шлюхи Екатеринбурга

Визит в гости

Виляла машиной между лужами. Называется европейский город, а дороги ничем не лучше, чем в селе у бабушки. Пришлось везти родителей на день рождения к их друзьям. Малой я часто ходила с ними на подобные мероприятия, но в свои двадцать сидеть с ними мне никак не хотелось.

— Илона, — отец схватился за ручку на двери. – Осторожнее, ты так всю машину испачкаешь, грязь замерзнет, как её отмыть?

— Не знаю, — пожала плечами. – Как здесь проехать? – кивнула на дорогу, сердито надула накрашенные яркой помадой губки и сдвинула брови. – Я б лучше дома посидела, чего мне там делать?

— Ладно, — согласился отец. – Правее, правее здесь бери, — он наклонил голову к стеклу во двери и старался увидеть, как прошло колесо. – Хоть покушаешь, нас с мамой отвезешь, — заметила в зеркало, как она кивнула. – Чего тебе дома скучать одной. Ты всех наших друзей знаешь.

Только вздохнула, совсем я б не скучала. Планировала позвать Светку и приятно провести время с ней, дрожь прокатилось телом, ничуть бы не грустили, а сладостно наслаждались нашими телами. Ямы на дороге не давали увлечься сексуальной фантазией. Активно крутила рулем, на стекло падал толи мелкий снег, толи дождик. Щетки периодически совершали свои движение, нарисованный природой рисунок исчезал, сбегали ручейки воды. Зря одела сапоги с каблуком, пришлось пожертвовать практичностью ради эффектного вида. Хорошо, что здесь не далеко. Зима совсем не радовала, вдоль заборов лежали почерневшие кучи снега. Всё небо затянули темно-серые облака, северо-западный ветер качал голые ветки деревьев. Какое-то настроение совсем не праздничное.

По дороге шел мужчина во всем темном, взглянул на машину. Прижался практически к забору, недовольно смотрел на меня. Я его понимаю, но такой взгляд. Где-то в глубине подсознания захотелось нажать на педаль газа, но постаралась осторожно миновать лужу. Машина покачивалась на буграх. Когда, у нас дороги в порядок приведут? Хорошо, что у нас квартира в центре города и такая проблема беспокоит гораздо меньше. Взглянула по сторонам, видела знакомый двухэтажный дом. Старалась вспомнить, когда здесь была последний раз. Еще школьницей, приходили как-то летом, кушали мороженное на улице. Богдан так заглядывался на мою грудь в обтягивающей белой маечке. Старалась прикинуть сколько ему сейчас лет, он точно на несколько лет младше меня.

— Остановись, я сейчас ворота открою. Заедешь во двор, мало какие кадры здесь ездят. Ещё кто зацепит, — отец потянул ручку и вышел из маши. – Подарок хоть не забыла?

— Нет, ты что, — мама вытащила из кармана куртки подарочный конверт с деньгами.

Прохладный воздух быстро заполнил салон, ветер слегка раздувал мои накрученные темные волосы. Дверь хлопнула, всё моментально стихло. Отец смерил машину, недовольно покрутил головой. Хотелось хихикнуть, но постаралась сдержать себя. Хорошо, что вообще здесь не застряла. Отец скрылся за забором. Мотор тихо работал, выключила щётки, на стекле появлялись хаотичные водяные точки, создавали какие-то абстрактные узоры, на капоте собрались большие капли, пятна грязи, скорчила какую-то гримасу. Сейчас еще придётся мыть машину, не хотелось мочить руки в холодной воде еще в такую ветряную погоду. Постукивала накрашенными ноготками по рулю.

Мужчина, которого я недавно миновала, догнал нас, прошел мимо, так и старался заглянуть через призмы капель на стекле в салон. Встретилась с ним взглядом, парень улыбнулся, сразу мне он показался старше, а так ему не больше 25, милые черты лица, серые глаза, красные от холодного ветра щеки. Он оценивающе смотрел на меня, перевела взгляд на приборы, разглядывала цифры спидометра. Не хотелось сейчас возбуждаться и думать о разных пошлостях. Ворота скрипнули, отец распахнул их и махнул мне рукой. Мама наклонилась и разглядывала себя в зеркале заднего вида. Включила передачу, машина плавно двинулась с места. Выкрутила руль и завернула во двор. Проехала чуть дальше и остановилась у машины одних общих друзей.

— Илона, ты только веди себя хорошо, общайся, а не сядешь, сложишь руки и скучаешь, — давала мне наставления мама. – Мы долго не будем.

— Ага, — кивнула и скривилась, заглушила мотор и отстегнула ремень. – Постараюсь. Я ж вам говорила, что не хочу ехать, — старалась показать тоном своего голоса недовольство.

— Отцу хочется спокойно посидеть с друзьями, зачем платить за такси, мы б пешком пошли, но видишь, какая погода, — она кивнула в сторону.

— Вы чего застряли? – отец открыл заднюю дверь и сердито смотрел на нас.

— Не сердись идём, — мама взяла его руку и грациозно вышла из машины.

Глубоко вздохнула, открыла дверь и вышла из авто. Потянула вниз синее платье, ветер раздувал волосы. В городе среди домов он практически не чувствовался. Придерживала рукой кудряшки, каблуки постукивали по брусчатке, отец что-то шептал маме. Она сунула ему конверт с деньгами. Дом друзей родителей особенно ничем не выделялся, два этажа, красные кирпичные стены, темно-коричневая крыша. Поднялись на крыльцо, ветер так и рвался поднять платье, слегка вздрогнула. Хорошо, что не нужно никуда идти, а то точно замерзла б. Голубая куртка почти не грела, потянула её под шею. Отец открыл металлическую дверь.

— Есть кто дома? Гостей принимаете? – крикнул он и заглядывал внутрь.

Из комнаты сразу вышел виновник торжества. Один из близких друзей отца, они часто вместе рыбалят. Они сразу крепко пожали руки. Отец начал традиционную поздравительную речь, слушала его и разглядывала интерьер комнаты. Шпаклеванные персиковые стены, шкаф для одежды, на потолке сделали разные фигуры, они словно какие-то ступеньки тянулись к лестнице, темный ламинат на полу. Хозяин слушал и довольно улыбался. Он среднего роста, полноватый, почти полностью лысый, только местами выступали редкие седые волосы. На нем светлая рубашка в полоску и черные штаны. По ходу он несколько раз благодарил моего отца. Мама подошла к нему формально поцеловала в щеку, отошла в сторонку и снимала свою черную куртку.

— Поздравляю с днём рождения, крепкого здоровья, долгих лет жизни, хорошей и высокооплачиваемой работы, — коротко поздравила его я, наклонилась и так же формально коснулась щеки, на ней остался небольшой след от помады, ощутила резкий запах его одеколона.

— Спасибо Илона! – он довольно улыбался и оценивающе разглядывав меня. – Ох, как ты выросла. Еще не так давно бегала здесь маленькая, а теперь настоящей красоткой стала, — поглядывал на меня со сторон, показалось, что он сейчас точно потискает мой зад. – Раздевайся проходи в комнату, — указал на открытую дверь. – Ты на каком курсе?

— На третьем, — потянула замок на куртке и также улыбалась ему на автомате.

— Глаз от тебя не отвести. Тебе в модели б пойти.

Хихикнула, повесила куртку на крючок, у зеркала поправила волосы. Стройная, симпатичная, среднего роста, синее платье с длинным рукавом и декольте красиво подчеркивала мою грудь второго размера. Нагнулась и возилась с сапогами.

— Ненужно ей в модели, пусть лучше учится, хорошие бухгалтеры и финансисты сейчас всем нужны, — произнесла моя мама и вошла в комнату, оттуда носились голоса других гостей.

— Тебе видней, — он как-то странно взглянул на меня. – Хотя, говорят, что там хорошо платят и мир можно посмотреть.

— Ой, — мама скривилась. – Насмотрится еще, у неё всё впереди.

Они прошли в комнату, еще раз осмотрела себя в зеркале, поправила платье. Вошла в комнату, гости сидели и болтали. Поздоровалась с ними, прошла и села в большое кресло у окна. От накрытого стола вкусно пахло, рот сразу заполнился слюной. Несколько раз сглотнула. Здесь ничего не изменилось, только шторы и обои другие, та же стенка, диван и кресла, телевизор у окна. Смотрела на него как своеобразное зеркало и наблюдала за гостями. Собралась старая компания, которая знакома много лет, живо и свободно обсуждала разные злободневные темы. Слушала их разговоры, хотя поскорее мне хотелось домой, оказаться в своей комнате. Я вчера позвала Светку, а всё сорвалось. Глубоко вздохнула, скорчила какую-о гримасу.

Сейчас мы голыми могли б ласкаться в душе, а может, в моей кроватке. Нежно и страстно целовались б, показалось, что ощутила прикосновение нежных губ подружки. Ощутила, как моя дырочка увлажнилась. В неё могли бы проникать пальчики, она б массировала стеночки влагалища, моё дыхание слегка участилось. Я б тискала её грудь и сосочки, а может, мы легли в 69. Могла бы трахать и лизать её сладенькую дырочку, или играться с попой. Могли б взять какой-то флакон. Мелкая дрожь пронеслась телом, на щеках выступил румянец. Видела всех в черном экране телевизора, хорошо, что они не могут читать мои развратны и похотливые мысли. Ощутила, как набухли мои сосочки, закинула ногу на ногу, потянула и придерживала платье. Градус моего разврата только нарастал, а если б поставила Светку раком, могла бы одновременно трахать предметами две её дырочки, а затем поменялись бы с ней местами. Ощущала удары своего сердца. Очень хотелось запустить свои шаловливые пальчики себе под платье и поиграть с истекающей соками киской.

— Илона, — дернулась от неожиданности и повернула голову. – Иди за стол, — позвал меня именинник. – Еще не все прошли, но больше ждать не будем.

Нехотя поднялась с кресла, ступала по ковру, наблюдала как рассаживаются гости. Встретилась взглядом с дядей Лёней, он точно хотел, чтоб я села рядом с ним, но его жена не отходила от него. Он беседовал с моим отцом. Дрожь пронеслась по телу, знала б она что мы вытворяли. Нервно сглотнула и потирала руки. Сейчас бы с ним уединится, приходилось сдерживать свои эмоции, стало жарко, казалось, что раскраснелась еще больше. Ему в районе 45, стройный, почти седые волосы, вытянутое лицо, симпатичный. Клетчатая серая жилетка обтягивала его тело, выделялся небольшой животик, светло-синяя рубашка, черные штаны. Волна возбуждения прокатилась телом.

— Илона, садись сюда, — хозяин дома потянул стул. – Здесь тебе удобнее будет чем на диване.

— Спасибо, — шагнула к нему и села на стул.

— Не стесняйся, бери кушай, что нравится. Давай тебе рыбки печенной положу. Сам поймал, — он указал пальцем, ощутила себя снова маленькой девочкой, улыбнулась, меня точно так же обхаживали и десять лет назад. – Знаешь, как она клевала. Думал сорвется.

— Спасибо, не нужно. Я сама всё возьму, — подняла глаза и смотрела на мужчину. – Не беспокойтесь так.

— Хорошо, — он закивал головой. – Ты ж уже выросла, тебе вина или…

— Мне ж родителей везти, — прикрыла рукой стакан.

— Ох, да, — он шлепнул себя по щеке. – Ладно, кушай.

Именинник взял бутылку и принялся разливать гостям водку, а его жена вино. Старалась незаметно посмотреть на дядю Лёню, хорошо, что он не рядом. Подозревала, что он будет здесь. Кинула себе ложку салата, положила несколько кусочков колбасы и сыра. Взглянула на часы на стене, прошло только 20 минут, как мы приехали. Сегодня суббота, явно они не разойдутся раньше двенадцати. Налила себе в стакан минералки. Вспомнилось, как маленькой бегала с компотом или соком и рвалась со всеми чокаться, мама ругала меня, губы растянулись в улыбке. Поднялся один мужчина и начал поздравительную речь. Все переключились на него, я старалась незаметно поглядывать на друга отца. На посидевшие виски, черные брови, красивый нос. Интересно, он рассказывал кому-то о нашем сексе. Дрожь пронеслась по телу, старалась контролировать свои эмоции.

По комнате разносился звон стекла, я ни с кем не чокалась, поднесла стакан к губам и сделала несколько глотков, гости с аппетитом накинулись на еду. Вяло жевала сама, почему-то вспоминались страстные сцены нашего секса. Словила на себе взгляд мамы, принялась жевать, а то еще начнет приставать, что я голодная останусь и класть в тарелку разную еду. Хозяйка подносила новые блюда, на столе и так нету места. Помогала, как-то плотнее расставить тарелки, что походило на головоломку. Стол побольше точно не помешал.

Праздник шёл своим чередом, присутствующие произносили короткие поздравительные речи, выпивали и всё повторялось. Гости наелись и переключились на общение. Слушала их разговоры на разнообразной тематики, от политики и экономики до ремонта машин и каких-то их общих знакомых, от отношений до каких-то похождений. Просто скучала, покручивала кольца на пальцах.

— Илона, если хочешь можешь пойти к Богдану, — предложила мне хозяйка дома. – Он у себя в комнате, его от компьютера не оторвать. Поболтай с ним, у вас же разница в возрасте не большая.

— Хорошо, — согласилась я и поднялась из-за стола, словила на себе взгляд дяди Лени и мамы.

Вышла в коридор, поднялась на второй этаж по деревянной лестнице, ноги легко скользили по гладкому полу. Вспомнилось, когда мы собирались малыми любили бегать и скользить по полу словно, по льду. Широко улыбнулась, как мы с этой лестницы вниз не свалились. Разглядывала пейзажи на стенках, гости громко смеялись, проходило мимо коричневых дверей со стеклянными вставками с небольшими листочками, коснулась ноготком, провела по вытесненному контуру. Гости снова смеялись, сама чуть не хихикнула с ними за компанию. Остановилась у нужной двери, прислушалась к звукам, слышала только, как клацает мышка. Тихо нажала на ручку, заглянула внутрь.

Парень сидел в углу за компьютером и играл в какую-то игру с монстрами. Вошла во внутрь, захотелось подкрасться к нему и напугать. Ехидная улыбка появилась на устах, ступила на синий ковер. За несколько лет здесь ничего не изменилось. Те же синие обои, кровать, с другой стороны, шкаф, полки с книгами. Тихо подкрадывалась к своей жертве. Парнишка и дальше увлеченно играл. Он худощавый, высокий, короткие темные волосы, вытянутое лицо, легкий юношеский пушок на щеках. На нем черный спортивные штаны и желтая футболка. Хорошо, что у них пол не скрипит, у бабушки никогда не получилось бы к нему подойти. Ощутила себя хищной кошкой на охоте, сдвинула брови, выставила руки. Еще шаг и я почти у жертвы, он и дальше увлеченно играл.

Вклеил мне раз жвачку в волосы, сколько я тогда плакала. Пришлось отрезать целую прядь волос. Он крутанулся, показалось, что сейчас заметит меня и мой план мелкой мести провалится. Еще шаг, жаль, что не взяла минералку, можно б брызнуть на него, а то доставалось от него на озере. Любил поливать девчонок из бутылок или водяного автомата, чуть не хихикнула, как вспомнила наши визги.

— Привет! Во, что играешь? – громко спросила Богдана и тыкнула ему пальцами в боки.

— Ай! – он подскочил, аж наушники свались с головы. – Ты что дура? Напугала, — он сердито смотрел на меня, нагнулся и поднял их, покручивал в руках. – Чего тебя сюда принесло?

Я звонко хихикала, хотелось его еще позлить, мой трюк удался. По нему видела, что он хотел меня ударить, но не решался, сердито сжал кулак. Дальше смеялась, ага пусть знает, как вредничать.

— Твоя мама меня к тебе отправила, — сквозь смех ответила ему. – Что за играя страшная такая? В танки не играешь?

— Не играю, — недовольно буркнул он, смерил меня взглядом, надел назад наушники. – Не мешай.

— Да кто тебе мешает, — скривилась и хихикала, поправила волосы. – Мама твоя сказала, чтоб ты меня развлекал, чтоб я не скучала со взрослыми.

— Наябедничаешь? – снова оценивающе посмотрел на меня.

— Сдался ты мне, — махнула рукой и чуть не показала ему языка.

Он скривился, отвернулся от меня и принялся дальше играть. Наклонилась, мои волосы коснулись его. Наблюдала, на экране, как одно чудовище пыталось убить ему подобное. Скорчила гримасу, танки более понятное, почесала голову. Богдан кинул на меня недовольный взгляд, но ничего не сказал.

— Здесь нужно всех убивать? – поинтересовалась у него уперлась рукой в кресло.

— Не только, еще много всего. Ты всё равно не понимаешь, — пытался отшить он меня. – Долго тебе объяснять, ты всё равно в такое играть не будешь.

— А, если буду? – хихикнула и поднялась, хотя знала, что в такое страшилище я точно играть не собираюсь. – В танки пробовала, мне парень давал несколько раз поиграть.

— Правда? – он снова смерил меня взглядом, но теперь по-другому. – У тебя получилось?

— Ага, — закивала, накручивала на палец прядь волос. – Здесь не поймешь у тебя, кто кого и за что убивает.

— Здесь сложнее и интереснее, World of warcraft – совсем другое, — он успокоился и быстро клацал мышкой. – Я уже несколько лет играю, знаешь, как трудно все достичь без денег.

Хихикнула и закивала, Андрей, кажется, что-то тоже покупал для танков, а то не мог играть в турнире. Некуда им денег тратить. За окном спускались сумерки, капли дождя сыпали в стекло, слышала шум ветра, отошла от парня и подошла к окну. Видела ряды домом, которые тянулись до горизонта, окна светились разноцветными огоньками, глубоко вздохнула, потянула платье. Заметила отражение в стекле шкафчика, как он повернул голову и пялится на мою попу. Довольно улыбнулась, захотелось его подразнить, повиляла бёдрами, чуть склонилась, уперлась руками в подоконник. Богдан клацал мышкой, но смотрел на меня. Игриво подняла ножку, затем вторую, делала вид, что рассматриваю соседние дома.

Парень поправил штаны, ехидно улыбнулась, как его ещё подразнить. Клики становились всё реже, он разглядывал мои стройные ножки в черных колготках. Волна возбуждения пронеслась телом, дырочка слегка увлажнилась. Интересно, он решится подойти ко мне или дальше будет играть в свою страшную игру. Он наклонился и включил настольную лампу, картинка в отражении изменилась, вглядывалась в его лицо, точно сейчас представляет, как бы стащить с меня платье и колготки и трахнуть прямо здесь у окна. Большие капли летели с крыши, пробовала найти какую-то закономерность. Старалась успокоится, но в голову лезли разные пошлости.

— Илона, ты здесь? – в комнату заглянул дядя Лёня. – Пошли, — кивнул он и оценивающе смерил меня взглядом. – Есть одно строчное дело.

— Какое? – игриво улыбнулась и повернулась в его сторону, Богдан снова усердно воевал с очередным монстром.

— Пошли, сейчас всё узнаешь, — поманил он меня к себе, заметила блеск в его глазах.

Вздохнула и шагала в его сторону, друг отца шире приоткрыл дверь. Что он задумал? Неужели, он хочет трахнуть меня прямо здесь, дрожь пронеслась телом, а если нас увидят и услышат. Здесь же родители, все их друзья. Нервно сглотнула, неспеша шла к нему. Не знала, как себя вести, но невидимая рука страсти и разврата толкала меня к нему. Вышла в почти темный коридор, с первого этажа доносились разговоры и смех. Его крепкая, тёплая ладонь легла мне на попу.

— Дядь Лёнь, — толкнула его руку. – Ещё кто увидит, — старалась произнести не громко.

— Что ты со мной делаешь? – он схватил меня за запястье, приложил ладошку к своему паху. – Как увидел тебя сегодня все мысли только о тебе, — он вздохнул и пытался поглаживать себя моей рукой. – Ты сегодня такая красивая и возбуждающая.

— Дядь Лёнь, — дернула руку, но он не отпускал. – Не надо, — жар возбуждения волнами прокатился по телу. – Вдруг, нас увидят, — опустила глаза.

— Видел, как ты игриво стояла у окна, — он сглотнул, облизал губы, слова становились всё тише. – Захотелось пристроится к такой красотке.

Вся задрожала, мужчина ощутил и прижал меня к себе, глубоко дышали. Я знаю его сколько себя помню, часто игралась с ним маленькой, теперь у нас более взрослые и развратные игры. В низу слышались шаги, казалось, что сейчас кто-то поднимется и застукает нас в неоднозначной позе.

— Хочу тебя, — его тепле и влажные уста коснулись моего лба, рукой перебирал прядь моих волос. – Тебе очень идёт такая прическа, а недавно с косичками бегала здесь маленькая. Кричала на мальчиков, чтоб они тебя не трогали и била их по голове.

Тихо хихикнула, встретились с ним взглядом. Сердце забилось быстрее, он во всю тискал меня, понимала, что нужно вырваться и убежать, но спокойно позволяла ему лапать себя. Сквозь штаны водила по его эрегированному члену. Хотелось встать на коленки, освободить его бойца, погрузить в свой похотливый ротик. От таких развратных мыслей потекла еще сильнее.

— Пошли, — потянул он меня за руку, я не успевала за ним и ноги легко скользили по полу.

— Куда вы меня тащите? — старалась не упасть.

— Сейчас всё узнаешь, — он как всегда мило взглянул на меня и улыбнулся. – Сбежим от всех на часик или два.

— Куда? – удивленно смотрела на друга отца, подошли к лестнице, рукой придерживалась за поручень.

— Не упади, сейчас всё узнаешь, — он в очередной раз взглянул на меня, только вздохнул. – Одевайся сейчас и ключи от машины бери.

Просто кивнула, трахаться в машине мне особо не хотелось. Спустилась на первый этаж, гости разбились на мелкие группы и болтали. Мужчины играли в карты. Мама что-то рассказывала подружкам, заметила меня.

— Я Илону ненадолго украду, на работу срочно нужно, — врал всем дядя Лёня и водил рукой по ручке от двери. – Нужно документы подписать, машина раньше в рейс едет, а то обещают снегопады в Карпатах, еще застрянет на перевалах. Такси вызывать не хочется.

— Хорошо, — как-то без энтузиазма согласился отец, взглянул на меня. – Только осторожно за рулём. Лёнь, присмотришь за ней.

— Да какие проблемы, — спокойно ответил друг отца. – Не бойся, мы только туда и обратно. Одевайся, одевайся, — подогнал он меня. – Я сам бы сел, но выпил, — он как-то скривился. – Не скучайте здесь без нас.

Я возилась с сапогами, мужчина поглядывал на мои ножки. Казалось, что раскраснелась еще больше. Не хотелось ехать с ним на работу, но всё же лучше, чем в машине. Поднялась и потянулась к курточке, поправила волосы, кудряшки свалились на ткань. Дядя Лёня аж губы облизал, его эрекция хорошо просматривалась, особенно, когда он одевал ботинки. Стало жарко, решила не дожидаться его и вышла на улицу. В лицо ударил влажный и холодный зимний воздух, ветер раздувал волосы и придерживала их рукой.

— Ты уходишь? Так, рано? – спросил меня хозяин дома и выпустил облако табачного дыма. – Посиди еще, хочешь включи себе телевизор. Мультики посмотришь или фильм какой. Торт же еще не пробовала.

Хихикнула, мотнула головой. Мультики я и сейчас люблю, но тот возраст, когда была готова смотреть их сутками давно переросла. На сладкое особо никогда не бросалась.

— А, ты куда? – он ткнул окурок в пепельницу, стоящую на подоконнике. – Еще ж совсем рано? Только темнеть начало, а вы как маленькие по домам, — удивленно смотрел на нас.

— Мы на часик, мне на работу срочно нужно, машину отправить, — давал свои объяснения дядя Лёня. – Иди машину открывай, — сказа он мне и кивнул в сторону. – Я сейчас всё улажу, и мы быстро назад, как раз на второй заход успеем…

Я отошла и не слышала их слов, мужчины смеялись. Дрожь прошла телом, а если он сказал, что сейчас отвезёт и трахнет меня, покосилась в их сторону. Открыла дверь машины, разно форменные капельки воды красиво украсили крышу, мелкий снежок укрыл стекла. Села в салон, запустила двигатель, включила печку на максимум и подогрев. Потирала руки, из рта вылетали клубы пара. О, чём они так долго беседуют. Снег красиво таял, ощущала, как влажные трусики прижимались к промежности. Дрожь прошла телом, потянулась за ремнём.

— Едем, — скомандовал дядя Лёня и разместился на сиденье рядом со мной. – Выедешь сама или мне?

— Выеду, — улыбнулась ему и смерила его взглядом.

— Молодец, — его рука легла на колено и легко скользила по колготкам. – Сколько свою жену учил водить, права ей купил, а она может ехать только прямо и вперёд, — оба засмеялись, его пальцы проскользнули под платье.

— Дядь Лёнь, — остановила его руку и продолжало хихикать. – Не трогайте, я так не смогу, — отрицательно крутила головой. – Давайте доедем и тогда… — опустила глаза и покраснела.

— Ладно, — согласился он и вздохнул. – Давай тогда ко мне домой или к тебе? – вопросительно взглянул на меня.

— Лучше к вам, — улыбнулась и включила заднюю передачу, плавно двинулась с места, волна возбуждения прокатилась телом, от предвкушения секса руки слегка подрагивали.

— Не будем терять время, — он наклонился и вдохну мой аромат, взял прядь волос и покручивал пальцами. – Что у тебя с парнем?

Пожала плечами и скривилась, достали с этим вопросом. Осторожно проехала через ворота, выкрутила руль. Снова эти лужи, казалось, что они стали больше, поблескивали в свете фар. Двинулась с места, прикидывала приблизительный маршрут.

— Я часто о тебе думал. Раз даже жену Илоной назвал, вместо её тебя представлял.

— Правда? – удивленно взглянула на друга отца. – Она, что?

— Отшутился, — он махнул рукой и улыбнулся. – Если еще раз назову, тогда… — он покручивал головой. – Оторвет мне эту штуку.

— Не надо отрывать, — хихикая возразила я. – Ваша штука еще понадобится, — покосилась на его пах и снова смотрела на дорогу.

— Ох, проказница, — погрозил мне пальцем. – Вот, что у тебя на уме.

Дальше хихикала, выехала на нормальную дорогу. Загорелись фонари, практически стемнело. Двигались по почти пустым вечерним улицам. Дождь постепенно перешёл на снег, украсил капот красивыми белыми узорами, на стекле образовались белые полоски. Черный асфальт слегка изменил свой цвет. Остановилась у светофора, его цветной глаз засыпало снегом. Дядя Лёня нервно взглянул на часы.

— Еще не долго, — улыбнулась ему, двинулась с места и крутила руль.

— Жаль, что сейчас не лето, — он вздохнул и снова смотрела на мои ноги. – Выехали б в лес сразу на окраине, помнишь, как мы летом.

— Ага, — взглянула на него, приятно тепло растеклось телом.

— Ощутил тогда себя юным мальчишкой, — он задумался и почесал седеющую голову.

Хотела хихикнуть, но сдержалась. В машине не люблю трахаться, а зимой еще и простудится можно. Свернула в знакомый двор, припаркованные машины красиво блестели в свете фар, казалось, что падающий снег хотел их спрятать и раскрасить в один цвет. Развернулась во дворе и остановилась у подъезда, мотор затих, огоньки погасли. Слышала только дыхание мужчины, его рука коснулась моей ноги, скользнула под платье, дотронулась до влажной промежности. Откинулась в кресле, вжалась в него и сильнее сжала руль. Волна возбуждения прокатилась по телу и сконцентрировалась в низу животика.

— Дядь Лёнь, — пробормотала я и пыталась остановить его.

— Илона, хочу тебя, — он наклонился и поцеловал мою горячую, красную щеку, скользнул под волосы и коснулся ушка.

— Не надо, — со стоном вырвалось у меня.

Мужчина массировал мои губки, вдавливал влажную ткань между ними. Тело качнулось ему на встречу, сосочки набухли и уперлись в чашечки лифа. Тёмная фигура прошла рядом, парень опустил голову, сунул руки в карманы быстро шагал по тротуару, оставляя на нем следы своих ног, казалось, чем-то нарушал созданную природой идиллию. Мужчина осмелел еще больше, отстегнул ремень, пытался тянуть замок куртки.

— Идемте к вам, — с приглушенным стоном произнесла и сильнее стиснула зубы, ощущала, как раздувались мои ноздри.

— Не могу от тебя оторваться, — друг отца не переставал меня ласкать. – Ты на меня, как возбудитель действуешь.

Хихикнула, возбуждение нарастало, стало жарко. Хотелось открыть окно и пустить в салон прохладный воздух, который смог бы охладить разгорающееся пламя страсти.

— Дядь Лёнь, там кто-то идет, — указала пальцем на виднеющуюся в дали женщину, хотя снег притрусил лобовое стекло.

Он оторвался от меня, вглядывался в силуэт, ощущала его дыхание, рука по-прежнему хозяйничала у меня между ножками.

— Ладно пошли, — отклонился, его куртка зашуршала, он вышел из машины.

Взглянула на свое отражение в зеркале, улыбнулась, руки подрагивали. Вышла на улицу, снег сыпал на волосы, дёрнулась от холода, взглянула на светящиеся окна пятиэтажки. Их квартира на втором этаже. Друг отца поманил меня к себе, каблуки тихо постукивали, поднялась на крыльцо. Он открыл дверь, жестом пригласил меня внутрь. Обменялись улыбками, он достал ключи из кармана и искал нужный. Поглядывал на меня, старалась тихо ступать по бетонным ступенькам. Остановились у двери, мужчина быстро открыл её ключом.

— Красотка, прошу, — указал мне на тёмный коридор. – Заходи раздевайся.

Кивнула, он зашёл за мной, щёлкнул замок. Не смотря, на то, что ремонт они закончили еще летом, чувствовался легкий запах новой мебели и краски. Прислонилась к стене и возилась с сапогами. Леонид наблюдал за мной, мелкая дрожь пронеслась по телу. Разулась, сняла куртку, повесила её на крючок, прошла в комнату. Еще не привыкла к её новому виду. Бежевый овальный ковёр на полу, трахалась на нём еще летом, дырочка выделила новую порцию смазки. Вспомнила наши сладкие ласки. Взглянула на свое отражение в черном прямоугольнике нового телевизора, поправила слегка влажные волосы, которые покрутились еще больше. Села на диван, с боку два кресла, с другой стороны, темная стенка, небольшой стол у окна, на стене появилась картина макового поля, девушка в шляпе гуляла на нем. Слышала, как мужчина возился в коридоре. Покручивала кольцо на пальце. Часы тихими ударами отсчитывали драгоценное время.

Хотелось поскорее оказаться в объятиях мужчины, дыхание участилось, возбуждение нарастало с каждой секундой. Сама не могла понять свое влечение, ощущала, что-то запретное в нашей развратной связи. Нервно сглотнула, немножко облизала губы. Перевела взгляд на картину, разглядывала синее платье девушки, жаль, что не видно её лицо, из большой шляпы выглядывали только кончики черных волос. Друг отца заглянул в комнату, вздохнула с облегчением. Обменялись улыбками, он подошёл ко мне. Опустился на одно колено, ладони легли мне на коленки, поглаживал бедра, спустился до ступней. Наклонился и поцеловал одно колено, затем второе. Положила руку на его седеющую голову, пропускала волосы между пальчиками. Текла ещё сильнее, сдержала стоны удовольствия.

— Очень хочу тебя красотка, — тихо произнес он и легонько массировал мою ступню, перебирал пальчики на ноге. – У тебя очень красивы ноги, — он глубоко дышал. – Сегодня, как тебя увидел только и думал о нас, — его руки переместились на бёдра, он чуть подвинул платье и развел мои ножки пошире. – Представлял, как буду тебя ласкать, целовать, играться с твоими кудряшками.

Хихикнула, он поднял глаза, и мы встретились взглядом. Вспомнилось, как мы приходили к ним в гости, и он катал меня на спине. Теперь катаюсь на нём совсем по-другому. Тогда подгоняла его, словно лошадку, а теперь…

— Везет твоему парню, — он приподнялся и теперь мял мою грудь, сосочки терлись об чашечки лифа, тихо постанывала и улыбалась ему. – Ты всегда хорошенькой была и маленькой с косичками и сейчас.

Дрожь прошла по телу, наклонилась и поцеловала его в лоб, не знала, что ему сказать. Никогда, не думала, что у нас с ним получатся какие-то отношения. Он поднялся, потянул меня за собой, нащупал замок на платье, расстегнул его. Видела внушительный бугор на его штанах, протянулась к ремню дрожащими пальцами возилась с ним. Дядя Лёня взялся за края, потянул его вверх, послушно подняла руки и избавилась от своей одежды, он кинул его на кресло. Ладони сразу оказались на моей груди, он наклонился и его губы коснулись моих. От него пахло алкоголем и дешевым одеколоном. Горячее дыхание ударялось мне в щеку.

Слегка повернула голову, он возился с застежкой на синем кружевном бюстике. Снова занялась его ремнём, слегка касалась вздыбленного органа. Не терпелось получить к нему доступ, ощутить его в своих похотливых дырочках. Штаны скользнули и упали на пол, на нём темно-зеленные трусы, красиво подчеркивали контуры ствола. Водила по нему ноготком. Слышались звуки поцелуя и нашего страстного дыхание. Лиф ослаб, скользнул по рукам и упал на пол. Мужчина переместился к груди, обхватил губами сосок и покусывал его, рука скользнула к промежности и через колготки вдавливала между губками на мокрые трусики. Стоны становились всё громче, поправила волосы, принялась расстегивать пуговки на его рубашке. Дрожала от возбуждения.

— Осторожнее, не порвите колготки, — трудно дыша пыталась остановить страстный напор мужчины. – Как я без них пойду.

— Давай снимем, — оторвался он от моего торчащего соска, вытер губы, игриво улыбнулся.

— Только осторожно, — попросила его и вздохнула.

— Не переживай, я всё понимаю, — успокоил он меня и потискал попу.

Хихикнула, хорошо, что он всё понимает, а не как парни в универе или в общаге, сразу тянут. Его пальцы забрались под резинку черных колготок, он аккуратно водил ими и спускал их вниз. Обменивалась с ним взглядами, дрожь пронеслась телом. Он присел и осторожно спускал по бёдрам, наклонился и целовал подтянутый животик. Терся носом об пупок, смеялась и поглаживала его голову.

— Дядь Лёнь, щекотно, — сквозь смех вырвалось у меня, крутилась на месте. – Не надо так.

— Мне очень нравится, как ты смеешься, — он снова уткнулся в пупок и живот.

— Дядь Лёнь, — заливалась смехом и крутилась сильнее.

— Ладно, — оторвался он спустился ниже, отодвинул чуть в сторону мокры трусики и языком уткнулся в набухшие губки. – Здесь не щекотно?

— Нет, — со стоном ответила ему.

Влажный язык нащупал горошину клитора и играл с ней. Инстинктивно покачивалась, хотелось пошире развести ножки, но колготки не позволяли двинуться. Импульсы наслаждением потоком неслись по телу, громко стонала, гладила его голову, дрожала от возбуждения и похоти, хотелось поскорее ощутить его в себе. Друг отца гладил мои бедра, сантиметр за сантиметром опускал колготки, игрался с клитором, вдыхал сладкий аромат моих выделений.

— Подними ножку, — попросил он не переставая ласкать мою промежность.

Подняла правую ногу, придерживалась за него, вся дрожала, показалось, что сейчас свалюсь на пол. Повторила действия со второй ножкой. Крепкие руки тискали мою попу и бёдра, немного покачивалась, стонала всё громче. Видела наше отражение в черном экране телевизора, казалось, что он наблюдает за нами и улыбается красным огоньком. Он забрался под резинку моих синих танга, потянул и они скользнули по стройным ножкам, упали на мягкий ковёр. Теперь ничто не мешало ему ласкать мою истекающую киску, капелька смазки покатилась по бедру. Не терпелось ощутить его в себе, дырочка пульсировала, покачивалась ему на встречу. Он медленно поднимался, целовал мое тело, снова поиграл с сочками, коснулся шеи, щеки, ушка. Наши уста слились в очередном поцелуе. Ощутила в ротике вкус своих выделений, дрожала от возбуждения, гладила его спину и голову.

— Ложись на диван, — сквозь поцелуй тихо бормотал он. – Хочешь поиграть?

Ничего ему не ответила просто закивала, старалась крутить своим языком и дотронуться его, он тискал грудь и покручивал возбужденные соски.

— Тогда ложись не подсматривай. Завязал бы тебя глаза, но времени нету, — он снова сместился на мою шею, облизала свои губы, стоны наслаждения разносились по комнате, в порывах страсти и похоти покачивала тазом. – Обещаешь?

Закивала и тихо хихикнула, мысли путались. Текла еще сильнее, мелкая дрожь пронеслась по телу, не могла понять местами мне жарко или холодно. Дядя Лёня поднялся, встретилась с ним взглядом, обменялись улыбками. Вспомнила его сладкие игры, что он снова задумал. Он быстро снял рубашку и швырнул её на кресло, выступил из лежащих штанов, головка члена показалась из-под трусов. Сейчас она окажется во мне, по бедру покатилась очередная капелька смазки.

— Чего стоишь, ложись, закрой глаза и наслаждайся, — он подошел к стенке, открыл дверцу. – Илона, ну, — улыбнулся и взглянул на меня. – Давай, давай, — махнул мне рукой.

— Хорошо, — кивнула и шагнула к дивану.

Его голова скрылась за дверцей. Легла на диване, поправила волосы. Закрыла глаза, волны возбуждения прокатывались телом. Дырочки пульсировали, что он там возится. Повернула голову, приоткрыла один глаз.

— Не подглядывай, — сделал он мне замечание, словно маленькой девочке, когда я таскала шоколадные конфеты из коробки и он это заметил.

— Не буду, — зажмурилась сильнее и прислушивалась к звукам.

Пальчики так и тянулись к промежности, глубоко дышала, старалась себя сдерживать, не хотелось показаться передним такой испорченной и похотливой. Дырочка пульсировала, хотелось скорее ощутить в ней крепкий, горячий и твердый мужской стержень. Мурашки пробежали по телу. Подняла маленькую подушку чуть выше. Где он так долго? Позвала б его, но не решалась. Услышала, как закрылась дверца шкафчика, его дыхание теперь рядом. Не знала, что ожидать дальше. Его пальцы коснулись моих волос, повернула голову в его сторону.

— Не открывай глаза, расслабься и получай наслаждение, — его голос тихо звучал почти у моего ушка.

Что-то мягкое и шершавое коснулось моего набухшего клитора, прогнулась, тихий стон вырвался из моего похотливого ротика. Вцепилась в ткань дивана, предмет скользнул по губкам, немножко погрузился в моё истекающее соками лоно. Задрожала, киска пульсировала, дыхание ещё участилось. Дрожь возбуждения и похоти прокатилась по телу. Предмет прокрутился в киске, не могла понять, что движется во мне. На перо не похоже, перебирала в голове возможные предметы, мысли путались, тихо постанывала. Он вел им по нежной коже моего животика, оставляя на нем влажный след. Качнулась ему на встречу.

— Не подглядывай, а то завяжу глаза колготками, — снова погрозил мне дядя Лёня. – Нравится?

— Да, очень, — со стонами ответила ему.

Друг отца дунул, теплый воздух скользил по влажной коже. Волна возбуждения прокатилась телом, текла еще сильнее. Киска пульсировала, очень хотелось, чтоб он скорее вошёл в меня. Он легонько крутился вокруг клитора, сильнее сжимала кулаки, очень хотелось подсмотреть, попросить его трахнуть меня. Проник в меня, прокрутился несколько раз, и снова чертил на моём теле мокрые линии. Достигла сильнейшего возбуждения, глубоко и трудно дышала. Он водил вокруг одной груди, смещался на вторую, дотрагивался сосочка, смещался на клитор, проводил по внутренней стороны бедра.

— Хорошо так? – поинтересовался мужчина и легонько дул на мокрые от моих выделений соски.

— О, да! – чуть не крикнула я и инстинктивно покачивалась ему на встречу, хватала ртом воздух.

— Ты сейчас просто прекрасна, — сделал он комплимент и продолжал чем-то шершавым и влажным расчерчивать моё, тело словно холст бумаги. – У тебя чудесные сосочки, нежная кожа, плоский животик, а дырочки, — с каким-то восхищением прозвучали его слова. – Просто мечта, ты так течешь.

Выгибалась и стонала, очень хотелось кончить, его голос казался не таким, он пальцем коснулся моих губ. Обхватила его губками и пыталась посасывать, шершавый предмет теперь скользил по телу, путалась в ощущениях. То он на сосках, то в киске, играется с клитором, водит по шее, скользит по бёдрам, водит по пальчикам на ногах, смещается на животик. От его дыхание влажная кожа покрывалась пупырышками. Не могла понять жарко мне или холодно, покачивала тазом, стоны становились всё громче. Такого контраста чувств еще не испытывало. Всё путалось, хотелось побыстрее получить долгожданный оргазм.

Дядя Лёня коснулся моих губ, как могла со стонами отвечала на его поцелуй. Он быстро задвигался вокруг клитора, надавливал на него, водил в разные стороны. Схватилась за покрывало на диване, выгнулась, вскрикнула и достигла пика наслаждения. Меня подхватило и быстро несло, легкий ветер блаженства скользил по моей влажной коже. Дырочки пульсировали, перед глазами раскрывались красные маки, хотелось их схватить, они вращались и окружали меня, красные лепестки меняли свои оттенки, старалась их лучше рассмотреть, но они быстро исчезали, появлялись новые. Не могла сориентироваться, как всё быстро менялось.

— Тебе хорошо? – его голос раскатывался словно эхо в горах. – Кончила красотка?

— А, — открыла глаза и пыталась сфокусироваться на лице мужчины.

— Всё хорошо? – он склонился и целовал мои щеки, носик, губы, шею.

— Да, — тихо ответила ему и продолжала наслаждаться, не хотелось возвращаться к реальности.

— Мне показалось, что ты отключилась, — говорил он и не переставал меня целовать, пальцы коснулись клитора и влажной промежности, массировали губки, проникали в истекающую дырочку, слышала, как она чавкала. – Понравилась моя игра?

— Ага, — закивала головой и улыбнулась.

— Хочешь еще? – спросил они и надавливал на стеночки влагалища.

— Да! – резко вырвалось у меня.

— Ах, ты развратница! – дядя Лёня легонько шлёпнул меня по влажной киске.

Улыбнулась ему, видела его стоящий 17-18 сантиметровый член. Даже не заметила, как он избавился от трусов. Пальцы двигались по стволу и скрывали красивую округлую головку. Облизала губы, дрожь прокатилась телом, постепенно приходила в себя. На коже местами поблескивали капельки моей смазки. Заметила две лежащих рядом со мной кисточки для рисования. Ощутила себя холстом в руках опытного художника, где красками послужили мои соки. Жар возбуждения волнами пронесся несколько раз по телу, щеки залил румянец. Интересно, что он рисовал на мне, текла еще сильнее. Обязательно повторю подобное с подругами, широко улыбнулась.

Друг отца поднялся, наклонилась к нему, коснулась ноготками его яиц, рукой обхватила твердый и крепкий ствол. Губы сразу оказались на головке, тискала её, проводила языком по нежной коже, орган отзывался пульсацией. Слышала, как участилось его дыхание. Задвигалась быстрее, старалась больше погружать его в ротик. Рот быстро заполнился слюной, приходилось часто поправлять волосы. Дыхание слегка сбилось, в чёрном экране телевизора просматривались наши фигуры, казалось, что по ту сторону расположилась еще одна пара, которая вступила с нами в своеобразное соревнование. Рука дрожала, тонкий ручеёк слюны стекал по подбородку.

— Как хорошо, — пробормотал мужчина и легонько покачивался. – Ты просто чуду, — подняла глаза и встретилась с ним взглядом, видела улыбку блаженства на его лице.

Плотнее сжимала, ствол, пускала его за щеку, пальчиками нащупала свой клитор и легонько массировала его, киска чавкала, слышались звуки минета. За окном полностью стемнело, видела, как кружились снежинки в свете уличного фонаря. Пыталась сглотнуть, головка моментами упиралась в горло, слегка подташнивало, зря я столько наелась, хотя я вообще не планировала такого продолжение. Хотелось остаться с ним на всю ночь, заниматься страстным и жарким сексом, потеряла ход времени. Орган пульсировал, мои ноздри раздувались, мужчина сам убирал непослушные кудряшки.

— Стой, — остановил он меня и сделал шаг назад. – Я так долго не продержусь. Хочется побывать в твоих других дырочках.

Только вздохнула, несколько раз сглотнула, вытерла подбородок. Разглядывала голое тело своего любовника, если б убрать его животик и седину, хотя она придавала ему какого-то шарма. Он открыл стенку, достал презерватив. Разорвал упаковку и аккуратно раскатал латексную защиту на своего бойца. Мелкая дрожь пробежала по коже. С лестничной площадки доносилась какая-то возня. Но нас это не волновало, хотели дальнейшего продолжение наших телесных утех. Ощутила под попой мокрое пятно из моих выделений. Кожа подсохла и легким дискомфортом напоминала себе. Друг отца подошел, забрался на диван, они прогнулся и тихо поскрипывал.

Легла, выпрямила ножку и легонько прикасалась к его члену. Обменялись какими-то взглядами, он не мешал моим играм. Положила ладошки на свои груди, и между пальчиками пропускала твёрдые сосочки. Сейчас он проникнет в меня, доведет до очередного оргазма. Дырочки отозвались пульсацией, слегка сомневалась в готовности попы. Несколько минут мы просто смотрели друг на друга, он гладил мою ногу, а я как могла пыталась ласкать его. Хотелось пить, облизала губы.

— Хочешь? – спросил меня мужчина и наклонился в мою сторону.

— Да! – закивала я головой и хихикнула.

— Маленькая развратница, — мило улыбнулся он и любовался моим голым телом. – Тебе не противно со мной? Я же старый для тебя?

— Дядь Лёнь, — произнесла удивленным тоном, наклонила голову в сторону, чуть не сорвалось, что меня трахали мужчины и старше. – Вы в самом расцвете сил. Со мной никто так не играет, как вы.

— Прям Карлсон – мужчина в расцвете сил, — вместе засмеялись, он поднял мои ножки и развел их в стороны, разглядывал мою промежность.

Дрожь волнами прокатывалась по телу, хотелось скорее ощутить в своём отверстии его крепкий и твёрдый стержень. Он закинул ноги на плечи, поцеловал их поочередно. Головка коснулась набухших губок, вся задрожала, снова встретились взглядами. Друг отца качнулся и легко проник в дырочку. Стон наслаждения вырвался из моего ротика. Его большие ладони легли на мою покачивающуюся грудь, он легонько мял её и ритмично двигал тазом. Отчётливо слышались шлепки наших тел, смешивающиеся с моими стонами и чавканьем. Влагалище плотно обхватило его ствол, яйца ударялись об меня. Диван поскрипывал и покачивался. Стало жарко, вцепилась в покрывало, глубоко и часто дышала.

Где-то в куртке играла мелодия моего телефона. Насторожилась на миг, но похоть и страсть снова утащила меня в своей плен. Стонала еще громче, практически не могла себя контролировать. Разряды наслаждения неслись к мозгу. Дядя Лёня старался поддерживать постоянный темп, вталкивал орган на всю длину, моментами головка ударялась в матку. Мой смартфон затих, но через несколько секунд снова напоминал о себе. Мелодия сплеталась с моими стонами. Звуки искажались, вцепилась в покрывало, дернулась и новый оргазм захлестнул меня. Всё куда-то исчезло, я голой лежала на маковом поле, на меня опускались лепестки, они словно снег укутывали моё тело, я взмахнула руками и взлетела словно бабочка, пальцами касалась цветков, они взлетали и летели рядом.

Дёрнулась, на миг потеряла ориентацию. Друг отца не переставал трахать мою чавкающую дырочку, моргнула несколько раз, пыталась сфокусироваться на нём. Заиграла другая музыка совсем рядом. Дядя Лёня, пыхтя наклонился и из кармана штанов достал свой аппарат, на экране заметила фото своего отца с удочкой в руках. Меня затрясло, если он сейчас услышит мои стоны. Мужчина зажал мне рот.

— Да, — ответил он и придерживал телефон у уха. – Всё в порядке, не волнуйся, — старался спокойно говорить он. – Немного задержались, не переживай. Сейчас наверстаем, не напейтесь там без меня, — он легонько покачивался, мял мою грудь. – Да уже выезжаем, Илона сейчас разворачивается, — снова ощутила, как вся задрожала, хотелось нормально вдохнуть, но у меня не получалось. – Да мы осторожно, снега еще мало, — пыталась убрать его руку со своего лица, но он крепко держал меня. – Да перестань, она у тебя взрослая. Скоро будем, не выпейте там всё без меня.

Он убрал свою руку, глубоко вздохнула, встретилась взглядом со своим любовником. Он положил телефон на пол, поглаживал мои ноги, легонько покачивался. Дырочка снова пульсировала.

— Твой отец, — улыбнулся он вышел из моей киски, стало сразу так пусто, хотелось снова ощутить его в себе. – Волнуется, — улыбнулся он и пальцами растирал мою смазку, вталкивал один, а затем два пальца в мою попочку. – Мы сейчас быстро. Тебе в душ надо?

— Да, — закивала головой и постанывала. – Вы ж меня… — не знала, как назвать его игры.

Он ничего не сказал, прислонил головку, надавил, попа слегка сопротивлялась, но впустила в себя его поршень. Вскрикнула, ощутила легкую боль, скривилась, чувствовала, как кол входит в мою кишку.

— Как у тебя здесь хорошо, не больно? – поинтересовался он и продолжал медленно входить в меня.

— Нормально, — коротко ответила ему и стиснула зубы.

Дядя Лёня улыбнулся, наши тела соприкоснулись, он и дальше ласкал мою грудь, смещался на бёдра. Боль постепенно утихала, глубоко и часто дышала. Любовник возобновил свои движения, вскрикнула, корчила какие-то гримасы. Амплитуда толчков возрастала, видела его напряженное лицо, на шее виднелись вздувшиеся сосуды, на лбу местами выступили капельки пота. Вздрагивала, поршень во всю двигался во мне, боль практически ушла. Мужчина наклонился еще больше, прижал мои ноги к моей голове. Наши тела шлёпали, попа издавала какие-то звуки, громко стонала. Встретилась с ним взглядом, захотелось заполучить еще один член в киску.

Друг отца сделал несколько резки толчков, прижался ко мне, ощутила, как его затрясло, член пульсировал и выстреливал порции спермы. Слышалось наше дыхание, расслабилась, хотелось кончать еще и ещё. Он легонько убрал волосы с моего лица, наклонился и нежно поцеловал меня в лоб своими горячими и влажными губами. Обменялись с ним улыбками, орган постепенно уменьшался.

— Хорошо с тобой, — он качнулся, вышел из меня, дырочка чавкнула. – Я сейчас быстро помоюсь, а тебе нужно управится максимум за десять минут. Сможешь?

— Постараюсь, — вздохнула и улыбнулась.

— Постарайся, а то придётся всем объяснять, — он поцеловал мои ноги и опустил их на диван. – Спасибо тебе за прекрасный вечер красотка.

Хихикнула, как-то не привыкла, чтоб меня благодарили за секс. Дядя Лёня поднялся и голышом вышел из комнаты. Села на диване, поправила волосы, в голове слегка шумело. Легкая дрожь прошлась по влажной спине. Большое пятно от моих выделений сразу бросалось в глаза. Взяла кисточку, мотнула головой, сама провела по коже, пожала плечами, когда меня ласкал друг отца ощущалось совсем по-другому. Поправила волосы, дырочки еще совсем не закрылись, облизала губы. Слышала шум воды из ванной. Встала и аккуратно сложила все свои вещи. Подошла к окну, смотрела на побелевший двор, укутанные снежным покрывалом машины. Наблюдала за снежинками, которые вертелись в танце в свете оранжевой лампы фонаря, они словно не хотели опускать на мокрую и черную земля, а старались поймать порывы ветра и кружится.

— Не стой у окна, еще кто увидит, — неожиданно для меня прозвучал голос мужчины. – Не хватало моей доложат, — он смягчил тон и улыбнулся, придерживал синее полотенце. – Беги мойся, полотенце я там положил. Только быстро, а я здесь всё уберу.

— Хорошо дядь Лёнь, — направилась в ванную, слегка виляла попой.

— Илона, не дразни, — шлепнул меня по ней.

Хихикнула, босыми ногами пошагала в ванную. Теплая вода принесла приятную свежесть, смыла с себя следы наших наслаждений. Сцены нашего секса всё время крутились перед глазами, старалась гнать от себя такие мысли, но у меня не очень получалось. Вернулась в комнату, быстро оделась, практически вложилась в указанное им время. Нарисовала губки, покрутилась у зеркала. Вышли на улицу, снежинки попадали на кожу, села в холодную машину. Друг отца очистил стекла, по дороге болтали на разные темы.

Гости и хозяин дома радостно встретили нас. Отец поприставал с общими вопросами. Он заметно захмелел и особо вести с ним разговор мне не хотелось, села на тоже кресло, листала что-то в смартфоне, а все мои мысли крутились о недавнем сексе, старалась изредка поглядывать на Дядю Лёню, он спокойно веселился с другими гостями, а я снова текла, вспоминая его ласки.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.