Благодарность

Благодарность

Этот забавный, по моему мнению, случай как-то в порыве откровения рассказала мне моя свекровь. Конечно, это может показаться странным, свекровь и порыв откровения, но если сноха со свекровью проживают на достаточном расстоянии и встречаются только когда приезжают в гости (не очень часто), то отношения могут быть вполне хорошими и даже доверительными. К тому же это произошло, когда свекрови было уже за шестьдесят и наши родственные отношения к этому времени перевалили за двадцать лет.

Итак, это случилось во время одной из нечастых наших встреч, когда наши мужики свинтили на рыбалку, а мы коротали время за бесконечными женскими разговорами, которые оживляли бутылочкой домашнего винца. И вот, находясь в таком раскованном состоянии, мы соскользнули на шаловливые, пикантные темы в ходе которых моя свекровь и рассказала эту историю из своей жизни.

Произошло это более тридцати лет назад. Она уже лет десять проживала замужем за моим свёкром, у них уже был сын. К этому времени они построили кооперативный гараж, где помимо машины в погребе хранили различные заготовки на зиму. Конечно, обычно всеми этими гаражными делами занимался муж, но когда в конце лета и начале осени начинались все эти заготовки, то и она приходила туда, что бы всё распределить.

Так всё было и в тот тёплый, солнечный сентябрьский день. Они уже собирались уходить домой, когда услышали витиеватую ругань доносившуюся с дальнего конца гаражей. Муж, по известной мужской гаражной солидарности, пошёл узнать в чём дело, и вскоре пришёл с высоким молодым мужчиной, который был возбуждён, размахивал руками и крыл на чём свет стоит гаражный проём, какой-то крюк и высокий УАЗ. При виде свекрови он перестал материться, даже несколько смутился и уже более спокойно рассказал, что взял у своего тестя в деревне УАЗ-ик, чтоб перевезти картошку в гараж, но забыл, что эта машина более высокая, и когда заезжал в гараж, то зацепил тентом за какой-то крюк в верху гаражного проёма и распорол этот самый тент.

— «Теперь тесть меня прибьёт» — с тяжёлым вздохом закончил он свой рассказ. При этом его вид был таким подавленным, что невольно это заставляло проникнуться его проблемами, и возникало естественное желание помочь ему. И тогда свекровь, которая работала швеёй в ателье и владела различными приёмами шитья, предложила свою помощь. А дальше её прямой рассказ.

— «Нашлась иголка и подходящего цвета нитка, и я стала специальным «потаённым» швом сшивать разорванный брезентовый тент. Работа была не простая, да и объём достаточный, поэтому муж не стал меня дожидаться и ушёл домой. Но как бы там ни было, часа через полтора я работу закончила и Рома (так звали этого бедолагу) с изумлением рассматривал тент на машине и не мог заметить сшитого места. Он покачивал головой, цокал языком и говорил – «Ни фига себе. Ничего не заметно, всё как и было раньше. Даже не знаю, как вас отблагодарить».

Он с восхищением посмотрел на меня, а потом с широкой улыбкой произнёс:

— «Да нет, знаю! Такую замечательную женщину, такую мастерицу, такую красавицу нужно благодарить только так» — и с этими словами он неожиданно схватил меня в объятья, приподнял и унёс в дальний конец гаража, за машину, и начал целовать.

Сказать, что я оторопела, это ничего не сказать. Я могла ожидать чего угодно, но только не этого. Поэтому некоторое время я не понимала, как мне реагировать. Ударить его, грубо обругать вроде бы не за что. А что-то сказать он мне просто не давал, затыкая мне рот поцелуями. Вообще это был какой-то ураган, смерч. Роман покрывал меня всю поцелуями, казалось, что его руки были везде. Они ласкали меня по груди, по попе, неожиданно оказались под платьем между ног. И вот уже его ладонь проникла в трусики, его пальцы нежно протискиваются в мою щелку, надавливают на лобок.

Задыхаясь от охватывающего меня возбуждения я попыталась оттолкнуть его руками, но толчок получился каким-то слабым. Тогда, уворачиваясь от его поцелуев, срывающимся голосом я проговорила:

— «Перестань…отпусти… нас могут увидеть…да что же ты делаешь!»

Роман только крепче прижимал меня к себе, продолжал ласкать везде, непрерывно целовал в щёки, в ухо, в шею, в грудь, которая вывалилась наружу, так как пуговицы на груди оказались расстёгнутыми. При этом он не молчал, а всё время быстро говорил:

— «Какая ты славная! Какое у тебя ладное, упругое тело! Нас здесь никто не увидит за машиной, да и ворота гаража прикрыты. Ты такая красавица! Тебя надо любить и любить! От тебя можно с ума сойти!» — и ещё много в том же духе.

От всего этого я потекла, волна возбуждения охватила меня. Не было ни сил, ни желания сопротивляться этому безумному натиску, а просто хотелось отдаться нахлынувшему наслаждению и бездумно плыть по бурным волнам страсти.

Роман как-будто уловил моё состояние, резко повернул спиной к себе и наклонил на капот УАЗ-а, так что я легла на него грудью. Буквально в несколько секунд моё лёгкое летнее платьице оказалось задранным на спину, а трусики спущены до колен. И вот я почувствовала, как его член входит в моё влагалище. Вошёл он легко, так как там уже давно было всё обильно смазано. И сходу, размашисто пошла работа!

Роман трахал меня энергично, в высоком темпе, так что по гаражу раздавались характерные шлепки. При этом он продолжал приговаривать о том, какая у меня замечательная попка, какие округлые и сочные булки ягодиц, как здорово трахать такую женщину, как я. И природа начала брать своё. Моё влагалище стало отзываться на ритмичные движения его члена такими же ритмичными сокращениями мышц промежности. В унисон с этими сокращениями приятные горячие волны, зарождающиеся внизу живота, стали охватывать всё моё тело, подниматься к груди, перехватывать дыхание, вызывать какое-то томление.

И вот я уже начала стонать, сначала не громко, изредка, потом всё сильнее, чаще, в ритме его движений. Горячие волны наслаждения захлёстывали меня всё сильнее, сердце бешено колотилось, в висках стучало, в глазах на какое-то мгновенье потемнело, а из широко открытого рта стали вырываться хриплые крики. Я кончала! Я бешено кончала!

Постепенно начала успокаиваться, приходить в себя. Сразу же навалилась расслабленность, и я буквально распласталась на капоте машины. Хотелось просто так спокойно лежать, отрешившись от всего. Но не тут-то было! Роман продолжал меня трахать в том же быстром темпе. Его твёрдый член неукротимо таранил мою податливую вагину.

Здесь я немного позволю себе отвлечься от повествования. У меня, как у всякой нормальной женщины, был далеко не один мужчина, так что есть с чем сравнивать. Были и энергичные, и вяловатые, но вот так как Роман длительно, без остановки, темпераментно меня ещё никто не трахал. Толи он от природы был такой выносливый, толи спортсмен какой, но темпа он не сбавлял, и моё расслабленное тело елозило по капоту туда – сюда от его мощных толчков. И я вновь начала возбуждаться!

Я повторюсь, я обычная, нормальная женщина. И в ходе нормального секса я практически всегда испытываю оргазм. Но только один раз, а потом я спокойно, умиротворённо, расслабленно лежу и кайфую. Да, я слышала, что есть женщины, которые испытывают по несколько оргазмов за один половой акт, но как-то слабо себе это представляла.

И вот на меня стала накатывать новая волна неимоверного наслаждения. Я задыхалась, моё тело начало содрогаться, пальцы рук судорожно скребли по холодному металлу, изо рта вырывались не то стоны, нет о крики. Я опять кончила!

Я кончила второй раз! Невероятно. Вот уж не думала, что на такое способна.

А Роман не останавливался, он был неутомим! Похоже мои оргазмы только подзадоривали его. Он взял одной рукой мои волосы сзади и натянул их назад так, что моя голова запрокинулась назад, а спина изогнулась. Он держал меня словно наездник норовистую лошадь. При этом продолжал энергично вгонять в меня свой стержень. Мне было немного больно, но в тоже время я испытывала блаженство и мне хотелось что бы он продолжал это делать. До меня, как сквозь вату, доносились его слова:

— «Ух, какая ты гибкая, как изогнулась! А ты заводная! Чем больше я тебя ебу, тем больше ебать хочется». И не останавливаясь, продолжал трахать и трахать, буквально натягивая меня на свой член.

Я потеряла счёт времени, мне казалось, что всё это длится бесконечно долго, меня вновь стало бросать в жар, мне не хватало воздуха, я ловила его широко раскрытым ртом, слышала свои же стоны как-будто со стороны. Вновь накатили обжигающие волны наслаждения, сердце, казалось, замерло, перед глазами всё поплыло, и я кончила уже в третий раз! С ума сойти! Со мной никогда ничего подобного не было.

Я бессильно распласталась на капоте машины, все мои мышцы были расслаблены словно тряпки, ноги дрожали и подгибались. Я с трудом восстанавливала дыхание, сердце продолжало учащённо биться, губы пересохли. А Роман продолжал ритмично долбить моё истерзанное сексом и оглушённое оргазмами тело. В это время у меня наступила фаза какого-то притупления, уже не было горячих, волнительный волн, сладострастных судорог. Я просто ощущала ритмичные толчки его члена внутри себя, а моё тело безвольно дёргалось от этих толчков.

Вместе с этим ко мне стало возвращаться какая-то ясность восприятия окружающего. Я вспомнила, что нахожусь в чужом гараже, что меня трахает чужой мужик, и что надо как-то всё это заканчивать, причём с наименьшими проблемами для меня. А проблема начала вырисовываться. Если до этого времени Роман ритмично, хотя и в высоком темпе, трахал меня, и при этом ещё говорил разные ласковые слова, то сейчас он замолчал, его дыхание стало более шумным, прерывистым, а движения более резкими, частыми. На него явно накатывало возбуждение и он был готов вот – вот кончить. А поскольку трахались мы без презика и противозачаточных препаратов я не принимала, то возникала вполне реальная возможность залететь. Само собой это не входило в мои планы.

Превозмогая навалившуюся на меня слабость и собрав все силы, я буквально выкрикнула:

— «Только не в меня…нельзя…умоляю…» — и попыталась приподняться.

Надо сказать, что не смотря на возбуждённое состояние, Роман полного контроля над собой не потерял и даже учитывал моё положение. Он прекратил меня трахать, вышел из меня, рывком приподнял моё безвольное тело, повернул лицом к себе и усадил на корточки. Впрочем, последнее произошло само, так как мои ватные ноги не держали меня, а от падения меня удерживало то, что спиной я упиралась в бампер УАЗ-а.

— «Хорошо…туда кончать не буду…давай в рот…» — с придыханием, хриплым голосом проговорил Роман и, взяв рукой меня за затылок, придвинул моё лицо к своему напряжённому, подрагивающему члену. Я послушно открыла рот и твёрдая, гладкая головка вошла в него. Роман начал не менее энергично трахать меня в рот, а поскольку он был возбуждён до предела, то буквально секунд через десять начал кончать.

Его напряжённый член пульсировал, яички в мошонке подтянулись вверх, сам Роман вздрагивал всем телом, глухо постанывая, повторяя при этом:

— «Ооо…как хорошо…ооо…хорошо…»

Мне прямо в глотку влетали порции его спермы. Одна, вторая, третья, четвёртая. И мне приходилось глотать это тягучее, тёплое, со своеобразным привкусом вещество. Последняя порция уже не вылетела, а просто выдавилась из головки и размазалась по моим губам, пришлось слизывать её языком.

Кончив, Роман устало стоял, опёршись руками о капот машины, а я обессиленно продолжала сидеть на корточках, привалившись спиной к бамперу. Мы оба медленно приходили в себя, тяжело дыша. Постепенно отдышавшись, Роман помог мне подняться, поправил на мне одежду и сказал:

— «Большое спасибо за то, что помогла мне, надеюсь, что и моя благодарность тебе понравилась. Поверь, я очень старался».

Я на негнущихся ногах медленно доковыляла до дома, приняла душ и бухнулась в кровать, где тут же заснула».

Так моя свекровь закончила свой рассказ. Немного помолчав, добавила:

— «Знаешь, так меня никто больше не благодарил».

Я, конечно, пристала с вопросом о том, что было дальше, как развивались отношения, на что свекровь хмыкнула, и как-то спокойно ответила:

— «Да знаешь, никак. Я ведь в гараж ходила редко, а гараж Романа был в другом конце, поэтому мы практически не пересекались. За несколько лет мы с ним мимоходом виделись пару раз. Ну что, улыбнёмся и всё».

— «И не тянуло ещё раз испытать всё это?»

— «Можешь мне не верить, но нет. Ведь вся прелесть была в неожиданности, в нестандартности этого секса, именно поэтому он остался в памяти таким ярким и необычным. А если бы мы начали встречаться с Романом, то уже этой яркости не было бы. А было бы обычное, монотонное блядство».

— «А муж ничего не заподозрил, не узнал?» — не унималась я.

— «А нашим мужьям надо знать только то, что мы им позволим знать, тогда у них сон крепче и настроение лучше» — со смехом ответила мне свекровь – «Ты же своему не рассказываешь того, что ему знать не положено. В этом залог семейного счастья. Будем считать это тостом и выпьем за это».

Мы налили ещё по фужеру вина, чокнулись и выпили.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *