шлюхи Екатеринбурга

Золотой каблучок

– Оксана Алексеевна, а может… Это самое… Ну типа… Как-то договоримся? Ну… Насчёт зачёта?

– Макаренко, ты чем меня слушал? Я же объявила всей вашей группе: пересдача – через неделю.

– Ну, Окса…

– Ты не расслышал, что я сказала?

– Давайте я вам коробку конфет принесу!

– Да хоть ящик!

– А бутылочку шампанского?

– Хоть бочечку!

– Артёмовского, коллекционного!

– Да хоть «Кристалла»! Я вашим шампанским скоро ноги мыть буду! Придумай что-нибудь пооригинальнее!

– Например? Ну хоть намекните, что именно!

– Например, докажи, что разбираешься хотя бы в самых элементарных вещах. Расскажи мне связно и чётко, чем резистор отличается от транзистора, а транзистор от конденсатора. Включи хоть раз на полную мощность все микросхемы в своей буйной нестриженной головушке!

– Оксана Алексеевна…

– Что «Оксана Алексеевна»?

– Вы такая красивая…

– А это здесь при чём?

– Ин… Интелигантная!..

– Какая-какая?

– И… А… Ну, короче, классная!..

– Алёша, уйди с моих глаз по-хорошему! Иначе красивая, интеллигентная и элегантная сейчас озвереет! Через неделю приходи!

– Ну…

– Я что сказала?! Хватит со мной торговаться! Свободен!

Лёшка тяжело вздохнул, угрюмо повесил нос и побрёл вниз по лестнице. На секунду-другую остановился, угрюмо посмотрел исподлобья вслед уходившей преподавательнице и ругнулся шёпотом. Знал наперёд, что зачёт он всё равно не сдаст ни через неделю, ни через месяц, ни через год – при одной мысли обо всех этих грёбаных резисторах-транзисторах-микросхемах голова шла кругом! И что ему делать теперь?! Чувствовал бессилие перед этой хрупкой на вид красоткой и не знал, чем её… Припугнуть? Соблазнить? Убедить? Ну вот, даже слова подходящего не смог найти!

Да какого-растакого он теряется в её присутствии?! Кто она вообще, эта небольшая тридцатилетняя бабёнка? С какого перепугу перед ней так млеют все пацаны с его курса?! И не только они. И преподы, и мастера шавками лебезят перед этой… И директор – тоже!

Почему? Потому что она – единственная женщина среди здешнего преподавательского состава? Потому что умеет больше других? Возможно. В применении к ней слово «мастер» – это не должность, а заслуженный комплимент. Любой телек, приёмник, магнитофон или комп она разберёт и соберёт с завязанными глазами. А может, у неё есть какие-то крутые связи? Или… Чёрт её знает! Надо бы пацанов расспросить поподробнее! Вдруг им известно про эту фифу чуть побольше, чем ему!..

А может, и не стоит расспрашивать? Может, он и сам в силах справиться с этой лишь на первый взгляд трудной задачей? Перед Лёшкиными глазами неотступно маячила озлобленная физиономия отца, а в ушах гремел его сердитый хриплый бас: «Вылетишь из колледжа – вылетишь и из дому! До каких пор мне возиться с тобой, балбесом?! Или ты собрался до седых волос на моём горбу кататься?! Ну так я тебя разочарую: бестолковый сынок-дармоед мне и на хрен не нужен! Тебе уже восемнадцать! Сам решай свои проблемы и сам отвечай за все провалы! Я всё сказал!»

Попробуй-ка с ним поспорь – и вправду за порог выкинет! Значит… Значит надо действовать самостоятельно! И немедленно!..

Оксана Алексеевна между тем и думать забыла о непутёвом «студенте». Равнодушно цокая золотистыми каблучками, прошла по коридорам второго этажа и не без удовлетворения оглядела результат своей работы – украшенный к предстоящему празднику широкий холл. Вот и конец первой четверти! И они с коллегами отметят его, как всегда, широко и весело – с весёлым застольем, конкурсами, занимательными рассказами из многолетнего опыта!

А затем наступят долгожданные, хоть и короткие осенние каникулы. Небольшая передышка после двух месяцев упорной работы…

Медленно шла по знакомым коридорам и улыбалась – то радостно, то грустно. Сколько воспоминаний навевали на неё эти стены – ещё с тех времён, когда она здесь училась! Когда парни-сокурсники толпами ухлёстывали за ней – единственной девушкой во всей «бурсе»! Как они стелились тогда перед «королевой техникума»! Как сыпали к её ногам неуклюжие комплименты, как старательно пытались изображать из себя галантных кавалеров! И как она внезапно запала на одного из них – почему-то глубоко равнодушного ко всем её прелестям, хмурого, молчаливого и при этом чертовски симпатичного! Но не сложилось! И не сложилось как раз по её вине!..

Смахнула с глаз внезапно побежавшие слёзы и крепко сжала губы, опасаясь разрыдаться вовсю. Свернула в полутёмный боковой «закоулок» – к своему кабинету. По-хозяйски звякнула ключами, собираясь отпереть дверь… Как вдруг кто-то резко и крепко обхватил её сзади за плечи и, обдав нестерпимым запахом хмеля, зашипел в ухо голосом Лёшки Макаренко:

– Слышь ты, овца комолая! Я из-за тебя, падло, отсюда не вылечу и в армию не пойду! Не поставишь зачёт прям щас – трахну! По самые гланды засажу! Вкурила, тварь?!

Оксана Алексеевна – чисто инстинктивно – резко подогнула ногу и двинула напавшего острым каблуком под колено. Быстро вырвалась из его объятий, крутнулась на месте и нанесла ему новый удар – в пах, – заставив рухнуть на пол. Одной ногой наступила на кисть, крепко и больно прижав её к полу. А вторую занесла над перекосившимся от страха лицом горе-насильника, нацелившись золотистой шпилькой прямо в его широко вытаращенный глаз, растёкшийся слезами.

(Продолжение следует)