шлюхи Екатеринбурга

Татьяна. часть 5

Татьяна, в свою очередь, одновременно испуганная и смущенная ситуацией, молчаливо сделала шаг вперед. Она была восхищена сыном и его поведением. Но если бы не пиво, то все сложилось бы совсем по-другому. Но это она не совсем осозновала… Это поступок Михана сбил её на другие мысли.

Отойдя от наглой компании метров на двести, женщина в один миг осушила стакан и, выбросив его, повернулась к сыну и сказал:

— Спасибо! Спасибо, мой милый! Это было чудесно! – при этом она прильнула к нему всем телом, крепко вжавшись выпуклой грудью в сына.

Парень слегка опешил, но автоматически обнял мамочку.

— Пожалуйста. – Не очень уверенно ответил он, но тут же добавил с твердостью в голосе: — И тебе спасибо. Мне сейчас так чудесно с тобой…

— Я тебя люблю сынок… – Выдавила из себя женщина.

— И я тебя, мамуля.Ты такая сладкая, — ответил сын, в ответ, прижимая маму к себе со всей силой. Еще секунда и они снова слились в страстном поцелуе. И если со стороны матери это был очередной порыв нежности и страсти, то сын начал осознавать, что происходит, но не подал виду. Упускать такую возможность было нельзя и он вновь смешно обслюнявил ее рот и губы. Но для него это был просто подарок страсти!

Через минуту они продолжили движение. До дома оставалось не больше пары минут хода и рука сына снова легла на поясницу матери. Через пятьдесят метров, совсем не веря с собственные силы и свое счастье, Леша опустил руку ниже и она легла на правую ягодицу женщины. И пусть между упругой и сексуальной ягодичной мышцей и рукой парня была тонкая юбка и совершенно незначительные трусики, парень вновь почувствовал себя королем.

Татьяна не уступала ему, в смешанных чувствах она ощутила, как рука сына буквально прожигает ткань на ее пятой точке, но ничего не сказала ему, продолжив движение и инстинктивно еще больше завиляв попкой.

Войдя в подъезд и лифт, Леша снова не удержался и впился губами в рот матери. Сомнений в том, что она сейчас только радуется всему происходящему — у него не было. Татьяна вцепилась пальцами в шевелюру сына, как будто показывая, как нужно вести себя с противоположным полом. В таком положении они, спотыкаясь, вывалились из лифта, больше походя на страстных любовников, чем на родных маму и сына.

Домашняя обстановка немного сбавила их обороты, в привычном для себя пространстве оба немного стушевались и разбежались по разным помещениям. Леша двинул в туалет, а Татьяна в ванную, поправлять макияж, снять блузку и в целом осматривать свой внешний вид. Как ни крути — она всё же женщина. Это ведь только мужчина, который был чуть покрасивее чёрта, да побритый и почти трезвый — уже жених…

Вошедший сын помыл руки, пьяно и глупо улыбнулся, осматривая полуголую мамочку, после чего услышал от неё фразу:

— Ложись в кроватку, сынок.

Парня не нужно было долго уговаривать. Правда впервые за свою жизнь его мысли по своей пошлости ничем не уступали мыслям матери. Он думал уже больше не о сексе или чему-то подобном, а о мягкой кровати и отдыхе. Все же его организм был измучен алкогольным отравлением и общей слабостью. Путаясь в собственных ногах, Леша проследовал в кровать. Причем не в свою, а в большую двуспальную кровать своей мамочки, просто упав лицом в ее немногочисленные подушки.

Осторожно выступив из ванной комнаты полностью обнаженной, Татьяна прошлепала босыми ногами к кухонному шкафу, в котором уже несколько лет пылились несколько бутылок с огненной жидкостью. Выбрав бутылку попроще, она взяла обычное вино и, с трудом откупорив пробку, чуть не стукнув себя штопором с выскочившей пробкой по лбу.

Татьяна налила два бокала и в предвкушении проследовала в комнату. Да, она сомневалась в том, что творит, да, она ужасалась этому, да, она чувствовала себя самым ужасным человеком в мире, но все же, она хотела, чтобы "это" свершилось именно сегодня. Именно сейчас!

Войдя в собственную спальню, она не стала включать свет и поставила бокалы на ближайшую тумбочку. Пассивность сына немного отрезвила ее. Женщина уселась рядом с отключенным телом сына на кровать и тяжело вздохнула. Такое долгожданное сексуальное приключение в ее жизни в считанные секунды сходило на нет.

Осушив свой бокал до дна, женщина стянула с сына лишнюю одежду. Причем, сделала это больше не как возбужденная женщина, а почти как любящая мать. Однако одежду она стремилась снять всю, включая футболку и носки. После двух минут борьбы с его бездыханным телом, она, наконец, оставила сына голым. Он лежал на боку и равномерно сопел, давая понять, что неожиданный порыв его мамочки полностью безнадежен и глуп, что начала осознавать Татьяна, сквозь призму алкоголя и сильного сексуального желания.

Перевернув сына на спину, она вдруг осознала, что впервые с его рождения находится с ним в одной кровати полностью обнаженной. Только вот с первоначальных пятидесяти сантиметров сын вырос больше чем в три с лишним раза. Почти метр-восемьдесят!

Естественно, основное ее внимание было обращено на половой орган сына, который впервые за последнее время при ней находился в состоянии покоя. Но и в этом "тихом" состоянии он поражал ее. Татьяна проводила аналогии с некоей колбаской, которая просто выглядела чуть бледнее, чем на прилавке магазина.

Облизав губы, она взяла эту толстую кожаную змейку в руку и игриво помотала из стороны в сторону. «Змейка» на ее глазах внезапно стала увеличиваться в размерах, даже немного пугая Татьяну столь неожиданным ростом. Член увеличился на глазах одновременно с сексуальным влечением женщины. Это сказалось не только на естественном увлажнении между ног, но и усиленном слюноотделении во рту. Она уже не могла сдерживать себя и, стянув кожу с головки члена, заглотила ее своими горячими губами. О, как головка члена ещё увеличилась в её умелом горячем ротике!

Эх, если бы Леша знал, что сейчас происходит с его телом, то он бы точно не смог бы уснуть как минимум пару дней. Но сейчас он был в полной отключке, позволяя страстной собственной мамочке пользоваться им — как ей вздумается.

Ублажая ртом огромный член сына, Татьяна стала вспоминать все свои старые сексуальные приключения. Нет, они не запомнились ей чем-то из ряда вон выходящим, но тем не менее, она соскучилась по этим ощущениям.

Убедившись в том, что сегодня ночью сын уже врядли проснется, она около пяти минут тренировала рот на его члене. Следуя своим природным инстинктам, член стоял колом, а женщина начищала его головку своим языком, а затем и вовсе попыталась взять его в рот как можно глубже. В ее горло эта дубинка предсказуемо не помещалась, все-таки Татьяна не была настолько опытной жрицей любви.

В один прекрасный момент, она не сумела совладать с собственным телом и просто положила руку на свою промежность. Горячая ладонь спровоцировала целую волну возбуждения по ее обнаженному телу. Найдя средним пальцем выступивший из укрытия клитор, она принялась жадно теребить его, доводя себя до оргазма, который стал ну просто почти совсем забыт ею…

Когда красивая сексуальная и взмокшая от возбуждения женщина пришла в себя, она обнаружила собственное тело рядом с сыном, который продолжал безмятежно спать, не подозревая, что рядом с ним твориться новая эпоха в жизни его семьи.

Волны наслаждения стихли, но ее возбуждение совсем не уменьшилось. Да, наконец долгожданный оргазм взорвался внутри ее тела, как маленькая бомбочка, но все же, ей хотелось большего. Если бы ее сын не спал, то она, наверно, никогда не осмелилась бы на это. Но вот сейчас, на пике возбуждения… Она вновь перевернула его на спину и залюбовалась размерами его чудесного органа.

Ее миниатюрная рука, осторожно легла не его гиганта и, чувствуя его мощь, передала в мозг женщины импульс, который свидетельствовал о том, что терпеть больше нет сил.

Еще мгновение и это свершилось: голая красивая нога красивой женщины, сверкая подтянутыми мышцами, перекинулась через субтильное тело парня. Возбуждение женщины было настолько велико, что буквально отдавалось пульсацией в ее висках. А когда она прицелилась, развела половые губки и вонзила в себя член сына, то второй оргазм накрыл ее уже буквально через считанные секунды. Она просто-напросто упала сверху на сына, уткнувшись грудью в него. При этом, ее жадное лоно ни на мгновение не отпустило этот долгожданный кожаный жезл, пульсируя на нем, как будто пытаясь высосать из него все возможные соки. Но член Леши все еще терпел эти эксперименты над собой и изливался раньше времени в лоно собственной матери.

Облизнув пересохшие губы, она снова привстала, оперевшись руками на грудь сына. Введя в себя член на две трети, она почувствовала, что он достиг ее матки. Возобновив свои «упражнения» она стала скакать на этой дубинке, ускоряясь все сильнее. Бессознательно состояние сына давало ей полный карт-бланш в своих развлечениях. Осмелев и войдя в раж, она уже во весь голос сладострастно стонала, абсолютно не сдерживая свои эмоции, которые просто захлестнули Татьяну!

Леша продолжал спать пьяным безмятежным сном и не подозревая, что обезумевшая от похоти женщина производит с его телом свои сексуальные эксперименты. Татьяна отрывалась за все годы воздержания по полной! Такое ощущение, что она совершенно подсознательно винила в своем целомудренном образе жизни сына, при том, что сама избрала этот путь. Но сейчас, она пыталась получить от этой ночи все, чего ей так явно и очень долго не хватало. Очередной оргазм настиг ее через несколько минут, но на этот раз — она удержалась в вертикальном положении.

Хоть ее ноги и могли дать по своей силе фору любой двадцатилетней девушке, но с непривычки все же начали затекать. Она сменила позу, развернувшись лицом к ногам сына и, наклонилась вперед, схватившись за его щиколотки. Ее напряженная попка снова завиляла с приличной быстротой, пытаясь нащупать в недрах своего влагалища забытые точки удовольствия. Упругая крупная грудь Татьяны, увенчанная острыми, невероятно возбужденными сосками, ходила ходуном и со стороны казалось, что она живет отдельной от ее тела жизнью. Женщина вновь делала успехи в своих упражнениях и, вскоре её опять накрыл очередной оргазм. Но на этот раз она откатилась от сына в свою сторону и, принявшись теребить клитор, еще долго не могла прийти в себя от новых сумасшедших ощущений.

После нескольких лет воздержания для неё это была сказка интима…