шлюхи Екатеринбурга

Космическая шлюха Эллен Рипли. Часть 4

За окном отеля разливался яркий свет. По местному времени на станции было уже восемь часов утра. Рипли откинула легкое одеяло и встала с кровати. На ней была совсем короткая маечка, едва доходящая до пупка и крохотные белые трусики.

«Они, похоже, еще меньше тех, что я носила на Ностромо» – подумала Рипли, рассматривая себя в зеркале.

Если спереди было еще более-менее, то сзади белый клочок материи едва ли прикрывал хотя бы половину попы. Темная ложбинка между ягодицами выглядывала на несколько сантиметров.

Рипли расправила свои трусики и подошла к большому широкому экрану, который выполнял в номере несколько разных функций.

В это время на кровати проснулась Элизабет. Она вытащила из-под одеяла свою длинную изящную ножку и потянулась. Пару раз перевернулась из стороны в сторону, а потом встала с кровати и отправилась в туалет. Вернувшись, она обратила внимание, что Рипли с напряженным видом перебирает пальцами по экранной клавиатуре.

– Ты что-то ищешь? – словно невзначай произнесла Элизабет.

– Да, но не могу понять откуда начать… – ответила Рипли, изучая открытое окно браузера на экране.

– Может я могу помочь? – спросила Элизабет, встав позади нее и заглядывая через плечо.

– Я ищу свою дочь, Аманду, – заволновалась Рипли. – Ей было десять лет, когда все произошло.

– Мы слишком далеко от Земли, поэтому возможности поиска в сети очень ограничены, – пояснила Элизабет. – Но служебные базы данных Колониальной Администрации тут имеются и постоянно обновляются.

Она мягко отодвинула Рипли в сторону. Ее ловкие пальцы быстро забегали по клавиатуре, набирая какой-то адрес. Затем на экране появилось предложение подтвердить право допуска. Элизабет провела левой рукой возле экрана, и в окне браузера появилась страница Миграционной службы.

– Хм, Аманда… – произнесла она, создавая запрос. – Ну, вот и готово!

На экране выскочила фотография женщины с несколько грубоватыми чертами лицам. У нее были прямые каштановые волосы, связанные сзади в короткий хвост. Глаза имели темно-карий цвет.

Рипли замерла и с растерянным видом уставилась на свою взрослую дочь.

– Ну, технически она уже немного старше тебя, – сказала Элизабет.

– И где она сейчас находится? – произнесла Рипли, пытаясь сконцентрироваться на выведенных рядом данных.

Элизабет пролистнула страницу в самый конец и ткнула в какую-то кнопку.

– У нее вроде бы все в порядке. Она капитан ремонтного корабля «Дрейк», модель «BR-33 Behemoth». Это такие здоровенные махины, целый завод в открытом космосе.

Рипли еще долго смотрела на экран, изучая малопонятные данные миграционной службы. Наконец она отошла в сторону и взлохматила свои и без того пышные волосы. Пройдясь по маленькому номеру, она заскочила в кабинку туалета, где провела несколько долгих минут. Элизабет не стала задавать ей лишних вопросов, а просто предложила пойти позавтракать.

В столовой оказалось довольно шумно. Еще со вчерашнего дня все обсуждали случившееся с базой Форгейт. В большом просторном помещении было несколько экранов, на которых транслировались как местные новости, так и с самой Земли. Там показывали громадный корабль ССБ, представлявший собой передвижной командный центр организации. Всего через несколько часов он должен выйти на орбиту Титана и отправить десантные корабли со своими людьми.

Рипли удивилась, когда увидела, что тут подают на завтрак. В меню были несколько разных видов салата, мясо и сосиски, свежие фрукты и даже сладкое на десерт. Возле длинной стойки люди делали заказ, а потом получали у автомата. За работой всей столовой следили всего пара человек.

– Свежие помидоры? – произнесла Рипли. – Их прямо тут выращивают что ли?

– Эм, выращивают не совсем то слово, – ответила Элизабет. – Их печатают на 3D-биопринтере. Правда, сначала выращивают массу клеток, которая идет в качестве расходного материала.

– А на Форгейт меня кормили какой-то странной безвкусной смесью, – сказала Рипли.

– У этих овощей тоже не совсем обычный вкус. Это все-таки не гидропонная ферма, – добавила Элизабет.

Они забрали заказ и заняли столик в дальнем углу, подальше от любопытных глаз. Элизабет достала из кармана компактный планшет с гибким экраном. Он легко складывался гармошкой, становясь в четыре раза меньше. По желанию его можно было раскладывать в несколько разных способов. Элизабет разложила его на столе, используя одну из четырех частей в качестве клавиатуры.

Рипли как раз пробовала искусственный помидор, искоса наблюдая за действиями Элизабет. На экране планшета появился очень длинный список имен.

– ССБ прислала мне список эвакуированных со станции Форгейт, – сказала Элизабет. – Нам нужно знать тех, кто непосредственно работал в лаборатории с этими инопланетными существами.

– Я так понимаю, что это срочно, – произнесла Рипли.

– Да, их нужно будет сразу прихватить за задницы, пока компания не приняла контрмер.

Рипли закинула в рот оставшуюся часть помидора и начала просматривать фотографии работавших на Форгейт людей. Первой она опознала ассистентку профессора Скотта. Потом одну из женщин, которые стояли за бронированным стеклом и наблюдали за тем, как ее насилует инопланетная тварь. Рипли хорошо помнила, как они улыбались, переглядывались и что-то шептали друг дружке.

В памяти всплыли образы, как она стояла голая перед большой группой людей. Как расставляла ноги и выпячивала зад, а потом сама насаживалась на член жуткого монстра.

«Наверняка они говорили, какая я шлюха, – подумала Рипли. – С каким удовольствием принимаю огромный член в свою маленькую похотливую попку.»

В какой-то момент Рипли поняла, что уже просто выдумывает новые детали того дня. Кроме того, она чувствовала сильное сексуальное возбуждение. Немного успокоиться удалось лишь после стакана холодного апельсинового сока. Взяв себя в руки, она продолжила пролистывать фотографии.

– Тут нет одного неприятного типа с холодными глазами. Он единственный был в деловом костюме, – произнесла Рипли, закончив со списком. – Мне показалось, что он занимал какое-то высокое положение.

Элизабет пробежалась пальцами по клавиатуре и вывела на экран фото нескольких людей. Рипли сразу узнала одного из них.

– Хм, значит, на станции был исполнительный директор Майкл Эртон, – произнесла Элизабет. – Видимо, он погиб, как и профессор Скотт.

– Что теперь будем делать? – спросила Рипли. – Ты говорила, что корабль ССБ прибудет только завтра.

– Мы можем покататься на лодке, – предложила Элизабет и улыбнулась.

– Серьезно? – удивилась Рипли. – Просто так пойдем развлекаться, словно обычные туристы?

– Почему бы и нет, у нас целый день впереди, и заняться нам больше нечем.

Рипли заподозрила, что Элизабет специально пытается расположить ее к себе, действуя в интересах ССБ. Но этот спонтанный секс в душе. Стоило ей подумать об этом, как между ног появился приятный зуд. Рипли с трудом удержалась, чтобы не потрогать себя между ног.

– Хорошо, пойдем кататься на лодке, – ответила Рипли, стараясь сохранить невозмутимое выражение лица.

Для посетителей станции были организованы экскурсии по поверхности Титана. Благодаря наличию плотной атмосферы снаружи можно было обойтись всего лишь легкими скафандрами с подогревом, но для туристов все обстояло несколько иначе. На станции действовала искуственная сила тяжести, очень близкая к Земной. А вот снаружи она была в семь раз меньше. Скафандры для туристов специально были сделаны громоздкими и тяжелыми. В условиях низкой гравитации неподготовленный человек совершал множество неверных движений, которые приводили к непредсказуемым результатам. В лучше случае все заканчивалось простым падением.

Инструктор повел группу людей по заранее подготовленному маршруту. Особым разнообразием ландшафт не баловал, но желто-серое небо и сумерки создавали таинственную, хотя и несколько гнетущую, атмосферу.

В конце пути они вышли к большому озеру грязно-рыжего цвета, где находилось несколько исследовательских сооружений. На берегу были подготовлены две огромные лодки, совсем не похожие на те, что привыкли видеть на Земле. Инструктор рассказал про состав озера и его глубину, которая достигала пяти метров. А еще он пояснил, что из-за относительно низкой плотности жидкого этана выталкивающая сила тут гораздо меньше. Без каких-либо плавательных средств человек камнем пойдет ко дну. Но скафандры туристов при необходимости могли автоматически раздуваться, поэтому опасность оказаться на дне мутного озера никому не грозила.

Вернувшись на базу, Рипли и Элизабет сразу отправились в душевые. На этот раз там уже были люди, хотя и относительно немного.

Рипли разделась и сложила вещи в шкафчик. Она ощущала легкое возбуждение, поначалу ей даже казалось, что окружающие смотрят на ее голое тело.

Едва Рипли поставила завесу и включила воду, как сквозь клубы пара к ней проскользнула Элизабет. Блондинка тут же прижала ее спиной к стене и впилась в губы глубоким поцелуем. Одна руку сразу оказалась на груди Рипли, а вторая протиснулась ей между ног.

Рипли мгновенно размякла под таким напором. Она послушно расставила ноги и слегка присела, отдав себя в полное распоряжение наглой блондинки.

Элизабет оторвалась от губ Рипли и принялась покрывать поцелуями ее шею и плечи. Затем она опустилась еще ниже и взяла в рот одну из пары маленьких грудей.

– Нас не заметят? – возбужденным голосом спросила Рипли.

– Расслабься, никому до нас нет дела, – ответила Элизабет и снова обхватила губами ее грудь.

Рипли тихо постанывала, пока Элизабет водила своим влажным горячим языком вокруг ее соска. Затем она ощутила прикосновение зубов и нежное покусывание. Легкая боль принесла неожиданное острое удовольствие.

Элизабет продолжила покрывать поцелуями тело девушки. Ее язык задержался на пупке, где несколько раз настойчиво тыкался в маленькую ямку. Наконец она оказалась в самом низу: прошлась языком по гладкому лобку, а затем прикоснулась к половым губам.

Тело Рипли задрожало от нахлынувших ощущений. Длинный язык проник внутрь нее и впился прямо во влагалище. Она прикрыла ладонью рот, чтобы сдержать вырывающиеся из груди стоны.

Через несколько минут Элизабет поднялась и снова вернулась к поцелуям. Ее руки опустились на круглую попку Рипли, длинные пальцы скользнули во впадину между ягодицами и нащупали сморщенное колечко ануса.

– Можешь делать со мной все что захочешь, – задыхаясь от возбуждения, произнесла Рипли.

В этот момент она действительно была готова на все. Она повернулась лицом к стене и выпятила свою маленькую белую попку.

– Становись на колени и локти, – с горящими от похоти глазами прошептала Элизабет.

Рипли сделала, как ей сказали и замерла в томительном ожидании.

Элизабет зачерпнула порцию прозрачного геля. Как и в прошлый раз она нанесла его между ягодиц Рипли, а затем начала по очереди засовывать пальцы в ее попку. Дойдя до четвертого, она сделала паузу, а затем присоединила последний большой палец. Сделав небольшое усилие, она легко протолкнула внутрь всю кисть. Элизабет окинула возбужденным взглядом тело девушки и погладила ее изящно выгнутую спинку.

Когда Рипли ощутила, как ей в зад вошла рука, она опустила голову и сдавленно застонала. Но это было только начало. Элизабет принялась двигать рукой вперед-назад: с чавкающим звуком ее пальцы плавно погружались в растянутый анус, а затем двигались обратно. Рипли потянулась рукой к своему набухшему клитору, и по ее телу тут же распространилась волна оргазма.

Развлечений на станции, имевшей больше научный статус, было немного, но кинотеатр все-таки был. Оказавшись в большом помещении, первое, что увидела Рипли, было нечто похожее на огромный пустой аквариум, который уходил вглубь стены на несколько метров. Необычайно широкий, он имел изогнутую полукруглую форму и тянулся от самого края одной стены до другой. Никаких очков или чего-то подобного было совершенно не нужно.

– Что это такое? – удивилась Рипли.

– Ох, ты же еще не видела таких, – задумалась Элизабет. – Там внутри формируется трехмерное изображение. Это похоже на симуляцию открытого пространства в центральном блоке станции.

Когда пошли первые кадры фильма, Рипли оказалась поражена тому, насколько детализированными и реальными казались объекты за экраном.

После ужина они вернулись в номер, и Рипли почувствовала, что снова хочет этого. Это было довольно странно, раньше она не была настолько сексуально озабоченной.

Пока Элизабет переодевалась, Рипли подошла к ней и положила ладони на ее голую грудь. Она сжала мягкую женскую плоть, а потом медленно провела пальцами по плоскому животу. Элизабет спокойно наблюдала за ее действиями, словно бросала некий вызов.

Тогда Рипли положила ладонь ей на лобок и запустила пальцы прямо в трусики. Глядя прямо в глаза Элизабет, она нащупала горошину клитора и принялась играть с ней. Спокойные серые глаза блондинки распахнулись чуть шире, она приоткрыла рот и издала легкий, едва слышный, стон.

Довольная произведенным эффектом, Рипли погрузила пальцы в щель между половых губ и принялась плавно двигать ими вперед-назад. Вскоре там стало очень горячо и влажно, пальцы с чавкающим звуком входили в женскую плоть. Тело Элизабет задрожало от наслаждения. В следующее мгновение женщины впились в губы друг дружки и двинулись в сторону кровати.

Едва Элизабет опустилась на мягкую постель, Рипли приподняла ее ноги и сдернула крохотные белые трусики. Она погладила оказавшиеся у нее в руках гладкие длинные ноги.

Элизабет улыбнулась и приподняла правую ногу. Она погладила своей ступней щеку Рипли, а затем провела по ее губам своими изящными пальчиками ноги. В порыве страсти Рипли начала целовать их даже облизывать.

– Открой рот, – произнесла Элизабет.

Рипли взглянула ей в глаза и после небольшой паузы выполнила эту просьбу больше похожую на приказ.

– Вот так, шире, – глаза Элизабет горели желанием.

Она впихнула в открытый рот Рипли сразу несколько своих пальчиков и слегка надавила ногой, погружая их еще глубже.

В первый момент Рипли оказалась в некотором замешательстве, но сексуальное возбуждение слишком сильным. Она почти сразу же принялась нежно посасывать оказавшиеся у нее во рту пальцы ног.

– Да, еще глубже, – Элизабет понемногу двигала ногой вперед-назад.

Она с довольным лицом наблюдала за стараниями девушки. Тонкая струйка слюны уже стекала по подбородку Рипли. Элизабет подняла и вторую ногу. Так продолжалось, пока она полностью не удовлетворилась этими ласками. Тогда она опустила полусогнутые ноги на кровать и плавно развела их в стороны.

Жутко возбужденная Рипли сразу бросилась на кровать. Она прижалась всем телом к Элизабет и потерлась о нее своей изнывающей киской.

Элизабет развернулась на кровати: ее голова оказалась прямо между разведенных ног Рипли. Женщины начали одновременно вылизывать друг дружку…

На следующее утро Рипли даже не помнила в какой именно момент она отключилась и заснула. Уже проснувшаяся Элизабет сообщила, что корабль ССБ находится на орбите Титана. За ними вышлют челнок, который примерно через час сядет в космопорте.

Рипли и Элизабет сразу отправились в столовую. Там на большом экране показывали прямой репортаж с места, где раньше находилась станция Форгейт. Теперь там красовалась огромная дыра с оплавленными краями, из которой еще подымались клубы черного дыма. Представители Вейланд-Ютани отказывались от каких-либо комментариев.

– Люди, которые работали с инопланетными организмами почти наверняка будут молчать, – сказала Элизабет. – У них долговременные контракты с компанией, они хорошо знали с чем связываются.

– А другие сотрудники станции? – спросила Рипли. – Я уверена, некоторые из них видели разгуливающих по коридорам чудовищ.

– Да, тут есть шансы, – поясняла Элизабет. – Но это будут лишь ничем не подтвержденные слова. Чтобы предъявить обвинения, нужно кое-что более вещественное. Пока им грозят лишь штрафы и судебные иски за гибель людей.

Едва они закончили с завтраком, когда Элизабет получила сообщение от ССБ.

– Нам пора, – сказала она. – Челнок уже приземлился.

Они вернулись в номер, где Элизабет взяла грязную форму Рипли и положила в непрозрачный пакет.

– Зачем она тебе? – спросила Рипли.

– На ней должны были остаться кое-какие следы, – ответила Элизабет. – Тот комбинезон, который остался на вездеходе, тоже нужно будет забрать. Это пока единственные инопланетные материалы, какие у нас есть.

– Да, конечно, материалы… – Рипли подумала о том, как будет объяснять происхождение этих «материалов».

Покинув номер, они отправились на транспортный узел станции, где оставили вездеход Вейланд-Ютани. Там их уже ждали двое человек из ССБ. Один был охранником, а второй оказался Питером Хейли, заместителем главы Химико-биологического отдела. Он курировал направление, занимавшееся возможными угрозами проникновения в Солнечную систему инопланетных организмов.

– Когда из оперативного отдела мне переслали ваше сообщение, я решил, что это шутка, – произнес Хейли. – Оперативный агент Фостер бросает свою работу, чтобы вытащить из лап Вейланд-Ютани погибшую двадцать пять лет назад женщину с мертвого корабля Ностромо! А по самой станции Форгейт разгуливают инопланетные монстры. Сначала мы просто не могли поверить в такое!

– Да, наверняка это звучало слишком нереально, – произнесла Элизабет.

– Но к тому времени станция уже не отвечала на запросы, – продолжил Хейли. – Было очевидно, что там что-то произошло, поэтому с других станций сразу отправили помощь. Как вскоре выяснилось, это было не зря.

– Вы забрали вещи с вездехода? – спросила Элизабет.

– Да, они были пропитаны каким-то жирным веществом. Вроде бы ничего токсичного. Надеюсь, оно безопасно для людей?

– Не думаю, что там что-то заразное, – вмешалась в разговор Рипли. – Охрана и лаборанты никаких особых мер защиты не использовали.

– Хорошо, – сказал Хейли. – Вездеход в любом случае будет уничтожен. Шериф и его люди будут помалкивать о вашем появлении.

Челнок ССБ оказался маленьким аппаратом вытянутой формы, рассчитанный всего на шесть человек. Для посадки и полета в атмосфере у него имелось несколько стабилизаторов. В своем классе он был самым быстрым. Основными его функциями являлись взлет и посадка на любых небесных телах.

На этот раз не пришлось одевать громоздкие туристические скафандры. На них были лишь теплоизолирующие комбинезоны и кислородные маски, в которых они добрались до места посадки.

Получив разрешение на взлет, челнок мягко оторвался от поверхности и начал набирать скорость. Рипли смотрела в иллюминатор, где в серо-оранжевой дымке растворялась станция Explorer One.