шлюхи Екатеринбурга

Исповедь одинокой женщины кн.2. ч.17 (эроповесть)

Книга 2 Часть 17

Не буду описывать подробности двух трудных дней, загруженных: беготнёй по инстанциям, составлением реестра необходимого оборудования, обсуждением кандидатур претендентов на медперсонал клиники. Четверых врачей-стоматологов и упрашивать не пришлось – эти люди работали со мной не один год. С остальным персоналом: медсёстрами, рентгенологом, девчонками на ресепшн, уборщицами – пришлось повозиться. Но Катерина оказалась на редкость терпеливой и дипломатичной, беседуя с людьми по поводу трудоустройства в клинику. Сразу перейдём к вечеру следующего дня, когда я с Катюшей пришла домой для встречи с москвичами:

– Катенька, скоро гости придут, а мы ещё не готовы их принять. Срочно отправляйся в душ. А мне нужно подготовить квартиру. Постель сменить, на кухне посуду достать. В детской диван застелить, если нас разведут по разным комнатам.

– Я, конечно, не сторонница групповухи, Ксюш, но с тобой мне было бы спокойней, – мягко намекнула Катерина, – тем более, этого Вадима я всего раза два видела.

– Извини, Катюша, вы с Димой чем-то разнообразили секс? Кроме вагинального, он тебя к другим видам приобщал? Как ты к этому относишься, девочка?

– Без особого восторга, только по необходимости, чтобы ему доставить удовольствие.

– Надо понимать, оргазм от анального сношения тебе испытывать не доводилось, – по недоумённому пожатию плечами, я заключила, что нет, – поэтому Дима от меня и не отказывался, имея такую прелесть, как ты, Катюш. Да разве мужика удержишь пуританским воспитанием в вопросах секса, если он это уже проделывал с другой, – доверительно поведала я подруге.

Катерина недоверчиво уставилась на меня:

– А ты разве испытываешь, когда тебе в зад заталкивают черт знает что, сначала пальцы, а потом и член? Тут только и думаешь об одном, скорее бы он оставил мою бедную задницу в покое, а ты про оргазм толкуешь…

– Если правильно себя настроить, – возразила я Катерине, – то оргазм, в подобной ситуации, доступен для женщины. Не смотри на меня, Катенька, как на извращенку. У меня были хорошие учителя, Катя, и я им благодарна за это. Но в любом случае, многое зависит от партнёра, его темперамента, размера члена. Не знаю, что там с этим у Вадима, но у Димы не так всё ужасно, как ты говоришь, дорогая. А он тебя просил подбривать лобок или вообще всё под бритву?…

Катя нерешительно взглянула на меня и уклончиво заявила:

– Иногда просил, но чаще отмалчивался.

Осмотревшись в комнатах, я предложила Кате:

– Ну, вроде, везде полный порядок, пора заняться собой. Как предохраняешься в постели? – спросила я подругу, доставая пару халатов и полотенец из шкафа с бельём.

– Таблетки принимаю, с ними как-то спокойней, а ты, Ксюш?

– Полагаюсь исключительно на свой календарь, а на опасные дни держу презервативы. На Диму не надеюсь, крайне безответственный человек, как только ещё не залетел с бабами. Не думаю, что мы с тобой у него единственные для этих дел. Правда, я ему изредка позволяла анал, но это, когда самой хотелось пожёстче. Идём в ванную, Катюша. Я не исключаю, что мальчикам захочется полюбоваться на наши нежности. Мне Дима не раз говорил о желание понаблюдать за тем, как мы с тобой могли бы порадовать его этим зрелищем. А тут уж, наверняка, не упустит такой возможности, ещё и Вадима подговорит на это. Тебе никогда не приходилось с женщиной заниматься любовью?

– По-настоящему, Ксюш, ни разу. В школе с одноклассницей было как-то, но не всерьёз… А тебе? – с волнением в голосе спросила она.

– Разумеется, девочка, и не раз. Я ведь в разводе, а на любовников времени не всегда хватает, да и приличных мужчин ещё поискать. Не с улицы же приводить… Я ведь с детьми живу.

Я завела Катю в ванную и принялась её раздевать. Девушка напряжённо следила за моими пальцами, расстегивающими на ней блузку, избегая глядеть мне в глаза. Когда-то и я не смела взглянуть в глаза своей первой любовницы – моей Ирке. Дойдя до нижней пуговки на блузке, я освободила рукава и медленно спустила блузку с плеч Катюши. Открыв замок молнии на юбке, на левом бедре девушки, я потянула пояс короткой юбчонки к ногам и Катя перешагнула спущенную к полу юбку. Не поворачивая её к себе спиной, чтобы расстегнуть застёжку на лифчике, я нащупала её под лопатками, при этом, касаясь щекой маленького ушка Кати, прикрытое завитками волос. Застёжка на лифчике расстегнулась и я ощутила лёгкое подрагивание тела девушки под моими руками. Спустив тонкие бретельки лифчика с плеч Кати, я приняла в ладони чашки кружевного белья и залюбовалась тугой грудью молоденькой девушки, с кремовыми околососковыми кружками и затвердевшими сосками.

– Ты чудо, как хороша, Катенька! – восторженно произнесла я, – касаясь пальцами прекрасных грудей подруги. Девушка застенчиво улыбнулась и провела дрожащими пальцами по моей щеке.

– Остались трусишки, моя хорошая, погоди, дай мне их с тебя снять.

– Я сама, Ксюшенька, – попыталась удержать меня подруга, но я поддела резинку трусов пальцами и медленно потянула их вниз, открывая аккуратно подстриженные волоски на лобке. Резинка скользнула по нему, открывая прорезь на валиках наружных губ. Катя порывисто вздохнула и запустила в мои волосы дрожащие пальцы. Я не удержалась и поиграла с завитками лёгкого пушка на лобке девушки, легонько подув на них.

– Ксюш, мне неловко такое от женщины…

– Не от каждого мужчины такое дождёшься, милая моя, – сказала я, вставая с колен. Тебе не нравятся женские ласки, малышка?

– Ну что ты! – Замотала она головой, – просто у меня с женщиной никогда такого не было. Меня всю колотит, как от озноба.

Чтобы снять напряжение у девушки, я приблизила губы к её лицу и, заглянув в глаза, поцеловала чуть приоткрытый рот подруги. В ответ, прикрыв веки, Катерина благодарно прижалась ко мне грудью.

– Ксюша, я так счастлива, что с тобой познакомилась, – прошептала она мне на ухо, лишь мы прервали поцелуй, – я тебя люблю, Ксюшенька!…

– Любить лучше мужчин, а это так, на крайний случай, когда их у тебя долго нет. Не обижайся, моя хорошая, я рада, что мы с тобой будем вместе. Мы тебе ещё жениха найдём, глупышка моя! А если даже и не найдём – родишь себе дочку. Дети нужны женщине – будет для кого жить потом.

Она уткнулась мне в плечо и горячо зашептала:

– Я тебя хочу, Ксюшечка, не нужны мне мужики, с ними только горе и беды. Моим первым был сожитель матери. Сначала я ей даже завидовала, он был таким замечательным, заботился о нас. Но потом он меня просто изнасиловал и заставлял спать с ним, когда мамы не было дома. А когда завёл речь, что хочет жениться на мне, я ужасно испугалась, что мама не переживёт измены и упросила её отпустить меня в город, где есть медицинские учреждения. Приехала сюда и поступила в медицинский колледж на отделение стоматологии. Закончила колледж, хотела устроиться на работу, но из общаги пришлось уйти а комнату снимать, нужны деньги. Сижу в парке на скамье, с сумкой на коленях, и плачу. Возвращаться домой к матери нельзя. Дима, увидев меня всю в слезах, подсел рядышком и посочувствовал бедной девушке без работы и своего угла. Короче, я ему многим обязана – привёл к себе домой, помог устроиться на работу в министерство на должность делопроизводителя. Я-то сначала надеялась, что он женится на мне, потому и стала спать с ним, но поняла, что я ему только для постели нужна. Но и за то, что мне на работу помог устроиться, жить к себе пустил, в сексе не отказывал – я всем ему обязана. А если бы и забеременела от него, то он, я думаю, всё равно бы от меня ушёл. А как приехал его друг и позвал Диму в Москву, я чуть с ума от страха не сошла. С квартиры выгонят, с работы могут выпереть. Но Дима через Вадима Александровича оставил квартиру за мной.

Пока Катя рассказывала о себе, я, окинув взглядом свою любовницу, одобрительно покачала головой и, поцеловав её плечико, отдёрнула занавеску ванны.

– Становись, малышка, под душ, а я пока разденусь и потом помою тебя.

После душа в ванной, мы в халатах, пошли в спальню и завершили подготовку к встрече гостей лёгким макияжем. Словом, когда в прихожей раздался звонок в дверь, мы с Катей, принаряженные и взволнованные, встретили наших гостей. Несмотря на приличный, сексуальный опыт с мужским полом, заниматься сексом в обществе двух партнёров мне ещё не доводилось.

* * *

– Добрый вечер красавицы! С таким нетерпением хотели поскорее вас увидеть, дорогие женщины!… – возвестил Дима громким голосом, ещё не переступив порога квартиры.

Я спешно втянула мужчин в прихожку и, захлопнув за ними дверь, возмущённо прошипела:

– Что ты кричишь в коридоре, под дверью одинокой, порядочной женщины! Не хватает ещё, чтобы соседи тебя услышали!

– Ты всё равно отсюда съезжаешь, Ксюша, – виновато оправдывался Дима, держа в руках пакеты и букет цветов.

– Это ты съезжаешь отсюда, а я-то остаюсь и меня многие знают. А с квартирой ещё не решила. Дети выросли, хочется пожить одной…

Вадим вручил мне свой букет и, поцеловав в щёку, шепотом спросил:

– Куда нести снедь? – указав взглядом на пакеты с продуктами в руках.

– На кухню, Вадик, она же и столовая – так же шепотом пояснила я.

Прежде чем пройти на кухню, он нежно поцеловал Катю в губы, растерянно, стоявшую рядом со мной.

– Учись, провинциал, как по любовницам следует ходить, – с укором обратилась я к Диме.

Сконфуженный парень вручил свой букет Екатерине и, чмокнув сожительницу в щёчку, попытался возразить:

– Это вы – провинциалы, а в Москве проще на это смотрят.

– Через глазок в двери, – закончила я и пошла на кухню к Вадиму.

– А ведь я тебя помню кроткой, нежной девочкой, – усмехнулся он мне вдогонку, – а какой строгой дамой стала!

– С такими как ты, другой быть нельзя. Рот не закрывайте, больной… – бросила я через плечо обиженному другу профессиональную фразу врача-стоматолога.

В кухне ребята отодвинули стол от стены и мы с Катей принялись разбирать пакеты с едой, пока мужчины курили на балконе. Ассортимент продуктов на нашем столе не уступал по богатству обеденному столу в министерской столовой. Дорогой коньяк, пара бутылок чудесного вина, нарезки колбасы, сыра, красной рыбы и много всего, о чём и мечтать не приходилось на мою зарплату. Накрыв праздничный стол мы позвали наших мужчин. И когда все расселись, а Дима разлил по рюмкам принесённый коньяк, слово взял Вадим.

– Позвольте сообщить, девочки, о результатах нашего рабочего дня, – торжественным тоном заявил он.

Я положила руку ему на плечо и с интересом взглянула на него, предчувствуя что-то важное для нас с Катей.

– Сначала деловую часть, – подсказал Дима, ёрзая на стуле рядом с Катюшей.

– Реестр оборудования для вашей зубодёрни подтверждён, в течение недели будет всё доставлено и установлено. С кадрами – все кандидатуры утверждены, ещё пара вакансий остаётся на ваше усмотрение. Категория финансирования для вас – максимальная. Министерству это на руку. Всё выделено за счёт Москвы. Довольны?

Мы с Катей с восторгом смотрели на Вадима, не смея желать большего…

– Ещё бы, – многозначительно произнёс Дима, наслаждаясь эффектом от сообщения Вадима, но и это ещё не всё… Моя квартира является ведомственной и упускать её из рук, чиновники от медицины, не намерены. По сему придётся её освободить, пусть подавятся – крохоборы! Но Вадик настоял на двухкомнатной квартире для беременной женщины, проживающей на ведомственной жилплощади в данный момент.

Мы остолбенели, глядя на восторженное лицо нашего друга, не в состоянии связать известие о беременной женщине и двухкомнатной квартире с действительным положением Катерины. Не рассчитывая на дополнительные пояснения от Димы, я посмотрела на искрящиеся удовольствием глаза Вадика:

– Вадюша, о чём он?… Катеньку выгоняют на улицу? – с опаской взглянув на скорбную безысходность на лице подруги.

– О чём ты? – воскликнул Вадим, обнимая меня за талию. – Кто же беременную женщину выгонит на улицу? Переселить на другую жилплощадь, с расчётом на будущего новорожденного ребёнка – могут. Но квартира в жилфонде города и поблизости с вашей клиникой. Сам выбирал, девочки! А беременность может быть прервана выкидышем, мало ли причин для этого. Словом, Катюша, если меня попрут из семьи и с работы, примешь меня к себе?

– Что ты говоришь, Вадичка! Я тебя любым приму… – воскликнула растроганная Катя, со слезами на глазах.

– А меня? – подхватил Дима.

– А тебя, Димочка, не попрут, – вмешалась я, – женишься ты не скоро, в круг высокого начальства лезть не будешь и из Москвы тебя не выгонишь.

– Завтра, Катенька, – продолжил Вадим, – тебе нужно явиться в администрацию города и получить ордер на квартиру. Думаю, перевезти свои пожитки тебе машина не понадобится?

– Только сумка, никаких лишних вещей, – заверила Катя.

– Надеюсь, Дима, из нажитого за эти годы, поделится с тобой. Не тащить же отсюда в Москву мебельный скарб.

– Отдаю всё, кроме вещей с инвентарными номерами. Вывоз хлама, Катенька, беру на себя, – заверил девушку вчерашний сожитель.

– Вадик, а в администрации не будет сложностей с получением ордера? – обеспокоилась Катя.

– Разумеется нет, дорогая. Они предупреждены для кого ордер и потом, они все, в недалёком будущем, потенциальные клиенты вашей клиники. Не волнуйся, мой поезд вечером, я проконтролирую.

Мы дружно подняли рюмки с коньяком и, под мелодичный звон хрусталя, выпили за радостные перемены в жизни двух виновниц торжества. Под столом я почувствовала на своём колене благодарное, тёплое пожатие Катиной ладошки.

– Не о том девочка думает, – подумалось мне, – не то колено оглаживает, чудачка… Но не скрою, мне приятна была её искренняя признательность.

На часах было около десяти, когда мы завершили ужин. Я, на правах хозяйки, предложила мужчинам принять душ и ждать нас в спальне. А мы с Катей принялись прибираться на столе, чтобы не занимать этим утро.

– Знаешь, Катюша, поживи у меня с недельку, пока обзаведёшься необходимой мебелью. У вас с Димой и кровать, поди, с инвентарным номером?

– Обо мне, Ксюшенька, так никто не заботился, – шмыгнула носом Катя, – я так благодарна тебе, родненькая!

– Не выдумывай, глупышка, всё нормально, успокоила я подругу, целуя тонкую шейку девушки.

Ребята, приняв душ, вышли на балкон и закурили в ожидании нас. Мы с Катюшей, закончив с посудой, так же сходили в ванную и в банных халатах пришли в спальню.

– Вадик, мы с Катей не искушены в групповом сексе и полагаемся на вашу фантазию.– предупредила я мужчин, – Впрочем, полагаю, что Дима, единственный из нас, кто осведомлён в этих делах. Димочка, распоряжайся нами.

– Чего тут фантазировать, Ксюш, как пожелает наш благодетель. Все вместе или разойдёмся по комнатам?… – дипломатично предложил Дима, – потом можно и вместе. Вадя, с кем первой из наших девочек тебе хотелось бы изменить жене?

– Невозможный циник, – поморщилась я, всплеснув руками, – ты уж, Вадим, присматривай за ним в Москве. Он всех порядочных женщин в вашем министерстве перетрахает.

– Ну ты ему, Ксюшенька, немного льстишь. С молоденькими ещё куда ни шло, но с женщинами более старшего возраста, ему будет трудно договориться. Хорошо, нашим праздником мы обязаны Ксюше. Если она не против, я был бы счастлив начать с неё. Ксения Владимировна, позвольте разделить это удовольствие именно с Вами, – галантно изрёк Вадим, протягивая мне руку.

– Учись, ловелас! – с улыбкой принимая руку Вадима, сказала я Диме.

– Ты для Вадика – женщина-загадка, пока. Вот он и расточает своё обаяние, – скептически заметил Дима, обнимая свою подругу.

Ребята ушли в соседнюю комнату, а я осталась в объятиях Вадима.

– Не знаю, Ксюшенька, что тебе наговорил обо мне Димка, но не будь тебя, ничего бы не было и я не стал бы изменять жене, обманывать тестя… Ты мне веришь?

– Верю, Вадюша, будь ты прожженным бабником, вряд ли стал прилагать столько сил и упорства, ведь с другими женщинами для тебя, было бы всё гораздо проще. Я ценю твою доброту и порядочность, поэтому с радостью и благодарностью отдаю себя в твои руки. И отдельное тебе спасибо за Катюшку. Она добрая, чистая и немного влюбчивая девочка. Ты уж не очаровывай её, у тебя это очень органично выходит. А ей надо жить своей жизнью, а не иллюзиями о ней.

Вадим улыбнулся и поцеловал меня. Освободив поясок халата, я спустила его с плеч, и осталась перед ним обнажённой, позволяя любовнику любоваться мной в неярком свете торшера.

– Как твой муж смог отказаться от такого очаровательного и прелестного чуда?! Ничего более обворожительного в жизни не видел… Ты невообразимо прекрасна и… пленительно удивительна! И почему для меня, это загляденье, и так поздно?…

Я подняла глаза на партнёра и, улыбнувшись, сказала:

– Это всё для тебя любимый, жаль только, ненадолго. А может и к лучшему – дольше помнить будешь. Давай не будем терять время, пока Дима не предъявил на меня права.

– Я ему велел нас не беспокоить, – заверил Вадим, раздеваясь за спинкой кресла.

– Хочешь погасить свет? – предложила я, отмечая его застенчивость.

– Но тогда я тебя не буду видеть, Ксюш. Хотя, если немного…

Я убавила яркость торшера и легла на постель, в ожидании любовника. Вадим, расстегнул ремень, снял брюки, аккуратно сложив их на спинку кресла, и продолжая любоваться мной.

– Вадик, я уже поняла, что я у тебя вторая женщина в жизни. Но тебе всё же придётся выйти из-за кресла и подойти ко мне. Вряд ли ты сможешь меня чем-то огорчить, дорогой.

Сняв очки, он поспешил лечь рядом со мной, не позволив толком рассмотреть то, что интересует любую женщину в постели с мужчиной.

– Хорошо, не желаешь демонстрировать своё сокровище, позволь самой определить, чем ты намерен нас с Катей радовать всю ночь.

Вадим нехотя убрал руку, предъявив не самый крупный, но и не мелкий член. Как говорится – среднестатистический размер мужского достоинства, способный доставить женщине полноценное удовлетворение в сексе.

– Всё у тебя отлично, милый, – заверила я Вадима, прикинув про себя, что большого беспокойства при анале, он мне не доставит, – как мне лечь?…

– Ложись на спинку, Ксюш, – попросил Вадим.

Я легла и прикрыла глаза. Ощутив на груди тёплое прикосновение мужских губ, вызывающих лёгкий трепет и учащённое дыхание. Губы любовника мелкими поцелуями скользнули по тяжёлой груди, по пути вобрав внутрь твердеющий сосок. Затем его язык поиграл попеременно с каждым из них, слегка прикусывая и отпуская их на покачивающих грудях. Лёжа рядом с Вадимом, мне невольно пришла в голову странная мысль… Сколько мужских и женских губ наслаждались моей грудью, забавлялись с сосками, разжигая во мне страстное желание принадлежать им, то вызывая судороги леденящего озноба, то переносящего моё тело в жгуче-обжигающее тепло предчувствия горячо желаемого оргазма. Мало кто из них был способен одним прикосновением к лёгкому пушку на лобке, вызвать стон и спазм в глубине плоти, в ответ на внезапную ласку дуновения порывистого дыхания. Не всем я позволяла проникать языком в разгорячённое влагалище, отдавая себя их желанию владеть моим телом и душой. Не скрою, какую томительную страсть я сдерживала в себе, кормя детишек, жадно сосущих мою грудь. Не потому ли я и содрогнулась от просьбы Сашки, позволить ему вновь насладиться моей, по-прежнему чувствительной, грудью. Понятно моё состояние от редкой возможности иметь регулярные отношения с мужчиной. Сегодня они есть, а завтра, вспыхнувшее желание, не находит способа реализовать себя. Приходится обращаться к женскому участию. А это также – не всегда возможно. Жизнь одинокой женщины обычно подчиняется случайным обстоятельствам, способным сегодня дать ей одновременную близость с двумя мужчинами и любящей женщиной – как сейчас у меня, а завтра всё надолго исчезнет. А потому: пусть любовник, но постоянный, чем случайные встречи с малознакомыми партнёрами. Может Надежда и права, предлагая мне своего Сашку. Ему бы ещё гулять и гулять, но недостаток общения с женщинами, непременно приведёт его к преждевременной женитьбе на какой-нибудь сверстнице…

Ох, Боже! О чём я думаю, лежа с раздвинутыми ногами под мужиком и вкушая сладкую истому от проникновения во влагалище отвердевшего члена. Его нежные ласки навеяли мне эти размышления о столь приятном состоянии общения с мужским достоинством. Надо сказать, что Вадик был весьма осторожен в своих притязаниях на меня. Не проявлял грубой страсти и что удивительно, я точно испытала оргазм, находясь в сладком забытьи, по-видимому, от чрезмерного количества выпитого коньяка. А что там у Кати? Дима относился к требовательным любовникам. С ним точно не задремлешь, даже выпив коньяк. По участившимся фрикциям партнёра в глубину влагалища, я ощутила нарастающее желание Вадима, уже готового разрядиться в меня. Если ему удастся продержаться хоть минуту, то я успею тоже… Не удалось…

Дверь в комнату приоткрылась и появился Дима, с любопытством оценивая обстановку…

– Не помешаю? – тактично поинтересовался он, присаживаясь на полу возле кровати.

– Что у вас с Катюшей? – спросила я.

– Отдыхает Катенька. А вы не хотите поменяться с нами?

– Я только кончил, – смущённо сознался Вадик, – и, кажется, не смог доставить Ксюше полное удовольствие. На тебя одна надежда, Димка.

– Чего же тебе идти к девочке в таком состоянии. Давай я попытаюсь что-то сделать… – предложила я Вадиму.

– Вот, вот, Ксюшенька, помоги Вадику, – поддержал Димка, – ты ему, а я тебе, – располагаясь возле меня с влажной салфеткой и старательно подтирая сперму, вытекающую из моей щёлки.

Я взяла салфетку и тщательно вытерла член Вадима, чтобы затем погрузить его в рот, предварительно поиграв язычком с уздечкой и щёлкой канала. Вадик, откинувшись на подушку, заурчал словно кот с блаженной улыбкой на губах. Наверное, я переусердствовала, ублажая Вадима, и пропустила важный момент, когда Димка, соблазнившись возможностью проникнуть возбуждённым членом в мою тёмную звёздочку. Он впёрся туда без разрешения и я, ощутив добрую половину его похотливого члена внутри своей задницы, была вынуждена стерпеть это коварное вторжение. Вадим, разумеется, даже не поняв, что я испытала со стороны его друга, продолжал наслаждаться моей работой, придерживая при этом мой затылок. Результат превзошёл все ожидания! Пока Вадик млел от минета, который я была вынуждена продолжать, наш партнёр с ожесточением вколачивал член мне в анус, вызвав во мне ответную реакцию в виде оргазма. Просто кошмар, который мне довелось испытать впервые в жизни – быть куклой в руках похотливых мужиков. Хорошо ещё Катерина не оказалась свидетелем моего позора!

– Надеюсь, что все остались довольны… – глядя с укором на Диму, подвела я итог совместных усилий, подложив очередную салфетку себе в промежность, – ступай Вадик к Катюше, я тебя хорошо подготовила для… Встречи!

– Спасибо, Ксюшенька! Я ещё вернусь к тебе, дорогая…

– Буду тебя ждать, Вадик, при условии, что твой друг оставит меня живой, – пообещала я ему.

Вадик поцеловал моё плечо и встал с постели

– Дима, поубавь пыл. Я ненадолго, – предостерёг друга Вадим, направляясь к двери.

– Дима, что за вольности? Прежде ты спрашивал разрешение. Зачем было торопиться? Ведь я никогда тебе не запрещала в попу…

– Прости, Ксюша, увлёкся, глядя на вас. И потом, моя женщина делает минет моему другу, это так возбуждает… Тебе было больно? Я старался делать осторожно.

– Да. Особенно в конце! Я чуть не… подавилась членом Вадима. Ладно, будь впредь осторожнее, мой хороший. Всё было не так плохо, я даже кончила. Не знаю, где найти такого темпераментного любовника, когда уедешь. Твоя грубость, Дима, мне порой приятна, буду скучать по ней. Я как-то больше чувствую себя женщиной в твоих руках, спасибо любимый.

* * *

Вадим открыл дверь к Кате и, увидев настороженный взгляд, обращённый к нему, спросил, поражаясь живой грации молодой женщины.

– К тебе можно, Катюш?

– Заходи, конечно, я тебя заждалась, Ваденька. Дима, вам с Ксюшей, не помешал? Просила его дождаться, разве удержишь такого ненасытного… Ксюшу замучает – упрямец. Ложись ко мне, я так тебе благодарна за всё, Вадичка! Если бы ты не приехал к нам, не было бы у меня Ксюшеньки, нормального жилья, работы.

– Но я увожу твоего Диму. Как ты останешься без такого любовника?

– В жизни всегда чем-то приходится жертвовать. Я пока не хочу думать об этом. С Димой мне было очень спокойно, но его чрезмерная потенция… Мне нужен любовник чуть поспокойнее. Ксюша советует родить, но от кого? А как я её оставлю одну в клинике? Нет, время терпит, и замуж пока не хочу. Столько лет одна – привыкла уже. И так всё для меня счастливо складывается, благодаря тебе, родненький мой. Скажи мне, как тебе хочется со мной? Хочешь меня в попку? Я её для тебя сегодня оставила, хотя Димка и просил ему дать.

– Спасибо Катенька, но сейчас давай пока обычным образом. Хочу тебя запомнить такой…

– Если тебе нравится пожестче, то я не возражаю, я привыкла к этому с Димой, не сдерживай себя.

– Нет, родная, у меня жена не позволяет грубости в постели, я сторонник мягкого секса.

– Счастливая она у тебя, Вадик, – позавидовала Катя.

Когда Вадим вернулся к нам, осторожно прикрыв за собой дверь, мы с Димой отдыхали от очередного оргазма, раскинувшись на широкой кровати. Взглянув на меня, он негромко успокоил, кивнув головой:

– Всё в порядке, Катя задремала, устала немного. Я не стал её больше беспокоить. Пусть спит девочка. Она у тебя прелесть.

Вадик прилёг рядом и нежно коснулся губами моего лица. Дима придвинулся к нам и пробежал кончиком языка по моей шее. Дальше его лица я уже не видела, губы недавнего любовника скользнули вниз к соскам груди и спустились к моим бёдрам.

– Только бы не вздумал опять повторить свой излюбленный приём с моим анусом. Хороша я буду завтра на работе, с оттопыренной попой. Но. Если этого захочет Вадим – слова не скажу.

– Как тебе было с Катей? – шепотом спросила я у него.

– Димка и мизинца её не стоит, – также тихо прошептал Вадим мне на ухо. – Он ещё пожалеет, что оставил её.

– Ты меня ещё хочешь, Вадюша? – спросила я, ощутив Димкины пальцы в промежности.

– Не хочу тебя мучить, родная. Димка и так тебя изрядно утомил. Со временем, я вас с Катюшкой вызову в Москву на какое-нибудь совещание, там и оторвёмся по полной. Согласна?

– Конечно, но не будем загадывать заранее. Дима, ты там ещё не заснул? –окликнула я своего неутомимого любовника, – уже четвёртый час. Вынь из меня всё, что успел засунуть и давай вздремнём, дорогой. Завтра хлопот на весь день хватит. Мы с Вадиком уже засыпаем, а ты мне мешаешь.

Остаток ночи мы проспали, пока не зазвонил телефон. Я, с тяжёлой головой, пошла на кухню, щурясь от лучей восходящего солнца, пробивающихся через щели неплотно закрытых штор. Мои дети, обеспокоенные отсутствием телефонного звонка от матери, сами позвонили.

– Доброе утро Юрик, уже завтрак готовлю. Поем и на работу.

– Вы сами не опоздайте. Я начальник, мне можно и задержаться, Ленусе привет и удачного дня.

Возвращаясь в спальню, из детской услышала голоса Кати и Димки. Приоткрыв к ним дверь, и оценив обстановку, я возмущённо воскликнула:

– Дима! Что ты над девчонкой измываешься. Оставь её в покое. Взрослый человек, а ведёшь себя как ребёнок! Нашёл развлечение, с утра пораньше…

– Да её только так и разбудишь. Не ругайся, Ксюш – проверенный метод.

Великовозрастный оболтус, Дмитрий, положив Катюху себе на колени, щекотал пальцами между её ног. Девчонка сонно брыкалась, пытаясь освободиться из крепких рук весёлого сожителя.

– Пусти, меня! – стонала Катя, – я уже проснулась. Мне в туалет срочно!

И Димка, подняв на руки подругу, бережно понёс её в туалет.

– Да, Вадим был прав. Опомнится Димочка, а Катю уже не вернуть… А неплохая была бы пара.

Продолжение следует