шлюхи Екатеринбурга

Наступая на те же грабли

Наступая на те же грабли

Продолжение рассказа, первые две части которого были озаглавлены «Одна ошибка и — снежный ком»

https://bestweapon.ru/post_70323

https://bestweapon.ru/post_70363

— Сволочь! Ты трахался с Эльзой? — прокричала моя жена.

Это было подобно удару молнии. Действительно, впечатление было такое, что к нам на кухню влетела шаровая молния и там взорвалась. Только эта молния ни откуда не влетала, моя любимая Сюзен была сама эта молния – сидя на диванчике в кухне, сверкая и рассыпаясь в её ярости мириадами ослепительных искр.

— Постой-постой… потише… — это всё, что смог я пролепетать в первый момент, стоя перед ней, ошеломлённый и пригвождённый таким выбросом энергии гнева.

— Ты просишь меня успокоиться, грязный кобель; хочешь, чтобы я всё безропотно проглотила, узнав о твоей измене; может ещё ждёшь, что брошусь тебе на колени, обниму, обласкаю и прощу тебе все утехи на стороне? Точно так, как ты простил меня за мою ошибку, сделать которую ты сам меня и подтолкнул. – выпалила она, но уже с явно меньшей агрессией в голосе.

— Вот именно. – наконец нашёлся я, схватившись словно за спасительную соломинку за упоминание моей супругой об её недавнем коротком похождении за моей спиной. – Мы оба сделали ошибки, но мы взрослые люди. И мы — семья. Нам нужно просто сесть, поговорить и уладить все наши проблемы.

Что сразу и выполнил после сказанного – присел на диванчик рядом с моей пылающей от гнева женой, которая в таком состоянии обрела какой-то новый, особенный шарм. «Боже, как она прекрасна, даже злясь, цепляет за самые сокровенные струны моей души.» — подумал я, пытаясь приобнять Сюзен. Но моя благоверная встретила этот мой порыв в штыки. Одной рукой перехватила мою, второй, упершись мне в грудь, оттолкнулась и мягко переместилась в противоположный угол диванчика.

— Сесть и поговорить… — язвительно повторила мои слова она. – Почему же ты не сел и не поговорил со мной раньше, не признался, что «отведал медку» с этой глуповатой молоденькой сучкой? Почему?! Кстати – и сколько раз у вас было «это»?

— Один. Один лишь только раз. И я очень сожалею, что дал слабину и позволил этому случиться. После она несколько раз вешалась мне на шею, пыталась соблазнить меня на повторение, но я.. . — начал речь в своё оправдание, но Сюзен прервала, не дав досказать.

— Ты думаешь я поверю в это — один раз? Ха… У тебя было предостаточно времени и возможностей, чтобы тра…

— Да, было, — теперь оборвал её на полуслове уже я. — Но я не пользовался ими, даже саму мысль об этом не допускал. Не понимаю — почему ты мне не веришь. Я никогда тебя ни обманывал, ни подводил. Мы — семейная пара. Мы должны строить свои отношения на основе честности, уважения и доверия друг к другу. Милая, у нас ведь всё так и было, до недавних пор…

— Вот-вот, именно. До недавних пор. Пока ты не начал потрахивать эту сучку за моей спиной, и делал бы это ещё долго, если бы тебя не подловили. А вместо того, чтобы быть честным по отношению ко мне, как ты утверждаешь отношения между нами должны быть, сесть поговорить и сознаться в своей ошибке, если ты таковой считаешь выплеск наружу похоти, в чём я сомневаюсь, ты вместо этого пытался загладить свою вину, приговаривая меня лечь под Хардина. О, я только сегодня поняла — почему ты так пытался уложить меня в его постель. Давал ему массу времени быть со мной наедине, эти наши возбуждающие беседы во время секса и после… Всё это было неспроста. Что, муженёк, совесть заедала, а смелости сознаться и расставить всё по полкам не хватало? Так ты решил накормить свою совесть, разрешив мне завести интрижку? Думал так откупиться… Ну-ну… Только ты не рассчитывал, что я обо всём рано или поздно узнаю. Больше того — увижу своими глазами. Был ли тот раз единственным или нет, но один раз тебе приходится признать. Приходится, ибо я видела это сегодня собственными глазами. – снова жена перехватила инициативу в разговоре.

Но теперь она говорила намного спокойнее. Было отчётливо видно, что первый всплеск ярости внутри неё поугас. Очевидно, давление этой ярости не давало мне в первые минуты нашей встречи, что так неожиданно началась, мыслить правильно. Сейчас же я пришёл в себя и меня осенило — Хардин! Ну, конечно же этот мерзавец поведал ей о моей ошибке. Если в предыдущие минуты шока в мозгах на вопрос «кто» приходил ответ, что кандидатов подбросить ей это дерьмо было три — сама Эльза, Хардин или Мелони — сейчас же всё насчёт источника стало ясно. Показать видео, как доказательство моей измены, мог только этот подлец. «Нет, дорогуша, это тебе так с рук не сойдёт. Решил вбить клин между мной и моей любимой женой? Не выйдет. А гнев и ярость у неё сейчас будем тушить.» — подумал я и решил переходить в атаку, ибо верно говорят, что «лучшая защита — нападение».

— Да, это было, и было только раз. Повторяю, как и то, что ты обязана мне верить. Ты – моя жена. Любимая жена. Я не могу и не хочу тебя обманывать. Один раз сделал ошибку, но этот негодяй смог заснять её и шантажировал меня. И тут я сделал следующую ошибку — не сознался тебе во всём, струсил, признаю. Вместо этого выбрал другой путь…

— Ага, очень любопытный путь. Стал подталкивать меня совершить измену, чтобы было баш-на-баш, верно? Чтобы мне было невозможно тебя упрекнуть, зная такой же грешок за собой. Ещё и убеждал меня, что можешь с этим смириться. Какой же ты… эх…

— Ты сейчас глупости говоришь. Всё так же не понимаешь меня, или хуже — не веришь. А всё, что от тебя сейчас требуется – спокойно выслушать меня, не перебивая. С Эльзой у меня случилось один раз, да и то по её инициативе, потому что, как потом оказалось, соблазнить меня на секс Эльзу вынудил сам подлец Хардин. Сделал это для того, чтобы поймать меня в капкан. После этого, по его замыслу я должен был дать ему побольше свободы, места и времени, чтобы соблазнить тебя и затащить в постель. Кроме всего этого, дополнительным его условием была моя помощь уговорить тебя переспать с ним. Ты и представить не можешь какие чувства нахлынули на меня тогда. Сначала паника от осознания, что я попал в немалое дерьмо; но это быстро прошло и сразу захотелось врезать этому подонку, расправиться с ним; но и эту мысль я быстро отверг, так как это могло только усугубить проблему. Когда я предложил выкупить у него и видео, и молчание, он отказался. Отказал в такой манере, что дал понять – он хочет только заполучить тебя. Понимая, что путей удачного выхода из такого дерьма у меня немного, я отклонил возможность сознаться тебе, милая. В тот момент я боялся — это разрушит наш брак. Куда более приемлемым вариантом показался такой — принять условия Хардина. По двум причинам: во-первых, это давало мне время хорошо обдумать ситуацию, в которую я себя сам загнал и выработать тактику борьбы с наглецом; во-вторых, я полностью тебе доверял, считал, что знаю тебя слишком хорошо, а потому была полнейшая уверенность, что все потуги этого «покорителя» чужих жён разобьются о стену твоей верности мне…

— А я взяла да подвела твои надежды. Получается предала тебя. – снова прервала меня Сюзен. Это прозвучало тихо и монотонно, словно она сказала это больше для себя, чем для меня.

— Я не хочу называть это так. Не было никакого предательства с твоей стороны. И пожалуйста, милая, я же просил не перебивать меня, я ещё не всё сказал, — решил я прийти ей на помощь, чтобы таким способом начать притушивать вспыхнувшую ссору. Увидев, что это возымело место, и в её глазах появился блеск благодарности, я продолжил. – Я был твёрдо уверен, что все его старания будут тобою отвергнуты, что он безполезным тараном постучит-побьётся в ворота неприступной крепости, и всё чего добьётся, так это только шишек на своём самоуверенном лбу. Пройдёт какое-то время, ему в конце концов эта безперспективная затея надоест самому, и он по-тихому сам от неё откажется. Тогда самое неприятное, что может меня ожидать, так это то, что он захочет заполучить хоть «с вшивой собаки, да шерсти клок». Назначит цену тому злополучному видео, и я выкуплю его. За время нашего знакомства я понял, что этот Хардин – немалый скупердяй. Я просчитал его хорошо, и было маловероятно, что он, после своей неудачи с тобой, захочет просто в отместку мне предоставить тебе видео. Деньги от меня были бы предпочтительнее. Поначалу всё так и пошло. Я с торжеством наблюдал его безрезультатные старания первых недель. Казалось, вот-вот и он сдастся. Но… Я не смог просчитать всю глубину коварства этого человека. Поначалу его требование «помогать покорять тебя» выглядело нелепым. Я не представлял, в чём может заключаться эта помощь. Что ошибался, я понял, когда он потребовал заставить тебя прийти к нему выбирать плитку. Помню, как волновался я, не доверяя его заверениям, что он не применит к тебе насилие, когда ты придёшь к нему домой. Волновался, но всё же направил тебя одну к нему. И хотя всё прошло нормально, я понял одно – я невольно играю по его установленным правилам. Я просто помогаю открыть ворота крепости, которая не поддаётся ударам тарана, изнутри. И самое ужасное – я делал это безропотно. Я принял его игру и участвовал в ней. Все последующие его наставления уже не вызывали такого страха, но они приносили определённое волнение. Хотя оно раз за разом разбивалось о понимание, что ты продолжаешь отвергать его попытки уболтать тебя, в чём он сам сознавался. Проходили дни, и казалось, это лишь вопрос времени, когда он окончательно сдастся и отвалит от тебя.

Сюзен теперь терпеливо выслушивала меня. Это был хороший знак, но важнее для меня был момент, что её лицо начало становиться теплее и приветливее. Как не очаровательна она была в гневе, но всё же сейчас мне хотелось увидеть мою прежнюю, улыбчивую, во всём мне доверяющую жену. Хотелось, чтобы мы изъяснились друг с другом, забыли и оставили позади все эти внезапные передряги. И мы пришли к этому, но не совсем так, как я планировал это утром. Что удивительно, чем больше я видел, как спадает напряженность между нами, тем сильнее ощущал дрожь своего физического тела. Если в первые минуты, атакованный гневом Сюзен, я не замечал их, то сейчас вибрации и дрожь становились ощутимее. Скорее всего это было результатом лёгкой эйфории от ощущения малой победы. Победы, которая сулила мне забыть наконец страх, что наш брак разрушится, когда моя супруга узнает о той единственной моей измене. От волнения я стал говорить сбивчиво:

— Но видишь ли… на деле всё вышло не так… не так, как я думал… — я придвинулся к ней по диванчику, и она в этот раз не попыталась отодвинуться. Не потому, что сидела на краю, и дальше двинуться места не было, а потому что в её глазах светилось желание сходное с моим – убрать эту трещину в стене наших отношений. Напротив, она подалась телом ко мне, когда я нежно приобнял её за плечи, продолжая. -.. . может я сделал ещё одну ошибку, когда поехал вчера к его дому в поиске тебя… но, Бог мой, это хорошо, что я так решил… если бы нет… то неизвестно сколько бы ещё длилось моё заблуждение… я бы чувствовал себя победителем, а на деле праздновал бы он… и продолжал тобою пользоваться…

— Кен… ты всё сделал правильно, тебе не в чем себя укорять, — наконец ответила жена. – И ты не только понял и простил меня, ты сделал две важных вещи. Первая – ты убрал у меня чувство вины перед тобой, которое я испытывала две последние недели; второе – ты помог мне выйти из-под его контроля, что мне самой никак не удавалось. После того, как я сдалась и позволила ему овладеть мною в первый раз, здесь у нас, я поклялась больше не повторять эту ошибку. Но этот подонок обладает какой-то магией соблазнения, точно. Каждый раз, когда он звонил и предлагал мне приехать к нему, я покорно следовала его предложениям, летела словно мотылёк на огонь.

Такое её откровенное признание, прозвучавшее для меня раскатом грома, возбудило во мне новую волну вибраций. Мы уже сидели в пол-оборота друг к другу; глаза наши установили полный и проникновенный контакт. Я обхватил её второй рукой за талию, крепче прижал к себе. Сюзен сделала паузу в несколько секунд. Точно задумавшись над чем-то. Я определённо ощущал дрожь её тела. В этот момент мне показалось, слёзы стали наворачиваться в её заблестевших глазах.

— Вчера я вздохнула с облегчением, когда всё вскрылось, и ты признался, что не бросишь меня из-за моей слабости. Всё вернулось на свои места. Всё стало как прежде. Но вот сего… — она не успела договорить, когда я подался лицом к её, и залепил прекрасный ротик жены жарким страстным поцелуем.

Её губы охотно и жадно встретили мои; расступились в стороны, делясь своим жаром с моими; пропустили внутрь мой язык, и секунды спустя мы были сцеплены в страстном поцелуе. Признаюсь – я ликовал. Ликовал от того, что одержал победу, что ситуация, выход из которой я так упорно искал столько последних недель, стала, похоже поворачиваться в лучшую сторону. Эта мысль стала катализатором дальнейшего возбуждения. Член стал наливаться, желание овладеть Сюзен и оттрахать её тут же на диванчике, неумолимо росло. Я прижал её к себе крепче, язык мой заработал активнее у неё во рту.

— Ммммммм… гхмммм… — промычала она, обвивая обеими руками меня за шею.

И тут, словно ещё одна шаровая молния, из ниоткуда, в моей голове возникла картинка вчерашнего вечера. Картинка из мастерской Хардина… Будто на экране невидимого монитора я вновь увидел, как моя благоверная пыталась инициировать поцелуй с этим кобелём во время их случки, как ей это удалось, и как страстно они были скреплены в этом процессе. От наплыва этого видения член в моих брюках задеревенел за секунду. Моя правая рука сама, на автомате, проделала путь от талии Сюзен к разрезу халата на её груди. Проникла под него, и я стал жадно разминать аппетитную грудку жены, сжимая сосок между пальцами. Её ротик, всё также залепленный моим, продолжал издавать звуки истомного мычания, но, когда я нарастил интенсивность движений рукой, моя вторая половинка заохала прямо мне в рот. Затем прервала наш поцелуй, сделал глубокий вдох и выдала, почти шепотом: «Дааа… о, дааааа… ахххх… не останавливайся… хочу ещё…»

И тут же снова впилась губами в мои, призывно раскрыв свой сладкий ротик, впуская мой язык. При этом супруга переместила одну руку мне на затылок, давая понять, что хочет, чтобы наше удовольствие длилось как можно дольше. Но меня не надо было призывать к действию. Я был само действие. Вторая рука незамедлительно развязала пояс халатика Сюзен, раскидала в стороны его полы, и жадно приземлилась на свободную левую грудь жены. Теперь я жадно целовал её, одновременно разминая обе сладкие сочные прелести. Сюзен к тому моменту сползла вниз и почти лежала на диванчике. Незаметно для себя, я тоже оказался в горизонтальном положении. Прервав поцелуй в губы, я начал осыпать нежными поцелуями шею жены, опускаясь с каждым разом всё ниже, к её груди. Все эти мои ласки награждались и подогревались сладкими тихими стонами Сюзен, которые завершились взрывным «ооох!», когда я припал к соску её левой груди.

Я перемежал посасывание сосков жены с ласканием их вращательными движениями языка, которые прерывал лишь для того, чтобы слегка прикусить зубами сладкие пупырышки. Что, сказать, вызывало у моей супруги особую бурю эмоций, сигнализируя мне вздрагиванием всего её тела. При этом из её губ вырывалось лёгкое взвизгивание «ай-ай». Спустя пару минут ласк, я перенёс их на её правую грудку, и действовал также. Теперь уже оханья Сюзен шли непрерывным потоком. Жена обхватила мою голову обеими руками; её дрожащие пальчики проникли в мою шевелюру и стали теребить волосы. При этом она старалась сильнее прижать моё лицо к своей груди. Мы оба входили в раж предварительных ласк.

Обласкав груди жены, я начал проделывать тропинку поцелуев, начав её между грудей, и постепенно опускаясь вниз. Притормозил, достигнув пупка, к которому припал поцелуем, одновременно проникая внутрь него языком так, будто хотел просверлить языком отверстие внутрь животика Сюзен. Это вызвало пару новых её лёгких вскриков; тело Сюзен вздрагивало с каждым разом, и она поджимала ноги, сгибая их в коленях. Это стало для меня сигналом. Я переместился ещё ниже, сползая с дивана на пол, оставив разгорячённую Сюзен на нём.

Она поняла всё быстро и без слов. Тут же она подалась бёдрами вперёд ко мне, поставив левую ногу на пол, а правой, полусогнув, опиралась на диванчик. Я окончательно переместился на пол. Это была позиция, с которой мне было удобнее всего действовать, и я приступил. Для начала осыпая внутреннюю поверхность бёдер жены лёгкими поцелуями обеих ножек, попеременно, я двигался к главной цели – к её бутону. Сюзен уже привычно приготовилась принимать мои ласки. Дыхание её становилось всё глубже и протяжнее, и всё завершилось взрывным «ооох», когда мои губы впились в её сладкую расщелинку.

Жена всегда обожала, когда я ласкал её и доводил до оргазма таким способом. Я тоже не стану врать, что делал это без энтузиазма, как нечто обязательное. Нет, мне нравилось доводить её до оргазма орально. Но со временем это и правда стало чем-то больше обыденным. И я заметил, что мне приходилось затрачивать всё больше и больше времени и стараний, прежде чем добиться желаемого результата. Бывали даже случаи, когда игра заканчивалась без оргазма Сюзен, или же она его имитировала, что не могло ускользнуть от меня. Сейчас же я старался с удвоенным желанием. Желанием, чтобы это моё действие стало частью заглаживания моей вины перед женой, и трещина в стене нашей совместной жизни с ней затянулась как можно быстрее.

К моему удивлению всё случилось быстро, прошло бурно. Стоило мне только кончиком языка пройтись по кнопочке клитора Сюзен, как её тело задрожало, словно получило электрический разряд. Дыхание жены участилось; из горла стали вырываться слабые стоны, которые становились сильнее и продолжительнее по мере того, как я интенсивнее обрабатывал клитор, теперь увеличив амплитуду, захватывая с каждым движением языка всё больше стенок губ пещерки супруги. Стоны слились в один протяжный вой сладострастия, когда я перекинул всё внимание к её сладкой щёлке и проник языком вовнутрь. Причём сразу, одним жадным движением. Что снова немало удивило меня, насколько это получилось легко на этот раз. Да, язык не член, но моя Сюзен была всегда такая узенькая, что приходилось прилагать усилия, чтобы проникнуть в неё языком. В этот раз я просто проскользнул сходу.

«Возможно это от того, что она так возбудилась, так взмокла там.» — мгновенно пришла следующая мысль, словно отвечая мне на вопрос удивления. И верно – весь язык, а с ним и мои губы, быстро покрылись влагой соков из киски жены. Она текла, и текла значительно. Прошло лишь с пять-семь секунд, как тело Сюзен стало не просто дрожать, а активно двигаться. Она стал ёрзать по диванчику, подбрасывать бёдра вверх, навстречу моему лицу, стараясь, чтобы мой активно работающий в ней язык проник как можно глубже.

«Да… Да-ааа… Да-ааааа… Давай… не останавливайся… продолжай… глубже, милый, хочу его глубже…» — стало вырываться из её уст. С этим пришло понимание, что пора мне подключить пальцы. С проникновением первого, тело жены подбросило вверх; она выгнула спину и на миг замерла в верхней точке; затем с выкриком «ах, чёрт» рухнула на диванчик. Мне стоило усилий, чтобы проследовать этому движению и не выпасть ни языком, ни пальцем из её лона. Удалось…

Незамедлительно я присоединил к действию второй палец. Теперь внутри источающей соки Сюзен орудовал мой язык и два пальца, которые яростно двигались вперёд-назад. Но не долго им пришлось трудиться. Пять-шесть фрикций, и ритмично двигавшееся навстречу мне тело моей благоверной снова выгнулось дугой, она громко вскрикнула, нет, скорее даже взвизгнула, а затем последовал стон-вздох «оууххххх….» и одновременно с выброшенным «Кончааааюююю…» небольшая струйка тёплой жидкости ударила мне в лицо трижды. Затем она обмякла, повалившись на диванчик.

Жена тяжело дышала, разметав руки по сторонам. Её волосы были всклокочены и разбросаны по подушкам диванчика. Лицо Сюзен светилось от восторга удовлетворения. Зрелище было завораживающей красоты. Но самым волшебным были соски её грудей. Всегда небольшие, они сейчас налились в тёмные горошины, и были отчётливо тверды. Она переводила дух, пока я тыльной стороной ладони утирал лицо от соков Сюзен. Минута или чуть больше прошла в обоюдном молчании.

«Похоже я своего добился. От её зла на меня за слабость с Эльзой не осталось и следа. У нас всё должно наладиться. Иначе она не кончила бы так быстро и бурно. Никогда такого раньше не случалось, это было так неожиданно.» — пронеслись у меня мысли. И словно прочитав мои мысли, жена улыбнулась широкой, светлой и тёплой улыбкой и молвила:

— Спасибо, милый. Это было так великолепно. Теперь я поняла смысл фразы «быть на седьмом небе». – сказала и хихикнула с явными нотками удовольствия.

— Всё для тебя, дорогая. Я сам поражён и.. . переполнен эмоциями. – ответил я, поднимаясь на ноги.

— Ого-го… Вижу-вижу это, мой котик. Даже слов не надо. – с лёгким смехом вымолвила Сюзен, кивком подбородка указывая куда-то на уровень ниже пояса у меня. – Хочу продолжения, и вижу кто-то хочет этого не меньше, чем я.

— Ты права, солнышко. И этот кто-то точно не против побывать там, где побывали мой язык и пальцы. – сказал я, глядя, как оттопырились мои брюки.

— Тогда в спальню для продолжения…

— В спальню. Быстро… Давай-ка…

С этими словами я подхватил Сюзен с диванчика под спиной и коленками, и как бесценный груз понёс наверх. Порыв нахлынувших эмоций и возбуждение сделали вес её тела совсем незаметным. Сейчас она была пушинкой для меня. Мы оба были взвинчены, как подростки. И секс наверху, в спальне, вышел таким же жарким и необузданным, как у двух подростков на заднем сиденье отцовского авто, которое по случаю досталось парню на вечерок, где-то в уединённом месте в лесу или у озера. Это было то, что должно было случиться вчера ночью, после того, как я забрал её из его жилища. Но не случилось… просто вчера у нас на это не было ни сил, ни эмоций, да и обоюдного желания, настолько мы были оба опустошены случившимся. Сегодня это произошло, как бы вдогонку произошло. Но это было нужным кирпичиком для завершающего штриха в восстановленную стенку здания наших отношений с супругой.

Мы лежали рядом на спинах, успокаивая наше дыхание. Мой член, сбросив семя внутрь жены, весь в сперме и выделениях Сюзен, обмяк и покоился теперь на моем правом бедре. Несомненно, каждый из нас подумывал – кто пойдёт первым в ванную. Но мне хотелось раньше этого окончательно покончить с этой неожиданно выросшей стеной разногласия между нами, которую, похоже мы основательно разрушили, но нужно было зачистить до основания.

— Ты была великолепна, дорогая.

— Ты тоже меня поразил, милый. Ты снова был тем Кеном, пылким, страстными неутомимым, как в первые годы нашей совместной жизни.

— Не хочешь ли ты сказать, что несколько последних лет я был холоден к тебе? Или мало удовлетворял? Это критика… снизу? – улыбнувшись, решил я внести толику юмора в нашу серьёзную беседу.

— Не скажу, что я почувствовала холод между нами. И да, ты вполне удовлетворяешь меня, как мужчина. Но признайся, Кен, разве наши отношения в плане секса не претерпели изменения в последние пару лет? Не потеряли тот огонь и чувственность… не стали немного рутинными и предсказуемыми… как блюдо без соли и перца…

— Да, милая, да. Я, конечно же, не могу это отрицать. – перебил её тираду я. – Но на это много причин. В основном это наши с тобой обоюдные желания побыстрее обустроить наш быт, чтобы позволить себе пополнение семьи, верно? Бытовые проблемы помалу залезли в нишу наших сексуальных отношений, и потеснили их. Но это вовсе не значит, что они смогли заполонить и нишу чувственных. Здесь им не светит. Я по-прежнему люблю тебя, надеюсь и верю — это взаимно с твоей стороны. Доверие – вот то, что должно быть между нами незыблемо. Доверие и честность. Если мы будем всегда честны и откровенны друг с другом, то нашим с тобой отношениям ничего не грозит. Вспомни, мы давно с тобой в этом поклялись друг другу. Ещё раньше, чем венчались в церкви. Независимо.

— Я всё прекрасно помню. От того я восприняла эту новость сегодня, в полдень… с особой болью. – со вздохом вставила Сюзен.

— Понимаю. Ты решила, что я охладел к тебе, от того стал искать утех на стороне. Но это совсем не так. Как я люблю тебя, как по-прежнему обожаю, я показал тебе сейчас. А тот эпизод с Эльзой был нелепой ошибкой. Я повторяю это. И было то один раз. Очень надеюсь, что ты поверила в искренность моих слов. Как я сам поверил, что твоя интрижка с Хардином была временной слабостью, не более. И я об этом уже забыл и простил. Надеюсь ты веришь этому, как и в то, что я рассказал о своём отношении к той глупышке.

— Верю. — Вроде и уверенно, но с ноткой загадочности ответила жена.

— Тем более, что счёт в наших похождениях «вне семьи» — «девять-один» в твою пользу. Но я не считаю это моим разгромным поражением. Скорее – ничья. – я снова попытался перевести серьёзную тему в плоскость юмора.

При этом повернул лицо в сторону Сюзен в желании видеть её реакцию на эти слова. Она лежала безмолвна, словно над чем-то размышляя, но видно было по лицу, что некая волна эмоций пробежала через её сознание. Она несколько раз отчётливо глубоко вздохнула. Также губы её несколько раз шевельнулись, как будто в желании что-то сказать, но затем она изменила решение. Наконец она вздохнула так, что вздёрнулись её прекрасные груди, и не вымолвила даже, а почти прошептала:

— Уже «десять-один»…

Нет! Нет!!! Этого не может быть. Не может быть, чтобы шаровая молния влетала дважды за короткий период времени в один и тот же дом, и там огненный шар с грохотом и ослепительной вспышкой взрывался. Но именно так мне показалось в тот миг, когда моя благоверная, моя сладкая Сюзен выдала эту откровенность. Снова я был сражён, пригвождён, на этот раз в лежачем положении, что было небольшим плюсом относительно удара на кухне ранее; тем не менее снова ослеплён, оглушён, а главное – потерял дар речи на время.

Да и как я мог сразу что-то ответить, если все мысли в голове спутались, сплелись в клубок, как змеи во время спаривания на тёплом камешке под летним солнышком.

«Моя жена призналась… её трахнул… он, этот негодяй Хардин… снова… только вчера она уверяла, что больше никогда это не повторится, что она даже встреч с ним не хочет иметь… и тут… а вспомнить, как вчера это выглядело… так это не совсем верно назвать «трахнул»… он точно – выебал её жёстко и опустошительно… чёрт побери…» — и это было далеко не всё, что пронеслось за секунды через мою голову.

Я бросил ещё один взгляд в сторону Сюзен. Она продолжала лежать неподвижно, словно прекрасная работа скульптора. Голая, красивая, свеже-оттраханная мной и неверная. Неверная моя жена. И что делало это ещё хуже – неверная по моей милости, из-за моей ошибки. Проклятый Хардин! Сколько дерьма он влил в нашу с Сюзен жизнь. И какого лешего я поверил в его порядочность, следовал его указаниям, сам соблюдая наши с ним договорённости. Он же, при первой его надобности, нарушил договор со своей стороны, показав ей заснятое тогда видео моей неосторожной связи с Эльзой.

«Постой! Ну да, как сильно всё же меня Сюзен огорошила, выплюнув новость в лицо, что я не сообразил даже об очевидном – где и как подлец показал то видео моей супруженьке. Он, конечно же, не назначил ей встречу в кафе или где-нибудь ещё; он позвал её в своё гнездо разврата, и там… там она снова лежала подобострастно раскинув перед ним ноги… эти прекрасные длинные ножки…», — мой взгляд упал на её лоно и дальше пробежал по её ровным, гладким ножкам – «они снова приветливо раскрылись перед самцом, а после сомкнулись на его спине в замок и подталкивали его в его ритмичных движениях, словно хотели втолкнуть его внутрь ещё дальше… так, как я видел это вчера… и так же, как вчера она, несомненно, упрашивала его не останавливаться, а ебать её, и ебать жёстко и сильнее…» — постепенно шок стал ослабевать, мои мысли стали выстраиваться в логическую цепочку. Но меня одолевали не одни только мысли. Они стали сопровождаться вспышками картинок вчерашних вполне реальных событий в его жилище. И не только картинки. Я словно снова слышал их разговор в процессе, её стоны, то, как она упрашивала его продолжать и действовать круче… Это была атака на мой мозг со всех сторон – с эмоциональной, визуальной и слуховой. И результат её не заставил долго ждать.

Мой отработавший совсем недавно, казалось, по полной член, снова ожил и стал наливаться. Не желая, чтобы это заметила жена, я сначала перевернулся на правый бок, в её сторону, а затем повернулся так, чтобы налечь на неё. Но не совсем навалился, а лишь слегка – грудью на её грудь, так, чтобы наши глаза встретились. Пришло время заставить её выложить все карты в открытую и убедиться, что она приняла мои правила играть откровенно.

— С этого места подробнее, пожалуйста.

— Что именно ты хочешь узнать?

— Да всё. Но по порядку. Ты ездила к нему? Это там он показал то видео?

— Мммм…. да.

— Как вы встретились? Он позвонил или ты ему?

— Он. Он звонил всё утро. Я не хотела отвечать сначала. Пропустила с десяток звонков… Затем… Я решила: это не прекратится, пока я не отвечу ему, и попрошу больше меня не безпокоить. Приняла звонок… а он… сразу… так наехал на меня грубо, что я игнорировала его предыдущие звонки… и понимаешь… это то, что я не могу объяснить ни тебе, ни себе даже… уже третью неделю…

— Что именно?

— Вот эту его способность подчинять мою волю ему… это как будто… магия какая-то… это пришло не сразу… но началось в тот вечер, когда мы были у них в гостях и голыми принимали общую ванную. Затем это его влияние стало усиливаться с каждым его визитом для работ к нам, в твоё отсутствие. И это привело к тому, что я сдалась его доминированию и отдалась в первый раз у нас в доме. А дальше стало вообще невозможно сопротивляться его требованиям… всякий раз, когда он звонил и требовал приехать к нему, я безропотно это выполняла. Словно я перешагнула уже какой-то барьер, который помогал мне до этого ещё сопротивляться.

— Ты хочешь сказать, ты посещала его из-под палки? Мимо своей воли? Хочешь сказать, ты не получала удовольствия, отдаваясь ему? Но я вчера видел иное и…

— Да, — прервала она меня. — Я не могу отвергать факт, что я получала физическое удовольствие… но морально… я сгорала внутри от стыда и чувства вины перед тобой… я не знала, как мне выйти из этой ситуации… это был психологический тупик – чем дольше я пыталась скрывать факт своей измены, тем больше меня эта трясина затягивала. Я очень опасалась, что узнай ты обо всём и нашему браку конец. Поэтому я была полностью уничтожена, абсолютно в панике, когда ты вчера застукал меня «на горячем». До того в панике, что полностью не могла соображать. Мой мозг просто отключился, и я готова была подчиняться командам от кого угодно. Не только от него. И когда ты сказал — «Отдайся ему», я выполнила без сомнений. Но после того, как всё закончилось, действительность вернула мне способность мыслить самостоятельно и оценивать ситуацию… и тут… снова вернулась паника и страх потерять тебя. Навсегда потерять…

— Но я же развеял эти твои сомнения и дал надежду, что всё вернётся на старые места.

— Да, вчера вечером так и произошло. Я было успокоилась. Казалось вот тот спасательный круг, на который я надеялась. И он сработал. И сегодня утром это действительно придавало мне силы не отвечать на звонки, пока… Пока я самонадеянно решила, что смогу его жёстко отбрить раз и навсегда. А получилось… Он снова убедил меня приехать к нему. Может потому, что он сказал: «Не переживай. Я не собираюсь снова затаскивать тебя в постель. Но у меня есть нечто важное, что тебе нужно знать. Ибо это угрожает твоим жизни и счастью, настолько это важно». Когда я спросила его – почему бы ему не рассказать об этих вещах просто по телефону, он ответил, что это то, что по телефону не расскажешь, это надо видеть. Есть некое видео, которое он хочет показать мне дома, и не желает пересылать мне.

— Вот же ублюдок!

— Да, милый, он заслуживает таких эпитетов, но сейчас, к сожалению, это единственное, что мы можем делать против него. Он полностью держит ситуацию под контролем. Когда я приехала к нему, то первое, что он сделал перед входом в мастерскую, так это схватил меня, залепил мне губы мерзким поцелуем, как я не уворачивалась. У него, наверное, четыре, или нет – шесть рук. Потому что ему не только удалось удерживать мои руки, когда я пыталась отбиваться и отталкиваться, но и его руки при этом были везде. Они облапали мою попку, сжимали мои сисечки. И чем дольше они это делали, тем слабее становилось моё сопротивление.

— А Мелани… Мелани была там в то время?

— Да, я видела, она стояла неподалёку от трейлера, когда я зашла во двор. Но ты знаешь – её присутствие не было гарантией, что он не захочет взять своё. Так и вышло. Когда он ослабил хватку, то просто сказал: «Ладно тебе брыкаться, лошадка. Не пытайся уверить меня, что ты изменилась за ночь, и тебя не заводит моё обращение. Заходи внутрь, я покажу тебе, наконец, то, что должна увидеть.» И я пошла без возражений… когда уже заходила, бросила взгляд через плечо туда, где стояла Мелани. Она только ехидно ухмыльнулась, повернулась и шагнула в трейлер, всем видом показывая, что вещи остались на привычных для неё местах, и ей это не интересно.

— Ты вошла, и он потянул тебя в дальнюю мастерскую на тот же матрас? – спросил я, стараясь выглядеть спокойным, но моё нахлынувшее вновь волнение выдавал дрожащий голос. А изрядно задеревеневший мой боец упирался в простыни постели.

— Не сразу. Сначала он подвёл меня к небольшому столику, на котором был ноутбук. Хардин запустил видео, и тут я всё увидела…

— Всё это сколько? Сколько долго длился просмотр?

— Пару минут. Но я увидела, как ты ублажал шлюшку сначала ртом, затем трахал её. Хардину было важно показать мне это. Он верно всё просчитал – это подействовало на меня разительно. Я была вне себя от ярости, от твоей измены и предательства. Хардин же выключил видео, видя, что цель достигнута. Я думаю прочитать это на моём лице было не трудно. Но была ещё одна цель у него. Он сказал, что нет смысла смотреть весь долгий ролик, как мой муженёк развлекается со своей домработницей в моё отсутствие. И что таких роликов у него много, что не стоит на них тратить время – там всё одно и тоже, только заснято в разные дни…

— Ну и мерзавец! С Эльзой у меня тогда всё получилось быстро. Было один раз. И он не смог бы предоставить тебе ещё чего-нибудь подобного, потребуй ты предоставить их. Если ты всё ещё мне не веришь, то можешь спросить у него о «следующих роликах». Хотя… Что я говорю… Я не хочу, чтобы ты больше видела этого негодяя Хардина. – выпалил я.

— Я верю тебе, Кен. Поверь и мне — в том состоянии я согласна была верить кому угодно, и чему угодно. Я не только снова угодила под его магию соблазнителя, но ещё добавился дополнительный фактор – это видео. Я готова была тебя убить. А Хардин словно читал мои мысли. Он предложил мне решить вопрос мести проще – пройти и трахнуться с ним. «Чем не выход?» — решила я. И мы пошли в дальний конец мастерской. А дальше… сам понимаешь… — здесь Сюзен сделала паузу.

Многозначительную. Она лежала и словно что-то прокручивала в своей памяти. Молчал и я. Но молчание продлилось минуту, может чуть больше. За это время картинки вчерашнего страстного совокупления моей супруженьки с нашим общим обидчиком вернулись в мой мозг снова. Снова перед глазами прокручивались моменты их жарких поцелуев, их объятия, и снова её ножки сомкнулись на его пояснице, пятками подталкивая его и так мощные, ритмичные движения – «да… даааа…. даааааа! давай, ещё… не останавливайся… глубже… а-а-а-аххххх…»

От этих видений член мой раскалился и напрягся ещё сильнее. Я взглянул на грудь Сюзен. Она вздымалась от глубоких вздохов, а её маленькие соски снова налились, затвердели и выглядели теперь манящими пупырышками. Не меняя положения своего тела, глядя ей в лицо, я взял оба соска пальцами и стал теребить. Жена сразу сладострастно застонала. Я понял, что мне нужно заставить её рассказать всё, как можно подробнее; для усиления эффекта, картинки в моей голове требовали подтверждения от неё. Хотя и без этого мой член уже готов был проткнуть матрас.

— Ты разделась сама или позволила ему это сделать? – выдавил я, удивляясь, как это трудно вышло у меня. В горле словно стоял комок.

— Мы почти не разделись… я только туфли успела снять… он тоже.. . и схватил меня.. . и просто швырнул на матрас. – с придыханием, с паузами отвечала Сюзен.

— И ты уже не сопротивлялась?

— Какой смысл был. Я же говорю – я была зла на тебя, мне хотелось отомстить за твоё враньё, за твоё предательство… к тому же это был не первый мой раз с Хардином… та черта была давно пересечена…

— Ты просто легла перед ним и раздвинула ноги? – я не мог поверить, что подвергаю свою жену такому допросу, но сейчас мне хотелось действовать таким путём. Я чувствовал невероятное возбуждение от нашего с ней постельного разговора «по душам». Член мой был уже словно из стали.

— Мммм… ну…, — начала было она и запнулась на секунду. – да… да! Я так поступила. Я – дрянь, верно? Ты так считаешь?

— Нет. Снова нет и нет. Я ни в чём тебя не виню, дорогая. – выпалил я, привставая на колени. Мой член, обрадовавшись свободе, стоял теперь строго под сорок пять градусов. – Я лишь только хочу, чтобы ты сейчас действовала со мной, как недавно с ним. Я снова хочу тебя трахнуть, Сюзен.

Ого… — не сказала, а скорее выдохнула Сюзен, призывно раздвигая ноги, подаваясь тазом навстречу мне.

Я вошёл в неё. Одним движением, до основания. А затем начал неспешные движения.

— Уммм… ммммм… — замычала жена от удовольствия. А затем прошептала. – Быстрее… И жёстче, еби меня из всех сил…

— ???

— Еби, милый. Накажи мою шалунью,. . . что не может иногда сдержаться.. . и быть верной… аааххх… сильнее вбивай… быстрее… ооохх… — с придыханьем выдавала отрывками жена, словно отвечая на мой немой вопрос.

Вопрос, немало озадачивший меня, потому что я не мог вспомнить, чтобы моя благоверная когда-либо пользовалась такими крепкими словечками, даже во время разгара секса. Но меня это только раззадорило и придало новые силы. Вкупе с картинками жаркой ебли Сюзен с тем кобелём, такой неожиданный «постельный разговор» был дополнительной дозой возбудителя.

— Это Хардин приучил тебя к таким словечкам?

— Да. Он любит общаться во время секса только так.

— Не помню, чтобы тебе нравилось слышать такое от меня…

— Но ты никогда и говорил так… аааахх… да… давай… ещёёёёё… не пробовал даже… аааах…

— И ты не против? Не возражаешь ему? Тебе нравится? – выпалил я, не снижая темпа сношения.

— Дааа… в смысле — нет… сначала это меня шокировало… затем я поняла, что это приносит… дополнительное возбуждение.. . да, давай – сильнеее… ааааххх… милый… — с этими словами Сюзен обхватила обеими руками мой затылок и притянула мои губы к своим.

Мы слились в жарком поцелуе, но это ничуть не уменьшило темп моих движений в ней. Оба мы были мокрыми и липкими от пота. Мои руки жадно мяли сладкие бугорки грудей жены.

— Хочу раком… — неожиданно прервав поцелуй, который затянулся на пару минут, сказала Сюзен.

Это было ещё одной новостью для меня. Раньше она всячески пыталась избегать эту позу, хотя мне это нравилось, но доставалось не часто. Жена я свою очередь объясняла это тем, что ей во время секса важно видеть моё лицо и мои эмоции; а ещё ей эта поза напоминала сношение в мире животных и это коробило её сознание, противоречило её воспитанию. И вдруг она сама просит… Значит эти табу перестали для неё иметь значение? Сюзен продолжала меня удивлять, я находил свою жену раз за разом в новом свете.

— Давай, зайка. – Пролепетал я с удивлением, и вышел из неё. Член блестел от наших с ней выделений, и стоял уверенно под «сорок-пять».

Жена быстро и ловко перевернулась, опёрлась на колени и локотки, призывно отклячила свой очаровательный задок. Вход в её пещерку блестел и манил. Я вошёл одним резким движением.

— Оуууу-ххх… — протяжно выдала супруга. – Как классно… Давай, милый, накажи зловредную девчонку за разврат… Еби её сильнее… Еби эту шлюшку…

— Уж постараюсь… Получай, шлюха! Шлюха – так тебя Хардин величает?

— Аууу…. Аххх… да… когда ебёт…

— И ты не возражаешь? Это тебя заводит? Тебе нравится?

— Да… оу-а-аххх… как хорошо… сильней… да-да-да… мне нравится и это… это меня заводит…

«Очень даже верю.» — подумал я. Взведённый откровениями Сюзен, подкреплёнными визуальными воспоминаниями об их горячей случке в мастерской нашего обидчика, я получал дополнительный заряд от таких грязных разговоров. Ещё недавно наш секс с ней мог бы быть испорчен, попробуй я сказать нечто подобное, а теперь она сама была инициатором! Как всё изменилось в последние дни…

— Это он приучил тебя любить эту позу?

— Да.

— Как давно?

— С самого первого раза, когда позвал к себе.

— И ты, конечно, не противилась, как со мной?

— Он такой властный… и грубый… я же говорила тебе…

— Ты подчинилась… и тебе понравилось?

— Да… аааахх… ой… аааа… да, понравилось… он любит ебать меня сзади… а я поняла, что это не так уж и плохо. В этой позе я не вижу лица этого мерзавца… ааааххх… давай, Кен, сильнее… и я представляю, что это ты сзади… и мне так легче переносить свой стыд…

— Вот как! Но ты и об этом боялась мне открыться… до этой минуты.

— Прости меня… снова… ааааххх… но теперь это будет и нашей любимой позой…

— И ты представляешь его в себе сейчас?

— Неееет… милый нет… не говори так, прошу… лучше сильнее еби… я люблю только тебя, думаю только о тебе… и когда он ебёт сзади… он быстрее кончает… и всё быстрее заканчивается.

— А ты, Сюзен, ты кончаешь?

— Да… аааахх… да! Я поняла, что кончаю так быстрее, чем в любой другой позе. Ещё раньше его. Его член такой большой… ты сам видел… оооаааххх… но, когда он сзади, то кажется совсем огромным, и проникает ещё глубже… ай-ауууухххх… и сейчас твой тоже такой большой… я его ощущаю…

Слова вылетали из жены в такт её активным движениям бёдрами навстречу мне. Её ягодицы расходились в стороны при каждом ударе попки в мой пах, открывая на обозрение дырочку ануса. Казалось, что его тёмная сморщенная воронка слегка приоткрывается при этом. Словно подмигивала мне. И я ответил. Поднеся указательный палец к сморщенному зеву, стал делать вращательные движения, массируя его. Такое я практиковал и ранее во время секса с ней. Она всегда принимала это без эмоций, довольно холодно, хотя и было заметно, как напрягалось её тело. Но стоило мне попытаться ввести палец внутрь попки Сюзен, как следовало что-то типа: «Нет, не надо. Прекрати. Ты же знаешь – это грязно. Я не люблю так.»

Но сейчас это принесло новую вспышку молнии и раскат грома удивления…

— Ааааххх… да! Вставь его… вставь пальчик вовнутрь…

— Сюзен?

— Да, я хочу… хочу, чтобы ты вставил его… ну же…

Вращая пальцем, словно буравчиком, я вошёл пальцем вовнутрь. Это принесло новые, совершенно непознанные ощущения. Мало того, что было возбуждающе исследовать пальцем тесный канал анального отверстия моей благоверной, ощущать, как мускулы ануса обволокли и сжимали его, но дополнительным фактором разогрева ситуации была возможность контакта через тонкую перегородку тела Сюзен моих члена и пальца. Это было нечто! И, похоже, это возымело эффект для неё даже больше, чем для меня.

— Да… да… даааааа! Аааххх, как классно… ещё… давай… ооохх… ай-ай-ахххх… — «заохала» и «заахала» жена, теперь не просто подмахивая попкой мне навстречу, а и завихляла ею из стороны в сторону.

— Милая… я вставлю второй палец?

— Аааааххх… да, давай, я хочу…

Средний палец присоединился к указательному, вошёл без особых усилий, но моя половинка взвизгнула при этом.

— Больно? Мне его убрать?

— Нееет… милый… всё классно… аааххх.. . не останавливайся… я вот-вот кончууууу… это уже… на подходе….

Я задвигал бёдрами ещё чаще и с большей амплитудой входа-выхода. Результат не заставил долго ждать – через минуту наша спальня огласилась сначала частыми громкими стонами, затем торжествующими криками кончающей Сюзен.

Вид оргазмирующей жены придал мне новые силы. Будучи немало возбуждён сам, в то же время я не ощущал ещё подхода моего оргазма. Я продолжал трахать Сюзен, держа её одной левой рукой за бедро; правая же шуровала в её попке. Её тело после такого бурного оргазма слегка обмякло. Супруга тяжело дышала в подушку перед ней. При этом она взяла паузу в своих движениях. Больше не подмахивала мне, напротив – подалась телом вперёд. Чтобы продолжать держать её тело поближе ко мне для более качественного секса, я решил вытащить пальцы из её попки, чтобы держать уже двумя руками за бёдра. Что и сделал…

Пальцы вышли из «шоколадного глазика» жены с чавкающим звуком. А сам глазок не сомкнулся до былой плотности, осталась довольно заметная дырочка. И тут меня осенила мысль: «Вот он – шанс взять то, в чём все эти годы она отказывала.» Да, я решил трахнуть свою жёнушку анально. Я не очень большой любитель анального секса, но и раньше в нашей совместной жизни бывало не раз, когда я находился в отличной форме, был «долгоиграющим» в постели, мне хотелось разнообразить наши с ней игры аналом. Однако всегда я получал отказ, независимо в каком состоянии в то время ни находилась Сюзен.

Замедлил, а после вовсе прекратил движения в ней. Вышел, чем вызвал у Сюзи лёгкий вздох, то ли разочарования, то ли облегчения – я так и не понял. Член блестел от её соков. Направил его к дырочке уже полностью сомкнувшегося ануса, слегка надавил, но не торопился войти. Мне была важна её реакция. После того, как мы, казалось, разрушили внезапно возникший между нами барьер разногласий, не хотелось вновь сделать что-то против её воли. К моему удивлению, она не выразила протест, ни словом, ни движением. Хотя я ясно ощущал, как напряглось её тело. Но она молчала…

Тогда я надавил головкой члена на сморщенную дырочку сильнее, и сделал вперёд движение тазом. Её анус тут же стал капитулировать, головка члена стала проникать внутрь. Зашла наполовину, а реакции от жены всё ещё не было. И тут…

— Милый… Только не спеши, помедленнее, пожалуйста… понежнее… — с придыханием сказала Сюзен.

«День, который грозил стать днём тяжёлой ссоры между нами, оборачивается днём неожиданных открытий и завоеваний. Бывает же так – вот ещё одно приятное.» — подумал я. От радости решил не прослыть эгоистом, а проявить и здесь заботу о жёнушке.

— Тебе не больно? Может надо воспользоваться смазкой?

— Нет… Давай пробуй так… Если будет больно, я скажу.

От этих слов у меня зашумело в голове. Вот она долгожданная победа. За предыдущие годы мы узнали друг о друге, если не всё, то почти всё. У нас обоих до нашей встречи были партнёры в сексе. Никто из нас эти факты не скрывал, но и подробностями мы как-то не делились. За исключением того, что когда я несколько раз в прошлые годы, входил в раж, особенно, когда мы бывало приходили с Сюзен с какой-нибудь вечеринки слегка набравшись, что давало мне повод надеяться — она будет в этот момент «на всё согласна»; и я хотел раскрасить нашу сексуальную жизнь новыми красками, уговорив её на анальный секс, то каждый раз получал «от ворот поворот». «От задних ворот», как я с улыбкой и огорчением говорил сам себе.

— Нет, мистер, не надейтесь. Туда не дам. – убедительно говорила жена.

— Почему? Ты ведь просто не пробовала это. Может ты и не подозреваешь, какого удовольствия себя лишаешь. – со своей стороны пытался убедить я. Хотя у самого опыт анального секса был лишь с одной подружкой, и было это ещё в первый мой год в колледже.

— Никому никогда не позволяла. И вам, мистер муж, вход туда запрещён. Может когда-нибудь я и решусь. Но пока… Хммм, нет. Кстати, чем вам не хорош мой прелестный ротик, не скажете? – сводила обычно таким способом на нет моё разочарование Сюзен. Да, каждый раз я действительно получал взамен шикарный минет от неё.

Тремя неспешными толчками я вошёл в её тугую дырочку до упора. Каждый такой толчок сопровождался лёгким «ой» от Сюзен, но она не выказывала протест. Когда мой лобок упёрся в её задок, я остановился на пару секунд, затем вышел наполовину и снова вошёл, но теперь вернее сказать врубился. Это вызвало слабый стон наслаждения у жены, и я понял, что на верном пути. Ускорил движения, увеличил амплитуду. Комната наполнилась моим пыхтением, шлепками тела о тело и стонами Сюзен, которые всё учащались. Эйфория от моей маленькой победы постепенно улетучилась, вместо неё пришла мысль: «Как же мне удалось уговорить её на анальный секс?» Ответ приходил один: Сюзен чувствовала свою вину передо мной из-за её измены, она была не меньше меня рада, что мы смогли преодолеть наш неожиданно возникший раскол в отношениях, и что я больше не виню её за последние события. А самое главное убедил её, что не брошу. Она сдалась моим извращённым, по её мнению, желаниям в качестве компенсации. Ещё один отпечаток от влияния Хардина на наши отношения. «Может ему ещё и «СПАСИБО» сказать?» — я улыбнулся этой мысли.

С каждым моим движением вперёд, она подавала свой зад мне навстречу. Интенсивность наших движений росла, и её тело стало вибрировать.

— Ааааа… Ааааххх… Да… милый, сильней… выеби мою попку… ах, как сладко, любимый… я сейчас… кончуууууу… — наконец негромко запричитала она.

Я тоже ощущал, что кульминация близка.

— Я тоже вот-вот кончу… Наполню твою попку… давай, кончим вместе…

— Дааааа… залей… в меня… аааааааа… кончаююююю….

— Ооооох… пошло…. Получай!… Шлюшка… — я и сам удивился, как смог так легко выпалить это. Но то был ещё тот момент – мы кончили одновременно! Я не мог уже и вспомнить, когда такое случалось в последний раз. Излился в глубину нутра супруги. Вышел из неё, член ещё опал не совсем. У него, по-видимому, были ещё силы, у меня уже – нет. Я повалился рядом с Сюзен, обезсиленно улёгшейся на живот…

Несколько минут мы лежали молча, пытаясь отдышаться.

— Ты была прекрасна, Сюзи. – прервал я тишину.

— Ты тоже, милый, и я дол… – ответила она, но не закончила фразу, так как я подался к ней телом, рукой сгрёб её прекрасную головку, повернул ко мне и залепил пухлые губки Сюзен поцелуем. Несколько следующих минут мы провели в жарких поцелуях и объятиях.

— Знаешь, дорогая, я сильно удивлён, как быстро и радикально всё сегодня менялось. – начал я разговор, прервав поцелуи. – Утром, уходя на работу, я был счастлив, что мы смогли вместе позабыть вчерашние потрясения… вдруг по возвращении меня ждал такой неприятный «сюрприз»… и просто чудесно, что мы с тобой снова не наступили на те же грабли, не сделали главной ошибки – пойти путём недоверия друг другу, — а напротив, доказали, что мы можем быть крепкой семьёй. Семьёй, где отношения строятся на основе доверия. И вот этот крутой секс… ну он приключился не просто так… я думаю это было наградой нам обоим.

— И я почему-то не хочу с тобой спорить на этот счёт. – игриво, с улыбкой ответила жена.

— А просто вишенкой на торте стал наш анальный дебют. – рассмеялся я. – Ты моя прелесть, подарила мне столько приятных ощущений. Думаю, и ты не жалеешь, что наконец решилась позволить мне сломать тебе в попке целочку, верно? Как не парадоксально звучит, но выходит так, что тому, что мы открыли для себя новый путь для утех, мы обязаны этому подонку Хардину. Только он об этом никогда не узнает, как никогда и не получит этого. А я теперь буду настаивать на продолжении… ну может не каждый раз, но часто. Надеюсь, ты не будешь против. Ведь я видел — ты кончила от моего члена в твоей попке, ты не станешь же скрывать?

— Кен, да, это было прекрасно. Да, я кончила… И я не против, чтобы мы использовали это в наших с тобой играх в постели дальше… Но я… я хочу… — сначала уверенно ответила Сюзен, затем стала говорить медленнее, с паузами. На лице у неё появилась тень… то ли сомнения, то ли раздумья, а может от…

— Ладно-ладно, солнышко, — перебил её я, решив, что это от смущения, и поспешил ей на помощь. – У нас будет много времени поговорить об этом. А сейчас нам надо в душ. Думаю, ты не против, если мы примем его вместе?

Мы стояли под тёплыми струями воды, это было продолжением действия в постели. Наши тела переплелись в крепких объятиях, а губы в страстном поцелуе, где наши языки исследовали внутреннюю полость рта друг у друга.

— Ты потрёшь мне спинку, милый… — первой прервала тишину она.

— Конечно, дорогая. – ответил я, и взялся за дело.

Мы часто практиковали совместный душ. Но каждый раз я с особым удовольствием намыливал и смывал тело моей благоверной, получая удовольствие от прикосновения к её нежной коже, любил охватывать пятернёй округлости грудей, гладкую и шелковистую поверхность плоского животика, хрупкой на ощупь спинки… Вот и сейчас я прохаживался ладонями по спинке, опустился ниже и стал не столько намыливать, как массировать полушария сладких её ягодиц. Затем раздвинул их, и двумя пальцами руки стал играть с дырочкой попки, совершая круговые движения.

— А эту малышку нужно отблагодарить особенно. – сказал я, придавая процессу игривый оттенок. – Она потрудилась в первый раз и заслуживает тщательного ухода.

Стоявшая под струями воды Сюзен, с благоговением принимала мои ласки; была молчалива, потому как подняла лицо навстречу струйкам; подалась грудью и плечами вперёд, застыв в этой позе. Но после этих моих слов она словно очнулась, встрепенулась, плечи её опустились, она обернулась ко мне лицом. Нельзя было прочесть что-то в её глаза, потому как они моргали, быстро-быстро. «Это от воды.» — пронеслась у меня в голове мысль. В действительности всё оказалось куда хуже…

— Кен, милый… Я хотела сказать, но ты дважды перебивал меня… Но мы же с тобой поняли… сегодня… что скрывать друг от друга – это неправильно… — сбивчиво начала говорить жена.

— Да. Что я упустил, расскажи? – с тревогой спросил я.

— Только пообещай, что ты не будешь злиться… И ревновать… Я не хочу новой ссоры…

— Обещаю. Продолжай…

— Ну ты там, в спальне, сказал, что хорошо, что этому подлецу не досталось… — здесь она сделала паузу, опустила вниз зардевшееся лицо.

— Так-так. Ну говори же! Не хочешь ли ты сказать…

— Да. На самом деле она ему досталась…

— Кто?! – почти выкрикнул я, понимая всю глупость вопроса, ибо и так всё было ясно, в чём теперь хотела признаться Сюзен.

— Попка. Моя попка… Это с ним я познала анальный секс в первый раз. Прости, но он опередил тебя, и забрал, как ты сказал мою девственность там… Прости, милый…

— Боже мой! Что же за день такой! День откровений, которые, похоже, никогда не закончатся… Блин… День откровений и день открытых дверей… нет, новых дырочек моей жёнушки…

— Вот видишь ты уже злишься! Ты же обещал.

— Ну, извини, дорогая. Не смог сдержаться. А как ты думала? Легко мне узнать, что какой-то подлец обскакал меня на лихом коне, и сломал целку там, где мне столько лет отказывали. Чёрт возьми, не в ладоши же мне хлопать…

— Так вышло… Снова и снова – прости.

Я не мог найти слов в эту минуту, настолько я был шокирован. Она тоже, и на несколько секунд в ванной воцарилось молчание. В тишине шумели лишь струйки воды, падающей из душа. Но вот я вышел из оцепенения, перекрыл воду, продолжил:

— И как давно он… опередил меня?

— Когда я приехала к нему второй раз. Он вообще делал всё постепенно: в первый раз поставил меня на четвереньки, а затем… во второй визит… взял меня в попку… прости… Это получилось почти, как у нас сегодня.

— И ты отдалась добровольно или сопротивлялась? Хотя… о чём я спрашиваю? Догадываюсь, как всё было.

— Нет, я пустила его в попку совсем не добровольно. Когда я поняла, что он задумал, я стала протестовать – «не надо», — но он был непреклонен. И я сдалась…

— А может и не сильно сопротивлялась?

— Ещё раз тебе говорю: после того первого раза у нас тут, когда я отдалась, он просто подавляет меня. Когда его нет рядом, мне кажется, нет, я – уверена, что ненавижу его и могу отослать его к всем чертям. Но только он появляется рядом, как я впадаю в панику, которая затем переходит в полное повиновение его указаниям и требованиям. Сейчас мне даже не верится, что я смогла один раз передумать и отказать ему, когда он уже полностью меня раздел. Но в следующий раз он уже довёл своё грязное дело до конца. С тех пор… сам понимаешь.

— Может это от того, что у него прибор побольше моего? Тебе было больно, наверное. Он воспользовался смазкой?

— Было немного, но через пару минут я привыкла. Говорю же тебе: всё прошло, как у нас сегодня. Он вошёл в киску сзади, потрахал меня, как он умеет, от чего я быстро кончила. Тогда он использовал мои соки, типа как смазку.

— И ты снова кончила?

Она не ответила. А молча отвернулась к стене ванной. Для меня это был более, чем красноречивый ответ…

Несмотря на то, что я был обескуражен ещё одной шокирующей новостью, я не хотел, чтобы в наших с супругой отношениях появилась новая преграда. Более того, сейчас мои чувства к ней обострились, как никогда. Любовь, а может даже жалость к этому милому, хрупкому, прекрасному существу, которое стояло предо мной, мокрое от воды, отвернувшись, скорее для того, чтобы я не видел её слёз. Слёз от признания своей слабости, от чувства вины по отношению ко мне. Значит она меня по-прежнему любила! А сейчас ничто другое не имело значение; это было сейчас главным. И в конце концов, я был той изначальной причиной, что породила все последующие. Я обнял Сюзен… мою изящную, красивую и единственную Сюзи. Падшую за какие-то пару недель до уровня шлюхи. И всё равно для меня — верную жену.

— Не принимай близко к сердцу. Что случилось, то прошло. Я – рядом с тобой, и абсолютно не собираюсь бросить тебя. По одной важной причине – я люблю тебя. А сейчас, быть может, даже сильнее, чем когда-либо. – шептал я ей на ухо.

— Я тоже… сильно люблю тебя. – нежно ответила жена, поворачиваясь ко мне. – Спасибо за понимание, милый. И… ой, что это так упёрлось мне в спину?

Последнюю фразу она произнесла уже игриво хихикая, что подняло мне настроение. Но моё настроение не было чем-то единственным, что поднялось в тот момент в ванной комнате. Мой член, он снова поднял головку, и действительно упирался в спину Сюзен. Утратив внимание от откровений жены, я и не заметил его такую реакцию. И это определённо был ответ на её слова.

«Чёрт возьми, почему её рассказ, как тот кобель опередил меня в таком деликатном вопросе подействовал на меня так? Ведь по сути он должен быть угнетающим, вызвать ревность, а вызвал, напротив – возбуждение? Что не так со мной?» — пробежали мысли. Совсем невероятным казался тот факт, что я за вечер уже дважды разрядился, и казалось, моя энергия для дальнейшего секса на сегодня была исчерпана. Но действительность показывала иное.

— Это тебе доказательство от него, что он не винит тебя и не отвергает. – нашёлся сказать я.

— Какой он молодец. – Сюзен ответила, нежно обхватив моего «бойца» ручкой. – Я уверена, что нужно его отблагодарить.

Сказав и улыбнувшись, Сюзен быстро опустилась на колени. Не упуская член из руки, второй откинула мешавшие ей мокрые и сбившиеся на лоб волосы, и нагнула голову. Голова её закрыла мне обзор, но это было и не очень важно – куда важнее и приятнее были ощущения, что последовали за этим. Мне захотелось взвыть от восторга, когда её ручка оттянула мне кожу члена, освободив головку, и через секунду нежный язычок жены прикоснулся к ней. Он сначала прошёлся вокруг, несколько раз круговыми движениями облизал её, а затем пара нежных губ обхватила головку.

— Уффф… — невольно вырвалось у меня, голова моя непроизвольно откинулась вверх. Волна удовольствия стала накатывать вместе с тем, как губки Сюзен проделывали путь вниз по моему стержню. Затем они отправились в обратный путь – вверх. Жена стала повторять эти движения, всё время наращивая темп. Я совершал головой вращательные движения, глядя на верх стены, под потолком; запустил привычно руки ей в волосы, массируя голову. В принципе, так было почти всегда, когда жена делала мне минет. В отличие от анала, Сюзен не считала оральные ласки чем-то непристойным.

Никто из нас не вёл подсчёт, кто чаще ублажал орально свою вторую половину. Это не было и чем-то вроде по расчёту «ты – мне, я – тебе», а было скорее произвольным порывом кого-то из нас порадовать партнёра в постели. Но чаще всего, если у одного появлялся такой энтузиазм, то второй незамедлительно отвечал тем же. Иногда это выливалось в «шестьдесят девять.» Исполняла минет Сюзен превосходно. Со рвением и умением. Никогда не расспрашивал её о величине её орального опыта до встречи со мной. Но одаривала она оральными ласками превосходно. Возможно у меня просто были до этого не очень опытные в этом вопросе подружки, потому Сюзен казалась мне королевой в Оральном Королевстве. За исключением двух моментов.

Первый – жена никогда не делала мне глубокий, горловой минет. Несколько раз она пыталась, но всегда это заканчивалось для неё налетавшим рвотным рефлексом. Она закашливалась, попёрхивалась, лицо её краснело, изо рта шла слюна… В общем, это только ломало красоту момента и всего секса. От того, после нескольких неудачных попыток она больше не пыталась овладеть той техникой. Второй – Сюзен никогда не глотала, когда я кончал. Я не скрывал своё разочарование, но несмотря на это она всегда улавливала момент, когда я был на подходе, быстро вытаскивала член изо рта, и направляла мой слив себе на грудь. В редких случаях — на лицо.

Чавкающие звуки снизу, иногда прерываемые то ли стонами, то ли непонятным мычанием моей супруги, стали громче. Голова Сюзен опускалась и поднималась, то и дело пытаясь выскользнуть из моих объятий. Но вот она остановилась в верхней точке, а затем стала не так быстро, как перед этим, опускаться всё ниже и ниже. Я ждал – когда же она остановится и пойдёт назад. Но этого не произошло! Вместо этого я ощутил нечто новое, ранее незнакомое. Явственно ощутил, как головку члена обволакивает что-то тугое. А снизу, от Сюзен раздались гортанные звуки…

«О, сто чертей, да она пытается заглотить член целиком!» — с восторгом подумал я. И от этой новизны в ощущениях, и от самой мысли у меня вырвался стон.

— Оооххх…. Солнышко, ты просто чудо… да, давай… не останавливайся…

— Гхмммм…. умм-кхммм. – пришло в ответ.

И тут я услышал, как её прекрасный носик упёрся мне в живот. Это было нечто! Моя жена впервые делала мне горловой минет. В голове зашумело, все мысли спутались. Сейчас не было ничего вокруг, только мой напрягшийся стержень и чудесный ротик моей благоверной на нём. Задержавшись ненадолго в нижней точке, Сюзен стала медленно подниматься по моему органу вверх. Её слюна обильно смочила его, он блестел. Выпустив с половину длины изо рта, она затем снова нанизала свою головку на член, снова с тем же звуком. Но теперь я почти в унисон с ней выдал что-то похожее – настолько это было великолепно. Жена продолжила подобные движения, стала наращивать темп. Я был уверен, что в таких нахлынувших волнах блаженства продержусь недолго. Так и случилось. Стоило Сюзен перенести одну руку с моих бёдер, оставив удерживать себя от падения на пол второй, чтобы сгрести мои яйца в кулачок, как это стало последней каплей в переполненный чан удовольствия.

— Сюзи, милая… я сейчас кончууууу… — взвыл я, выпуская её голову из рук, давая таким образом свободу отстраниться, чтобы не получить порцию моего семени в рот. Совру, если скажу, что сделал это без сожаления. Хотелось в первый раз в нашей совместной жизни накормить жену порцией спермы. Как часто это происходит в порно, и как мне часто хотелось, чтобы увидеть жену перед собой в качестве такой же порно-звезды. Когда она жадно хватает воздух ртом, откуда только что я извлёк член, и капли спермы, не поместившейся у неё во рту, те, что она не смогла сглотнуть, лежат у неё на губах и стекают по подбородку вниз…

Каково же было моё удивление… нет… это неправильно так назвать! – это было просто изумление, когда она не отпрянула прочь, а напротив, казалось, постаралась ещё глубже насадиться горлом на член. И я не застонал, а зарычал, когда её ручка ещё сильнее сжала мои яички. После двух совсем недавних излияний, я был уверен, что нужен будет определённый промежуток, пока запасы спермы у меня восстановятся. Я хорошо знал свой организм и его возможности. Но я ошибся: семя порциями хлынуло из меня, каждая из которых сопровождалась толчками моих бёдер. Каждый толчок норовил сбросить голову Сюзен с члена, но она словно присосалась к его основанию. Моя жена глотала семя! Ещё одно потрясение этого безумного дня.

— Вот как-то так. – первое, что вымолвила жена, выпустив мой наполовину обмякший член изо рта, виновато улыбаясь, откинувшись телом на пятки и глядя наверх, мне в глаза.

— За такое «как-то» можно отдать пол-царства, как в сказке. Потому как это и было сказочно, моя прелесть. – я готов был осыпать Сюзен комплиментами. – И в этой сказке ты – моя королева.

— Спасибо, милый. Но несмотря на то, что ты сейчас покормил меня, твоя королева немного проголодалась. Полагаю, нам самое время поужинать, как ты?

— Согласен. Но с условием – я несу мою драгоценную королеву вниз, на кухню, на руках. – улыбаясь её шутке, ответил я.

— Ах, я просто таю от ваших слов, мой король… — заливистый смех Сюзен казалось залил всю ванную.

Мы закончили наше купание, обтёрлись, и я, подхватив своё сокровище на руки, выполнил своё обещание.

Совместными усилиями собрав неплохой ужин, дополнив его нашим любимым Шардоне, мы уничтожили его за пятнадцать минут. При том, что от ссоры, которая имела место там же менее двух часов ранее, не осталось и следа, тем не менее ели мы молча, лишь время от времени ловя взгляды друг друга. Затем следовали улыбки, взаимные подмигивания и смех. Нормальная атмосфера возвратилась в нашу семью.

После ужина мы перешли в гостиную, обнявшись расположились на софе, и увлеклись просмотром очередной серии мыльной оперы, почитателем которой меня точно было назвать нельзя; однако я смотрел её, по возможности, «за компанию», особенно, когда настроение было приподнятое, да и свободное время позволяло. Сюзен, с её стороны, была увлечена сериалом по-настоящему. Она рассказывала, что у неё на работе почти весь коллектив увлечённо следит за событиями этого сериала; в свободное время и во время обеда они живо обсуждают перипетии новых серий, поэтому ей не хотелось делать пропуски новых серий. Но сейчас она смотрела на экран как-то иначе, не так сосредоточенно. Не было привычных комментариев событий на экране от Сюзен, она всё время ёрзала, часто бросала такие очевидные взгляды, словно хотела что-то сказать. Хотела, но всё не решалась. Я же, привычно равнодушно взирая на экран, старался догадаться – чем бы это могло быть вызвано? Возможно она вновь хотела поговорить о наших с ней отношениях. Тогда я решил ей помочь, и начать беседу самому. Тем более один вопрос мучал моё любопытство ещё с событий в ванной.

— Дорогая, я терзаюсь в догадках – что же это было в ванной? Ты сегодня удивила меня не один раз, в большинстве с приятной стороны, но самый большой сюрприз ты придержала на конец, должен я сказать. – предварив поцелуем в щёчку жены, с улыбкой спросил я. Кроме желания узнать ответ на мучающий меня вопрос, я преследовал и другую цель: если я ошибся, если я неверно истолковал её нервозность на софе, и она не хотела отвлекаться от просмотра разговором, то она привычно шикнет на меня, и попросит отложить разговор на время перерыва на рекламу, или вовсе после фильма. Но…

— Я ждала этот вопрос. Понимаю – ты удивлён, но я хочу надеяться, что более, чем удивиться, ты должен быть доволен результатом, верно? – невозмутимо приняла вызов поговорить супруга.

— Не стану этого отрицать. Могу повторить каждое слово, сказанное мною в ванной. И добавить много других восторженных.

— Спасибо. Значит ты не станешь меня в чём-то винить, когда я всё расскажу… так? Тем более, мне кажется… кажется ты уже обо всём догадываешься… ведь у меня самый умный и проницательный муж.

— Спасибо, жёнушка. – пришёл мой черёд благодарить. – Верно, думаю и здесь не обошлось без вмешательства нашего столяра-плотника. Это он выступил в качестве наставника в овладении оральной техникой?

— Не совсем. Косвенно – да. Но самой…

— Что? Что означает это «косвенно»? Не хочешь ли ты сказать, что кроме Хардина был кто-то ещё… ну-ка, выкладывай всё по порядку. – от внезапной очередной новости не совсем «по-джентльменски» перебил я Сюзен.

— Терпение, милый. Не спеши бежать впереди паровоза… — с лёгкими нотками раздражения в голосе ответила жена. – Я расскажу… Всё… Если ты на самом деле хочешь всё это узнать…

— Хочу. Мы ведь всё порешали. Нет больше проблем, которые заставили бы тебя скрывать что-либо от меня.

— Хорошо. Я ничуть не лгала, когда говорила, что отдалась в первый раз после стольких его попыток. Этот Хардин вызывал у меня двоякое чувство: как отвращение от его наглости и надменности, так и.. . я не знаю, как это назвать, но.. . я бы с удовольствием прогнала его, даже влепила пощёчину после первых его грязных предложений и распускания рук, если бы не… какой-то магнетизм, который исходил от него.

— И я даже знаю, как этот магнетизм зовётся. Большой и толстый член, так?

— Не пытайся всё упростить, муж. Всё куда сложнее и запутаннее. И эта та паутина, в которую я угодила, кстати, как выяснилось, не в последнюю очередь потому, что ты угодил в другую такую же.

— Ладно… Хммм… давай не начинай снова. – я совсем не хотел, чтобы наш разговор снова привёл в прежний тупик. – Лучше продолжи, как всё вышло.

— Когда я решилась и отдалась ему в первый раз, я больше преследовала цель – возможно наш с ним секс поможет мне выбросить из моей головы эту непонятную уступчивость и нерешительность по отношении к нему. То, что уже тогда заставляло меня чувствовать предательницей по отношении к тебе, потому что я должна была открыто рассказать обо всём его поведении, попросить тебя разорвать с ним соглашение и прогнать его подальше. Должна была, но не делала этого. А что меня останавливало – не могла понять. Но я надеялась разобраться в этом сама. И когда я решилась переступить черту… — здесь Сюзен сделал паузу, лицо её выдавало, что она силится найти правильные слова. -.. . когда я позволила ему меня трахнуть… это было от мысли, что, возможно, это будет, как некая таблетка-панацея. Горькая такая таблетка, но не пересилив себя и не приняв её, хворь из тела не уйдёт. Нужно проглотить… разок всего… и всё сразу изменится в лучшую сторону. Да, я не хочу скрывать, что после того, как он продемонстрировал свою большую пушку, у меня не закралось любопытство – а какие ощущения принесла бы такая, если зашла в меня? Какой коварный подлец! Но это сейчас мы знаем – зачем он устроил тот вечер у себя, с горячей ванной. Тогда же я пребывала в неведении, а любопытство росло. И желание удовлетворить то любопытство сдерживала вина измены тебе. Когда же я решилась разрубить тот «гордиев узел», то думала, что смогу выкинуть его из головы по многим причинам. Понимаешь, мне, как женщине могло не понравиться само физическое сношение с ним, он мог просто оказаться никудышним любовником… или… порой даже запах тела партнёра может оттолкнуть навсегда… да мало ли что ещё. Как оказалось, мысль эта была ошибочной… даже глупой. Всё только усугубилось. Теперь добавилось новое чувство вины, от измены. Я ругала себя за свою слабость; ругала и тебя за то, что ты не остановил всё, а даже подталкивал меня в его хищные лапы. Ведь я ничего тогда не знала, что происходило между тобой и ним. Но ещё хуже, что у меня появилась физическая привязанность к нему. Это я выяснила, когда он через день после первого нашего секса позвонил, и вызвал меня к себе.

— И он тут, в нашей спальне, стал приумножать твой оральный опыт?

— Нет. В том-то дело, что нет. Это был обычный секс, в миссионерской позе. Но это был.. . прости меня… это был шикарный секс. Этот паразит не только щедро одарён от природы, он знает, как всем этим пользоваться. Извини, но это так… Всё повторилось и на его территории. Он, как удав, не спешил заглатывать добычу. Делал это медленно, со знанием дела. Он начал приучать меня к своему доминированию постепенно. И уже в третью нашу встречу, когда я приехала к нему во второй раз, он настоял… Боже мой! Когда я решила отдаться ему в первый раз, я тоже думала, что это будет только физическое спаривание двух тел, не больше. Никаких оральных, тем более анальных утех я ему не подарю. Если уже тебе отказывала, то как позволю ему? А вышло…

Здесь она снова замолчала. Слегка отвернула голову в сторону и вниз, глядя на пол. Даже в темноте комнаты, при слабом свете, исходящем от телеэкрана, можно было отчётливо заметить, как зарделось лицо Сюзен. Мои крепкие объятия, поцелуи в область ушей и шеи вернули ей душевное равновесие. Тело жены, было напрягшееся, снова расслабилось в моих руках, дыхание успокоилось.

— Скажи, ты меня всё ещё любишь?

— Люблю, Сюзи. Сколько раз ты бы не спросила, ответ будет тот же. Не стоит убиваться об ошибках, которые ушли. Со спокойным сердцем расскажи дальше. Минет, это исходило от тебя, или он предложил?

— Он заставил. Так верней.

— ???

— Когда я во второй раз очутилась у него в мастерской, он как обычно разложил меня на матрасе. Как и в предыдущие разы, хорошенько отдолбил меня… затем пришло время его желаний разнообразить наш секс. Он просто поднялся с меня и властно скомандовал: «Теперь, шлюха, поворачивайся и становись раком.»

— И ты…

— Я… я привстала… в голове промелькнула мысль – «Не позволяй этому жеребцу так обращаться с собой – залепи ему пощёчину и уходи домой!» — но вместо этого… я покорно повернулась, опустилась на колени, затем прогнулась, опёрлась на локотки, и отклячила зад. Ему, правда, не всё понравилось, и он грубыми движениями рук, вперемешку с грязными словами в мой адрес, подправил мою позу, заставив прогнуться сильнее, затем грубо вошёл в меня.

— Грубо? Тебе было больно?

— Немного. Но что снова меня озадачило, ещё больше – эта боль не была чем-то тем, что привнесло в наш с ним секс отвращение. Она быстро трансформировалась в нечто приятное. Оказалось, трахаться в позе «по-собачьи» очень даже круто… и не так стыдно.

— Ты кончила?

— Мммммм… да. И не один раз.

Слышать такое было выше моих сил. Полагаю, температура моего тела подскочила, в висках стучало, стучало в унисон с сердцем, которое, казалось, находится у меня теперь где-то в горле. Наверное, от этого мой голос прозвучал так хрипло, когда я задал вопрос, желая не выдавать нахлынувшего на меня волнения, стараясь выглядеть хладнокровным.

— Ты кажется что-то упустила. Перед тем, как трахнуться с ним, он принудил тебя делать минет?

— Ммммм… нет. Он сделал это после того, как.. . кончил. Кончил в меня. Вытащил свою дубину… и тут же заставил взять в рот.

«Какой засранец!» — пронеслась в голове мысль. И ту же следующая осенила меня, принеся объяснение словам Хардина, сказанные им моей жене вчерашним вечером в его мастерской после того, как он завершил секс с ней, кончив ей в киску: «Как я научил тебя.» Он хотел, чтобы она облизала и омыла ртом его член. Подлец хотел ещё больше унизить меня в её присутствии, а заодно и проверить, насколько он смог овладеть сознанием Сюзен. Молодец, жена! Значит у неё всё же есть силы противиться ему.

От этой мысли я отыскал в полумраке гостиной её губы, и впился в них жарким поцелуем благодарности. Сюзен в свою очередь восприняла мой жест, как подтверждение доверия ей.

— Спасибо, милый. Мне очень важно твоё доверие. А мне стыдно, что тебе приходится целовать рот, который брал… сосал член другого.

— Что было, то прошло.

— Не совсем так… ещё…

— На этом не закончилось?

— Хмммм… тогда… нет. Я взяла в рот его колбасину. Это было нелегко, учитывая его размер. Получилось, как получилось, но у него снова встал. Он снова приказал мне встать на четвереньки… и тут… тут он стал пристраивать свою дубинку к моей задней дырочке…

— Ты запротестовала?

— Да. Я сказала, что даже ты никогда не делал со мной этого. Что вызвало у него хохот, он сказал: «Прекрасно. Значит сейчас у тебя будет знаменательный день. Я сломаю целку в твоей жопке, и ты потом, при случае, сможешь рассказать своему рогатому муженьку, каким чудным выдался этот день.»

— Ну и сволочь! Ебаный выродок!.. . Извини дорогая, сорвался. – не смог сдержаться я.

— Брось. Это я должна извиняться перед тобой. Я – полная дура, шлюха, как он меня величает… потому что я.. . потому что я не позволяла тебе раньше, а позволила этому малознакомому кобелю первым испробовать мою попку. И не только испробовать… только не злись, прошу… пожалуйста… я должна признаться… что он… что он пристрастил меня к анальному сексу. И мерзавец это отлично учуял. В следующий мой визит к нему Хардин распалил меня, затем сказал стать раком, что я услужливо выполнила, и не вошёл в меня, как ожидалось, а сказал: «В какую из твоих дырок вставить, шлюха?»

— Мне бы возмутиться, но я и сама удивилась, когда ответила: «Давай в попку.» Как будто это не я сказала, а кто-то другой. Честное слово, поверь. Но худшее было впереди. Он не сдвинулся с места, продолжал чего-то ждать.

Я спросила: «Чего ты ждёшь?»

Он ответил: «Ты должна попросить меня об этом.»

Тогда я: «О чём? Как?»

Хардин: «О том, что ты хочешь, сама знаешь.»

Я: «Хардин, пожалуйста, займись со мной сексом.»

Он: «Неправильно. Не точно.»

Я: «Хардин, пожалуйста, займись со мной анальным сексом.»

Он: «Теплее, но всё равно ответ неверный.»

Я: «Хардин, прошу тебя. Трахни мою попку.»

Он: «Так и будешь ходить вокруг да около? Ну я подожду. Время есть.» И залился смехом…

— Тогда я больше не смогла ждать, я была так заведена, я была сама не своя. Мне хотелось ощутить его… во мне. Я готова была умолять… И я прокричала: «Чёрт возьми, Хардин! Ну выеби уже меня в жопу!»

— Фуффф… этот вечер становится жарче и жарче. – произнёс я, пылая от нахлынувшего волнения, которое вызвали эмоции Сюзен. – И это было то, что он хотел?

— Да. И он тут же выполнил…

— Твою просьбу…

— Называй и так, Кен… Ты хотел всё в подробностях – пожалуйста. Твоя жена – отъявленная шлюха.

— Ну, так уж и шлюха… Просто у нас так вышло. Я с тобой.

— Я благодарна тебе, но действительность такова… Такова, что после того как он хорошенько отдолбил мою задницу, после того, как кончил в неё, достал свой прибор, весь такой грязный и слизкий… и.. . приказал мне очистить его ртом. Представляешь, какая мерзость – я должна была облизывать грязный член из моей задницы! Но на этом плохое не закончилось. На этот раз я почувствовала, как его член снова пробуждается, он затвердел. Хардин просто озверел, и с такой яростью стал вбивать мне в рот, а потом прокричал: «Шлюха, кончаю. Глотай всё!»

— М-да уж…

— Именно! Но самое ужасное, что тогда я выполнила это его приказание… выполнила без тени отвращения… оно пришло потом уже… когда я была дома. Я вспомнила, как чуть не захлебнулась от его спермы, так мне показалось. На вкус она была так отвратительна.

— Я поражён, как тебе удавалось скрывать от меня своё плохое настроение.

— Это было нелегко. Но это не всё. Ему было мало меня так унизить. Ему нужно было сломать меня окончательно. Когда всё уже завершилось, ублюдок стал мне выговаривать, что так, как я исполняю минет, его не устраивает. Видите ли, по его мнению, я малоопытна в этом вопросе. Он так и сказал: «Если твоего муженька устраивает это, то для меня это полное дерьмо. Поговори с Мэлани, она обучит тебя многим техникам, научит заглатывать.» И Мелани стала моей наставницей в этом. Она дала много советов, а в следующие пару наших встреч присутствовала рядом, и корректировала мои действия. Типа это были уже практические занятия. Не сразу, но у меня получилось. После того, как мне удалось заглотить его впервые, я поняла, что это и не так трудно, заодно и не так плохо. Ведь в этом случае он кончал мне прямо в пищевод, минуя рот. А значит я избегала неприятный вкус его спермы. Надеюсь, я всё тебе объяснила, как есть…

Здесь она умолкла. Но по тому, как вздымалась от глубоких вдохов-выдохов её грудь, было видно, что внутри Сюзен всё ещё бурлил котёл эмоций. Молчал и я. Не хотелось говорить, а вот мысли. Их рой вился в моей голове.

Первая была о Мелани. Когда Сюзен напомнила о ней, сразу же всплыли слова жены Хардина, адресованные мне, когда я созерцал картину ебли моей благоверной с тем жеребцом.

«Она от этого кайфует, блин. Его здоровенная штуковина превратила её в шлюху. Ты не поверишь, как она выпрашивает каждый раз. Было очень глупо с твоей стороны трахнуть ту девчонку. Это, несомненно, привело к такому падению твоей жёнушки…. Фигня. Она сама напрашивается каждый день. После того, как Хардин вставил ей в первый раз, она стала такой падкой на него. Ему пришлось вносить изменения в свой график из-за неё… она влипла.»

Тогда я посчитал эти злорадные фразы частью мести Мелани ко мне, что не удалось ей добиться секса со мной. Теперь я отчётливо понимал – она была права. Моя Сюзен, моя благоверная, превратилась в самую что ни на есть похотливую шлюху. Превратилась за короткий промежуток; короткий, но такой насыщенный событиями. И это была другая такая мысль, обдумать которую было для меня очень важно.

Если по приходу домой, ошарашенный выбросом мне в лицо обвинения от Сюзен, я клял вчерашние события и события сегодняшнего утра, то сейчас я был благодарен, что всё так вскрылось, что у нас с Сюзен состоялся открытый разговор о вещах важных для нашей дальнейшей совместной жизни. Что всё пошло по самому удачному пути, принесло нам столько положительных эмоций и физического наслаждения. Много, очень много случилось и откровений, и потрясений за это время. И не всегда приятных для меня. Но главное – сложились все пазлы, и общая картина стала очевидна.

Из-за моей минутной слабости я сделал первую ошибку. И не сознался в ней перед женой. Затем наступил на те же грабли – снова побоялся сознаться ей, что похотливый негодяй воспользовался моим попаданием в мышеловку, и не только не предупредил жену об угрозе, нависшей над ней, но и стал невольным помощником в осуществлении подлых планов. В итоге это вылилось в то, что ничего не подозревавшая Сюзен хоть и смогла сопротивляться какое-то время коварным планам, в конце концов сдалась и позволила сделать из себя, из такой порядочной жены, похотливую шлюху.

Теперь, когда мы с женой выложили все карты на стол, мы имел козыри на руках. Мы вместе стали той силой, которая поломает все дальнейшие планы Хардина насчёт Сюзен. Так думал я покрепче прижимая к себе жену. Она решила ответить тем же, обхватила меня и прижалась. Наши лица встретились. Но прежде, чем последовал поцелуй, её губы расплылись в улыбке.

— Ого-го! Поверить не могу, кто-то снова ожил… — сказала и захихикала.

— Я и сам себя не узнаю. Это просто какое-то волшебство. Но, не удивительно, когда рядом такая волшебница. – одаривал я жену комплиментами.

— Оуууу… Да, я такая… но всё же может причина в другом? Может так на тебя подействовали мои рассказы о сексе с Хардином? Признайся…

— Не стану отрицать. Всё это напоминало эротическую литературу, ну или вроде я смотрел некий порно-фильм, когда слушал твои откровения. Скажу честно – картинки того, как ты с ним… ну вчера там, в моём присутствии… сама понимаешь… эти картинки никак не покинут мою голову. И время от времени возникают. Ничего не могу поделать – просто наваждение какое-то.

— А кто тебе виноват? Ты, наверное, очень хотел посмотреть, как у нас получается, когда сказал «Сюзен, отдайся ему».

— Я был вынужден.

— Да? И не было другого выхода? А может и не хотелось? Мы решили быть честными, будь откровенен до конца – тебя возбудила картина перед тобой?

— Не скрою, это было необычно. Головой понимал, что это неправильно, а в душЕ…

— Что в душЕ?

— Хотелось посмотреть, чем закончится. Не вмешиваться. Да и поздно было… «поздно закрывать конюшню, когда оттуда сбежала лошадь», как говорят.

— То есть ты признаёшь, что мой секс с другим оказал на тебя возбуждающее влияние.

— Признаю.

— Хорошо. Тогда и я должна открыто сказать, что один пикантный момент подействовал на меня посильнее возбудителя.

— Какой же?

— Может ты заметил, как быстро и бурно я кончила сегодня, когда ты лизал мою киску. Ничего необычного не заметил?

— Было такое.

— А знаешь, почему?

— Расскажи.

— Когда ты припал губами к ней, мне пришла такая нехорошая мысль: «Мой муж лижет мне киску, в которой ещё пару часов назад был член любовника.» И это меня жутко возбудило.

— Вот как? Он уже – любовник?

— Ладно тебе… не придирайся к словам. Ну, пусть — другой мужчина.

— Сейчас ты ответишь за «другого мужчину». – с наигранной угрозой в голосе сказал я, навалился на жену, стал щекотать. Она ответила тем же. Скоро на софе катался клубок из наших тел, комната залилась смехом, взвизгиваниями Сюзен, скрипом мебели. Просмотр сериала был заброшен окончательно. Вечер близился к концу.

Через время мы пошли готовиться спать. Каждый из нас знал, что после такого вечера трудного дня мы быстро отойдём в страну Морфея. Так бы и произошло, если бы я не захотел подбить итоги дня. Поставить точку.

— Теперь, когда мы с тобой разобрались с нашей общей проблемой, когда подонку не удалось оболгать меня в твоём лице, а тебя в моём, и вбить между нами клин, теперь ты можешь смело не отвечать на его звонки. Я же со своей стороны обязательно свяжусь с ним. Свяжусь сообщить, что главный его козырь – эту запись меня с Эльзой – он может спустить в унитаз. Больше она не сработает. Пусть катится в задницу, и тебя ему тоже больше не видать. – заключил я.

К моему удивлению, в ответ от Сюзен не прозвучало ни слова. Я даже повернул на подушке голову, чтобы проверить – не успела ли она уснуть? Она лежала с открытыми глазами, явно не спала, но не отвечала. Это было странно. И тут я заметил, может это мне показалось, но её глаза блеснули. Слёзы? С чего бы… Затем едва заметно шевельнулись губы. Вроде, как она собиралась что-то произнести, но потом передумала и закусила нижнюю губу.

— Сюзи… Ты не спишь?

— Нет.

— А почему не говоришь – согласна ли ты со мной или нет? Я что-то сказал не так.

— Нет… хмммм… точнее – не совсем так.

— Объясни.

— К сожалению, не всё получится так, как ты расписал. Тому есть причины и обстоятельства. Я весь вечер хотела тебе о них рассказать, но как-то не решалась. – её голос дрожал.

— Есть ещё что-то новое, о чём я не знаю? – насторожился я.

— Нет, скорее это старое, но оно по-новому опасно для нас. – совсем потухшим голосом сообщила Сюзен.

— Не тяни, Сюзи. Соберись. Рассказывай…

— После того, как мы с ним сегодня днём закончили, — сбивчиво начала жена. -.. . и я стала одеваться, Хардин сказал: «Передай муженьку, что он сильно ошибается, если думает – всё для него закончилось. Запись по-прежнему будет у меня. Кроме этого все самые интересные моменты нашей сегодняшней встречи Мелани засняла. Как и несколько предыдущих. Если ему вздумается вновь вмешаться и прервать наши отношения, то эти ролики увидят твои коллеги, а также его. Да и вся эта округа сможет лицезреть интересное видео. Ты ведь не хочешь обнаружить, что ученики школ, в системе которых ты работаешь, обменивались такими пикантными файлами на своих мобилках? А ещё ролик с твоим рогатеньким в главной роли может заинтересовать полицию. А Эльза подтвердит, что имело место сексуальное домогательство и принуждение к сексу со стороны твоего кретина во время её работы у вас служанкой.»

— Чёрт возьми, ты «порадовала». Приберегла самое «сладенькое» под занавес дня?

— Хотела рассказать сразу, как ты пришёл. Но потом всё пошло так хорошо… не хотелось ломать красоту момента. Подумала – утром сообщу. Но всё же лучше сейчас.

— Этот подонок впился в нас, точнее в тебя, словно клещ. Я с первой минуты, когда он появился у нас и уставился на тебя, понял, что от него будет исходить опасность заполучить тебя. Почувствовал это каким-то шестым чувством. И оказался прав. Не падай духом, дорогая. Мы что-нибудь придумаем вместе. Должен быть какой-то выход из этой ситуации.

— Легко сказать. Пока мы сможем что-то предпринять неизвестно сколько раз мне придётся кататься к нему и ублажать его извращённые желания.

— Ты должна отказываться. Просто не бери трубку, смени сим-карту, ну или.. .

— Работу тоже сменить? Тогда придётся и наш дом продать и уехать. Так он нас не найдёт, хотя не уверена, что это поможет. Будет очень обидно как-нибудь обнаружить эти ролики в Интернете, особенно, если об этом подскажут родственники или наши друзья.

— Верно. У меня уже чешутся руки на него. Потому как иного выхода не вижу.

— Не говори ерунду. Ты же понимаешь, чем это грозит. Тем более физически мерзавец имеет солидную фору перед тобой. Я не хочу видеть тебя ни в тюрьме, ни в инвалидной коляске. Единственное решение, какое сейчас можно принять – оставить всё, как есть. Я буду ездить к нему, как в последние недели. Это не так уже и страшно. Мы с тобой выяснили сегодня. Это даже наложило на нас некий положительный отпечаток с определённой стороны, верно?

— Хмммм… Да, это, как ни странно, играет роль возбудителя для нас обоих. Но как долго это будет так? Не думаю, что вечно.

— Но пока это работает, давай покажем ему, что мы сдались, и плывём по тому руслу, которое он указал. А за это время мы что-то придумаем. Просто попытайся внушить себе, что ничего плохого не происходит. Как это было, пока ты не наведался неожиданно к нему в гости. Только с холодной головой ты сможешь найти правильный выход.

На том мы и порешили. Нежные, но страстные поцелуи внесли в наше состояние окончательное спокойствие. Затем Сюзен отвернулась, я крепко обнял её сзади, и мы уснули… Или сделали вид… Потому как я долго не мог избавиться от раздумий о грядущих потрясениях, которые нам сулила ситуация, в которую мы попали.

Утром за кофе, перед сборами на работу, мы окончательно выработали нашу тактику на ближайшее время. Я избегаю контактов с Хардином, как лично, так и по телефону. Уделяю максимум внимания своей работе. Сюзен тоже работает по своему привычному графику. Если она получит вызов к подонку на дом, то не станет извещать меня, чтобы не мешать мне сосредотачиваться на работе. Ведь это ничего не изменит, а вечером я и так узнаю.

Так и вышло. После двух дней спокойной жизни, когда Хардин не потревожил никого из нас, и уже мы начали питать иллюзии, что так продлится подольше, пришла пятница. Я вернулся с работы, захватив по дороге пиццу, фрукты и бутылку хорошего красного вина. Хотелось отметить конец рабочей недели. Неделя на работе выдалась успешная. Параллельно с этим и жизнь семейная радовала. После потрясений понедельника и откровений вторника наша с Сюзен жизнь, похоже, перешла на новый уровень. Я делал такой вывод из того, что, несмотря на то, что во вторник вечером мы погрузились в бурный секс, такой, после которого обычно у нас бывали три-четыре дня перерыва, сейчас же мы протрахались с женой вечерами среды и четверга не менее интенсивно, но чувствовалось, что не насытились сполна, ожидали продолжения и в пятницу вечером.

То, что что-то нарушит наши планы, я понял, когда вошёл, а жена не выбежала встретить меня у дверей, как два последние вечера. Я нашёл её сидящей в гостиной на софе. Халатик на ней был привычным. Необычным и настораживающим был факт её влажных волос, которые она сушила феном.

— Привет, солнышко. Я пришёл. Как ты? Как прошёл твой день? – сказал я наклоняясь поцеловать.

— Привет, милый. Нормально. У тебя как на работе дела? – устало ответила она, выключив фен.

— В порядке. Сегодняшний вечер будет с вином. – я достал из пакета бутылку.

— Неплохо. – её слабая реакция лишь подтвердила мои опасения – что-то было не так.

— Ты выглядишь усталой. Тяжёлый день на работе или… что-то, о чём я не хочу даже думать, Сюзи?

— Нет, на работе сегодня всё было обычным, как для пятницы. До обеда. А в обед позвонил он…

— Подонок?! – вырвалось у меня.

— Да. И пригласил к себе.

— И ты поехала?

— Да. Мы же с тобой это обговаривали.

— Верно, так. И что было?

— Давай не сейчас… Я не хочу сейчас об этом говорить. Давай не будем портить наш прекрасный ужин. – тихо молвила жена, но затем, взглянув на меня, добавила. – После, в спальне, я обещаю всё тебе рассказать.

Но ужин всё же был испорчен. Мы больше жевали, чем говорили, что было для нас не естественным. Сидя перед телевизором обменялись всего парой фраз. Я прижимал её к своей груди, и слышал, как напряжено было её тело. Я попытался снять это напряжение. Стал губами хватать мочки её ушей. Сюзен сидела неподвижно и, казалось, не реагировала. Но стоило мне начать мять её груди через ткань халата, как она подняла на меня глаза и прошептала: «Кен, милый, не надо, не сейчас.»

Когда она поднялась и пошла в туалет и ванную, меня удивила её походка. Как будто что-то мешало ей идти. Мои тревога и нетерпение росли. В ванной она задержалась дольше обычного. Наконец, она вышла оттуда, и такой же неуверенной походкой проследовала до кровати, где юркнула ко мне под простынку.

Легла ко мне спиной и тихо прошептала:

— Обними меня.

— С большим удовольствием, дорогая. – ответил я, обнял её и стал ласкать груди жены. Поцелуями стал покрывать её шею. Жар и запах тела Сюзен быстро делали своё дело, мой боец начал твердеть. Он упёрся ей в спину, она это точно могла ощущать. Когда моя рука опустилась к её лону, Сюзен вновь запротестовала:

— Нет, милый. Не надо… Не сегодня. Прости.

— Что-то не так? Скажи.

— Мне нужен отдых и… там… там сильно растёрто. Саднит.

— О, Боже правый! Что он с тобой вытворял? Ты обещала рассказать.

— Расскажу. Дай мне время собраться с мыслями… и духом.

Эти слова вызвали у меня сильное негодование действиями придурка. Сердце усиленно заколотилось в груди. В висках застучало. Как сегодня он обращался с моей милой? Был ли особенно груб? Эти и многие другие мысли крутились у меня в голове, пока Сюзен раздумывала о своём. Но вот она начала:

— Он позвонил в обед и сказал приехать к нему. Я ответила, что не раньше, чем через три часа, потому как буду занята на работе, и он согласился. На самом деле я солгала ему; я могла поехать через час, именно через час я заканчивала работу, но я специально решила оттянуть время. Так оставалось бы совсем мало времени, пока Мелани привезла бы домой их мальчишек из школы. И у Хардина на забавы могло остаться совсем мало времени, или не остаться вовсе. Я потратила появившееся свободное время для покупок в сити, затем поехала к нему.

Здесь она сделала паузу. Её дыхание стало глубоким, плечи подёргивались. Явно ей было нелегко вспоминать всё. Меня это насторожило.

— Сюзи… продолжай… пожалуйста.

— Дальше всё было обычно. Он провёл меня в конец мастерской. Мы расположились на матрасе. Я стала раздеваться, а он торжествующе сказал, чтобы я не спешила. В отличие от предыдущих дней, нам не стоило переживать за время. Что сегодня у нас его было много. Так как Мелани, забрав мальчиков из школы, повезёт их к своим родителям. Тут я поняла, что избежать того, что буду хорошо оттрахана этим жеребцом, мне не удастся…

Она снова сделала паузу. Я решил подтолкнуть её не словами, а нежно обхватив обе груди, слегка зажал соски между пальцев, и стал шевелить ими так, чтобы потирать соски. Сюзен поняла мой сигнал и продолжила:

— Когда мы разделись, он сразу сказал мне стать на колени и взять в рот. Я сделала. Я старалась, чтобы он кончил. Я надеялась, что может у него не встанет потом, чтобы был второй раз. Было так наивно с моей стороны…

— Тебе удалось заглотить его? Он кончил, а ты проглотила?

— Нет, он вовсе не кончил. Он вытянул раньше… он только хотел, чтобы я его хорошо разогрела… у него это получилось… его член стал особенно большой от этого… и он… повалил меня на спину… и стал трахать меня…

По мере рассказа, она стала дышать всё глубже и глубже. Фразы стали разрываться на паузы. Было очевидно, что воспоминания событий прошедшего дня возбуждают её. Чем дальше, тем больше.

— Он проделал это какое-то время… затем вышел из меня, сказал стать… раком… я выполнила… он врубился в меня… стало даже больно… но всё прошло вскоре, как он… продолжил меня… ебать…

В купе с моим подразниванием её сосков и воспоминаниями, Сюзен заводилась не на шутку. Теперь она просунула свои руки себе между ног, и я отчётливо слышал, как она себя ласкает там.

— Он ебал мою киску особо яростно. А затем… затем я услышала, как он проникает пальцами… в мою… аххх… попочку… сначала одним… ааах… затем двумя… ооохххх… потом вставил сразу три… ооааааххх…

Сюзен начала стонать, продолжая рассказ. И стоны её становились всё чаще и протяжнее.

— Он причинил тебе боль, лапушка?

— Аааауххх… нет… аааххх… даже три не было больно… ооооуууххх… пока он не вставил четвёртый… аааааххх… и я поняла, что он хочет загнать мне в попку ладонь… ой, милый… да, давай, ласкай соски сильнее… ой… я сейчас… кажется… ааааххх… кончуууууу…

Тело жены начало содрогаться и вибрировать. Её стоны слились в один протяжный, и она в моих крепких объятиях бурно кончила. Оргазм прервал её рассказ, а я жаждал продолжения, с тревогой подозревая, что этот негодяй отфистил попку моей супруги.

— Дорогая… Что было дальше? Ему удалось вставить ладонь тебе в дырочку?

— Фхххх… Нет. Он вытащил пальцы из попки.

— Потому что ты почувствовала боль?

— Совсем нет. Если бы мне было больно, это его только подтолкнуло действовать дальше. Просто я кончила. Так как сейчас, только куда круче.

От этих слов у меня зашумело в голове, а член колом упёрся в спину Сюзен. «Как эта ситуация чертовски оказывает воздействие на меня. – подумал я. – Но хорошо, что уроду не удалось отфистить мою крошку.»

— Хочешь, я помогу тебе кончить ручкой? – отозвалась Сюзен.

— Предложение от которого невозможно отказаться. – парировал я.

Я повернулся на спину. Сюзен стала возле меня на колени, взяла член в руку, сделала пару неспешных движений от головки до основания, и продолжила:

— Не успела я даже отдышаться, как он врубился в мою попку своей дубинкой. Он ебал меня туда и говорил: «Я знал, что тебе понравятся новые ощущения, когда обе твои дырки заполнены. Тебе понравилось, шлюха? Ты же кончила, как никогда раньше, верно?» Я не могла отрицать это и подтверждала. Это завело его ещё больше, он работал, как отбойный молоток, и вскоре кончил мне в попку.

Рука Сюзен тоже задвигалась по моему члену всё быстрее. Я стал делать движения тазом вверх, навстречу её руке.

— Затем он привычно дал мне облизать член. После мы легли отдышаться. Но ненадолго. Через пару минут он подхватил меня, поднял и положил на столик. Он схватил мои ноги под коленки и толкнул их так вперёд, что коленки оказались почти возле моих ушей. Одной рукой он удерживал их в таком положении. А второй… Я подумала, он сейчас привычно вломится в меня своим прибором. Я ошиблась… — здесь Сюзен сделал паузу, как в своём повествовании, так и в обработке моего члена.

— И что? – нарушил я тишину.

— Я почувствовала, как он вставил в киску палец. До этого он трахал меня пальцем лишь однажды. Ещё в первый раз, тогда – у нас дома. Хоть это выглядело странным, но я посчитала, что это будет хорошо для меня. Я уже кончила под ним, и было лучше, если он просто потрахает меня пальцем. Но, когда к первому пальцу присоединился второй, а затем вскоре и третий, я поняла, что он собирается делать… как ты это назвал?

— Решил отфистить тебя, сволочь. – снова прервал я жену.

— Да, так и он сказал: «Я собираюсь отфистить тебя, шлюха. Твой муженёк проделывал с тобой когда-нибудь так?» Когда я сказала, что нет, он рассмеялся и сказал, что будет первым моим учителем, и что я буду на седьмом небе от счастья. И сразу добавил четвёртый палец, стал пытаться засунуть в меня ладонь. – рука Сюзен снова скользила по моему члену.

— Больно было?

— Я не могу сказать так. Временами я «ойкала» от неприятных ощущений, но больше было как-то необычно… Ещё мне не нравились эти чавкающие звуки… Но постепенно я стала ощущать, как тепло разливается внизу живота. Его ладонь обильно смазалась моими соками, стал проникать всё легче и дальше. Он увидел это… приостановился… а затем искры брызнули у меня из глаз. Он врубился в меня кулаком… Я заорала так, что, наверное, весь лес вокруг слышал…

— Подонок!

— Да… Но боль была лишь на мгновение, а затем… затем пришло такое чувство… такое новое и необычное… я чувствовала себя перчаткой, туго натянутой на его наглую руку, которая влезла в меня и начала шуровать внутри. Я не кричала, теперь я просто подвывала от удовольствия… настолько это было восхитительно… Да, прости, милый, я просто потерялась в тот момент. Я ощущала, что мой оргазм уже на подходе… а тут ещё он, как всегда стал называть меня по-всякому… грязно… это добавило возбуждения… он всё видел, словно читал меня насквозь… стал спрашивать: «Так чья это пизда, шлюха? Кому она принадлежит?»

Он так делал не раз раньше, но я всегда отказывала ему в ответе. А сегодня…Прости, милый… я должна сознаться… оргазм накатывал на меня, и я уже не могла соображать правильно, я только хотела снова кончить… я боялась, если я не скажу то, что он хочет слышать, то он вытащит руку… я в тот момент боялась этого больше всего… и я… я прокричала: «Она твоя, Хардин. Ты овладел ею. Можешь делать с ней, что хочешь.»

Прикосновения жены к члену, её настойчивые движения рукой были невероятно приятны. Плюс ко всему на моё возбуждение влиял и рассказ Сюзен. Мне казалось, что мой «боец» твердел и твердел, по мере того, как близился оргазм. Но время шло, а желанный пик не приходил. Последняя фраза моей благоверной стала тем детонатором, который подорвал заряд. Я издал стон, моё тело напряглось и прогнулось в спине вверх, а из члена ударил первый фонтан горячей спермы. Ударил с такой силой, что почти вся струя перелетела через голову сидящей на коленках у моих бёдер Сюзен. Лишь малая часть струи упала жене на волосы, ещё часть на грудь. Последовавшие за первой, следующие струи уже не были столь мощными. Они приземлились как раз на грудь и живот жены. Выбросив последнюю такую, я расслабленно растянулся на кровати…

— Мой мальчик, как всегда молодец. Хорошо стреляет. Метко. – хихикнула Сюзен.

— Фуууххх… это было отлично. Спасибо, дорогая.

— Спасибо за ручку или за рассказ?

— За всё.

— Но, если ручка своё дело завершила, то рассказ ещё не закончен…

— Правда? Продолжай.

— С этими словами я кончила. Лежала на столе такая расслабленная, потерянная во времени и пространстве. Но он не закончил. Словно сквозь сон услышала, как он вытащил из киски руку, а через секунду я услышала прикосновение головки члена к дырочке попки. У него снова стоял. За пару толчков он овладел моей попкой, стал трахать. Потом сказал мне подхватить свои ноги под коленками и держать. Так он высвободил руку, поднес её к киске. Затем один за одним вставил в меня четыре пальца, не переставая трахать в попку. Он шарудил рукой в киске, большой палец возбуждал мне клитор, а член терзал мою попочку. Ты не поверишь, да я и сама не могу поверить, но я снова кончила! Точнее мы кончили вместе. А после… После он привычно уже потребовал облизать ему член. И я сделала. Хорошо, что он больше не мог кончать, и мне не пришлось глотать.

«Ещё бы! – хорошо. Вроде ты мало ему и так позволила. Я надеялся, что ты избежала фистинга. Мои надежды оказались напрасны. Он получил то, что хотел. В который раз он победил нас.» — вот о чём я подумал, но решил не говорить вслух. Это только бы раздуло ненужную ссору. А у меня сейчас не было желания даже говорить, настолько я был опустошён.

— Вот и всё. – подытожила Сюзен. – Ладно, я в душ. Смывать твои выстрелы.

— Я чуть позже…

После душа, наши выжатые как лимон тела лежали, крепко обнявшись. Беседа теперь шла тоже спокойно.

— Теперь ты понял – почему я не могу сегодня заниматься с тобой любовью? – начала жена.

— Более чем. Но тем не менее секс у нас состоялся, пусть даже и ручной. – с улыбкой ответил я.

— Да. Но не переживай. Это быстро пройдёт. Думаю, через день моя киска будет в норме. Как и попка… хи-хи-хи…

— Надеюсь.

— Тем более, что мне не надо будет ехать к нему в ближайшие дни. Это точно.

— Откуда такая уверенность?

— Он сказал сам. У него появился какой-то срочный заказ. Работа над которым займёт все выходные и начало недели. Затем он куда-то уедет. Он так и сказал: «Я хорошо постарался отебать тебя, детка, чтобы ты долго помнила и не скучала. Когда я вернусь, дам знать.»

— Хорошо бы. Есть небольшой шанс за это время что-то придумать, как отвязаться от него. Но насколько бы это ни было проблемой, главное остаётся незыблемым – я люблю тебя, Сюзи.

— Я очень люблю тебя, милый. Мы найдём. Обязательно. Не переживай.

Мы слились в поцелуе… как вдруг Сюзен прервала его и с улыбкой спросила:

— В следующий раз, ну как я восстановлюсь, мы попробуем фистинг?

— Конечно, милая. – ответил я, и снова закрыл её уста своими.

Так мы и уснули в поцелуях и жарких объятиях…

Хардин сдержал слово и не тревожил Сюзен почти всю неделю. Зато её постоянно тревожил я. В лучшем для неё понимании. Уже через день, в воскресенье, наша спальня вновь наполнилась звуками скрипа кровати, удара её спинки о стену, стонами и криками сладострастия Сюзен, шлепками тела о тело, моим пыхтением и нашими общими звуками восторга от оргазмов. Все эти дни мы испытывали на применение всё то новое, что привнесли последние события в нашу сексуальную жизнь.

В пятницу он появился. Но, что удивительно, стал дёргать не жену, а меня. С самого утра стал донимать звонками. Как мы и договаривались с ней, я просто игнорировал эти звонки. Затем я получил звонок от Сюзен.

— Привет, милый!

— Привет, дорогая. Как ты? Давай угадаю – тебе позвонил Хардин?

— Да. Но он не зовёт к себе. Он возмущается, что ты не отвечаешь на его звонки. Попросил меня передать тебе, чтобы ты связался с ним.

— Любопытно. Хорошо. Я позвоню и узнаю, что ещё надо этому кобелю.

— Удачи, милый.

— Пока, лапуля.

Хардин ответил не сразу. Видно даже таким образом он хотел мне отомстить.

— Я слушаю.

— Добрый день, Хардин.

— Надеюсь, мистер.

— Ты хотел меня слышать?

— Да. Только вижу ты не хочешь меня слышать. Мне это не нравится. Хотя мне нравится, что ты правильно понял урок, и надеюсь больше не будешь дерзко пытаться поломать мои планы. Как тогда, когда ты ввалился совсем не вовремя в мое жилище. А ведь Мелани предупреждала тебя. Вижу ты исправился. Хвалю.

— Но знаешь ли… — начал было я.

— Стоп! Не перебивай, мистер. Я ненадолго. Сразу к сути: я хочу забрать твою жену на весь вечер, может и часть ночи, в субботу. Завтра. Я заказал ужин в одном из ресторанов сити, и хочу, чтобы она провела вечер со мной. В качестве партнёрши по свиданию. Около полуночи, может чуток за, я привезу её обратно. Не переживай об этом.

— А как же Мелани… — первое, что пришло мне на ум после такого наглого требования.

— Это не твоего ума дело, пусть тебя это не заботит.

— Ты не считаешь, что это уже слишком?

— Слишком будет, когда все те, кого я перечислял тебе и твоей жёнушке, будут смотреть увлекательные видосики. Или ты забыл?

— Хммм… Нет, помню. Но послушай…

— Послушай ты. С каждым разом моя коллекция интересного кино пополняется. Ты не задумался, что уже очень поздно для тебя поднимать перья? Чтобы было убедительнее, я могу показать тебе лично некоторые из тех «клубничек». Не желаешь?

— Нет.

— Уже звучит лучше. Значит за субботу возражений нет, верно?

— Хмммм… Н-нет. – неуверенно произнёс я.

— Не слышу энтузиазма в голосе. – в трубке раздался смех. – У Сюзен больше энтузиазма в моей мастерской… ха-ха-ха… Передашь ей, чтобы была готова завтра к семи вечера. И пусть нарядится и поприличнее, и посексуальнее.

— А что мешает тебе сказать всё это ей лично? Зачем весь этот спектакль?

— Я хочу, чтобы ты сам уговорил и подготовил свою жёнушку для похода на свидание с любовником. Конец связи, мистер.

Он сбросил звонок. Хорошо, что я выбрал момент для звонка, когда находился в офисе сам. Иначе коллеги могли быть немало удивлены моим внешним видом. Особенно лицом, которое стало багровым. Наглец, оседлав коня, который позволял доминировать ему над нами, поднимал температуру в аду, куда мы с женой угодили, всё выше и выше. Его требования становились всё изощрённее и извращённее. За последний месяц, по его вине, наша совместная с Сюзен жизнь претерпела сильные изменения. Слишком много потрясений и моментов, которые испытывали нашу психику. Что удивляло, так это то, что в плане секса наша жизнь явно изменилась в лучшую сторону. Но это было очевидно, что случилось это из-за перемены поведения у Сюзен. Во мне не поменялось ровным счётом ничего. Она же уверенно, раз за разом, больше и больше, превращалась из довольно пуританской жены в шлюху. Как бы мне не нравились изменения в наших играх в постели, но допустить дальнейшего её падения я не хотел. Но ничего не мог противопоставить этому. Надеюсь – пока не мог…

Вернувшись вечером с работы, я был встречен женой у дверей. Как обычно — обнялись, поцеловались, обменялись привычными фразами. Но на её лице нескрываемо светилось острое любопытство – узнать о предмете моего разговора с Хардином. Я не стал её мучать, хотя мне трудно было произнести ей такое. На удивление, она восприняла новость спокойно.

— Я опасалась худшего. А так… Ну, придётся потерпеть вечерок присутствие этого засранца рядом. Поулыбаться его плоским шуткам, может потанцевать с ним. Заодно выясню, насколько он хорош в этом. Интересно, в каком месте он задумал потрахать меня? Неужели в номере дешевого мотеля. Не думаю, что он снял номер в дорогом отеле в сити. Этот ублюдок такой скряга. Что одеть… Тут проблем вовсе нет. Мой гардероб позволяет сделать широкий выбор. Благодаря твоим стараниям, милый. Не переживай, это будет как обычный вызов к нему. Пойдём ужинать.

Она поцеловала меня в щёчку, и мы проследовали на кухню.

Время до вечера в субботу пролетело незаметно. Мы старались отвлечься от предмета ожидания прихода вечера, окунувшись в домашние дела. Нам это неплохо удалось. Или может я просто не заметил нервозность у жены. Не важно. После пяти часов вечера Сюзен сказала, что ей пора начинать готовится к походу с «любовничком». Сказала и пошла в ванную. Я же продолжил на какое-то время возиться в мастерской, а по окончанию работ решил вымыть руки, совсем забыв, что в ванной всё ещё может находиться жена.

Я влетел туда, и только её «ой» заставил меня вспомнить, что она могла быть здесь. Вообще-то в этом не было ничего сверхнеобычного. Мы часто принимали вместе душ, втискивались в ванную. Да и просто, если одному надо было привести себя в порядок, то для другого не существовало табу на вход в это время в ванную. Какое стеснение между мужем и женой? Смешно.

Но сейчас прозвучал этот её вскрик – «ой». И я стоял там, пригвождённый этим обстоятельством. Что значит уметь зайти в «нужный» момент! Сюзен стояла в ванной, отклячив попку, и рукой сжимала вставленную в свою заднюю дырочку гинекологическую грушу. Она спринцевалась!

— Кен, пожалуйста, выйди!

— Извини, Сюзи… я не знал, что… — не договорив, я вылетел ещё быстрее, чем вошёл.

Чтобы совсем не смущать жену, я не стал ждать возле дверей, зная, что она через время проследует в дверь рядом – в туалет. Я пошёл и уселся ждать в спальне. Через минуту дверь ванной открылась, а затем хлопнула дверь в туалет. Тогда я вернулся и вымыл руки в ванной. Мыл руки, а мозг сверлила мысль: «Она готовится не просто провести вечер в ресторане. Она знает, что последует после. И она готовит свою сладкую заднюю дырочку для новых проникновений туда этого кобеля.» Волна возбуждения нахлынула на меня.

Я закончил процесс одновременно со звуком спуска воды в унитаз в соседней кабинке. Выйдя, я и обнажённая Сюзен, мы столкнулись. Она, смущенно опустив глаза, промолвила:

— Извини…

— Всё в порядке, дорогая.

Сборы заняли у Сюзен ещё минут сорок. Где-то минут за двадцать до семи, она появилась в гостиной, где я смотрел телевизор. На ней было тёмно-лиловое вечернее мини-платье прямого кроя с круглым вырезом, на рукавах дополненное ажурным декором с бахромой. Платье не доходило до колен сантиметров пятнадцать. Это был мой подарок на День Святого Валентина в этом году. Оно ей очень нравилось, но одевала его всего один раз, когда мы ходили на вечеринку. Второго случая просто не представилось. До сегодняшнего дня. На ножках у неё были туфли в тон платью, на шпильке в восемь сантиметров. Сюзен пофантазировала над своей причёской, что ей неплохо удалось; в этом она была мастерица. Макияж был неброский, но впечатляющий. На пальцах рук был маникюр тёмно-розового цвета. Она выглядела превосходно и очень соблазнительно. Это стало ещё одной пыткой для меня.

— Сюзи, ты восхитительна. – сказал я и кинулся к ней, обнять и поцеловать.

— Спасибо, милый. – ответила она, неожиданно отстраняясь. – Нет, Кен, не надо. Я боюсь испортить причёску. К тому же я не хочу, чтобы ты завёл меня. Намокнут трусики, а этот козёл подумает ещё, что это он меня так возбуждает.

Мне такое объяснение показалось странным, но я не стал спорить, тем более, что мой мозг теперь занимала другая мысль.

— А какие трусики ты надела? Покажи.

— Кен, ну ты как маленький ребёнок, честное слово…

— Ну, брось. Покажи. Интересно.

— Да те, что ты мне подарил, если тебе так уж интересно. – хмыкнула она, задирая подол платья, пока я не увидел чёрные кружевные трусики.

«Точно. Помню даже, когда и по какому случаю подарил, но она их так ни разу и не одевала. Говорила, что они чересчур развратные, она будет чувствовать себя в них шлюхой.» — подумал я.

— Быстрее опускай подол, а не то я за себя не ручаюсь; накинусь на тебя сейчас львом, сорву их ко всем чертям, — переводя всё в шутку сказал я.

— Потерпи немного. У тебя будет ещё много возможностей сорвать их. Но не сегодня. – улыбнулась жена.

Минут через десять мы услышали звук подъезжающего к нам авто. Я выглянул наружу с уверенностью увидеть пикап Хардина. Это в таком задрипанном пикапе он собирается подъехать к ресторану! Да и Сюзен в своём превосходном вечернем наряде будет смотреться в нём, как принцесса на свинье. Позорище!

К моему огромному удивлению, напротив нашего дома стоял чёрный Порш Кайен. «Это может кто-то другой подъехал, совпадение.» — подумал я. Но через минуту водительская дверь отворилась и оттуда вышел… Хардин! Неспешным шагом он направился по дорожке к нашему входу. Сюзен была со мной рядом, у окон.

— Ладно, мне пора. Пойду ему навстречу. Не хочу, чтобы он подходил к нашим дверям. – сказала она. – Постараюсь писать тебе смс-ки. Не скучай. Помни – я люблю тебя.

— Я тоже очень люблю тебя, дорогая. Сообщи, когда будешь ехать назад. Встречу тебя.

— Хорошо, милый. – сказала она, уже закрывая за собой дверь.

Я наблюдал, как они встретились. Никакого хамства с его стороны. Вежливо протянул руку, она подала свою. Он нагнулся к ней и поцеловал в щёчку. Затем вместе пошли по дорожке к машине, безо всяких поползновений с его стороны обхватить её за талию. Если кто незнакомый наблюдал бы эту картину со стороны, то описал её для себя, как пара хороших знакомых, он и она, идут, взявшись за руки к машине. Только и всего. Но я знал иное: насильно набившийся в любовники, соблазнивший мою жену низкий тип, вёл её на очередную случку в качестве «на всё согласной шлюхи». Через минуту он открыл ей переднюю дверь, помог залезть, и она исчезла в чреве авто, которое ещё через полминуты, взревев двигателем умчалось прочь.

Я остался один. С того самого момента, когда я согласился с его требованием дать ему на вечер мою жену, с того самого момента я понимал, каким нелёгким будет этот вечер ожидания её возвращения. Но на самом деле выяснилось, что это куда тяжелее. Не помогали попытки отвлечься просмотром бейсбольного матча, никакие фильмы не оставались на экране больше пяти минут, чтобы быть замененными на другие каналы. Упаковка банок с пивом, заблаговременно закупленная мною в пятницу тоже не принесла успокоения. Скоро все шесть лежали пустые возле софы, а картинки, те самые, что преследовали меня после посещения мастерской Хардина, но только перекочевавшие в нынешнее время, не уходили из головы. Вместо экрана телевизора мне виделся номер в отеле, на кровати которого, широко разведя ноги, лежала моя любимая Сюзен… а над ней вздымалась и опускалась волосатая задница «задницы» Хардина, раз за разом вколачивавшего в неё свой огромный елдак.

Атмосферу ожидания делал хуже факт, что за всё время ожидания Сюзен прислала только одну СМС: «Ого! Мы в Оушеане. Всё нормально. Люблю.» Было это без пяти минут восемь. С тех пор – тишина. Время. Оно, казалось, застыло на месте. Наверное, на циферблат часов смотрел чаще, чем на экран ТВ. Надоело. В пол-одиннадцатого выключил. Включил ноут. Залез в сеть. Но тоже помогало так же, как телевизор. Никак. Правда смог уснуть, что было хоть какой-то панацеей. Кажется, было на экране 23:45.. . Проснулся от какого-то звука. Согнал с себя сон, различил – рокот подъезжающего к дому авто с мощным двигателем. На работающем ноуте время – 2:54 — !!! И я дома всё ещё один…

Свет фар ударил в окна. Машина остановилась, но двигатель не заглушили. Да, это тот же Кайен. Приехала? Но почему не известила СМС-кой, как договаривались? Решил не выходить навстречу, раз ей не нужно. Машина стояла пару минут, а из неё никто не выходил. Но вот передняя дверь открылась и силуэт женской фигурки медленно вылез наружу. Затем, неуверенной походкой фигурка обогнула машину, и также, раскачиваясь из стороны в сторону, направилась по дорожке к нашей двери. Да, это была она, моя Сюзен. Машина, взревев, развернулась, на мгновение осветив мою супругу светом фар, и покатила в темноту ночи. Я стоял и наблюдал из тёмного окна у входной двери за приближением Сюзен. По её походке было очевидно, что она была изрядно пьяна. От того я был готов выскочить в любую секунду, если бы она упала на дорожку. Этого, к счастью, не произошло. Когда её шпильки зацокали по ступенькам порога, я открыл замок и распахнул дверь перед её носом. Одновременно щёлкнул включатель света на пороге. То, что я увидел, поразило меня. Передо мной стояла совсем иная Сюзен, совсем не та, которая покидала прошлым вечером наш дом.

Её причёска исчезла напрочь – волосы были взъерошены, разбросаны, частично свисали спутанными локонами на лицо, местами они слиплись от чего-то. От макияжа не осталось и следа. Платье было измято, и похоже слегка изорвано, потому как вырез теперь казался куда больше, чем ранее. На неприкрытом участке груди, чуть ниже плеча, чётко обозначился краснеющий засос.

Было видно, что она пыталась то ли что-то сказать, то ли улыбнуться, но у неё это слабо получалось. Наконец, она шагнула вперёд, и, запнувшись шпилькой о порог, буквально свалилась в мои заблаговременно подставленные объятия. В лицо мне пахнул запах алкоголя, табака, её духов, чьего-то одеколона…

— Дорогая, с тобой всё в порядке? – после того, как ответ не последовал, повторил. — Всё в порядке? Ответь, Сюзи, не молчи. Что с тобой сделали?

— Их… их было… двое… — обезсиленно прошептала она.