шлюхи Екатеринбурга

Тайная жизнь викторианской семьи. Часть 8

— Все становимся в круг. Вы, Бриджит, станьте напротив меня, — сказала леди Монтгомери.

Я услышал шаги передвижения по спальне.

— Теперь положите правую руку на свою левую грудь и потом немного потеребите сосок. Прислушайтесь к своим ощущениям в тишине.

Через минуту леди Монтгомери продолжила:

— Гэйл, Бет, Кэти! Как вы сами сейчас видите, у всех нас соски набухли и это означает, что все мы ощущаем возбуждение от зова нашего женского тела к ласкам. Теперь медленно и чуть касаясь тела передвигаем правую руку на низ живота. Немного поперебираем пальчиками волосики на лобке и ищем самую приятную точку на поверхности нашего тела. Она сразу над киской — только нужно чуть раздвинуть складочки кожи. Ох, как это приятно! Как вам эти ощущения, Бриджит, в присутствии ваших дочек? Не правда ли, в таком тайном и доверительном бесстыдстве есть своя прелесть?

— Готова с вами согласиться, Алиса, — раздался слегка прерывающйся от волнения голос мамы.

Раздался звук сладкого стона. Я не мог по голосу понять, чей он. Но тут же первый стон наслаждения был перекрыт вторым, третьим, четвертым. Спальня наполнилась словно перекличкой звуков сладострастия. Мои уши жадно ловили их, и я яростно хотел, чтобы сейчас на моих глазах не было повязки и я видел воочию, что происходит вокруг меня.

Через несколько минут все стоны стихли. Мне было слышно лишь тяжелое дыхание женщин. Наконец раздались шаги кого-то, приближающегося ко мне.

— Я освобожу сейчас тебя от застежек, но повязку на голове пока не снимай, — раздался голос леди Монтгомери.

Через пару минут я был отстегнут с стула. Леди Монтгомери взяла меня за руку и сказала:

— Теперь ты должен поцеловаться с каждой, к кому я тебя буду подводить. И попробуй угадать, кто это будет. Если ты угадаешь, то получишь бонус: правильно угаданная тобой должна будет поцеловать тебя не только в губы, но и в другое весьма приятное место. Ты готов?

Я кивнул, изо всех сил пытаясь сдержать свое волнение перед первым в моей жизни настоящим поцелуем женщины.

Та, к кому подвела меня леди Монтгомери, вела себя со мной довольно смело. Поскольку вздыбленный член мешал ей приблизиться ко мне вплотную, то она прижала его рукой к моему животу и прильнула ко мне в долгом поцелуе. Моя голова просто пошла кругом от бури эмоций.

— Дэниэл, как ты думаешь, кто это?

Единственный вывод, который я успел для себя сделать — так этот тот, что целующая меня не из моей семьи: уж слишком раскованно себя вела со мной. Значит, это либо Анджела, либо Мэри. Но кто же из них? Решил отвечать наугад.

— Боюсь ошибиться, но мне кажется что это Анджела.

— Увы, ты не угадал. Это была Мэри. Переходим к следующей даме.

Новый поцелуй был робким и, как мне показалось, не очень умелым. Ко мне прижались немного сбоку, чтобы не дотрагиваться до моего члена. Кто же это мог быть? Наверняка кто-то из моих сестер. Кто же именно?

— Наверное, это Гэйль.

— Опять впросак. На этот раз это была твоя мама.

Это казалось мне просто невероятным, но я уже понемногу вошел в азарт отгадывания. Третья дама просто прижалась животом ко мне и сначала поцеловала мое плечо, потом шею, и лишь потом губы. Этот поцелуй был более уверенный, чем поцелуй моей мамы, но и более мимолетный. Целовавшая быстро устранилась.

— Рискну предположить, что это была Гэйл.

— Снова мимо. Это Бет.

Раздалось смешливое хихикание.

— Осталось три дамы. Твои шансы ответить правильно растут на глазах, Дэниэл.

Четвертый поцелуй был тоже быстрым и немного невпопад — он пришелся больше на мою нижнюю губу и край рта. Я подумал, что это наверняка кто-то из сестер: либо Кэти, либо Гэйл.

— Это Кэти.

— Надо же, как тебе сегодня не везет с угадыванием. Это была на этот раз Гэйл.

Пятый поцелуй оказался очень сочным и чуть подсасывающим губу. К тому же под конец целующая меня волнующе провела язычком мне по губам и активно прижималась ко мне грудью. Я решил, что из оставшихся двух девушек это не может быть Кэти.

— Это Анджела.

— Ну наконец-то правильный ответ, — поаплодировала мне леди Монтгомери, — ну а теперь, раз ты наверняка знаешь, остался только поцелуй Кэти, то отгадывать ее тебе уже не нужно. Кэти, прошу: твоя очередь!

Однако тут произошло неожиданное: меня явно обняла не одна Кэти, а две девушки. Они целовали меня в губы попеременно, и потом одна из них ушла поцелуями на мой плечо, потом грудь, потом живот. И тут я почувствовал что головка моего члена плотно захвачена мягкими теплыми губами. Это было ошеломляюще! Я изо всех сил старался сдержаться, но быстро сдался и со стоном стал выстреливать сперму в рот девушки, которая продолжала и продолжала сосать. От кружения головы я чуть не потерял равновесие. Когда запас исторгаемой семени закончился, леди Монтгомери сняла повязку с моих глаз.

В спальне царила тишина. Передо мной стояли голые Кэти и Анджела. Кэти смущалась и избегала моего взгляда. А Анджела, напротив, смотрела на меня озорно, чуть облизывая языком губу. Мама задумчиво смотрела в окно, а Гейл и Бет переглядывались друг с другом, закрывая свои лобки ладошкой.

— Дэниел, тебе нравится то, что ты сейчас единственный кавалер семи обнаженных дам, которым ты всем сегодня должен доставить удовольствие? — чуть кокетливо спросила меня леди Монтгомери.

Все что я мог ответить на это, — это кивнуть.

— Тогда присядь и просто смотри, тебе нужно набраться сил прежде чем ты снова включишься в нашу игру…