шлюхи Екатеринбурга

Хоумвидео, как стимулятор либидо. Часть шестая

Доброго времени суток, мой читатель. Так как предложений о включении в состав действующих персонажей Екатерины поступило немного, то я решила написать отдельный рассказ о ней, её семье. А сейчас следующая часть «Хоумвидео…»

***

Антонина.

Лесбийский акт высосал из меня всю силу. Не хотелось даже шевелиться. Люда успокаивала меня поцелуями губ, поглаживанием низа живота. Они что-то говорили, обсуждали, а я так и лежала под зятем. Не знаю, как у других женщин, у меня сперма начинает вытекать почти сразу после того, как мужчина кончит. Вот и сейчас я почувствовала, как она потекла по промежности к анусу, с него на копчик. Вспомнила, что дочери такой поток нравится. Кокушки Коли тоже потянулись книзу, остатками щетин пощекотали анус. Стенки влагалища начали сокращаться, выдавили пенис. Коля посмотрел мне в глаза, не найдя в них ответа хочется ли мне держать его вес на себе, встал.

Оба посмотрели на промежность мою. Коленька вновь взял камеру в руки, поснимал несколько секунд поток своего семени по моему анусу.

— Ух ты ж! Какая прелесть… И ещё… Я ведь ни разу не была на приёме у гинеколога. Давайте отыграем сценку будто я пациентка, а оба наших мужа доктора?

— В аптеке приобретёшь одноразовое зеркало…

— Нужно старое, металлическое! – перебил меня Коля. – Мы с батей будем земскими врачами. А вы обе облачите тела в ретро стиле.

— КЛАСС! – вскричала Люда. — Ма, ты отдыхай. Мы с Котей завтрак приготовим. – предложила дочь. Она накинула платье на голое тело, попросила и мужа прикрыть срам.

«Нет, задуманный анальный акт не сегодня! Завтра, после того, как они освободятся от съёмок очередной пьянки! Вновь на даче. И в дальнейшем только по выходным дням снимать все наши задумки. О! Нужно сватье написать, узнать, как у неё с Димкой дела! Молчит ведь засранка, не отписалась, хорош ли любовник». – подумала я.

Написала: «И как ТАМ у ВАС дела?» прилепила кучу смайликов, и пошла ополоснуться. Перед выходом из ванной комнаты замоталась простынёй, что покрывала диван. Тут и поступил ответ. Благодарность Наташи не знает границ. С ней у меня не такие доверительные разговоры, какими стали с мужем, дочерью и зятем. Отправила сообщение: «Понятно, что в твоём «доме» накопилось не мало проблем, ввиду отсутствия мужчины с умелыми КОНЕЧНОСТЯМИ. Но можно ли поподробней?» Специально выделила слово. Надеюсь она поймёт о чём я.

«Вплоть до деталей? Это такой объём текста получится! Вкратце так: в первый вечер выпили за знакомство. По окончании посиделок, мужчина «отремонтировал» пару «поломок». Вчера он устроился в нашу УК электриком и по совместительству ремонтником лифтового оборудования. В понедельник выходит работать. Вечером нашлись «недоделки» в двух местах. Порадовал меня, что имеет все «инструменты». Сегодня планируем осмотреть город. Ты не проболталась зятю?»

«Я же обещала! Планирую также запустить второе «оборудование». Интернет подсказал с чего начать подготовку. Может у тебя имеется какая-то своя инструкция?» — написала я Наташе.

— Мам, иди завтракать! – крикнула Люда с кухни.

Ответ от сватьи поступил, когда я приступила к трапезе. Вибрируя по столу, телефон едва не упал. Коля успел подхватить его. Видимо смог прочесть переписку.

— О чём ты мне не проболталась? – спросил, отдавая мне гаджет. – И, как я понял, вы обсуждаете интимную тему!

— Мам, ты приглашаешь маму Наташу для съёмок? Уже? На какой день запланировала?

— Насколько я успел заметить, мамочка интересуется у моей мамы запуском чего-то второго!

— А! Это про анал, она спросила! Да, мам? – проговорила Люда, успев откусить кусочек сыра.

— Ну-у-ууу! Да, про это самое и спрашиваю. Она ведь опытная в этом…

— Мамочка, но о чём ты мне не проболталась? – наклонив лицо и глядя мне в глаза, спросил любимый зять.

— Ээээ. Как бы… У неё… На днях… — пыталась я более мягко сообщить Коле, что произошло. — Да всё равно ты когда-нибудь узнаешь! В общем так! Наташа приютила Димку Жарова…! Да, Люда, как бездомного щенка. Он сбежал от своих…. Выяснилось, что на самом деле Нина ему совсем не супруга. А кровная сестра. Ольга двоюродная тётя. Как вы помните, в ночь на понедельник Дима дома не ночевал. Попал под гнев своих мегер. Ольга оказывается такая стерва! В общем я вспомнила о Наташе, созвонилась с ней. Она хотела сама тебе рассказать.

— И как ей Димка? – спросил мой любимый зять.

— Почитайте. – я подвинула смарт детям.

Люда читала вслух. Последнее сообщение таково:

«Я вообще без подготовки «запустила». Даже не знала, что есть какие-то особые наставления. Можно сказать, твой протеже поведал, что нужно предпринять прежде чем начать эксплуатацию второго «сопла». Вчера и обучил! Именно поэтому я такая восторженная сегодня. Ещё раз СПС!»

— Коть, они молодцы, да? Я имею в виду наших мам.

— Ну не ревнуй, Коль. – я положила свою ладонь на его предплечье, погладила по-матерински.

— Блин, я даже не знаю, что ощущаю. Вот умом понимаю… знаю о её заскоках, а какая-то боль в сердце присутствует. Люсь, я приму это… мне надо отвлечься…. Не сексом! – Коля попытался встать.

— Сидеть! – строго сказала я. – Пойми, сынок, мама тебе не изменяет! Она с любовью сделает, что ты попросишь! Но не одним лишь сексом счастлива женщина. Ей тоже хочется пройтись по городу, показать знакомым, что и у неё есть личная жизнь. Она приоденется нарядней, украсит лицо косметикой… И то, что это Димка, даже лучше! Вскоре вокруг него начнут увиваться суки. Это стимулирует её преобразоваться в даму, чтобы удерживать его. Пусть ненадолго… месяц, год, но она будет замужней женщиной. Возможно расставание с ним дастся ей тяжко, но это будет, как с настоящим мужем. Она сможет говорить знакомым: «Когда я жила с Дмитрием, то у нас была такая-то привычка!» Понимаешь — «Жила»? Она не может сказать всем что ты жил с ней, как муж. А вот про Димку может… и имеет на это полное право! Ну прекрати! – попросила я зятя, так и седевшего с мрачным выражением лица. — Порадуйся счастью родимой мамочки.

***

Людмила.

Я офигевала от того, как мой любимый муж воспринял инфу о своей матери. Сначала думала он играет задумчивого сына. Однако мама заговорила о ревности, и я поняла о чём думает Котя. Меня это порадовало и огорчило одновременно. Открылось его, неизвестное мне ранее, эгоистическое чувство – «Мама принадлежит только мне! Никто не вправе приближаться к ней!» Как оно разовьётся в будущем и что из него получится, мне нужно подумать.

Мысль пришла мгновенно:

«Он раним, как и я. Это поможет мне заглушить… или хотя бы понизить эгоизм Коти, до более человеческого уровня. И это хорошо, что мама здесь, говорит ему правильные слова. Я бы сказала другое и только испортила бы. Например, что он слюнтяй и собственник. Такие слова однозначно поссорили бы нас».

Мама продолжала успокаивать нашего мужчину, а я соображала, чем отвлечь мужа. На 17:00 есть заказ съёмки банкета в честь юбиляра. И хотя мы ранее обсудили с заказчиком, что будем фиксировать на видео, а что лишь сфотографируем, нужно посмотреть видео с других аналогичных торжеств, чтобы не повторять ошибок оператора. К тому же нас попросили нарядно одеться, так как юбилярша трудится модельером, и всякая небрежность в одежде вызывает у неё раздражение.

— Блин, Коленька, ты обещал почистить и покремить свои туфли. – начала я. – Да и рубашку с костюмом нужно сейчас надеть, посмотреть. Возможно найдутся изъяны!

— И к парикмахеру нужно сходить. – опомнился мой любимый. – Может и ты укладку сделаешь?

— Ты займись обувью, а я пошарю в инете видео с банкетов. Мам, выбери ему рубашку и галстук.

Если туфли куплены пару недель назад и изъянов не имели, то костюм у мужа с нашего бракосочетания и последний раз его надевал больше года назад. За это время Котя мой поправился. Пояс на брюках застегнулся без проблем, а вот пиджак сидел плотно, особенно в плечах. Ну не побежишь же заказывать другой, согласились, что в первые часы торжества Котенька будет соблюдать дресс-код, а затем, после возлияния гостей, снимет верх костюма.

К парикмахеру Котя пошёл в сопровождении тёщи. С укладкой моих волос вышел облом – заранее нужно было записаться. Мама поможет мне с завивкой локонов.

***

Николай.

Мама Тоня неосознанно напомнила мне мою маму – она шла, держа меня под руку. Иногда она кивала знакомым, при этом улыбка её означала вовсе не желание блага встречным людям, а некий свой восторг, что её сопровождает молодой человек. Многие из них не знали меня и возможно считали меня её молодым любовником. Права Тонечка насчёт моей мамы. Ну что в том такого, если она поиграет для знакомых замужнюю женщину? Почему мне можно объявлять себя женатым мужчиной, а ей нет? Только из-за того, что ощутил боль в сердце? Я знаю, боль пройдёт, как зажила рана, нанесённая Дашкой.

Дальше я шёл, держа руку Тонечки одной рукой, а второй ладонью покрыл её кисть. В салоне поцеловал кисть, назвал её только по имени, попросив дождаться меня, не упорхнуть. По каким-то своим соображениям Тоня предложила мне дождаться мастера мужчину. Пока подходила очередь она просмотрела журналы, нашла мужскую стрижку, какая понравилась лично ей.

— Молодой человек, — обратилась она к мастеру. – хочу видеть причёску своего возлюбленного вот такой! – Тонечка показала ему снимок. Мастер пощупал мой череп, кивнул, что сможет воспроизвести требуемую стрижку.

Я закрыл глаза, и открыл их только по окончании процедуры. Посмотрел на свою голову, нашёл, что стрижка очень даже отличная. Тонечка, играя богачку, заарканившую молодого жеребца, расплатилась за работу. Даже сделала неприличный жест мастеру – пошевелила веером пальцев и сложила губы трубочкой, означая поцелуй.

— Мы с отцом сегодня ночуем на даче. Если сможете, то приезжайте даже ночью. Не получится ночью, приезжайте с утра! – сказала Тонечка, просовывая ладонь под мой локоть.

— Зачем ждали целый час мастера? – поинтересовался я.

— Знаю я нас, баб. Некоторые до того завистливые, что нагадят, даже не желая того. Могли испортить тебе стрижку. К тому же когда мне ещё выпадет возможность поиграть богачку? А мужчина, пусть даже не мастер своего дела, постарается удивить даму-заказчицу, подсознательно помышляя о интиме. Кстати, о парикмахерах! Один рассказ повествовал, как мастерица отиралась сикелем о торчащий из-под накидки локоть клиента. Это происходило при полном зале салона. Мол работа продолжалась довольно долго и дошло до того, что мастерица кончила от подобной мастурбации. Тебе никогда не хотелось так пошалить с тётенькой?

— Почему именно с тётенькой?

— Одним из героев того рассказа был подросток.

— В таком возрасте возникали подобные мыслишки. Чаще стригла мама. Когда она касалась бёдрами моего плеча, то начиналась эрекция. Я закидывал ногу на ногу. А потом, перед следующей стрижкой, примащивал писюн под резинку тем самым скрывал явный бугор под накидкой. А перед сном мастурбировал, представляя нечто подобное тому рассказу.

— Предлагаю обдумать и такой сценарий! Подростка играть будешь ты…. А Наташа будет парикмахером…

— Подросток-сын и мать-парикмахер! – уточнил я сразу. – Мне легко дастся эта роль, так как я многажды обдумывал её.

— А потом я хочу сыграть роль Наташи! – Тоня плотнее прижалась ко мне, голову склонила к плечу. – Может дома порепетируем?

— А попку…

— Попку оставим на завтра! Сегодня, если хватит времени, репетиция стрижки.

***

Людмила.

Мне стрижка мужа не понравилась — уж очень походила на мажорскую. Но ничего не сказала ни мужу, ни маме. Настало время обедать, во время которого эти шалунишки поведали о новом сценарии. Я вспомнила, как однажды меня стриг мужчина. Когда он поправлял мою чёлку, то протиснулся меж моих, слегка разведённых коленей. И хотя на нём был фартук, я заметила бугор (вероятно лишь вообразила). К тому времени Лизка уже развратила меня своим половым актом с Ромкой. Девичья фантазия подсказала, что впервые меж моих коленей находятся ноги мужчины. Помню я покраснела лицом, устыдившись пошлости своих фантазий. По пути к дому я вспомнила, что НЕ парикмахер был первым мужчиной, находившийся меж моих ног.

Эта фантазия была такой пошлой и возбудительной, что поняла – без немедленной мастурбации не погасить возбуждение. Благо родители были на работе, я разоблачилась прям в прихожей. Добежала до дивана и под греховные мысли о первом мужчине, чья шея отирала мои трусики, принялась самоублажаться.

Это было за семь лет до дня стрижки. Родители и я прогуливались по парку культуры. Увидели скопище людей. Папа сказал, что это труппа бродячих циркачей дают представление. Он посадил меня себе на загривок, так как одну протискиваться меж людей не отпустил.

Папа и был моим партнёром в акте мастурбации после стрижки. Будто опять я сижу у него на плечах. И не в длинном платье, как было в момент представления, а в коротком, сижу на загривке родителя. А мысли подсказывают: не только платье короткое, но и (я ведь хулиганка извращённая) трусики отсутствуют. Папа будто почувствовал, как у меня ТАМ влажно, спросил не описсалась ли я. А я ему отвечаю, что не писсала и не знаю о какой влаге идёт речь. Тогда он, не снимая меня с плеч, разворачивает животом к своему лицу, приподнимает подол. Пытается посмотреть откуда струится влага, но не может увидеть. И тогда я падаю спиной назад, зацепившись за его плечи голенями. Подол падает вниз, оголяя мою прелесть и животик. Папа сразу начинает делать куни, как это происходило меж Ромкой и Лизкой. Вот в тот день я кончила! Даже чуток обоссала покрывало дивана. Для успокоения даже набросала карандашный рисунок (возможной) оральной стимуляции языком родного отца

После этого я разнообразила фантазии – волейбольный мяч помещала в сетку, прилаживала всё к спинке кресла. Это походило на плечи и голову папки. Платье длинное; платье короткое; в трусиках и без них. Языком отца служил пласт докторской колбасы, который закрепила за сетку. «Язык» такой продержался недолго – уж очень я хотела ощутить его прохладу клитором и губками.

Не знаю сколько лет было гимнастке из бродячего цирка, но её выступление очаровало не только меня, но и всех зрителей. Я также захотела лечь грудью на ковёр, а ступнями совершать круги вокруг головы. Именно из желания так же изгибаться, я пошла в спортивную гимнастику.

Мастурбируя, сделала упор на гимнастические упражнения, чтобы могла изогнуться и полизать свою киску. (Я была больше чем уверена – та циркачка такое вытворяла)

В этом я не преуспела, но смогла целовать внутренние стороны бёдер и даже в пылу страсти поставила себе засос на ляжечке. Благо уже наступила осень, тёмные чулки или гамаши скрыли это от родителей.

— Чо задумалась? – весёлой интонацией голоса спросил Котя.

— Свой сценарий разрабатываю. – ответила я и кратко рассказала о прошлых мастурбациях.

— Вряд ли папа выдержит тебя на своих плечах. – посмеиваясь сказала мама. – И даже Коле будет неудобно.

— Вы тут репетируйте трах клиента и парикмахерши, а я попробую изменить свою задумку, чтобы мужчинам было не трудно изобразить отца девушки….

***

К 20:00 весь лоск с лиц приглашённых и юбилярши сошёл на нет. Хорошо Котя успел зафиксировать тосты-пожелания всех гостей. Чему способствовала расстановка столов полукругом – камера стояла на штативе и ему приходилось только разворачивать её к говорившему. Я фотографировала танцующие пары, их объятия и выражения лиц. По сути ничего сложного – из молодых (нашего возраста) людей было семь человек, поэтому банкет прошёл степенно, без пьяных ссор. Просто после восьми вечера снимать их кривые улыбки и размазанный макияж было не к чему. Но по договору мы наняты до 23:00. Котя придумал фиксировать флирт пожилых мужчин с молодыми девушками. Я же фоткала, как юбилярша откровенно кокетничала с одним из молодых парней. Кем ей приходился наш заказчик, я не знаю, но видела, что он хмурится и откровенно скучает.

Не к месту вспомнился мультфильм «Жил-был пёс», а именно, что происходило под столом. Хихикнув, под столы всё же не полезла.

Мой любимый спросил, чем вызвана моя улыбка, я объяснила и напомнила, что происходило на даче в прошлое воскресение, когда его залупа чертила какие-то знаки по низу столешницы, а на следующий день его любимая тёща вольготно поправляла встающий член на его колене.

— Это какой-то намёк на следующий сценарий? – спросил Котя, начав собирать аппаратуру.

— Разве что в виде сценки в фильм с участием твоей мамочки, про развратную семейку. Будто под прикрытием стола бабуля-тиран не видит, как шалят её потомки. – продолжая улыбаться, ответила. К нам подошёл заказчик, спросил, когда будет смонтирован фильм. – Иван Сергеевич, к среде управимся. Смонтируем даже два видео. Один будет абсолютно пристойный, с фотографиями трезвых, ну или чуть подвыпивших гостей. Второй будет без купюр, так сказать. Где вы увидите, то, что не заметили. Флирт и тому подобные шалости.

— Как я понимаю, за второй придётся доплатить?

— Вы посмотрите оба и решите какой из них вам подойдёт. Если оба, то полтора гонорара.

— Окей, оба беру. Единственная просьба: моменты где виден явный флирт и кокетство, растянуть, будто вилась замедленная съёмка.

— В договор впишем ваши пожелания…. Так надо, уважаемый Иван Сергеевич, чтобы не возникли юридические вопросы. Оригиналы будут уничтожены!

Мужчина уплатил ещё треть суммы и пожелал нам счастья.

— Гоу на дачу? – предложил Котя.

— Нет. Я хочу тебя, мой нежный супруг. Чтобы никто не мешал нам наслаждаться соитием.

***

Степан.

Вечером субботы, когда я вошёл на дачный участок, то увидел нагую прелестницу, поливающую из лейки грядки. И я не стал нарушать форму обнажённости – бросил одежду на кушетку. Соседка, чей участок с тыла нашего, осуждающе нас оглядывала.

— Ромка уже поинтересовался одна ли я буду ночевать. – после моего поцелуя оповестила любовь моя. – Посоветовала ему напроситься в гости к Тарасовой.

— Она всего-то на пять лет старше нас. Правда телом даже рядом с твоим не стояла. Но дыра есть!

— А ты откуда знаешь? Исследовал? – улыбаясь спросила супруга.

— Ещё чего не хватало! Дыры не может не быть! Не зря вас двустволками обзывают! Если одна не рабочая, то можно вторую запустить…

— Ты погляди на неё! Догадывается видимо, что о ней речь! Подразни её… К крану подойди, будто ремонтируешь! Пару раз пройдись туда и обратно…

Я поступил как предложила Тоня. Подходя к магистрали, кивнул соседке, так и не сводившей с нас взор. Кран действительно нуждался в мелком ремонте. Поэтому сходил за инструментом, потом ещё раз прошёлся к машине и обратно к магистральному водопроводу.

— Степан, что ты делаешь? – наконец заговорила соседка Анна.

— Сальник на вентиле добавил, да барашек заменил. – на двузначный вопрос я ответил однозначно. – Тонь, подойди, попробуй хватит тебе сил провернуть барашек.

— Здравствуй, Аня. – произнесла моя радость. Повертела барашек, поблагодарила меня. – Ань, не осуждай нас! Мы не сошли с ума. В августе поедем на дикий пляж, где любое сокрытие тела считается неуважением к остальным.

— О как! Значит вас беспокоит мнение незнакомых людей, а то, каково вашим соседям смотреть на ваш срам, значит игнорируете? В таком разе могу бросать мусор на ваш участок?! – гневно высказала соседка Анна Алексеевна.

— Да где ж ты, Анечка, видишь срам? – задал я вопрос. – Наши тела прекрасны… И твоё тоже не менее красиво. Да, не Аполлоны с Аврорами! Но и не уроды… Хотя и у уродства можно найти очаровательные черты.

— Мусор материален! Мы его увидим, поднимем и утилизируем. Тебе же просто не нужно смотреть на нас, а мы к тебе на участок не войдём, в очи твои влезать не станем. – сказала моя радость, дождавшись окончания моих слов.

— А если дети, сыновья Векшиных или других соседей увидят вас? – спросила Анна.

— Развращать малолеток мы не станем, прикроем нашу красоту. – слегка ухмыльнувшись ответила Тоня. Мог бы, и я произнести те же слова, но после вопроса соседки, в кровь мою вспрыснулся гормон, пролился к яйцам. Член сразу удлинился, под воздействием гравитации изогнулся над мошонкой и сдвинулся с них в ложбину меж правым бедром и мудьями.

Такое оживление не прошло мимо периферического взгляда Аньки, она направила очи на причиндал. Мне пришлось придавить «кобру» ладонью, чтобы он окончательно не сделал стойку. Собрав инструмент, пожелал здоровья соседке и направился в дом. Тоня шла в паре шагов от меня.

— Любимый, прежде зайди в дом! – прошептала она.

До крыльца оставалось метра три, член мой уже принял стойку. Это не ускользнуло от взора Романа, наблюдавшего за нами.

Я бросил: инструмент на пол; жену на кушетку. Полез с поцелуями к её губам. Она ладонью к члену. Затолкнула его в пизду….

— Фуфх! – после того как мы разом кончили произнесла мою радость. – Только она заговорила про деток, вспомнила твои наблюдения за онанирующим Костей. Сразу представила, чтобы случилось, ходи я в тот день не в купальнике.

— У нас с тобой мысли одинаковые. – сказал я. – А Ромка возможно дрочил, догадавшись о нашем намерении потрахаться…

— Не ВОЗМОЖНО, а точно дрочил! Уж очень я сегодня не сдержана. К тому же Лизка неделю здесь не появлялась, воздержание мужика сносит ему крышу… — Тоня на несколько секунд замолчала, что-то надумав, сказала: — А давай его с Катькой познакомим! Он подкаблучник, она стерва.

— Ты же говорила, что Олег вернулся в семью. Зачем портить их отношения?

— Ты прав, любимый! Видимо гормоны мутят мне голову.

— Это у тебя в характере заложено! Подсознательно хочешь сделать ВСЁ лучше. – высказал я своё мнение. Продолжать беседу нам помешал гудок грузового автомобиля – знакомый привёз щебень для задуманной Тоней лужайки.

Надел рабочие штаны, вышел к нему. Пока отгонял свою машину, пока снимал с петель большой пролёт забора, пока разгрузили, потом восстановление забора. Час, не меньше, прошло. К потному телу прилип мусор и пыль. А у сообразительной хозяйки и банька готова, и напитки поданы.

Знакомый Егор пиво пить не стал, быстро смыл с себя грязь и уехал. Моя любимая вошла ко мне в парилку, сделала массаж спины и шеи, рук и ног. В неге расслабления уснул в объятиях супруги, едва только добрался до кровати.

***

Николай.

После омовения тел Люся предложила проиграть на сколько это вероятно сделать минет или куни, сидя за обеденным столом, чтобы строгий надзиратель, тиран семейства не догадался о шалостях едоков. По правилам этикета к столу мужчины должны выходить в брюках, а женщины в платьях. Пришлось мне надеть рубашку и брюки, сесть за стол. Люся в платье нырнула под столешницу, начала расстёгивать ширинку. Сразу выявились недостатки – мне пришлось помогать ей с молнией. Вернулись к началу. Но уже я сам, присаживаясь за стол, расстегнул молнию, подмигнул хулиганке. Та уронила прибор под стол, полезла за ним. Выпростала член из ширинки, приступила к минету. Недолго пососала, т.к. нам нужно выявить изъяны при куннилингусе. К столу дама должна явиться в платье, но без белья. Это тоже нужно показать в фильме. Сидеть дама должна на краю стула, естественно широко разведя колени. Чтобы оператор мог фиксировать куни, находясь под стулом дамы, нужно заднюю часть подола убрать под попку. Для этого даме нужно садиться, не приглаживая подол к бёдрам, как это обычно делают женщины, а приподнять его и сесть голой попкой на край стула.

При исполнении минета оператору будут мешать волосы дамы и скатерть. Нас с Люсей всегда раздражают видео, где со лба женщины убирают волосы, чтобы зрителю был виден процесс.

— По сценарию я школьница с косичками! Заплету две! – Люся сразу принялась заплетать волосы.

После того, как мелкие нюансы были продуманы, встал вопрос, что делать со строгой тираншей, которая заметит длительный нырок одного или даже двух её отпрысков под стол.

— Да-а-а, для правдоподобия необходимо как-то объяснить зрителю…

— А мы что, собираемся это выкладывать в сеть? – перебила меня Люся. – Или критиков пригласим для закрытого просмотра?

— Мы же для себя стараемся! Ты вон постоянно блюда украшаешь, а могла бы просто наложить еду.

— Коть, а что если загримироваться и натурально на порнохаб выложить?

— Да ты эксгибиционистка у меня! – сказал и сразу захватил её тело руками за талию. – Только ли своим телом хочешь похвастаться или способностями?

Ничего не ответила золотая рыбка. Просто сломалась в коленных суставах, остановившись ротиком у ширинки, ручонками расстегнула штаны на мне. И по накатанной – минет; куни; 69; амазонка; dog-stile; миссионер… Провал в сон.

***

Людмила.

За ночь сперма на немытых мудьях Коти засохла даже как бы протухла. Но вновь ничего с собой не могу поделать – лезу к паху мужа, вдыхаю запах естества. После нескольких вдохов лизнула складку под яйцами. Сама себя спрашивала почему у папки мне не понравилось нюхать мудья, почему у других даже не собралась так делать? Не могу найти ответ. Может действительно тело супруга источает какой-то особенный запах?

Надышавшись и нализавшись, приступила к физическим упражнениям. Вспомнила о том, как пыталась сделать себе куни в 14-ать лет. Поцеловала себя в ту же самую точку, где ранее умудрилась сделать засос, порадовалась, что гибкость тела за 9 лет не утратила. Унюхала от своей киски не менее привлекательный аромат. Вдыхать полной грудью не смогла, но протёрла пальцами по складке между ляжкой и вульвой, облизала их. Вкус и запах приятны, но не завлекательней Котиных.

Опомнилась, что зарядка важней мастурбации, выполнила весь комплекс упражнений. И такая вспотевшая, разгорячённая и вонючая вернулась на кровать, где Котя развалился, широко раскинув все конечности в форме звезды. А голый член стоúт, чуть ли не как штырь солнечных часов. Взошла на постель ногами, расставив их по бокам мужчины. Медленно опустилась лицом к члену, попочкой к голове Коти – пусть вдыхает мой аромат, а я подышу его запахом, закончу минетом. Но сначала ингаляция! Глубокий вдох открытым ртом. Выдох горячего воздуха на мудья, чуток расплавил жиры в отложениях пота. За десяток такого обогрева аромат усилился, стал ядрёным. Надышавшись, приподняла пальцами член, ласково облизала залупу, несколько раз очертя круги языком по венцу. Слюноотделение повысилось – изо рта закапала влага.

Влага мне самой нужна – покрыла головку губами и задвигала головой. Вверх-вниз. Вверх-вниз. Какая я всё-таки мастерица в этом деле! Нужно снять отдельный ролик. В котором будут два актёра. Мой ротик и член.

Назвать его «Членище и Ротик», выложить в порнохаб, посмотреть рейтинг. Конечно найдутся индивидуумы, которые переименуют его в «Членик и Ёбанный Рот», но куда, в мире свободного интернета, денешься от подобных коментов.

А вот и Котя проснулся, потягиваясь, зашевелил конечностями. Схватила эту конечность и держу, чтобы не вырвал её из ротика! Видимо опьянел от моих запахов – руками захватил попку мою, притянул к своему рту, всосался в киску. Таз свой подкидывает, потрахивает меня в ротик. Оставила вакуум и плотность губ на стволе в нужных параметрах – согласна, пусть будет ёбанный рот! Вслушалась в ласки на кисюле, в то, как шевелятся мышцы влагалища, вытесняя смазку, в температуру клитора. Начала тоже шевелить тазом, поёбывать нос и рот супруга. Щетина на губах и подбородке сначала мешали плотнее прижаться вульвой к ним. Но постепенно всё скрылось пологом наслаждения.

«Нет! Только не ёбанные гланды! Не надо вызывать рвоту!» — окольцевала низ ствола ладонью, задвигала часто-часто головой. Получила к чему стремилась – взрыв мудей….

— Доброе утро, любимый! – высосав всю сперму из уретры, проглотила её, прочистила горло. – Это я поторопилась, чтобы побаловаться с твоим орудием, пока оно не побывало в попке твоей любимой тёщи.

Котя не ответил – побежал на горшок. А я купаться!

***

Антонина.

Эта дочь-жаворонок разбудила нас в семь утра, спросила, чего захватить к обеду. Прерванный сон уже не сон – повертелась, да пошла умываться. А там и Степан проснулся.

После приёма пищи супруг взялся раскидывать щебень, утрамбовывать его. Тут и второй мужчина прибыл, взялся помогать. Люда поинтересовалась не передумала ли я попробовать анальный акт. Ответила утвердительно и сочла, что Коля может истратить все силы на физической работе. Крикнула им:

— Мужчины, на сегодня достаточно. На неделе закончите! – позвала Люду в баню, где приладила кружку Эсмарха. Дочь как заправский медработник, смазала наконечник смесью вазелина с мёдом. Вазелин хоть и косметический, но некоторым людям его аромат не нравится. Мёд, наоборот привлекателен, как для пчёл, так и для мужчин со своим жалом.

Последний раз клизмилась вовремя родов и тогда процедура мне вовсе не понравилась. Сегодня спокойно выдержала наполнение кишечника литром воды. Потерпела минуты три. Излила всё из прямой кишки и вновь прилегла на левый бок на банном полке. Люда ещё раз помазала сфинктер, ввела наконечник.

— Мам, вот охота тебе терпеть, ради извращённого соития? – проворчала она вновь. – Разворотит Котя твой задок,

будешь потом анальной пробкой запирать.

— Долго размышляла и теперь могу сказать: «Хочу!» – ответила я. – Чтобы потом не страдать о не испытанном. Понравится, продолжу такие случки. Нет, так и одним разом буду довольна. Крикни мужикам, пусть идут ополаскиваться… Не хватало, чтобы их члены походили на напильник!

— Я днём не люблю трахаться! Значит тебе придётся обоих ублажать.

— А зачатие? – напомнила я.

— До начала овуляции неделя! Ещё успеем.

— Значит в следующие выходные можно снять, как вы с Колей зачинаете дитя! – вывела я.

— И это замечательно! – дочь полезла с поцелуями. Ответила не менее страстно и вероятно продолжением стал бы лесбийский акт, но вошли мужчины, потребовали прекратить разврат. – Мы всего лишь разогреваем мамочку! – оправдалась Люда.

Далее мы с дочерью сделали массаж мужских бицепсов-трицепсов и прочих мышц, уставших работать лопатой. В процессе обсудили предстоящее действо, которое обязательно зафиксируем на видео. Так как оператором будет Люда, то мне придётся «обслужить» двоих любовников. А мне уже не привыкать – в прошлые выходные дважды наслаждалась.

— Поторапливаемся! – сказал Коля. – Солнце на месте не стоит.

Если мы с дочерью проигнорировали наблюдателей Романа и Аньку, вышли из бани, отличаясь от диких племён лишь наличием сланцев на ступнях, то мужья наши замотали свои эрегированные члены полотенцами. Не стала у них спрашивать, чего они больше опасаются – завистливого сглаза Ромки или внезапного умопомрачения Аньки.

Войдя на веранду, Люда отошла в угол, где находилась видеокамера, сразу взяла её в руки, начала запись – всё для меня. И два члена, готовые к фрикциям, и оператор, наводящая на мои губы объектив, и главное я сама, готовая к извращённому сношению. Но сначала минет. Приопустилась на корточки рядом с жеребцами, сжала ладонями их ублажители. По старшинству поцеловала залупу мужа, затем и зятев пенис, оба члена удостоились моей похвалы за стойкость.

— Мальчики, станьте плотнее друг к другу, пусть мамочка повторит для целлулоида, как она может поместить две головки за раз! – попросила Люда. Сама она лезла объективом, то сверху, то с боков, стараясь запечатлеть, как из моего рта изливается слюна, как я облизываю обе головки одновременно. – Ма, встань на выпрямленные ноги, я залезу под вас…

На что не пойдёшь ради искусства – согнулась в пояснице, ухватив в ладони по члену, опять лизала залупы.

***

Степан.

Меня больше завело не то, как Тоня облизывала обе залупы разом, а то, как Люся легла между ног матери. Вновь, как в первый вечер, она поставила ступни на ширину плеч, колени при этом раскинула, засвечивая свою пиздёнку. Тоня громко чавкала, этим отвлекла моё внимание от созерцания прелести. Глянул на то, как она пытается запереть губами оба хера и создать во рту вакуум. Но зазоры меж нашими членами пропускали воздух. Она явно наслаждалась минетом, старалась именно для себя, для самоудовлетворения. Слюни нитями капали на объектив, а дочь будто не видела этого, не меняла позиции.

— Люся, стоп! – сказал зять. – С того ракурса достаточно. Протри объектив и начинай снимать с боку. Мам, а ты опять присядь. Через несколько секунд спроси у Люси хочет ли она. Люсь, камеру потом мне передашь. Начнёте с мамой сосать. – несколько секунд ушло на протирку, на продолжение съёмки. – Ма, в камеру смотри и говори.

— Вкуснятина какая! – произнесла Тоня, глядя в объектив. – Хочешь сладенького?

— Люсь, дай камеру! Теперь смотри сюда, хлопай ресничками – будто ты ещё ни разу не держала член ни в руках, ни во рту.

— Пра-а-вда сла-а-аденький? – дочь играла довольно убедительно. Даже реснички увлажнились. – Я только а-адин попробую. – она чмокнула кончик моего хера, вновь подняла личико, улыбнулась. – И верно, матушка, правда ваша – сладенький. Вы, матушка, управляйтесь одним, а я, падчерица ваша, буду учиться на вашем примере и ублажать батюшку своего. Ведь давеча вы, матушка, говорили, что как отдадите меня замуж, мне потребуется немало усилий, предаваться сладострастию… — Люся посасывала, временами прекращала и произносила, какую-то свою заготовку. Тоня её перебила:

— Ох и глупая ты у папаши своего, Алёнка! Не тебе предаваться сладострастию, а муж твой должен быть ублажён до паники чресл! Облизывай аки карамельный петушок, высасывай из уда мужнего сок любовный. – я решил, что они договорились меж собой и лишь я не знаю весь сценарий. Но, так как роль мне отведена отцовская, то спокойно воспринял речи своих любимых. Тем более, что реплики были короче, чем ласки нежным ротиком дочери.

— Мамочка, не усердствуй! Я могу разрядиться! – сказал зять.

— Люсь, и я наготове! – и я так же предупредил.

— Теперь по идеи надо было заснять процесс клизмления, но сегодня пропустим. – начал говорить зять. – Далее подготовка сфинктера, партнёром.

— Давайте только по-быстрому! Потом доснимем – уже терпение на исходе. – проворчала Тонечка.

— Вообще надо было все съёмки потом произвести! – проворчал я. Сейчас бы завалить Люсю на тахту, да трахнуть…

— Вы чего? Мы же для себя снимаем это! В таком разе можно из интернета скачать…

— Да, Коля прав! Я тоже хотела бы заснять нашу ночь после бракосочетания! Чтобы с шикарной кроватью, с разрывом целки. Если с кроватью вопрос решимый, то целку не восстановишь…! Это будет уже не настоящая плева, папочка!

— А потом будем вспоминать: «Это мы после сделали. Нескладно, да и ладно!» — добавил Коля. – Мамуль, потерпи! Быстро всё сделаю… Вот гель…. Люсь снимаешь…? Не жалею, бать, могу весь тюбик на попочку любимой тёщи истратить…. Люсь, на член объектив… Так, теперь посмотри с какого ракурса будет лучше видно проникновение…, а снизу глянь. – его супруга быстро легла спиной на пол, подтолкнула себя меж ног Коли. Сказала:

— Вообще-то неплохо отсюда смотрится, но отсвет от белого потолка, притеняет светопоток от гениталий. Сверху лучше…! Из-за твоего плеча? – пока Люся подставила табуретку, пока нацеливалась, Тонечка начала нервно переступать конечностями. «Искусство требует жертв!», бля. – Да, отсюда будто твоими глазами видно, давай, Котя.

— Мамочка, ещё несколько секунд… Сожми анус, нужно показать, что он девственен!

Подготовка пригасила моё возбуждение – член указывал на девять часов. Я почёсывал мудья, дожидаясь либо рта супруги, что в общем-то неплохо, но больше желал, засадить дочери. Лучше если прям тут, на тахте, когда она соорудит шпагат.

Зять и моя благоверная сыграли девственников – Тоня сжала очко, Коля «яростно» пытался вогнать залупу в коричневое колечко тёщиной жопы. Люся стояла над ними, снимая процесс. Я встал рядом с ней, посмотрел через другое плечо зятя. То ли действительно так плотно держат «кусачки», то ли Тоня переигрывает – залупа деформировалась, но постепенно раздвигала очко. Я вспомнил, как впервые ебал Алёнку в сраку и не мог припомнить, чтобы залупа моего хера, так сминалась.

От форточки дул тихий ветерок, сносил на меня запахи Люсиной пизды. Я погладил её икру, затем поднял выше коленей. Т.к. дочь ничего не говорила, то поднял ладонь к расщелине – мокрота была не обильной, но всё же Люсин организм приступил к подготовке к соитию. Я довернул своё тело в сторону дочери – член опять наливался кровью и начал отираться о ягодицу зятя. А его залупа тем временем прошла рубеж, о чём, со стоном оповестила моя супруга.

— Мамочка, теперь можешь расслабить кусачку! – добавил зять.

***

Антонина.

«Кусачку? Это он о чём? – спросила я себя. – Да о сфинктере же, глупая! Вроде и не сжимаю! Когда входит, будто говно обратно входит в меня! Зато при обратном движении всё становится легче».

— Коль, почаще двигайся! – попросила я. О, да, так гораздо приятней. А если чаще? – Ещё чуть-чуть! Да! Да!

— Котя, попка у неё излишне белая, пошлёпай по ягодицам.

— О точно! Я же сам подумывал это сделать. Мамуль, держись! Сейчас твоя попка окрасится в цвет ляжек испуганной нимфы! – поведал Коля и сильно шлёпнул меня по правой полупопенке. «Художник», блин. Шлёпал несколько раз, пока не добился желаемого.

— А теперь, милый, засаживай мощно, чтобы волны от попки расходись по спине твоей любимой тёщеньки! – предложила Люда. Что зять сразу начал осуществлять. – Пап, табуретку убери, я снизу поснимаю… Придётся подсветку включить… Мамочка, сикель свой дрочи…! – дочь и сама полезла рукой к преддверию моей вагины, потрогала губки. – Смазку собрала, потом на мониторе посмотришь!

— Люся, доченька, иди уже к папочке! – прямо заныл Стёпка, находящийся практически у ног Люды. – Помоги папочке своему не умереть от разрыва мудей!

— Сейчас, пап, ещё пять сек с боку сниму… — согласилась моя дочь разрядить отцову «мину» — Ещё с этого ракурса! – Люда залезла на тахту, пристроила камеру таким образом, чтобы были видны мои спина и попка, и Коля. – Всё, папуль, на поставь камеру на стол и иди ко мне.

Эта хулиганка, легла головой ко мне – ногами к стене. Я поняла, что она хочет моих поцелуев. Стёпа встал меж её ног, приподнял её поясницу, создав мостик. Я не видела, как он вошёл в неё, но по тому как задвигалось тело дочери, поняла – отец наконец-то получает желаемое. Как и я.

— Ну, как, мамочка? Приятно? – спросила меня Люда. Тела наши, толкаемые мужчинами не позволяли нам целоваться.

— Прелестно, я тебе доложу! Попробуй…

— Не хочу, ма…! Разве что потом, как-нибудь… на юбилей какой-нибудь… Пап, я так устала стоять, давай рачком! – предложила дочь отцу. Развернувшись спиной кверху, сильно выгнула поясницу. Стёпка поставил свои ноги по её бокам, практически у талии, изогнулся в пояснице, сильно согнул конец. Людочка издала протяжный стон, улыбнулась мне. – Ты так стояла, когда-нибудь?

— А то! – поддержала я разговор. – В ваши годы мы с ним такое вытворяли… разве что на люстре не трахались. Но хватит болтать! Я, между прочим, трахаюсь, если ты не заметила!

— А я люблю потрепаться, когда сношаюсь. Ладно, наслаждайся, любимая!

Я опять сконцентрировала внимание на фрикциях, продолжила третировать клитор. Потом полезла пальцами во влагалище, придавила ими снующий член…

***

Николай.

Мы посмотрели отснятый материал, одобрили абсолютно все действия оператора. Люся поведала, когда начала возбуждаться – после того, как полежала на полу ловя ракурс на наши с мамулей гениталии. Принимая пищу, она рассказала о наших тренировках для съёмок фильма.

— Назовём его «Развратная семейка». – предложил тесть.

— «Очень развратная семейка»! – поправила мамочка. – Стёп, ты мне рассказывал о своём первом коитусе. Расскажи и детям!

— Я был молод…. Нет, не так, Коль. Уже в десятом классе это было. Кто-то из ровесников хвастался своей победой на этом фронте. Некоторые парочки влюблённых одноклассников отделялись от простых озабоченных, не выдавали произошло ли меж ними что-либо подобное. Я попытался завести роман с одной, но далее поцелуев допущен не был. Сестра Настя посоветовала обратить внимание на женщин более старших, чем школьные мокрощелки…

— Может она имела ввиду себя? – перебила отца Люся.

— Не поинтересовался…! Да, надо было, но не додумался. К тому же давно засматривался на физичку нашу, о которой мечтал не только я. Подошёл к ней и объяснил, что выбрал специальность механика и опасаюсь провала на вступительных экзаменах. Слегка опешил, когда она предложила заниматься у неё на квартире, хотя задумал пригласить её к себе домой. Знал о её дочери, понимал, что она будет препятствием…. Она ребёнок в то время была, Люсь! Какой нафиг секс с восьмилеткой…? Извиняю. Первые дни Мария Ильинична приглядывалась ко мне…. Ну, естественно, Люсь. В квартире своей ходила в домашней одежде и даже с бельём под халатом. Подловила меня, задав решить трудное уравнение. Я решил быстро. Она задала ещё труднее. На следующем занятии вижу, что сиськи свободно колышутся под халатом, садится не рядом со мной, а перед моим взором. Чую от неё манящий аромат, вижу хитринку в глазах. В тетрадь уже не смотрю, на вырез в халате уставился. Мария положила руки на стол, на них свои груди. «Ну всё, — думаю, — сейчас произнесёт: «Я считаю, что ты способен рассчитать объём тех прелестей, на которые сейчас уставился!» Нет, она поступила по классической схеме – позвала на кухню попробовать какой компот сварила. Подавая мне бокал, типа случайно опрокинула всё его содержимое на мои штаны. Сухофрукты кучей лежали прям на том месте, где едва, после наслаждения ложбиной меж грудей, успокоился член….

— Не горячий? – спросила Люся.

— Компот! – уточнила Тоня.

— Не перебивайте! – предупредил я. – Вот если бы варево было горячим, то возможно, кого-то здесь не было! В общем она кинулась собирать суКафруХты с восстающего чуда. Она подбирала вишенки-смородинки-яблочки своими пальчиками, позволив мне любоваться, как покачиваются сиськи в разрезе халата. С такого ракурса мне был виден живот, верх трусов и даже та плотность меж ляжками, куда я так мечтал протиснуть руку. «Это надо застирать! Снимай! – сказала училка. Я натурально тупил, сидел, пялился на то, что в процессе активных действий, каким-то чудом расстегнулись полы халата. Лишь потом понял – пуговицы на самом деле скрывали кнопки. – Хорошо, если ты такой стеснительный, то зайди в ванную, там сними штаны, накинь на себя мой банный халат». Там я наконец привёл мысли порядок, одобрил изобретательность училки, так легко раздевшей меня до трусов. «А чего, — думаю, — теряться? Сниму и их за одно! Они тоже мокрые! Не идти же мне домой в мокрых трусах!» Снял и рубаху с майкой, спрятал хозяйство под женский халат, завязал его на пояс…. Ха-ха-ха! Не член на узел!

Халат! Она быстро сполоснула всё, повесила на радиатор отопления. Когда повернулась ко мне лицом, я увидел, что лоб и чёлка её мокрые, халат застёгнут всего на одну кнопку, что сразу под грудями. Ещё больше я охерел, когда увидел, чёрный треугольник, который обычно изображают художники. Я сидел на диване, сжав обе руки меж своих ног. Меня не хило потрясывало. «А ты, я вижу, уже мужчина. – приближаясь ко мне произнесла Мария. – Почти мужчина. – уточнила она и объяснила: — Более опытный не зажимал бы свое естество руками, наоборот показал бы своё отношение к виду полуголой дамы». Она уже стояла в полушаге от меня, от неё исходили умопомрачающие ароматы и жар. Я распустил завязку пояса, распахнул полы халата. Затем мысленно произнёс: «Что посмеешь — то и пожмешь!», девиз пацанов нашего двора. Взялся обеими ладонями за дыни…

— Видимо поэтому тебе часто снятся дамы, с грудями-дынями! – перебила Тоня.

— Возможно! Я наминал их как тесто, гладил по соскам, щипал их. Халат тем временем совсем съехал с её плеч. Но она не торопила, ждала, когда я наслажусь замесом теста. Как только я опустил руки на её станок, она поместила свои ноги по бокам от меня, и ввела то, что хотела. Благо, что среди нас был скорострел, кончающий от одного вида голой женщины…. Да, Коль, натурально. Он сам страдал от этого, говорил, что впервые кончил от вида, торчащих из-под ткани сосков. Парни поопытней советовали перед походом на еблю, подрочить хорошенько. В общем, Машенька покрыла мой хер собой, посидела на нём, давая мне ощутить параметры её вагины. Я лез целоваться, но она неохотно отвечала на них. Как потом мне сказала – она стесняется любовных лобзаний. Эти действия у неё ассоциируются с настоящей любовью, меж мужчиной и женщиной. Ну, это потом, месяца так через два после нашей половой жизни. А в тот раз наскакавшись на моём штоке, повела меня в спальную. Вот так произошёл мой первый половой акт!

— Рисковая бабёнка училка твоя, бать! – сказал зять.

— Катерина, её дочь, на этой неделе приходила ко мне. Сказала, что не я один был у Машеньки. Но она думала, что мама действительно помогала ученикам. Не знаю, были ли у неё до меня… да и о последующих я бы не узнал, не сообщи Катя о них мне…. Она приходила трахнуть меня в отместку за измену своего Олега с твоей мамой, Люсь. Я отбился, доня! Обещал же тебе, не размахивать саблей где и перед кем попало.

— Вообще-то сюжетец отличный. – начала Люся говорить: — Всё в тот же фильм вставить. Опять роль преподавательницы играть маме Наташе, а учеником тебя, Котенька. Естественно нужен будет грим, чтобы её лицо отличалось от персонажа «Тиран семейства».

— Честно признаться, уже к апрелю месяцу сношений с Марией, мне хотелось новизны. В фантазии я вплёл Катю…. Уже повзрослевшую девушку Катю… Будто она всё время прячется в шкафу и наблюдает за нами. Будто мать обучает её и в конце концов выводит обнажённую дочь на сцену.

— Её роль буду играть я! – твёрдо сказала дочь моя.

— Может вообще без всех этих сценок? – тихо спросила Тоня. Объяснила: — Хронометраж будет длинный, это будет как сериал. К тому же ты не малолетка, играть…

— Ты, что?! Конечно мы не будем так… УЕСТЕСТВЛЯТЬ сюжет. В основной теме мы с Котей будем играть подростков… пятнадцати, тире, шестнадцати лет… Для эстетичности, нужно бы ещё акт дефлорации показать…. С кровавыми… с сильно кровавыми кадрами. Чтобы даже по ногам бежало!

Без видео с порносайта, конечно не обойтись…. Пап, ну где мы целку найдём, да ещё совершеннолетнюю? Возьмём ролик с «Дефлорейшн ком», вплетём в фильм.

— Может тебе восстановить целку? – предложил зять.

— Через полмесяца я буду беременна. Это раз! Потом ждать родов, восстановления тела. Вряд ли в два года уложится всё. Это второе.

— Допустим у меня есть, так называемая, Лолита! – томно взглянув на каждого из нас сказала Тоня. – Дочка моей подружки, что подарила мне дачу. Она и обе её дочери на следующей неделе приезжают… для определённой цели.

— На что не пойдёшь ради искусства, да доченька наша? – спросил я, представляя, как или я (что лучше) или Коля распечатает немецкий бутон.

— А она точно целка? – спросил зять.

— Обе целки. Старшей девятнадцать. Сколько лет младшей не знаю… может годом…, а может пятью годами позже родилась… – Тоня заговорщицки шептала.

— Ну младшую мы не станем развращать! – сказал я. – А когда ты с ней разговаривала? Почему не сказала?

— Вчера по скайпу поговорили… Я ведь давно с ней общаюсь. Когда Коля и Люся поженились, рассказала. В общем такая ситуация…. Коля, нужна будет твоя помощь!

***

Людмила.

Едва мамочка сказала о младшей дочери подружки, я почувствовала некое возбуждение. В моём воображении промелькнули лица девушек-подростков. Их прекрасные и наивные глазки; округлости коленок; плеч; пухлые, не целованные губы. Я поняла, что рисую свой собственный портрет тех лет, когда стала девушкой. Может быть Лизка Векшина так же возбуждалась, извращая меня. Нет, я конечно не стану показывать свой ПА с Котей, да и вообще ничего такого не будет, просто разузнаю, что у них там, в Германии, молодёжь говорит о сексе. Каков возраст согласия. Потрещим с ней о мальчиках-девочках. Но как только мама обратилась к Коте за какой-то помощью, я навострила ушки.

— С полгода назад я поинтересовалась у Инги, есть ли у них клубы для свингеров. Она похихикала и поведала, что с мужем не ходила, а вот с любовником была не один раз. Всякий раз она меня допытывала, приняла ли я участие в свингерстве. На той неделе я порадовала её известием о нашем с вами баловстве. На следующий день она опять звонит, объявляет следующее. Старшая дочь Инги инвалид. У неё детский церебральный паралич. Вне дома передвигается на коляске. В последние годы ей снится сон, что она беременна от Коли…. Она в тот раз слушала и видела фотографии с вашего бракосочетания. Сейчас заладила: «Хочу зачать от вашего любимого зятя!»

— ЧТО?! – спросила я. – Зачать?

— Извини, Люд. Я посчитала твою фразу, цитирую: «Где мы целку найдём, да ещё совершеннолетнюю!» за согласие допустить половой контакт Коли с девственницей? Я разве не так поняла? – спросила Тоня.

— Вот ты, мамочка, сообразительная. Я даже не заметил этой её фразы. Так, что Люсь?

— А, по-моему, неплохая расплата за участие в нашем проекте! – сказал папа. Я же ничего не могла сказать.

Надела трусы, сарафан, сообщила:

— Я пройдусь, подумаю. Коленька, я одна должна…

Вот я тупая коза! За несколько дней сама стала блядью, супругу разрешила трахать наших матерей. Лесбиянкой стала, о молоденькой сучке размечталась. И вот на тебе – мой, бля, муж должен трахнуть абсолютно незнакомую мне девственницу! И я при этом буду снимать акт дефлорации! И ещё улыбаться им! Колька, зараза, сразу забыл о верности, поддержал маму с папой! Это уже, блядь, край! Давайте, сучки, подходите, мой супруг отъебёт вас всех! Верно ведь? Ох, ёб, меня! Я даже подумываю о ебле в сраку! Ещё пара встреч и лягу под незнакомого ёбаря? Что делать?

***

Антонина.

Я глянула на сгорбленную спину дочери и поняла – что-то ей не понравилось. Пока нашла своё бельё, пока надевала его и платье, Люда уже вышла с участка.

— Я к ней! – сообщила мужикам.

Люда шагала в сторону города – уже взошла на мосток, перекинутый над основным водопроводом. Я не побежала, просто делала более длинные шаги.

— Ты сарафан изнанкой вверх надела! – сообщила ей за пару шагов.

— Ма, я должна подумать.

— Но сарафан то наружу выверни! Не то побьют…

— Что прямо здесь? – спросила дочь. После моего кивка и напоминания, что мы нудисты, скрестила руки на подоле, подняла их над головой. Получилось всего за пару движений: вверх — оголилась; развернула платье передом и сразу опустила вниз.

— Жаль, однако! – произнесла я. Ответила, чему сожалею: — Что никто не видел, какая ты ловкая. Я так не смогу…, наверное.

— Не прикидывайся, мамочка! Ты не менее шустрая. – я почувствовала некоторый гнев в интонации её голоса. Спросила почему она такая злюка. – Совратила меня с моим мужем! Двух недель не прошло, а у тебя планы вышли за рубеж страны! Готова развращать моего Коленьку немецкими целочками…

— Ба-а-а! – хлопнула я себя по лбу ладонью. — Ай-яяй! Какая я бесстыжая… гадина. Тебя…, семилетнюю девочку, развратила. Научила тебя мастурбировать! Подложила свою крошечку под парней уродливых и противных! Надела целой писечкой на отцов член…! Нет, ты слушай! – заткнула мама мне рот громким возгласом. – Чего ты психуешь, спрашивается? Ну не по нраву тебе наши игры, скажи нам! Но не истери тут! Забирай мужа, закройтесь дома, да трахайтесь лишь по четвергам…

— Почему по четвергам?

— А я разве знаю тебя, свою дочь? У тебя же взбрыки происходят не пойми от чего. То сидела там, веселилась. Поддерживала наши идеи. А потом… херакс! Сдрыснула ни с того, ни с сего! Почему держишь в себе изводящие тебя мысли? Почему там, среди своих любимых, ты не сказала… абсолютно ничего?!

— Не хотела омрачать ваше настроение. Вышла успокоиться, разобраться в своих мыслях. Меня очень пугает слово: «Измена». Даже всё, что ассоциируется с ним.

— Я не психиатр, но вижу, что очень кособокая твоя философия! Сама с отцом переспала….

— Я с Котей договорилась… — перебила меня дочь.

— Но ассоциация? Ты ведь понимаешь, что вы оба друг другу изменили?! Ладно с этим! Почему в прошлое воскресение легла не с супругом, а с отцом?

— Я — блядь! И это меня тоже пугает!

— Ты молодая, любящая секс женщина! Лизка, вот кто блядь! Я тоже блядь! Но не ты! Если сравнивать тебя… даже со мной, ты – Мать Тереза! И вообще, знаешь, женщина должна быть немного шлюхой! Я так считаю! Для супруга в первую очередь! Ведь от нашего поведения в постели зависит мужское здоровье. Наш папа тебе в пример!

— Вот я ебанатка! Испортила вам настроение!

— Все мы не адекватные люди. Я в твои годы такая же была…. Может поэтому небо уберегло других моих детей от меня. И очень сожалею, что тебе пришлось общаться со мной, психичкой!

— Ты – психичка? Вот уж враки! Те пару раз, когда отшлёпала меня за проказы, называются любовью!

— Не пару! Много раз получала…. Даже незаслуженно! В общем… Людочка, прости меня за все мои ошибки.

— И ты мамуль, извини, если когда-то; где-то обидела тебя… и твоего мужа. Всё! Я буду работать над собой! Мне надо укрепить свою психику, чтобы моё чадо росло весёлым и здоровым.