шлюхи Екатеринбурга

Сделали уроки дома

Машку назвали этим именем после того, как её родители посмотрели забугорный фильмец "Просто Мария." Тогда почти все фанатели от "Рабыни Изауры", от богатых, которые обливаются слезами.Ну и прочая белиберда производства Бразилий и прочих Мексик. Вот и обозвали девчушку Машкой. Случай познакомиться с ней представился, когда ей было лет шестнадцать, мне чуть больше. Они тогда переехали в наш дом. Мало того, в наш подъезд. И это не всё. Их квартира прямо напротив нашей, дверь в дверь. Сейчас-то мы подросли, повзрослели.

Машкина мать и моя мутер мигом сошлись и скорефанились. Мать татарка, тётя Лиза полукровка. Обе разведёнки с прицепом. К тому же и на работу тётя Лиза пристроилась в ту же контору, в которой работала мама.

С просто Марией у нас не то, чтобы особая дружба, скорее добрососедские отношения. Интересы разные, пусть разница в возрасте и небольшая. Машке бы потусоваться, я скорее домосед. Машка тащится от попсы, от всяких Осиных, Валерий и прочих женоподобных мальчиков и девочек из ансамблей поющих трусов. Мне больше нравится нетленка: рок, джаз, блюз. И различные направления и смеси этих стилей. Как-то включил ради прикола Машке кельтскую музыку. Волынки — это что-то. И балдел, глядя на её перекошенную мордашку. А потом врезал по немцам. Помирились примерно через недели две.

У Манюни ко мне отношение чисто меркантильное. Она не сильна в изучении различных наук, а сдавать надо. И я впахивал, как раб на галерах, делая за неё курсовики, контрольные, готовил ей шпоры. Не даром, за оплату. А откуда у неё денежка? И чем тогда платить? Для женщин это не проблема. Кошелёк с валютой всегда с собой.

Началось наше тесное сотрудничество с того, что тётя Лиза как-то обратилась с просьбой помочь дочери в изучении наук. Нет, никаких занятий с ней проводить не надо. Надо всего лишь делать за неё некоторые работы. Мне не в тягость. Об оплате, сказала, договариваться с Маней самому. Более тонкого намёка я не слышал. Видимо маме настопиздело тянуть великовозрастную коровку и платить за её тупость. Тем более, что девочка уже вошла в возраст полной ответственности за себя. Точнее говоря, давно уже не девочка. Не сомневаюсь. Уж среди студенток найти кого-то в такой сохранности что-то типа поиска неуловимого йети. Вроде все знают, что он существует, но никто не видел его ни разу.

Первый раз встретились с Маней в нашей квартире. Как раз в тот вечер наши мамаши были заняты на вечеринке, которую позже обзовут заграничным словом корпоратив. Женщины в том возрасте, когда точно знают что и от кого им хочется. Дают не по любви, а для здоровья. Сдаётся мне, что соседка свою дочку подставила с той же целью. Просто как "Нескафе" три в одном. И польза от занятий, и не шарится невесть где, и сосед, авось, трахнет девку здоровья для. Встретились мы, обговорили наши общие проблемы. Те времена, когда люди вели куртуазные разговоры намёками, прошли. Это раньше кавалер намекал барышне: Мадам, мой нефритовый стержень жаждет погрузиться в ваш грот, дарящий наслаждение. И прочая мура. Сейчас стало проще. И потому спросил напрямую

— Давать будешь?

Мы как раз валялись на кроватке моей, рассматривая какую-то книженцию альбомного размера. Машка по своей природе динамистка. Не знаю как с другими, а со мной точно. Может мордой не вышел. А может я из той категории, которую зовут "останемся друзьями". А тут был задан прямой вопрос, на который требуется прямой ответ и всякие отговорки вроде "сейчас я не готова" никак не прокатят. Машка прижалась лыбится, молчит. Насмелилась

— Ренатик, не обижайся. Выслушай, что скажу. Понимаешь, с другими парнями у меня получается, а тебя просто стесняюсь

— Как это? — Аж подпрыгнул. — Не понял? Объясни.

— Понимаешь, другие парни — они другие.

— А я особенный?

— Вроде того. Ты какой-то слишком серьёзный. Вроде не ровесник мне, а старый дядька.

— Значит у меня шансов нет?

— Ренат, шанс есть всегда. Хочешь, я разденусь?

— Да ты что? И что случилось?

— Не издевайся. Хочешь?

Манюня стянула с себя майку, расстегнула и сняла лифчик. Небольшие груди с розовыми сосочками, плоский животик. Обычная девушка. Смотрю

— Посмотрел?

— Да.

— Нравится?

— Очень. А если приставать начну?

— Ренатик, я и так скоро со стыда сгорю. Отвернись, не смотри.

— А зачем разделась?

— Так я же не совсем. Я в трусах.

— А трусы снять слабо?

— Нет! — Машка схватилась руками за резинку трусиков, будто я собрался содрать их с неё силой. — Ренат, прошу, не надо.

— И что нам делать?

Машка хитрющая, как и все женщины. Недаром змей-искуситель именно Еве подсунул яблоки. Она слопала пару, Адаму досталось одно. Ну так не надо хлебалом щёлкать. Кто сумел, тот и съел. А огреблись оба одинаково. Вот и тут нашла выход из положения.

— Ренат, давай я как будто сплю, а ты меня…Ну…Это. Трахнешь, короче.

— Сонную? Так ты же будешь бревном, даже не подмахнёшь.

— Чего это? — Машка обиделась. — Ещё как подмахну.

— Так ты же спать будешь.

— А я во сне. Ну что, я спать ложусь?

Засмеялся.

— Спи. Спокойной ночи. Пусть тебе приснится сказка.

— Хорошая? Только ты будь нежным. У меня соски очень чувствительные. Это так, для информации.

— Ты спать будешь или нет?

— Да сплю я уже. Видишь, глаза закрыла.

Так, что там Машка про титечки говорила?

Наклонился. Сосочки мелкие, просто кнопочки. Но не соврала, чувствительные до ужаса. Только губами взял, он и отвердел, сосочек-то. Машка застонала "сквозь сон"

— Ммммм! Ещё.Язычком, Ренатик.

Спящая красавица. Что там надо было сделать, чтобы её разбудить? А оно мне надо? Пусть лучше спит.

А Машка завелась. Не открывая глаз выгнулась, попой закрутила. Стеснительная ты моя динамистка. Оказывается надо было тебя просто спать положить. Шепчу на ушко

— А мама твоя что скажет?

Маня во сне отвечает

— Ничего. Она сказала, что с тобой можжжжнннн…Ренат, ещё сосок! Мммм…

— А животик у моей красавицы тоже чувствительный?

— Это ты у меня спрашиваешь? Я сплю, если что.

— Это я с собой разговариваю. Вот сейчас трусики с девочки сниму и узнаю всё точно.

Спит маленькая, но попу приподняла. Как иначе трусики стягивать, если зад к матрасу прижат? Пусть и крепко спит, даже всхрапывает, а инстинкты никуда не делись. Тут и желание помочь партнёру, тут и обычное любопытство: А что он будет дальше делать, а на что он способен, сделает ли мне хорошо, или лишь о себе позаботится? Вопросов много, а ответов пока нет. Хотелось бы, чтобы всё было хорошо. Встреч впереди много, не хотелось бы разочарований. В этом увлекательном действии участвуют двое. И если один из них малограмотный неумеха, то вторая будет просто лежать бревном, отрабатывая долг. Не хотелось бы разочаровывать Маню, но такой шанс есть. Неизвестно чему она научилась со своими прежними боями и френдами.

Какая писечка у неё. Сбрито всё. Губки пухленькие, валики плотно сжаты. Мне такие нравятся. Они смотрятся эстетичнее, чем те, у которых наружу торчат гребешки малых губ. Вот сейчас мы эти сжатые губки раздвинем и… Машка взвыла во сне, выгнулась, подаваясь навстречу нагло вторгнувшемуся в её писю языку.

Проснулась! Бля буду, проснулась! Вона как извивается, а уж звуковое сопровождение — Рамштайн отдыхает. Или всё же это во сне. Глаза-то закрыты, веки сжаты так, что слезинки выдавливают.Ай да Машка, ай да спящая царевна. Не женщина — мечта. Рядом с такой, коли женой станет, другую какую бабу трахай, твоя жена не проснётся.

Машка тяжело дышит, вспотела. Раз за разом пересохшие губы облизывает. Пожалел. Принёс водички. Мне не жалко, вода своя, не покупная. Ей-то, спящей, и воды попить не сходить. Не лунатик чай во сне-то шариться. Благо пока другого чего не приспичило. У нас дома горшки не водятся. Мама говорит, что был когда-то и я на нём гордо восседал. Особенно хорошо у меня получалось это делать, если кто-то за стол садился покушать. Или по телеку фильм интересный. Ну, а так как я поклонник и ценитель кино, то горшок тащил в передний угол. И дела свои делаешь, и культурно просвещаешься. Да вот за ненадобностью куда-то дели. Скорее всего бабушке в деревню свезли. Видел я у неё что-то подобное, у курочек вместо поилки стоит.

Напилась Маня. Пила не открывая глаз. Точнее, один приоткрыла, вроде щурится. А ну как не то что-нибудь принёс и её напоить пытаюсь. Было однажды. Не со зла получилось, нечаянно. Машка зашла к нам на минутку. Это когда мы ещё и не помышляли лечь в одну постель, были просто добрыми соседями. Она приходила в основном покурить. Дома мать может и по морде. С неё, с полукровки татарской станется. В подъезде палево. А у меня муттер курит, сам балуюсь изредка. Машке отговорка: у соседей была, они курили вот я и провонялась дымом. А дым табачный он такой, он въедливый. Дядька на зоне работает. Приходит домой со смены, тётя Таня его форму сразу на улицу вывешивает. Махра голимая. Мухи подлетят и замертво падают. Ну так вот в тот раз Маня притопала

— Ренатик, я пыхну у вас?

А почему бы и нет. Она порядок знает, несёт несколько сигарет. Для себя, значит, и для меня. А с меня кофе или чай по настроению. А тут матери моей кто-то пузырёк "Белого аиста" подкатил. И мама его уже испробовала. И как тут удержаться и не попробовать кофе с коньяком. А Машка, пока кофе в турке поднимается, советы даёт, как сварить настоящий кофе. Туда, оказывается, корицу надо, перчик, мёд и, как завершающий штрих, коньяк. Знаток, бля, бариста хренова. Щепотка — это сколько? И чья щепотка? Моя получилась вполне приличная. Маня хлебанула первой этой адской смеси. Рот открыла, глаза выпучила, слёзы текут, сказать ничего не может. Так и не покурила, рванула домой, не допив свой кофе. Попробовал сам. Неее, я поборник классического: кофе, сахар и больше ничего.

Попила Машка и дальше спать. Ей хорошо. Так отлизал, что больше девочке ничего не надо. А мне? У меня же стоит, я же ещё ни в одну дырочку его не поместил. Ни с какой стороны Машку не попробовал. Переполз я и попытался Маше в ротик закусон к водичке засунуть.

Машка губы слегка приоткрыла, а зубы сжаты. Не протолкнёшься, как в очереди за дефицитом.

— Маш, ротик открой.

— Ренат, убери свою сардельку. Я минет не люблю делать — это раз. — На мою моську недовольную глянула, постаралась смягчить отказ. — Ренатик, потом сделаю, ты же мне куни сделал. Сейчас просто не хочу. И я же сплю. Это два. А сплю я всегда с закрытым ртом.

Для спящей слишком уж разговорилась. Видать во сне болтать любит, за день с подругами не наговорится.

— Тогда спи. А я тебя трахать буду. И спереди, и сзади.

— Да сплю я, сплю. Не толкал бы в рот что попало, я бы и не просыпалась. Ренатик, только в попу меня нельзя. У меня там всё узко. Туда только пальчик проходит. Пальчик можно, если захочешь.

Вот ещё! Оно мне надо, в жопе пальцем ковыряться? Я уж по старинке, в писю выебу.

— Маш, на живот повернись и зад подними.

— Ренат, я же сплю. Какой зад?

— А ты во сне повернись и ляг удобнее.

— Мне и так удобно.

— А ты ляг совсем удобно. Для обоих.

— Только тихонечко толкай, медленно.

— Ты мне указывать будешь? Ты же спишь.

— Сплю.

— Вот и спи.

Но развернулась, на живот легла, уткнулась носиком в подушку, сопит. И попу приподняла. И ножки на нужную ширину раздвинула. Ну, с богом. Первый раз в первый…Эээ…В Машкину письку. Дай бог не в последний.

Двигаюсь медленно, не спеша. Времени впереди полно. Тут дело такое, сосредоточенности требует, торопливости не любит. Тут главное Машу завести, как старинный патефон, чтобы кончила. Понравится Маше, ещё даст. Не понравится — открывай кружок "Очумелые ручки". Машка пусть и во сне, начала разогреваться, задом задвигала. Сонные люди такие непосредственные. Захорошело — стонет. Иногда вскрикивает. Может что снится. Ужастики какие. Да не должно. Слишком уж стоны сладострастные. Её попа стала двигаться быстрее, не только вверх-вниз, но и из стороны в сторону. И я разгоняться начал.

— Машшшаааа!

Прижался к попе, вогнав жеребца в стойло. Аж выгнуло от наслаждения. И Машку проняло. Так и лежим. Машка жопой шевельнула из стороны в сторону

— Слазь. Не надо было в меня кончать.

— А что не сказала?

— А самому лень подумать?

— Маш.

— А?

— Я что спросить хочу…

— Дам. Ещё дам. И не во сне. Мне учиться понравилось. У тебя хорошо получается материал преподносить. Особенно когда ты пизде рассказывал. Я обкончалась. Ещё расскажешь?

— А ты?

— И я с твоим пошепчусь. Всё, пусти, подмыться надо.

— Маш, сегодня ещё учиться будем?

Машка посмотрела на свисающий конец

— А ты сможешь?

— Минут через сорок.

— Как раз перемена будет. А родители не придут?

— Позвонить обещали.

— Ладно, учитель. Готовь наглядные пособия, я ученицу мыть пошла.