это было больше, чем ей платили пацаны, и уж гораздо больше, чем она получала на своей работе.

На следующий день, она заработала уже больше ста тысяч. Клиенты были в восторге от нее, каждый из них брал ее домашний телефон, давал его своим друзьям, знакомым, рекомендуя им Лену, и таким образом, через месяц, у нее появилось много постоянных клиентов.

Через два месяца, она уже не могла многих принять, отказывая им, так как все время было расписано на ее постоянных клиентов. Она купила себе в квартиру хорошую, упругую кровать – палкадром, так как та кровать, что была изначально в квартире, стала разваливаться, не выдерживая такой нагрузки.

Все у нее складывалось хорошо, зарабатывала она такие деньги, которые ей раньше и не снились. Она успевала высыпаться, ходить в косметический кабинет, в массажный салон, и, конечно же, читала книги, что подарил ей дядя Миша.

Она регулярно занималась интимной гимнастикой, тут же, применяла ее на клиентах, добиваясь того, чтобы мужик с самым тоненьким членом, мог кончить с ней. А те, у кого члены были потолще среднего, делали ей комплименты, отмечая то, как хорошо она сжимает член, сокращая мышцы влагалища.

Многие удивлялись тому, что у проститутки, влагалище узенькое, как у молоденькой девушки. К приезду Коли, она сняла однокомнатную квартиру, там же в центре, в пяти минутах ходьбы от своих апартаментов. Это было очень удобно, так как она работала допоздна, и после работы, могла быстро добраться до дома, экономя время.

Коле, после его лесотундры, город очень понравился, он был в восторге от расположения квартиры, и от самой квартиры, и, конечно же, от Лены. Неделю она не работала, они занимались сексом, много разговаривали, рассказывая друг другу, кто как жил, ходили гулять по пока еще не знакомому городу.

Это был их второй медовый месяц, а вернее, неделя, так как потом, позвонил дядя Миша и сказал, что наконец-то нашелся покупатель на их дом, и Коля поехал туда, чтобы заключить сделку. Попутно, он заехал в свою контору, и оформил документы на перевод в их филиал в Новосибирске.

А когда он приехал, и они подсчитали все деньги, то оказалось, что они могут купить себе квартиру. Радости их не было предела, когда они купили двухкомнатную квартиру, хоть и не в центре города, но и не так далеко от метро.

А через два года, когда они, постепенно обставили квартиру, летом, они пригласили к себе в гости дядю Мишу. Он немного осунулся, стал более худощав, но был все таким же веселым живчиком. Как оказалось, ему уже стукнуло шестьдесят семь лет.

После того, как Коля приходил с работы, они ужинали и отправлялись на прогулку по городу, показывая дяди Миши его достопримечательности. Ну, а пока Коля был на работе, она привозила дядю Мишу на свои апартаменты, говоря ему, что это квартира подруги.

Там, как она ему и обещала раньше, они занимались с ней сексом. В первое же занятие сексом, она сказала ему, — а хочешь, я не отпущу твоего молодца? И сжала мышцы своего влагалища. – Ого! – Воскликнул дядя Миша, как в тиски зажали!

Ай да молодца, девонька! Натренировала таки себе! Набралась премудрости с моих книг? – Да, дядя Миша! Все прочитала, и не по разу! Спасибо тебе за это, и за советы твои спасибо, и за помощь, тоже!

— Да ладно, четам! – Махнул он рукой. Хотя, нет, коли так, дам тебе еще один совет! Давай-ка ты, девонька, завязывай с этим! – С чем, дядя Миша? — С занятием проституцией! Что думаешь, я не понял, чья эта квартира?

Сразу понял, что твоя! А если твоя, то зачем тебе она втайне от Коли? Да кровать то еще такая? Я уж не говорю про твои сексуальные наряды в шкафу, про пачки презервативов в столе!

А когда я стал собирать мусор, чтобы пойти его выкинуть, ты же сама меня попросила, то увидел там, в мусорном пакете, целую кучу использованных презервативов! Зачем тебе это? Мало тогда наеблась? Чтобы завязала с этим!

— Дядя Миша, а на что бы я жила, когда приехала? А на что бы мы квартиру купили? Здесь я зарабатываю минимум сто тысяч в день, да еще к этому, клиенты, дополнительно оставляют деньги, в знак благодарности.

— Сколько, сколько? Сто тысяч? – Присвистнул он. Охренеть просто! Старик был ошарашен. – Дядя Миша, да не беспокойся ты, Коля ничего не узнает, и ему очень хорошо со мной! И все благодаря твоему совету!

Пойми, я люблю его как человека, но мне его не хватает! Что я могу поделать с этим?! А тут, я и удовлетворена по уши, и деньги большие получаю! Два в одном! Но я все равно, постепенно буду завязывать с этим, я уже не даю рекламу, у меня и так куча своих клиентов, но постепенно, буду отфутболивать и их.

Оставлю себе только несколько человек, которые мне больше нравятся, и буду встречаться только с ними! – А нравятся то тебе, поди те, у которых по локоть? Она засмеялась, — да не совсем так, но все же, ты мыслишь в правильном направлении!

Дядя Миша, а что, как там Паша, что пишет? Звонит? Лицо старика помрачнело, и он как будто сразу на несколько лет состарился, — нет Паши! Погиб он, год назад! – Вы ездили на похороны? Ездил, мне ихняй Легион все оплатил.

Да только хоронить там было нечего…, снаряд в них попал, сразу несколько человек в клочья! Куски мяса там собирали, а чье оно там, бог его знает…, где-то, что-то от Паши, а что-то, от других…

Похоронили в общей могиле, все как подобает, салют, почести! Мне деньги его выплатили, да на что они мне…, Пашу то уж не вернешь…, а он как сын мне был, с семи лет его воспитывал…, теперь совсем я один, помру, похоронить некому будет… По щекам старика побежали слезы.

Лена тоже стала всхлипывать, и, отвернувшись, зарыдала. Она вспоминала этого симпатичного парня, их последний разговор…

Через десять дней, дядя Миша сказал, — ну, все! Пора и честь знать! Поеду я домой, а то, надоел уже вам! Как его не уговаривали, остаться погостить еще, он собрался, когда его провожали, уже на главном вокзале, Коля отошел в кафе, желая купить еще чего ни будь, в дорогу старику.

А дядя Миша, воспользовавшись ситуацией, весело пихнул в бок Лену. – Слышь, Лена, мужики то с соседних свечек, что напротив вашего бывшего дома, привыкли тебя то снимать, делать фото, а сейчас, там новые жильцы.

Молодожены, а девка то, тоже блондинка, так они ее и снимают! Спорят между собой, что ты какая-то не такая стала, и ростом ниже и титьки стали поменьше…, в общем снимают они без зазрения совести ту, новую молодую хозяйку. И в неглиже даже сняли…, а те не догадаются окна закрывать…, вот такое вот веселье!

Дядя Миша махал им из окна поезда, уносящего его в вечность…

Конец.