шлюхи Екатеринбурга

Садистки. Знакомство

Когда я поступала в институт, одна из абитуриенток написала нескольким девушкам вконтакте, что хочет устроить вечеринку только для девчонок для того, чтобы мы друг с другом перезнакомились. Я согласилась и приехала на место — большой особняк за трёхметровым забором.

— Привет! — паренёк лет девятнадцати встретил меня у ворот — тебя как зовут?

Он не отрывал взгляда от моих ножек в чёрных леггинсах, едва прикрытых кофтой.

— Света я. Ты чего лупишься?

— Макс. Будем знакомы?

Он улыбнулся, а я, закатив глаза, прошла мимо, чуть толкнув его плечом. Конечно, он обернулся, чтобы оценить вид сзади — именно поэтому я поправила кофту, и показала ему средний палец, прикрыв попу — хотела его позлить.

Очевидно, никакой вечеринки "только для девчонок" не существовало. Войдя внутрь, я увидела ораву блюющих и кричащих парней моего возраста. Девушки в основном скучковались у розового дивана. К одной из них настойчиво приставал какой-то бугай.

— Ну сколько тебе повторять, я не хочу!

— Ты не знаешь, чего лишаешься… — говорил он пьяным голосом.

Я видела, что девки постоять за себя не могут, поэтому подошла и молча врезала ему коленкой в промежность. Он тут же свалился, музыка прекратилась. Пацаны ошалело смотрели на меня, пока поверженный паренёк трясся от боли у моих ножек на шпильках, чуть не целуя их искривлёнными губами. Признаться, я недооценила силу удара, но марку нужно было держать.

— Меня Света зовут, очень приятно! — задорно крикнула я. Музыка продолжилась, а я стала подпихивать контуженного, чтобы поскорее уполз.

— Спасибо тебе, — сказала девушка, — я — Лера.

— А я — Света. Знаешь, мы уже взрослые надо ведь уметь постоять за себя…

Я огляделась. Абитуриентки сидели, грустные, и ждали, пока их трахнет один из бухающих парней, будто в плену.

— Говорили, вечеринка только для девушек будет… — сказала одна из них.

— Так! — сказала я, — нам с этими остолопами ещё в институте просиживать — надо научить их манерам!

— Да! — поднялась Лера с выдающимся бюстом, — такое нельзя терпеть — это наверняка Макс всё подстроил!

— Что такое? — сзади подошёл Макс с коктейлями, — спорите, кому я первой засажу?

Он начинал меня откровенно раздражать. И тут меня осенило.

— Да, Макс, именно! — сказала я, подмигнув Лере. Она поняла, что у меня есть план, и подошла к Максу, едва прикоснувшись своей полной грудью его локтя.

— Так… — сказала я, ласково прихватив его за шиворот, и хищнически взглянула на него — пойдёшь со мной. Где здесь кровать?

— Наверху — облизнулся недоносок.

— Веди! Чего ждёшь?

— Ооо! — отовсюду раздались одобрительные мужские возгласы — Ну подфортило! Трахни их там! Макс! Только нам оставь кусочек!

Мы пришли в спальню. Любопытные носы я оставила за дверью, и закрыла её на замок. Через некоторое время голоса за дверью утихли. Я залепила замок жевачкой и осмотрелась.

В комнате стояла одна огромная кровать. Я схватила Макса за плечи и грубо толкнула его на постель. Счастливый идиот лежал и ждал, что кто-то из нас на него запрыгнет. Я схватила скотч со стола, и стала приматывать его руки к балясинам. Окончила я, налепив на его физиономию длинную ленту, прикрывающую рот. В этот момент до него дошло, что теперь он лежит, беспомощный, перед двумя молодыми, сильными девушками. Я расстегнула пуговку на груди, подарив Максу ложную надежду.

— Так ты хозяин? Я-то думала, так, дурачок.

Он кивнул. Лера, наконец, подошла.

— Света, — в её глазах забегали дьявольские огоньки. Она дотронулась до моей руки, — мы же не оставим его вот так лежать здесь совсем одного?

Мы смотрели друг другу в глаза, и я почувствовала, как влечение к новой знакомой овладевает мной. Где-то шумела музыка, мычал пленник, а я утопала в убийственно красивых глазах моей коварной подруги.

Лера погладила мою щёку, затем шею. Я дотронулась до её пухлых алых губ и только стала круговыми движениями гладить её сильные бёдра, как почувствовала, что Лера сама прижимается ко мне. Я вошла во вкус и стала разминать её ягодицы. Она закатила глаза и, тихо постанывая, стала подтягивать юбку наверх, освобождая свою накачанную попу.

— П-подожди, Света — прошептала она мне на ушко, оседлав Макса в области лица, несмотря на его протест. Я расстегнула её тугую блузку и, обхватив губами сосок, стала нежно посасывать его, чувствуя языком, как он набухает.

Лера стала ездить на протестующем, закусывая губу, и напрягая ягодицы в такт. Мы целовались, я трогала её грудь, и постепенно Лера разогналась — от её фрикций сотрясалась кровать, стонущий в её частично съехавшие трусики мальчик под юбкой, и её огромные сиськи. Она как будто пыталась продавить его через матрас.

Лера сладко закрыла глаза: "Ох, я сейчас, м-м…", она сдвинула бельё, привстала, дав мальчонке вздохнуть, и продолжила наяривать его лицо уже своей аккуратно выбритой киской. Парень внизу задёргался, стал шарить руками по воздуху, но Лера была слишком сосредоточена на том, чтобы кончить, а я уже давно стала трогать себя, не жалея растянутые леггинсы — помочь ему было некому.

— А! А! А! А! А! — кровать скрипела с Лерой в унисон, парень паниковал. С каждым стоном Леры он слабел всё больше и больше, послушно следуя за движениями её беспощадной задницы. Глядя на то, как он отчаянно бьётся в лериных бёдрах, как конвульсивно дёргает ногами, я почувствовала, как меня накрывает.

— М-м-м! — закусила Лера свою пухлую нижнюю губу, раскрасневшись, — кажется, я… Охх, Света, кажется яа-а….

Лера затряслась на своей жертве, пока та предпринимала последнюю тщетную попытку вдохнуть.

— Да, да! Соси, с-с-суччёныш! — она щипала свои набухшие соски, жёстко насилуя страдальца, и возбуждённо шептала, — хотел секса, выродок, м? Хотел, ублюдок?.. Получай, с-сука, ты вещь теперь, понял?.. М-м-м… Лижи… Сделай девочке… Хорошо.

Она привстала, содрала с его губ скотч и опять стала наяривать лицо своего кавалера, а затем вытянулась, закрыв его полностью.

— Давай же!.. Ну!.. М!.. М!.. Мфф! — Лера стонала, испытывая массивный, вымученный оргазм. Бедняжка едва соображала, что происходит, механически обрабатывая лицо полуживого партнёра, а тот, наконец, понял, что чтобы вдохнуть ещё, нужно, чтобы Лера кончила как можно скорее, достал язык, и принялся обслуживать девушку. Она почувствовала это — первый раз в жизни она сумела сломать пацана, подчинить его своей воле.

— О, да! О! Вот так! О! О! Лижи, давай! Ну же! Лучше! Лучше! Сейчас! Сейчас… М-м-м!

Лера, раскрасневшись, жёстко вминала голову бедняги в кровать, всё быстрее и быстрее…

— Да! Да! Да! Давай! Ещё! М! М! М! М! Ну!..

Она привстала, и тут же струя из набухшей лериной киски ударила в лицо уже захлёбывающегося соками Макса.

— Ооох… — вздохнула Лера, поглаживая себя. Ей как будто стало грустно, что всё кончилось.

— А можно, а можно мне? — с улыбкой спросила я. Лера зажглась, а Макс запаниковал, мыча.

— А давай!

— Стой, подожди… — умолял Макс, но я быстро стянула леггинсы и уселась на его разогретое лицо, — Лера была позади.

Теперь мы насиловали его как будто бы вдвоём, только Лера сдавливала ему грудь, мешая дышать. В этот раз он дёргался очень сильно и мычал в мою влажную писечку, отчего мне становилось очень приятно. Было стыдно, но я ничего не могла с собой поделать — парень, наверное, думал, что теперь ему пизда, и в этом отношении я могла его понять. Он трясся довольно долго, и я чувствовала, как его тёплые нос и губы прижимаются к моей вульве. Ощущение заплаканного лица под моей попой было незабываемым; но заставить парня делать мне куни так и не удалось.

— Умоляй меня, тварь! — вырвалось у меня, когда мычание вдруг прекратилось, — Ты чего перестал? М?

Я привстала — Макс тут же стал откашливаться и глубоко дышать.

— Хватит!.. Стойте!..

Ему было плохо — он, наверное, едва соображал, что происходит. По щекам текли слёзы, — простите меня, я не бу-уду…

— Дааа, вот тебе невесело, наверное, а, Макс? — сказала я, поставив коленку ему на горло.

— Охх, подожди — захрипел он, с ужасом смотря на приближающуюся Леру. Она тоже уместила ножку на горле кавалера, и мы стали целоваться, то усиливая давление, то уменьшая его.

— У меня идея, — прошептала она, повернулась к Максу и приставила палец к губам. После чего, устроилась на его лице.

— Он не успел тебя обслужить — это могу сделать я — сказала она, пока Макс захлёбываясь нашими соками, вопил в горячую Лерину попу. Она нежно прижалась к моей киске, и стала меня ублажать. От удовольствия я раскачивалась на горле Макса, чувствуя, как он кричит и барахтается под нами. Когда я напирала, он вопил и дёргался сильнее.

— Давай… вместе? — спросила я. Лера закивала, обрабатывая мой бугорок.

— Раз… — прошептала я, надавив коленкой — Макс зарычал, Лера задрожала от возбуждения и простонала в меня, от чего меня прошибла волна приятного, обжигающешго тепла.

— Два… — я снова сдавила шею — опять рычание, стон — я чувствовала, будто жму не на горло пацана, а на педаль газа.

— Три! — что-то лопнуло, Макс захрипел, Лера опять брызнула на его изнасилованное лицо, а я свалилась вниз, успев сесть на размятую шею паренька. Так мы сидели некоторое время и смотрели друг на друга, не обращая внимание на Макса. Потом мы встали. Макс лежал, кажется, дыша. Смотрел в потолок.

— Какой хрупкий оказался, — заметила Лера, одеваясь. Она приложила пальцы к его шее, — ну, жить будет.

—.. .Точно? — побеспокоилась я.

— Ага… Но на всякий случай давай спустимся через окошко…