» Рыбья кожа » часть восьмая

  — Умница моя, вот же сестра прислала помощника. И на машине ездить умеет, и в постели отодрал меня так, как ни один мужик до этого не трахал…

— говорила тётка, после того как она с криками кончила на мне, ёрзая в позе " наездницы".

— И я ни раз мысленно благодарил маму Лену за то что она прислала меня на лето к вам в деревню. А сама уехала на Юг с археологами…

— ответил я тёте, выжимая из презерватива остатки спермы и размазывая её по животу маминой младшей сестры, " леча" её таким образом от ихтиоза.

— Только Костя учти, я ревнивая и не потерплю что ты будешь больше внимания уделять Лене чем мне. Я понимаю что тебе хочется переспать с мамой. Но я твоя жена и хочу чтобы ты любил меня, а не свою мать…

— сказала тётя Надя, вставая с кровати. А я опять не понял в шутку она это говорит или всерьёз.

— Да мне только интерес сбить милая. Просто охота маме Лене засадить. А так у неё всё то же самое что и у тебя тётя. И не нужно меня к ней ревновать. Вы же родные сестры, а я хочу вас любить обеих. Но тебя Надя больше. Только жаль тётя что у нас не получится по настоящему быть мужем и женой…

— ответил я тётке понимая что мы с ней никогда не пойдем в ЗАГС и наши игры в мужа и жену так и останутся игрой в тайне от всех. А ещё я врал тёте Наде что хочу лишь попробовать с мамой Леной и сбить с ней интерес. И то что у матери все то же самое что и у неё. Мать я хотел больше всех женщин на свете. Ни баба Зоя с толстой жопой и большими сисярами, ни её младшая дочь Надя молодая женщина горячая в постели. Не могли сравнится с моей мамой, строгой и неприступной учительницей русского языка и литературы.

А один взгляд мамы Лены направленный на меня сквозь стекло очков чего стоил. Нет если мне и удастся засадить матери осенью, то я буду лежать на ней сверху, а у неё на глазах будут очки и высокий шаньен на голове. Хотя я допускал крамольную мысль что со временем попробовав с мамой Леной все мыслимые и немыслимые позы, возможно и потеряю к ней влечение. Но точно не был в этом уверен. Любить родную мать и наслаждаться её телом в постели, слушать её сладкие стоны под собой. Это райское наслаждение для сына.

— У нас с тобой будет полноценная семья Костя. Самое главное что ты на меня не похож. Пока поживём вместе тут в деревне. А потом уедем в другое место, где нас никто не знает. Только мне придётся разочек тебе изменить дорогой. Я не хочу брать ребенка в детдоме, лучше сама рожу. Жаль что от тебя нельзя родить Костя…

— тётка подняла свои белые трусы с кровати и нежно вытерла ими мне член. И подойдя к шкафу достала из него халат и одела его на себя.

— Одень трусы Костя. И пошли на кухню я тебя покормлю. Там борщ в холодильнике стоит и окрошка…

— сказала Надя, подавая с пола мне трусы, вытащив их из брюк.

— Хорошо любимая, только борщ я не хочу, а от окрошки из холодильника не откажусь…

— ответил я тётке обнимая женщину, и целуя младшую сестру мамы Лены в губы.

— Я сама окрошку обожаю, да ещё с хреном. Пошли милый пообедаем, да и мне нужно продукты в холодильник положить. А то эта блядь старая Зоя сейчас придёт и устроит мне нагоняй…

— тётка повернулась ко мне спиной и взяв меня за руку повела на кухню из спальни. А я не удержавшись в дверях поднял женщину на руки и понёс. Хотя сделать это мне было не легко, Надя была тяжелее бабы Зои.

— Ой, Костя, вот же малохольный. Ты что теперь на руках меня будешь носить…?

— Надя с любовью смотрела мне в глаза и взгляд молодой женщины был пронзительным.

— Да дорогая, я буду тебя носить на руках. Ведь ты же моя жена и самый близкий человек на свете…

— ответил я родственнице, неся её на руках из спальни на кухню. Думая про себя что мне намного приятнее было бы поднять на руки её старшую сестру Лену, и чтобы мать смотрела мне в глаза влюбленным взглядом.

— А мне окрошки нальете и водочки не помешало бы. Я с самой реки иду. Дед этот Кузьмич пьяный напился, Троицу отмечал. И распустил все стадо, а коровы к реке убежали на луг. Пришлось туда гнать своих, хорошо что внук его согласился за этого придурка постеречь до вечера. А то пришлось бы самим пасти…

— сказала баба Зоя заходя на кухню и отрехивая с волос капли воды. Дождь который шел с утра и в обед было прекратившийся, дав мне возможность засадить матери Нади на капоте её зелёного " москвича" за лесополосой. После обеда пошёл с новой силой и в доме стало полутемно из за низких дождевых туч.

— Да куда же мы без тебя Зоя. Садись давай за стол, но только переоденься, а то потом и навозом прёт…

— с раздражением ответила матери Надя, доставая с полки третью чашку под окрошку.

— Не только переоденусь но и ополоснусь. А то и впрямь подмышки потом пропахли. А вы подождите меня не ешьте, я быстро…

— сказала нам бабка прислонив ладонь к титану стоящему на кухне.

— Да есть там вода мам, я подмывалась. И тебе оставила, иди ополаскивайся быстрее и приходи к столу, жрать охота…

— ответила матери Надя, наливая из большой эмалированной кастрюли с васильками на белом боку, ароматную деревенскую окрошку. Я ел в Москве подобный холодный суп, его делала мать в жару. Но та московская окрошка ни шла ни в какое сравнение с окрошкой которую делали в деревне. Если мать готовила её из смеси воды и лимонной кислоты, колбасы, майонеза, и покупных парниковых овощей и яиц.

То окрошка у бабы Зои состояла из настоящего ржаного кваса, домашних яиц, мяса и огурчиков с укропчиком с собственного огорода. И всё это " холодное чудо" было густо заправленно домашней сметаной и ядренным хреном. А к дополнению к окрошке на столе стояла запотевшая от холода бутылка пшеничной водки. Я хотя и не был любителем бухнуть, но сейчас выпить стопочку водки под холодную ароматную окрошку, да ещё в обществе двух красивых женщин, матери и дочки, было очень по кайфу.

— Кость, мы с тобой за грибами после Троицы съездим. Я место знаю за речкой там белых полно. Грибов охота свежих, я в этом году ещё за ними не ходила в лес. Но за речку далеко ходить, а на машине пять минут езды…

— говорила мне тётка, сидя рядом со мной за столом. Надя налила из кастрюли три чашки ароматной окрошки, нарезала чёрный хлеб и в дополнение к квасу, поставила на стол тарелку с жирной селёдкой щедро политой подсолнечным маслом и посыпанную зелёным луком.

— Знаю я твои грибы Надя. Вместо грибов ты еблей собралась на природе заниматься…

— засмеялась баба Зоя заходя на кухню из ванной. Пожилая женщина хорошо подмылась и благоухала душистым мылом и шампунем. Бабка как и дочь одела на себя цветастый хлопчатобумажный халат и было видно что он одет у женщины на голое тело.

— А что тебе одной с молодым парнем ебаться в кустах Зоя? Я тоже имею на это право. И 🍄 грибы пособираем, и на природе отдохнем. Правда муж мой любимый…

— ответила матери Надя, демонстративно целуя меня в губы, нарочно зля свою мать.

— Он тебе не муж, а племянник. Когда будете жить вместе тогда и называй его мужем. А Костя меня своей женой считает, или мамой…

— сказала дочке баба Зоя, садясь за стол с другого бока рядом со мной. Бабка обняла меня и поцеловала в губы, прижимаясь ко мне своим роскошным телом.

— Из пизды уже песок сыпется. Блядь старая, ну ничего приедет Ленка с моря, мы с ней Костю к тебе близко не подпустим…

— Надя сердито бросила ложку на стол, ревнуя меня к своей пожилой матери. А я видя что мать и дочь готовы по новой вцепиться друг другу в волосы, решил пресечь конфликт на корню.

— Я не собираюсь сувать свой член в одни и те же дырки. Так что Надя успокойся, я хочу любить и тебя и твою мать и свою маму тоже, когда она вернётся с Юга. А так же засадить подруге бабы Зои, тёте Зине. Я молодой и хочу трахать разных женщин…

— сказал я бабке и тётке, обнимая их руками за плечи и прижимая к себе, целуя каждую в губы.

— Да я и не против Костя, только Зоя из себя целку строит, словно у неё пизда золотая…

— хихкнула Надя, к моей радости мигом успокоившись. А я быстренько отвинтил пробку от бутылки пшеничной водки, и налил всем по стопке.

— За любовь мои дорогие. Я люблю вас обеих, и не нужно больше ссор. Мой член будет входить в ваши сладкие дырочки по очереди…

— толкнул я тост примерения вствая со стула, держа налитую рюмку в руке.

— А 👅 язык, ты про язык Костя забыл. Хочу чтобы ты после обеда у меня полизал внучек. А Надя пусть посмотрит на это дело….

— засмеялась баба Зоя, вставая со стула рядом со мной.

— Я не собираюсь смотреть Зоя. Костя и у меня полижет, раз он такой у нас развратный молодой человек…

— Надя встала рядом с нами, мы втроём скрестили руки чокаясь на брудершафт, выпили водку и я пососался с каждой из родственниц в губы взасос вместо закуски.

— Селедочки возьми Костя. Продавщица в магазине на тебя глаз точно положила, смотри какую жирную селёдку нам продала. Ни разу такой в райцентре не покупала…

— баба Зоя пододвинула ближе ко мне тарелку с истекающей жиром селёдкой, густо посыпанной сверху зелёным луком. Которая буквально растаяла во рту когда я ей закусил водку. Такой жирной и вкусной селёдки я и в Москве не ел.

— Окрошку ешь милый, в жару самое то, а от селёдки только на воду потянет…

— Надя сидя рядом с мной с другого бока, вовсю уплетала ароматную окрошку, черпая её из чашки ложкой. И я последовал её примеру, с наслаждением поглощая вкусное деревенское явство.

— Давайте ещё по одной, что бутылку на столе оставлять. Она должна под столом стоять пустая в праздник…

— засмеялась баба Зоя, наливая всем остатки водки и ставя бутылку под стол.

— Во имя Отца Сына и Святого Духа…

— засмеялась тётка чокаясь налитой рюмкой со мной и с бабкой. Как ни как в этот день была Троица и нужно было ещё отметить и главный христианский праздник.

— На диване в зале ляжем втроём, а то на кровати не получится. Я сейчас приду, схожу к себе в комнату за журналом который мне Костя показывал. Мы его посмотрим и поучимся различным позам…

— предложила баба Зоя, вставая из зо стола. Пожилая женщина закурила сигарету и выпусив клуб табачного дыма из своих накрашенных красной помадой губ, ушла к себе в спальню покачивая бедрами под халатом.

— Сука, ещё лизать у неё? У меня первой полижешь племяш, понял. А она пусть лежит и смотрит…

— сказала Надя в след ушедшей матери. Тётка взяла с подоконника пачку " космоса", и достав из неё две сигареты прикурила их себе и мне.

— Да полижу тётя Надя, ваша писька такой вкусный сок выделяет, а у бабки он кислый…

— нарочно соврал я младшей сестре своей матери, затягиваясь ароматным кишеневским " космосом". После выпитой водки и вкусного обеда, хотелось с наслаждением покурить и лечь в постель с двумя женщинами, мамой и дочкой.

— А вот и я, давайте журнал сначала посмотрим, может мы с тобой Надюха чего не знаем…

— сказала баба Зоя заходя в зал из своей спальни. А я глянув на вошедшую бабку ошалел от её прикида. Пожилая женщина одела на ноги белые чулки со стрелками на резинках и пояс на живот. Их я уже видел, но сверху на бабе Зое был одет прозрачный розовый пеньюар, через который отчётливо проступали её груди с тёмно-коричневыми сосками и темный заросший тёмными волосянками лобок.

— Потаскуха старая, так не честно Зоя. Я тоже тогда пойду пояс с чулками одену, а ты милый мне поможешь. Я тебя с ней не оставлю…

— обиженно сказала Надя глядя на свою сексуальную мать.

— Да идите, но не долго. А то я по ласке соскучилась…

— засмеялась баба Зоя, садясь с журналом на диван. Пожилая женщина в сексуальном белье, положила порножурнал к себе на колени и стала его листать.

— Вот же шалава, совсем стыд потеряла, правда Костя…

— говорила мне тётка одевая на свои красивые стройные ножки, чёрные капроновые чулки с резинками. Если у её матери был допотопный белый пояс и нейлоновые чулки со стрелками. То у дочери нижнее белье было посовременнее и пояс чёрного цвета был уже чем широкий старомодный пояс на животе у бабы Зои.

— Тётя, уложите пожалуйста шаньен на голове, и очки оденьте. Я хочу чтобы вы на мою маму были похожи…

— попросил я Надю, назвав её тётей.

— А я и есть для тебя мама Костя. Ты совсем ещё молоденький, а я взрослая женщина. Сыночек мой милый, можешь меня мамой Надей называть…

— засмеялась тётка, стоя перед зеркалом встроенным в дверцу шкафа, и укладывая волосы в шаньен на голове. А я стоял рядом и видел перед собой красивую взрослую женщину, в сексуальных чёрных чулках на ногах и с поясом на животе, от которого к чулкам шли резинки. И на фоне чёрных капроновых чулок, белая жопа тёти Нади соблазнительно смотрелась.

— Я их раньше носила когда в школе училась. А сейчас они мне не нужны. Только ради тебя сынок надеваю…

— хихикнула младшая сестра моей матери Лены, надевая на глаза очки.

— Мама Надя, какая ты красивая. И я по новой хочу тебе засадить…

— сказал я тёте, назвав её мамой. И это было сказано мной искренне, я видел перед собой свою голую мать, в чёрных чулках и с поясом на животе. Ведь сестры были очень похожи друг на друга, не смотря на разницу в возрасте в четыре года.

— И я очень хочу с тобой потрахаться сынок. Ты ебёшь хорошо Костя, что меня до тебя ни один парень так не трахал. И я очень хочу быть для тебя мамой. Ведь тебе нравится моя старшая сестра? Так вот пока она не приедет с курорта я её буду заменять. И зови меня теперь мама Надя…

— сказала мне младшая сестра моей матери Лены. И я с ней полностью согласился. Действительно тётка была здорово похожа на мою мать, и ебать её в таком случае будет в разы приятнее, чем просто называть Надей.

— Мам Надь, а ты в попу с парнями пробовала…?

— спросил я у тётки мигом спустив с себя трусы на пол и обняв младшую сестру своей матери сзади, прижался вставшим хуем к её белой пухлой жопе. Ведь чёрные чулки на резинках и узкий черный пояс у тётки на животе. Сексуально выделяли её белую молочного цвета жопку, и у меня глядя на эту волшебную красоту в который раз встал хуй, хотя он уже порядком побывал за целый в дырках бабки и её дочурки.

— Да пробовала пару раз. Но честно не очень понравилось. А хочешь я тебе туда дам. Пока эта шалава старая свое очко сраное не подставила. Она любит когда её в жопу ебут. Но у неё там все потертое, а у меня молодое и упругое…

— неожиданно предложила мне тётка без всякого возмущения с её стороны. И подкрепила свои слова делом, достав из шкафа маленькую жестяную баночку с вазелином.

— Я в туалет по большому недавно ходила. И у меня попка чистая. Так что можешь смело в неё сувать сынок, у тебя член не измажется…

— сказала мне Надя открывая баночку с вазелином.

— Мам Надь, только не надо у тебя в спальне. Пошли в зал, я с тобой на диване займусь. А баба Зоя пусть посмотрит…

— предложил я тётке, назвав её мамой. Мудро решив что ебать в жопу младшую сестру своей матери, мне будет по кайфу при её пожилой мамаше бабе Зое.

— Ох и вправду сынок, пусть посмотрит как ты меня в попу будешь иметь…

— хихикнула Надя, беря меня за член рукой и повела таким образом в зал. А я пошёл вслед за ней за младшей сестрой своей матери Лены, представляя на её месте саму маму Лену. И от этих мыслей у меня член вообще задервенел.

— Костя, иди ко мне и поласкай меня милый. Ласки хочу, и пососать у тебя…

— сказала мне баба Зоя, когда я зашёл к ней в зал, ведомый за член её младшей дочерью.

— Вместе мам пососем. Я вообще то сынку в попку собралась дать. Парень молодой пусть попробует…

— сказала матери Надя, садясь на диван рядом с ней.

— Ну вот ещё чего надумала. Тебе же всегда в жопу больно было. Сама же мне жаловалась и свечи просила принести из больницы. Но мне без разницы Надь, ты хозяйка своим дыркам. Но только раз на то пошло, то пускай Костя сначала закончит начатое. Он же мне всунул утром в задний проход на полголовки, а ебать не стал. Так вот пускай сначала мне долг отдаст, а потом с тобой этим занимается…

— баба Зоя отбросила порножурнал который она смотрела в сторону на диван и потянула меня к себе за руку.

— Мам Надь не обижайся. Но мне действительно нужно докончить начатое с твоей мамой…

— быстро сказал я тётке думая что она начнет возмущаться наглым поведением своей пожилой матери. Но к моему удивлению тётка даже и не думала обижаться. И она как бы даже с радостью уступила право на анальный секс бабе Зое.

— Ну раз такое дело, то давай еби её туда Костя. А со мной в другой раз попробуешь если захочешь. Да и Зоя права мне неприятно раньше было в попу давать парням. А у тебя член большой сыночек, и ты маме больно сделаешь…

— сказала тётка садясь рядом с бабкой. Я встал перед ними и две женщины мать и дочь, стали сосать у меня член. Баба Зоя обхватила своими накрашенными губами мои яйца, жадно сося их по очереди. А её дочурка Надя, не менее жадно сосала у меня залупу.

— Ну все девочки, вы меня сейчас доведете что я кончу. А я ещё хочу тебе баб Зой в попку вставить…

— сказал я матери и дочке, отбирая свой конец из их жадных ртов. Мне конечно было жутко по кайфу когда две родственницы в сексуальном нижнем белье сидя на диване делали совместный минет. Но я жутко хотел попробовать секс в задний проход. И тем более что это будет жопа моей бабки, которая была пухлее и больше в объеме жопы тёти Нади.

— Да, ты прав сынок, я сама в неё хочу потрахаться. И она у меня зараза зудеть начала…

— баба Зоя отпустила из зо рта мои яйца и легла на разложенный диван-кровать поверх одеяла, задрав кверху свой розовый пеньюар, оголив восхитительную белую попу.

— Мне так нравится у тебя сосать сынок. Но ладно в другой раз я тебе минет сделаю и ты кончишь мне на лицо…

— сказала Надя, с сожалением выпуская мою залупу из своего рта. Младшей сестре моей матери нравилось сосать член у своего молодого племянника, и она как мне показалось ловила от этого кайф сравнимый с половым сношением.

— Утром дочка у него пососешь. Будем по очереди по утрам Косте минет делать, ведь за ночь в его яичках столько спермы накапливается. А утренняя " спущенка" самая полезная. Ты член парню вазелином намажь Надь, а то у него головка крупная и я боюсь он мне жопу на старости лет повредит…

— попросила младшую дочь баба Зоя, кряхтя подкладывая под живот подушку и ложась на неё телом.

— Колени болят ♋ раком становится. Так тоже удобно будет…

— смеясь сказала бабка, заметив мой взгляд на подушку под её животом. А мне честно эта поза больше нравилась, чем если мать Нади встала на четвереньках. Белая пухлая жопа у пожилой женщины сейчас была задрата кверху и было пожалуй сказочным удовольствием лечь на бабку сверху и прижаться хуем к её ягодицам. Вот так сначала не ебать, а просто полежать на ней, давить стояком ей в сраку, целовать пожилой женщине спину. А потом с наслаждением вогнать член в её тёмно-коричневое очко, покрытое сетью мелких трещинок.

— Хорошо мам, только завтра утром моя очередь. А то у меня ещё кожа на подбородке шелушиться…

— ответила Надя, бестыдо лежащей на животе матери и принялась намазывать мне залупу вазелином из баночки. А я сидя на диване одной рукой ласкал тётку за груди, а другой своей рукой мял пухлые ягодицы на жопе у лежащей рядом бабки.

— Ооооойййй, ооооойй, не спеши сыночек…

— завыла баба Зоя, когда я лег на неё сзади и надавил залупой густо покрытой вазелином на тёмно-коричневое очко матери моей мамы Лены. Полностью ложиться я на бабку не стал, как изначально планировал, боясь размазать вазелин об её ягодицы. Да и желание засадить сразу бабке в очко, пересилило желание сначала полежать на ней сверху и подавить хуем её жопу.

— Извини баб Зой, так хорошо в неё тебя ебать…

— отвеил я пожилой родственнице, сбавляя темп. Изначально я засадил бабке в задний проход уж слишком глубоко, что даже она прошедшая "Крым и Рым" не выдержала давление члена молодого внука в своей натруженной сраке.

— Вот так баб Зой, так тебе не больно…?

— хрипя от наслаждения говорил я пожилой матери своей мамы Лены, размеренно ебя родственницу в задний проход приподнявшись над ней, держа своё туловище на руках. Я видел подобную позу в порножурнале, где взрослая женщина лёжа на животе широко раздвинула ноги в стороны, а молодой парень трахал её сзади, уперевшись руками в кровать над ней.

— Да, да, вот так хорошо. Умница внучек, еби меня милый. И не делай бабе больно…

— ответила мне бабка, кряхтя подо мной от того что я засаживал ей в задний проход. А я глядя на то как мой член входит и выходит из тёмно-коричневого ануса пожилой женщины. Думал как бы мне подольше продержаться и не кончить раньше времени. Ведь ебать пожилую родственницу в жопу, было гораздо приятнее чем во влагалище. Правда очко у бабы Зои было уже разработнно членами мужчин. Но всё равно анальная дырка намного уже чем её щелка между ног.

— Ыыыы, аааааа, ааааа…

— зарычал я кончая бабке в задний проход. Первый анальный секс с пожилой родственницей закончился так и толком и не начавшись. Да и что я мог с собой поделать молодой парень, ещё толком не трахавший женщин в обычным виде во влагалище. А тут мой член вошёл в запретную дырку из которой баба Зоя срёт. И хотя анус не имел ребристых стенок как влагалище, ебать женщину в жопу было гораздо приятнее чем в пизду. Особенно если это женщина твоя родная бабка, она как две капли воды похожая на свою старшую дочь, мою мать Лену.

А если Надя пробовала с парнями анальный секс, у бабы Зои очко порядком разеъёбано, то следуя поговорке " яблоко от яблони недалеко падает". У моей мамы Лены, попка тоже скорее всего " рабочая". И было бы замечательно если моя мать, получала бы удовольствие от анала как баба Зоя. Подумал я, целуя бабке спину через тонкую ткань пеньюара, и чувствуя как мой член опадает в её горячей сраке.

— Извини баб Зой, не смог долго, до того приятно тебя в неё ебать, даже лучше чем в пизду…

— говорил я пожилой женщине, лёжа на ней сзади, и наслаждаясь её поддатливым телом.

— Не стоит оправдаваться Костя. Ты молодец и всё у тебя получилось. Я даже рада что ты быстро кончил. А то больно было, ты уж слишком глубоко его мне туда вставлял и быстро делал. А я люблю анал медленнее, не так как во влагалище. В следующий раз я сама на стуле тебе покажу как надо. Сяду сверху попкой на твой член и поерзаю. А сейчас слезь с меня жеребец здоровый. Я старенькая, а ты меня придавил. Вон Надюху лучше дави, она кобыла молодая…

— баба Зоя нетерпеливо заводила жопой под мной, выталкивая из своего заднего прохода вялый отросток внука. Если в влагалище ещё можно как то всунуть вялый член и он под действием влагалищных соков как правило становится твердым.

То женский анус совершенно не терпит вялые члены и не только их в себя не принимает, но и старается любыми способами вытолкнуть наружу. Для анального секса с женщиной, у парня должен хорошо стоять и это залог успеха.

— Вот же блядь, да какая тебя нужда заставляет в жопу ебаться с молодыми парнями если ты их не выдерживаешь? Пидараска старая…

— незлобно ругнула свою мать Надя, беря меня за руку.

— Ох дочка, доживешь до моих лет тогда поймёшь что в этом возрасте у некоторых женщин появляется тяга к молодым парням и к их твердым членам. Я не могу без секса, а с Костей я словно заново родилась. Спасибо милый, я люблю тебя мой дорогой…

— баба Зоя одарила меня таким признательным и благодарным взглядом, что я был готов лечь к ней на диван и поласкать женщину с которой мне было хорошо. Но меня за руку держала Надя, да и нужно было идти в ванную мыть член. Во время порева с бабой Зоей в жопу, я реально достал родной бабке до гомна и сейчас мою залупу покрывал жёлто-белый налет.

И я лишь окинул восхищенным взглядом лежащую на животе пожилую мать моей матери Лены, и восхитился её обнаженной красотой. Ноги пожилой женщины в белых нейлоновых чулках, были раскинуты широко в стороны, на животе у бабки был надет широкий пояс с резинками, а её розовый пеньюар был задрат кверху, обнажив сексуальную пухлую жопень.

А из её тёмно-коричневого ануса текла толчками сперма молодого внука. Ну разве это не восхитительно для пожилой дамы. Её ровесницы у нас во дворе в Москве сидят днями на лавочках возле подъездов и обсуждают сплетни. А она сосет молодой член у своего внука и даёт ему во все дыры. Воистину баба Зоя богиня секса, такие женщины в её возрасте встречаются не так часто. Подумал я идя в след за тётей Надей в ванную.

— Как же я не хочу Костя чтобы ты эту потаскуху старую ебал. Жопу не могла промыть, клизму бы поставила. Ещё заразу от неё какую можешь подхватить…

— говорила мне Надя, старательно моя мою залупу теплой водой с душистым мылом.

— Не ругай её мам Надь, не надо. Я вас обоих очень сильно люблю и хочу трахать и тебя и твою пожилую мать…

— ответил я ревнивой родственнице, в мыслях переключившись на небольшую жопку бабы Зины, в которую возможно вечером войдёт мой член.

— Ох скорее бы Ленка с Юга возвращалась. Мы с ней вдвоём отобьем у тебя охоту ебать бабок…

— Надя вытерла мне член полотенцем и я вылез из ванной.

— Как же я хочу маме Лене засадить. Но пока она в Феодосии с археологами ебётся, я буду тебя любить мама Надя…

— ответил я молодой тёте, которая всего на четыре года была младше моей матери.

— Тогда с завтрашнего дня начнёшь мне потихоньку попу разрабатывать Костя. По немногу на полголовочки будешь в неё вставлять милый, и ебать меня в неё. Я поняла что тебе с моей матерью хорошо было. А у меня жопа не хуже и в ней всего два члена было…

— предложила мне тётка, и я от радости нагнулся и поцеловал ей очко. В отличие от тёмно-коричневого ануса бабы Зои, очко у тёти было нежно розовым.

— Ой, ну Кость, она же не подмытая у меня. Я завтра как следует себе клизму поставлю и попу подмою душистым мылом. Тогда племяш поцелуешь её и можешь всунуть свой член но только не на весь…

— тётя Надя заводила попкой словно стесняясь моего поцелуя. Но я не брезговал женщиной которую любил. Да и не пахла попа младшей сестры моей матери ни чем.

— Вы что тут еблей занимаетесь? Идите в зал на диван, я подмоюсь и приду к вам…

— разогнала нас баба Зоя, кряхтя залазя в ванную мыть свою толстую жопу. Ведь я намуслякал ей там будь здоров, да и ещё и кончил вдобавок. И у бабки из жопы текла сперма прямо по ляжке.

— У Кости не стоит не видишь что ли. И вообще ему отдохнуть до вечера нужно. Пошли племяш полижешь у меня письку и байки ляжешь…

— сказала матери Надя и повела меня из ванной за руку, ревнуя к бабе Зое.

— Только лизать, и не вздумай у него член поднимать Надя. А то я тебя знаю, одна ебля на уме…

— засмеялась баба Зоя, включив душ и раскорячив ляжки стала подмываться…

— Да уж не лучше тебя мама. Ты на старости лет стыд потеряла, а я молодая и хочу чтобы меня ебли молодые парни…

— огрызнулась на мать Надя, закрывая за собой дверь в ванную.

— Кость полижи мне её, кончить хочу сил моих нет…

— попросила меня тётя Надя, ложась спиной на диван призывно раскорячивая ляжки.

— Мама, мамуля моя родная, я так хочу полизать твою письку. Она такая у тебя сладкая…

— я назвал тётю Надю мамой, ложась на живот между её ног.

— Тоже мне маму себе нашёл Костя. Твоя мама с археологами на Юге ебётся. Ну да ладно мы с Надей до её возвращения будем твоими любовницами. Лижи давай сынок у Нади, а потом у меня полижешь…

— баба Зоя навалилась на меня сзади и поцеловала коротким но страстным поцелуем в шею. Бабка сняла с себя сексуальное белье и была полностью голой. И я явственно ощутил спиной давление её голых сисек.

Лаская одной рукой волосы у меня на голове, пожилая родственница раздвинула на пизде у дочки половые губы чтобы мне было удобно лизать влагалище у Нади. И я не долго думая припал ртом к заросшему тёмными волосянками влагалищу родной тёти, расцеловав попутно пальчики на руке у бабы Зои.

— Ооой, как же это приятно мам. У меня ни один мужик до этого не лизал письку…

— застонала Надя, пуская порции любовного сока мне в рот. Я судорожно его сглотнул чтобы не захлебнуться. И вылизывая 👅 языком влагалище у родной тёти, сося губами её клитор. Я представил себе что в августе я точно так же буду лежать на диване, и сосать пизду у своей матери. А баба Зоя будет раздвигать пальцами половые губы у старшей дочери.

Мама Лена будет стонать и пускать в мой рот из влагалища порции вкусного любовного сока и выделений. А я буду с наслаждением их пить. И если это реально случиться, то я с большей долей вероятности потеряю сознание от сладости кунилингуса с родной матерью.

6 комментариев к “» Рыбья кожа » часть восьмая”

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.