шлюхи Екатеринбурга

Исповедь одинокой женщины кн.2. ч.6 (эроповесть)

Книга 2 Часть 6

Вечером с работы вернулся Сергей. Послонявшись по квартире, он пришёл на кухню.

– Чего-нибудь пожрать есть? С утра ничего не ел.

– Не пакостил бы Ксюшке, накормила бы, а так доедай вчерашний суп. Ничего другого приготовить не успела. Сама только пришла. Значит, Серёжа, договоримся так… Зарплату отдаёшь мне, себе будешь оставлять только на обеды и бензин для машины. Твоих детей кормить некому, сам знаешь. Я буду помогать по хозяйству твоей жене. Ей в одиночку не справиться. Она, если не забыл, четверых детей кормит. Ей питаться за двоих необходимо. По твоей милости, она из молодой и здоровой женщины, превратилась в дойную корову. Не об этом Ксюшка мечтала, когда замуж шла. К своим двум, ты ещё и двух байстрюков на шею девчонке посадил. И за всё про всё, как последнюю шлюху отодрал, животное! Не хочет она с тобой жить, говорила я с ней. Добрая она, вся в тётку. Не стоишь ты её. Если подаст на развод, отговаривать не стану. Обгадил ты себя с ног до головы. Потерял ты, Серёжа, и жену, и любовницу. Но и на меня сильно не рассчитывай. Кормить буду, а о прочих своих потребностях сам позаботься.

– Прежде была добрее, – заметил Сергей, обнимая меня.

– И за тобой прежде не водилось такое скотство к женщинам… Меня оставь, не хватает, чтобы мать похабить начал, – осекла я сына, доставая из кармана листок с адресом семьи Виктора – сегодня тебя ждут. Но если и там позволишь себе мерзости, дорогу домой забудь раз и навсегда.

– Ты о ней говорила, мамуль?

– Да. Это последнее, что я могу для тебя сделать. Садись есть и отправляйся к ним. Людмила тебе по годам в самый раз подходит, а с матерью сами разбирайтесь. Зинаидой Михайловной зовут. И смотри мне, без глупостей с ними. Передачки в тюрягу носить не буду.

Я высвободилась из рук Сергея и вышла из кухни. Может я слишком категорична была с сыном, отстранив его от себя? Опять придётся доставать из комода проверенное средство. Впрочем, моя Ирка по-прежнему моя. Завтра прихвачу её у Ксюшки, проведу медосмотр на дому.

* * *

Провожая сына в командировку, Зинаида Михайловна сама уложила в спортивную сумку всё необходимое: стопку чистого белья, спортивный костюм для гостиницы, пакет с пластиковыми коробками, где заботливыми, материнскими руками были уложены домашние котлеты.

– Ты уж, Витюш, позвони домой если командировку продлят. Я в сумку положила побольше бельишка. Выпивкой с мужиками не балуй. С Валюшкой попрощайся, скучает она без тебя. С Люсей помягче. Нервная она последнее время ходит. Может зря ты ей мужика подсовываешь? Любит она тебя, не хуже законной жены. Переживает, что отдаёшь её в чужие руки. Вот и казнится через это, – с горечью на душе, заметила Зинаида Михайловна.

– Ну опять ты за своё, мам… Чего теперь-то не так? Не отдаю, а предлагаю свободный выбор. Парень, вроде, неплохой, я знаю его мать. Приличная женщина и сын у неё порядочный. Развлечётесь с ним, всё веселей вам будет без меня.

– Ну вот ещё, чтобы я с молодыми спала, пусть уж Люська развлекается с ним. Я уж к тебе привыкла, чего мне с ним начинать?

– Ну, сама решишь, коли до дела дойдёт, – согласился Витька, не сомневаясь, что Сергей не откажется от излишнего разнообразия.

Виктор притянул к себе мать и поцеловал женщину в сухие сжатые губы.

– Не распаляй меня, всё равно не успеешь. Ступай к девчонкам, заждались, поди.

– На дорожку надо бы… – потянул Витька мать к дивану. Подхватив юбку к пояснице Зинаиды Михайловны, проворно спустил резинку трусов к коленям женщины. Пальцы парня пройдясь по лобку матери, скользнули в прорезь наружных губ и коснувшись горошины клитора углубились в тепло мягкого влагалища. Напряженная улыбка застыла на лице женщины, локти легли на подушку диванного валика. Правая нога поднялась, удерживаемая рукой Виктора и корпус матери стал раскачиваться, издавая шлепки, под ударами сыновнего лобка.

– Ох! Будет с меня сыночка, – спохватилась Зинаида Михайловна, – Люсеньку не обижай. Я её пришлю к тебе, потерпи, родненький, я скоро.

Распрямившись, она вернула трусы на бёдра, почувствовав на ягодицах сильную ладонь Виктора, на время замерла и, повернув лицо к его горячим губам, впустила язык сына в приоткрытый рот.

– Всё, я за твоей Люсей. Только резинку не забудьте…

Войдя в спальню дочери, она смущённо, пряча улыбку на лице, сказала:

– Ступай, милая, попрощайся с Витей. Ждёт тебя. Валюшку не бери, я посижу с девочкой.

– А ты уже попрощалась? – усмехнулась Людмила, взглянув на разгорячённое лицо матери. У нас нынче кавалер будет, а мы с Витюшей балуем.

– Кто там будет, ещё не ясно, а Витенька на неделю уезжает. Не отпускать же парня голодным в чужие края. Средство не забудь.

– У меня скоро месячные начнутся. Ладно, захвачу. Ему уже на вокзал пора.

Людмила вошла к брату, он лежал на диване, придерживая рукой стоящий член, с нетерпением посматривая на дверь.

– Граждане пассажиры, скорый поезд Москва-Челябинск через 30 минут отправляется с четвёртого пути, второй платформы, – напомнила Людмила расписание челябинского поезда. А ты здесь прощание устроил нам с мамкой. Дочке и до свидания сказать не успеешь. Может, папаша, минетом обойдёшься?

– Обойдусь, Люсь. Действительно бежать пора, поезд ждать не будет.

Людмила скинула с себя одежду и, присев перед Витькой, взяла в руку возбуждённый член брата.

Пока её губы скользили по вздыбившемуся члену, Витька давал последние наставления сестре, как им следует вести себя с Сергеем.

– Не говорите ему, что мы знакомы. Мол, живу отдельно, наведываюсь к вам не часто. Его вам предложила по знакомству Александра Ивановна Темникова. А лучше, вообще не болтать обо мне. О его семье тоже спрашивать не стоит. Может это всего разовый случай вашего общения. Шура говорила, что его член немного крупноват для большинства женщин.

И затихнув, Виктор участил поступательные движения в глубину рта Людмилы. Когда с полным ртом спермы, сестра, вскочив с колен, скрылась за дверью, Виктор натянул на себя одежду и, забежав к дочери расцеловал в круглые щёчки девочку, тянущую к отцу ручонки, пританцовывая у перил кроватки.

– Бегу, Валюша, привезу тебе красивую куклу. Слушайся бабулю и мамочку. Будь умницей

Чмокнув в дверях мать и сестру, выбежавшую из ванной проводить брата, Виктор подхватил тяжёлую сумку и поспешил к лифту.

– Не опоздал бы, – вздохнула мать, поправляя коврик в прихожей, – ты, дочка успела с Витей?

– Времени не было на нежности, минетом обошёлся, – махнув рукой, сообщила Людмила.

– Так я помогу если хочешь? – нерешительно предложила Зинаида Михайловна.

– Через пару часов этот парень придёт. Подожду если есть чего ждать…

– Как скажешь, Люсенька. Пора Валечку купать и укладывать. Может для гостя стол накрыть следует, Люсенька? Угостить, чем Бог послал…

– Нас ему Бог послал, мамочка. Тут тебе и первое, и второе, и десерт. И по всему, родная, десертом для него будешь ты, мамуля, – рассмеялась Людмила, обнимая мать за плечи.

– Ладно, дорогая, я займусь Валюшей, а ты собери на стол что-нибудь из закуски. Для него водка в холодильнике, а мы винцом обойдёмся, – распорядилась Людмила.

* * *

– Остановка Луговая, следующая остановка конечная – Стадион. Сергей вышел из троллейбуса и огляделся. Сверившись с адресом на записке, он без труда нашёл нужный дом и вошёл в тенистый двор, засаженный кустами сирени. Определив номер подъезда, Сергей поднялся по ступенькам и вошёл в лифт.

Людмила уложила спящую дочь в кроватку, прикрыв её одеяльцем. Из прихожей раздался мелодичный звонок. Одёрнув на себе платье, она не спеша вышла из комнаты. Встретив настороженный взгляд матери, Людмила кивнула ей на дверь. Зинаида Михайловна прошла в прихожую и, немного волнуясь, отомкнула замок на входной двери.

– Здравствуйте, Людмила! – произнёс, стоящий в дверях, молодой человек. Улыбка на его лице располагала к общению, вызывая симпатию к пришедшему гостю.

– Добрый вечер юноша, Вы к Людмиле? Люсенька! – окликнула она дочь, – к тебе пришли…

– Извините ради Бога! Неужели я ошибся, Вы, Зинаида Михайловна? – догадался гость.

– Не извиняйтесь, мне весьма лестна Ваша ошибка. А Вы, полагаю…

– Сергей, – опередил её гость, протягивая три алых розы.

– Думаю, эти цветы по праву принадлежат моей дочери, Сергей.

– В таком случае, надеюсь, от роз на торте, Зинаида Михайловна, Вы не откажитесь?

– Так, пожалуй, будет справедливей, Серёжа, – улыбнулась Зинаида Михайловна, – а вот и моя Люсенька. Дорогая, к тебе гости. Это, Сережа, Вы простите мне фамильярность, молодой человек?

– С условием, что я могу обращаться к Вам по имени. Вы разрешите, Зина?

– Я полагаю, что необходимые рамки приличия соблюдены? – забирая цветы из рук Сергея, заключила процедуру знакомства Людмила, – более того, перейдём сразу на ты. Не возражаешь?

– С удовольствием, Люсенька, – с готовностью поддержал её Сергей, обнимая женщину за талию и целуя в щёку, – но спохватившись, вспомня о нарушенной субординации, тут же исправил ошибку, поцеловав Зинаиду Михайловну.

– Ты голоден, Сережа? Прошу за стол, – пригласила Людмила, прервав незапланированную церемонию знакомства.

– Спасибо, Люсенька, ни сколько не голоден. Но чтобы не обидеть хозяек, символическую рюмочку, исключительно за приятное знакомство, не откажусь, – ответил гость, извлекая из дипломата бутылку коньяка, положенную матерью.

Втроём они прошли на чистенькую кухню и сели за столик, где их ждал лёгкий ужин. Хоть Виктор и предупреждал о запрете тем, касающихся семейных отношений, но Зинаида Михайловна не преминула поинтересоваться у Сергея, есть ли у него дети.

– Двое, – без особого желания продолжить начатую тему, сообщил Сергей, наливая коньяк в рюмки, но Людмила прервала нежелательный диалог.

– Хочу напомнить, мамочка, Сережа здесь находится по другому поводу. Если мы сразу приступим непосредственно к цели его визита…

– Совершенно согласен с тобой, Людочка, – охотно поддержал её Сергей, поднимая очередную рюмку коньяка.

– В моей комнате спит дочурка, а в соседней нам будет удобней.

– Вот и чудесно, – подтвердила Зинаида Михайловна, – а я иду к себе, Если Валюша проснётся, то я подойду, не беспокойся.

Приятная лёгкость в голове Сергея затмила непривычную скованность и, приобняв Людмилу за талию, он прильнул к губам любовницы.

– Презервативы, Сережа, не забыл? – спросила Людмила, вставая из-за стола, – с меня вполне хватит одного ребёнка.

– Отец помогает? – участливо поинтересовался Серега.

– Он очень порядочный человек, но такой же ходок, как и ты, – уклончиво пояснила Людмила, пропуская любовника в комнату брата, – не будем о нём, я ведь не спрашиваю тебя о твоей жене. Не обижайся, лучше нам не знать ничего лишнего друг о друге – так спокойнее для всех.

Они вошли в комнату, Людмила, отбросив с постели одеяло, начала снимать с себя платье. Расстегнув пуговицы на груди, она подняла к плечам подол, обнажив красивые, стройные ноги. Сергей залюбовался гибким станом женщины: как она, слегка изогнувшись, высвободила руки из рукавов, сняла через голову ворот выходного платья и, отбросив его в сторону, осталась в нижнем белье, снисходительно взглянув на парня. Вопросительно приподняв дуги бровей, ожидая дальнейших действий от любовника, она завела руки за спину и, тонкими пальцами, оттянув застёжку на лифчике, расстегнула его.

– Сергей, ты чего замер?… Я тебе не нравлюсь, чего-то ждал другого?

– Наоборот, я в восторге, но боюсь, что теперь тебе придётся замереть… – он снял с себя верхнюю одежду и стянул с пояса трусы.

– Ух ты! – невольно воскликнула Людмила, обнаружив перед собой, что и во сне не приснится, – да тут не презерватив, а волейбольная камера будет в самую пору… Теперь понятно, почему ты не дома, Сережа. Такое даже Джульетта не вынесла бы от Ромео.

– Передумала? – с сожалением оглядывая молодую женщину, стоящую перед ним, спросил Сергей.

– Пока нет, но любопытство разбирает испытать такое устройство. Ты же не станешь подвергать меня физическому насилию, – задумчиво предположила Людмила, глядя на просыпающегося монстра.

– Разумеется нет, зачем мне терять такую женщину ради минутного удовольствия?…

– В таком случае, я не против попробовать. Но тут потребуется что-то из увлажняющих средств. Презерватив, надеюсь, при тебе?

Людмила, стараясь не задерживать взгляд на устрашающем орудии, порылась в комоде и извлекла баночку крема с приятным запахом для смягчения кожи рук. Увидев, как любовник старательно раскатывает на члене презерватив, она сама растёрла по стволу смазку, ощущая стержень, превратившийся в нечто жёсткое, в сомкнутых пальцах руки. Взяв из рук Сергея влажную салфетку, она тщательно протёрла ладонь и спустила с ног трусики, положив их подле себя, на случай проведать проснувшуюся дочку.

– Помни, ты обещал быть осторожным со мной. От тебя зависит, смогу ли я в дальнейшем встречаться с тобой. Если ты действительно этого хочешь. Разумеется, я не претендую на какие-то обязательства с твоей стороны. Хотя бы потому, что у тебя своя семья, а у меня дочь. Наши отношения не могут выходить за рамки отношений любовников. Этим мы и ограничимся.

Вдохнув, она легла на спину, притянув Сергея к себе. Ладонь парня легла на мягкую грудь женщины, не потерявшую своей упругости, с твердеющими сосками. Пальцы Сергея попеременно сжимали их, оставляя следы молока на руке.

– Поцелуй меня, Сережа, – попросила Людмила и, приоткрыв губы, задохнулась от резкого проникновения в рот языка любовника.

Руки Сергея спустились к широким бёдрам Людмилы и лаская их, он раздвинул круглые колени женщины, открыв доступ к вагине. Приятный, терпкий аромат, исходящий от прорези больших губ, кружил голову Сергея. Он медленно раскрыл эти створки и погрузил в полость вагины язык, пройдясь по маленькому выступу, в устье капюшона. От прикосновения языка к клитору, Людмила затрепетала, прерывисто дыша, вжимая голову любовника в промежность.

– Ещё, милый, ещё, – просила она, запуская пальцы в волосы на голове любовника.

Когда соки, исторгаемые вагиной, залили подбородок Сергея, он поднялся над Людмилой, подведя ко входу влагалища, массивное орудие женского наслаждения. Продвигаясь в тесную глубину горячего влагалища, он приостанавливался и вновь продолжал поступательные движения членом, заставляя вскрикивать Людмилу и переходить на томительный стон.

Зинаида Михайловна, сидя на кухне, слышала доносившийся шум из комнаты любовников. Видать, сын не соврал, предупредив её, что их ночной гость – обладатель незаурядного инструмента, способного обратить женщину в безвольную рабыню для мужских утех.

Вспомнился прежний сожитель – Петр, требовавший от неё беспрекословного подчинения в постели. Похоже, этот Сергей сродни в чём-то её бывшему сожителю. Дверь открылась и Людмила вышла из комнаты, держа в руке наполненный презерватив, завязанный у основания на узел.

– Ты здесь? – устало произнесла Людмила, взглянув на мать, – иди к себе, он сейчас придёт.

Она протянула баночку с кремом для рук и, кивнув матери, коротко пояснила.

– Возьми, пригодится.

– И впрямь такой большой? – шёпотом произнесла Зинаида Михайловна, растерянно взирая на дочь.

– Увидишь, – неопределённо пояснила Людмила, ободряюще взглянув на мать.

Зинаида Михайловна встала из-за стола и неуверенной походкой направилась к себе. Осмотревшись в комнате, она положила крем рядом с кроватью на тумбочку, где держала на ночь бокал воды. – Может и вправду сгодится, прикинула она, торопливо снимая с себя юбку и расстегивая ряд пуговиц на кофте. Надев на себя ночнушку, она легла на постель, прикрыв ноги одеялом, поёживаясь в нервном ознобе.

Дверь скрипнула и в комнату вошёл Сергей. Сев в изголовье кровати, он приподнял подол ночной рубашки Зинаиды Михайловны и провёл рукой по треугольнику седеющих волос на лобке женщины. Этой ночью Сергей так и не вернулся, как обещал Людмиле, пробыв до рассвета в постели её матери. Она покорно принимала в себя член, временами впадая в забытьё и оживая при очередном погружении в вагину усталого монстра.

– Серёжа, тебя Люсенька ждёт, что тебе со мной время терять? Я уже больше не смогу кончить, а ей, поди, хочется ещё.

– Зинуль, тебе со мной плохо? – не переставая раскачиваться между широко разбросанных по постели ног пожилой женщины.

–Да много ли старухе надо… Было время часами со своим мужиком забавлялись. Ты уж ступай к Люсе, замучил старуху.

Но вернулся он к Людмиле только на рассвете. Прикорнув рядом с ней в обрывках утреннего сна. Впрочем, утро для неё началось с прикосновения к груди знакомой руки любовника. Покручивая соски, сжимая груди, он заставил Людмилу подняться над вставшим членом и, опуститься на него, превозмогая боль в растянутом влагалище. Едва покачиваясь на бёдрах любовника, Людмила терпеливо ждала сладкого томительного оргазма медленно, но неотвратимо нараставшего и вскипавшего внутри. За дверью слышались торопливые шаги матери, спешащей в комнату внучки, чтобы успокоить проснувшуюся девочку, в связи с наступлением времени утреннего кормления и безмерно возмущённую задержкой привычной процедуры. И всё же томительный оргазм накрыл сознание Людмилы и болевые спазмы во влагалище, смешавшись с волнами сладостной похоти, вызвали сдержанный стон женщины. Вслед за ней и Сергей, ускорив движения бёдрами, присоединился к стону любовницы, судорожно сжимая талию Людмилы.

Приподнявшись, Людмила соскользнула с обмякшего стержня и, сев на подогнутые колени, стянула очередной презерватив, наполненный спермой любовника.

– Всё, мне пора к дочери. Малышка проголодалась и ждёт свою похотливую мать. Тебе, Серёженька, тоже пора вставать. Мама сейчас нас покормит и пойдёшь на работу. Я не помню, когда ты вернулся от неё?

– Скорее очень рано, чем очень поздно. Не хотел тебя беспокоить, Людочка, – признался Сергей, целуя плечо Людмилы.

– Боюсь представить, в каком состоянии бедная мамочка…

– Если она готовит завтрак, то в нормальном, – предположил Сергей, – я быстро в душ и буду готов к чашке кофе.

Сидя за столом на кухне, Сергей был бы не прочь повторить то, что неоднократно за ночь делал с Зинаидой Михайловной. Несколько раз он задерживал свой взгляд на не выспавшемся лице ночной любовницы. Она сидела на стуле с прямой спиной, глядя прямо перед собой и, изредка бросая взгляд на гостя.

– Мы скоро увидимся? – спросил Сергей женщин.

– Не думаю, нам надо прийти в себя от столь необычного любовника. И потом, у меня на днях начнутся месячные.

– Так у Зины их не ожидается? – взглянув на Зинаиду Михайловну продолжал настаивать Сергей, положив ладонь на колено рядом сидящей женщины.

Женщина смутилась и не решаясь снять руку парня, качнула отрицательно головой.

– Нет, нет! Как-нибудь в другой раз. Мне и нынешней ночи за глаза хватило. Спасибо тебе, Сережа, за внимание ко мне. Но хорошего понемногу.

– Жаль, мне было приятно провести время с вами, девочки, – с сожалением посетовал Сергей. В таком случае, попрощаемся. Он достал из кармана записную книжку и написал домашний телефон Шуры и свой рабочий.

– Появится желание, позвоните – и вырвав листок с номерами телефонов, положил его на стол.

Поднявшись из-за стола, он наклонился к Людмиле и поцеловал её в щёку. Прижав к себе Зинаиду Михайловну, Сергей приподнял подбородок женщины и поцеловал в губы, сжав при этом ягодицу хозяйки.

Тут раздался звонок и Зинаида Михайловна, воспользовавшись удобным поводом высвободиться из объятий кавалера, поспешила в прихожую открывать дверь.

– Здравствуйте, я с работы Людмилы, можно её на минуту, – раздался женский голос.

– К тебе, кажется, кто-то с работы, дорогая, – сказал Сергей, собираясь уходить.

– Это подруга забежала, что-то срочное, если в такую рань, – предположила Людмила, вставая и направляясь на голос. Сергей последовал за ней, желая взглянуть на нежданную гостью.

– Ой! Снежанка! Что случилось? Серёжа, познакомься, это, Снежана, моя подруга, вместе работаем.

– Здравствуйте, – нараспев, слащавым голоском протянула Снежана, – простите, у вас гости? Где-то я Вас видела, только не вспомню где!… – глядя на опешившего Сергея, с улыбкой обратилась к нему женщина.

Продолжение следует