Пустоши: Против течения. Глава 1

Пустоши: Против течения. Глава 1

ЭММА

Освежившись, отправляюсь на поиски Джейка. Нахожу его на главной палубе в компании Алекса. Уже не впервые замечаю этих двоих вместе. Под присмотром моего волчонка мальчишка играется с его мечом, размахивая им во все стороны. Похоже, эти двое нашли общий язык, и это не может не радовать. Кроме меня в своё личное пространство Джейк больше никого не пускает, но для Алекса, видимо, решил сделать исключение. Если волчонок сумел с кем-то подружиться, пусть этот “кто-то” ещё совсем ребёнок, то это явный прогресс. Встретившись с ним взглядом, игриво улыбаюсь, и маню парня пальцем. Похлопав Алекса по плечу, Джейк подходит ко мне.

— Ко мне или к тебе? – уточняет он с ходу, всё поняв без лишних пояснений.

— Ко мне. Там гораздо удобнее.

Оставив Алекса одного, покидаем палубу. Придя к себе в каюту, первым делом запираю дверь, чтобы нам никто не помешал. Подойдя к стоящему у кровати Джейку, нежно целую его в губы, получая незамедлительный ответ. Наши языки переплетаются, а руки волчонка начинают поглаживать мою спину. Прервав поцелуй, стаскиваю с парня штаны, усаживаю на кровать, а сама опускаюсь на колени и беру член Джейка в руку.

— Сейчас у меня опасные дни, а таблеток осталось всего ничего, — на всякий случай предупреждаю парня.

Волчонок лишь молча кивает, приняв информацию к сведению. Начав водить левой рукой по стволу, правой расстёгиваю пуговицы. Бюстгальтера под рубашкой нет. Надевать его после посещения душевой я не стала, будучи уверенной, что в ближайшее время он мне не понадобится. Пристроив пока ещё слабенький член Джейка между грудей, поплотнее сжимаю их ладонями. Немного пощекотав языком выпирающую из-под округлостей головку, принимаюсь накачивать ствол волчонка. Пока делаю это, парнишка поглаживает мои холмики, лаская соски большими пальцами.

— До чего же у тебя груди мягкие, — говорит он.

— А это чтобы детей было удобнее кормить. И одного голодного волчонка, — отвечаю я.

Джейк улыбается в ответ. Улыбка на его лице явление настолько же редкое, как дождь в засуху. И хоть он совсем ещё мальчишка, жизнь неслабо его помотала. Впрочем, как и меня. Хорошо, что мы есть друг у друга.

— Сделаешь то же самое, что и в прошлый раз? – спрашиваю я, чувствуя, как крепнет член Джейка.

— Сделаю.

Выпустив ствол волчонка из-под своих подушечек, поднимаюсь. Полностью сняв штаны, а следом за ними и нижнее бельё, меняюсь с Джейком местами. В прошлый раз, когда я сделала ему шикарный минет, парень поинтересовался, получает ли женщина такое же удовольствие, когда кто-то ласкает ртом то, что у неё между ног. Получив утвердительный ответ, Джейк выразил желание сделать это, чем приятно меня удивил. От того, чтобы женщина пососала его член, ни один мужик не откажется. А вот немного полизать ей в ответ согласится далеко не каждый. Волчонок оказался далёк от этих предрассудков. Вышло всё далеко неидеально, но для первого раза очень даже неплохо. Желание доставить мне удовольствие перекрыло отсутствие опыта.

Учтя прошлые ошибки, Джейк начал с того, что стал покрывать поцелуями бёдра, пока не добрался до лобка. Поиграв указательным пальцем с половыми губками, парень принялся водить по ним языком. Чувствую, как низ живота окутывает тепло, запускаю руку в волосы Джейка, и начинаю гладить парня по голове. Перестав лизать, волчонок пошире раздвигает губки указательными пальцами, просовывает язык в саму щёлочку, и начинает обрабатывать стенки влагалища. О да, до чего же приятно! Аж голова начинает кружиться.

— Стой! – останавливаю Джейка.

Парень поднимает глаза и бросается на меня вопросительный взгляд.

— Не справедливо, что кто-то один удовольствие доставляет, а другой получает. Всё должно быть поровну, — говорю я.

— И что ты предлагаешь? – уточняет Джейк, пока не понимая, к чему я клоню.

— Забирайся на кровать и ложись на спину.

Парень так и делает, сняв обувь и болтающиеся в районе колен штаны. Забравшись следом, сначала нежно целую волчонка в губы, затем разворачиваюсь и усаживаюсь Джейку на лицо. Приподнявшись, наклоняю корпус вперёд, беру в рот теряющий сил член и принимаюсь сосать. Схватывая всё на лету, Джейк вновь начинает обрабатывать языком лобок и влагалища, ухватившись руками за мои ягодицы, и сжав их в ладонях. Осваивая новую позу, доставляем друг другу ни с чем несравнимое удовольствие. Полностью заглатывая ствол, не забываю уделять внимание и яйцам, ласково поглаживая их пальцами. Чувствую, что если ускорюсь, и начну активнее работать языком и губами, то доведу этот вулкан до извержения максимум через пару минут. Но это в мои планы не входит. Очень уж велик соблазн вновь ощутить член Джейка внутри себя.

Вдоволь наигравшись с затвердевшим стволом, выпускаю его изо рта. Как по команде Джейк перестаёт обрабатывать мою влажную пещерку.

— Давай в этот раз сзади, — предлагает он, выбравшись из-под меня.

— Как скажешь, волчонок. Только не забудь про…

— Не волнуйся, с памятью у меня проблем нет.

Ловлю парня на слове. Встав на четвереньки, выпячивая зад. Руки Джейка тут же ложатся на мои груди, а твёрдый член проникает в мою норку до упора. Прислушиваясь к своим инстинктам, понимаю, что сейчас хочу не нежности и ласки, а чтобы мне засадили как можно резче и глубже, о чём и предупреждаю волчонка. И он даёт мне именно то, о чём я прошу. Контролировать себя я умею, и как резанная от возбуждения не ору, но под столь агрессивным напором держать себя в руках оказывается непросто. Подмахивая Джейку, сильно сдавившему мои груди в своих ладонях, активно насаживаюсь своей истекающей влагой норкой на твёрдый член, и вскоре ощущаю пульсацию, предрекающую скорую разрядку. Как и обещал, парень всё же выдёргивает из меня свой член, и вырвавшаяся из него струя летит мне на спину. Сделав пару глубоких вдохов и выдохов, медленно ложусь на живот. Смахнув на пол остатки семени, Джейк устраивается рядом.

Перевернувшись на бок, вижу, что мои груди после контакта с ладонями волчонка покраснели. Замечает это и Джейк. Вновь заключив покалывающие выпуклости в свои ладони, парнишка принимается нежно поглаживать мои холмики, а в какой-то момент берёт один из них в рот и начинает посасывать. То, что мои груди ему нравятся, я заметила практически сразу. Но всерьёз задумалась на эту тему лишь недавно. Вплоть до своей гибели воспитанием Джейка занимался его отец. Про мать парень рассказывать не хотел, но как-то раз обмолвился, что даже понятия не имеет, как она выглядела. То есть, либо она умерла во время или после родов, либо бросила своего ребёнка раньше, чем он запомнил её лицо. Получается, волчонку остро не хватало женской ласки не только в юности, но и в детстве. Не удивлюсь, если в моём лице он видит не только любовницу, но и заботливую мать, которой у него никогда не было. Я дарю этому угрюмому одинокому пареньку ласку, которой он всегда был обделён, чем привязываю его к себе всё крепче и крепче. И эта зависимость отнюдь не односторонняя.

Вдоволь уделив внимание обеим моим грудям, и поцеловав ложбинку между ними, Джейк отстраняется.

— Теперь можно и о деле поговорить, — говорит волчонок. – Ты ведь не только ради секса меня позвала.

Увы, но так и есть. Хотела бы я поручить это дело кому-то другому, но лучше всех с этой задачей справится именно Джейк. В плане незаметности и наблюдательности он даст несколько очков форы любому разведчику. К тому же все разведчики сейчас заняты. Сэм и Грег не в счёт. Им ещё нужно какое-то время, чтобы восстановиться после промывания желудков. Эти кретины отведали палёного самогона, закусив выпивку несвежей рыбой. О чём и каким местом они думали в тот момент, не понятно.

— Одна птичка мне напела, что Маркс что-то замышляет за нашими спинами, — плавно подхожу к главному.

— Что ещё за птичка? – уточняет Джейк.

— Её имя ни о чём тебе не скажет.

— Ладно. Есть догадки, что именно задумал Маркс?

— Есть. Но именно что догадки, пока ничем не подкреплённые. Чтобы узнать всё наверняка, нужно за ним проследить. Если птичка не соврала, Чарльз покинет Сард через полчаса после заката. Выясни, куда он пойдёт и с кем встретиться.

Принявший информацию к сведению Джейк коротко кивает. В последний раз проведя ладонью по моей груди, волчонок берёт меня за подбородок и нежно целует в губы, после чего поднимается с кровати и начинает одеваться. Вытерев подсыхающую спину тыльной стороной ладони, следую примеру волчонка.

— Собери в дорогу всё необходимое, и возьми с собой Дж… Хотя нет, лучше возьми Гейджа, — говорю я, надев рубашку.

Обернувшийся Джейк бросает на меня укоризненно-вопросительный взгляд.

— Не смотри на меня так. Я знаю, что ты и сам способен за себя постоять. Но в случае, если что-то пойдёт не так, совсем не помешает, если рядом будет кто-то, кто прикроет твою спину, — объясняю своё решение.

— В том то и проблема. Что-то может пойти не так именно из-за Гейджа. Не доверяю я этому типу.

— И правильно делаешь. Я тоже ему не доверяю. Но пока Алекс остаётся на борту “Королевы Морей”, вряд ли Дэвид осмелится причинить тебе вред. Тип он, конечно, мутный и ненадёжный, но после того, что случилось с Ханной, сильно сомневаюсь, что Гейдж стал бы помогать Слоану.

— А ты уверена, что всё было именно так? Обо всём случившемся нам известно исключительно с его слов. Нет никаких гарантий, что Гейдж не водит нас за нос. Я аккуратно расспросил об этом мальчишку, но он повторил всё то же самое, что и его братец. Лишь не так детально.

— Так ты поэтому проводил время с Алексом?

— Конечно. Надеялся, что он расслабиться и сболтнёт что-то лишнее. Но похоже, что мальчик действительно ничего не знает. Если Дэвид о чём-то и договорился с австралийцами, то сделал он это за спиной у своего брата.

А я уж обрадовалась, что волчонок с кем-то по-настоящему подружился, а он оказывается просто пытался выудить из Алекса нужную информацию. С одной стороны, это печально, но с другой, Джейк правильно делает, что не расслабляется. Времена сейчас ещё более неспокойные, чем раньше, и терять бдительность нельзя.

— О Гейдже не волнуйся. Просто сделай то, что я тебе поручила, и вернись невредимым, — напоминаю об основной задаче.

— Сделаю и вернусь, — уверенно заверяет меня Джейк.

ДЭВИД

(ранее)

Мужик сказал – мужик сделал. Ранее, когда она согласилась путешествовать со мной и Алексом, я пообещал Ханне жаркий тройничок. Хоть я и приучил эту кошечку к своему члену, с тоской поглядывать на других девочек моя малышка не перестала. Воплотить задуманное в жизнь удалось лишь на вторые сутки после прихода в городок под названием Элдерхилл. Прогулявшись по местным увеселительным заведениям, я присмотрел аппетитную блондиночку по имени Хлоя. Очень уж она была похожа на докторшу с “Королевы Морей”, по которой ранее безответно сохла моя малышка. Жаль, что фишек в кармане осталось всего ничего. Пополнить их запас можно было тремя способами: ограбить, заработать или выиграть. Третий вариант показался мне наиболее предпочтительным. Азартные игры – не самый надёжный способ обогатиться. Но когда колода оказывается у меня в руках, то любая игра перестаёт быть азартной. Один парень как-то обучил меня искусству раздавать хорошие карты себе, и похуже всем остальным. Никакого волшебства – лишь ловкость рук. Главное не жадничать, и выйти из игры раньше, чем соперники заметят, что я неизбежно выигрываю с каждой своей раздачи. А то ведь глотку могут перерезать или кишки выпустить.

Оставив Алекса в гостинице, вместе наведываемся в бордель. Увидев, какую именно куколку я для нас присмотрел, Ханна заметно воодушевилась.

— Начните пока, а чуть позже я присоединюсь, — говорю свой малышке.

Ханна в уговорах и не нуждается. Подойдя к Хлое, малышка кладёт руки ей на плечи, а затем накрывает её губы своими. Наблюдая, как лобызаются две девчонки, отхожу к креслу и присаживаюсь. Поглаживая друг друга за разные места, Ханна и Хлоя освобождаются от верхней одежды. В какой-то момент моя малышка толкает блондиночку на кровать, а когда та падает на спину, быстро стаскивает с неё короткую юбку и нижнее бельё. Немного погладив ладошкой гладенькие ножки, Ханна пошире разводит их в разные стороны. Когда же детка касается языком её промежности, замечаю во взгляде Хлои удивление. Блондиночка явно не ожидала, что Ханне захочется поработать язычком. Она это любит и умеет. Моими стараниями из забитой закомплексованной лесбияночки Ханна превратилась в пылкую тигрицу, привыкшую удовольствие не только получать, но и доставлять. Оральные ласки она просто обожала.

Начала детка с того, что тщательно обработала поверхность, ласково поглаживая аппетитные ножки, затем взялась за внутреннюю часть, засунув свой язычок поглубже. Тихо постанывающая Хлоя начала гладить её рукой по макушке. Наблюдая за этим, расстёгиваю и снимаю штаны, а следом и трусы. Прервавшись, Ханна повернула голову в сторону. Игриво улыбнувшись, подзываю её указательным пальцем. Не поднимаясь, малышка плавно направляется ко мне на четвереньках, словно кошка. Хлоя следует её примеру. Расположившись по разные стороны, девчонки начинают делать мне минет. Ханна берёт на себя ствол, а Хлоя – шары.

Коллективный минет – это что-то с чем-то. Просто концентрированный кайф в квадрате, а то и в кубе. Особенно когда твоим хозяйством занимаются такие умелицы. Однако язычок и губки Ханны находят во мне больший отклик, хотя и Хлоя старается доставить мне удовольствие. Когда на ствол переключилась блондиночка, Ханна тут же приникла губами к её левой дыньке. Потягивая аппетитную выпуклость, малышка взяла в свою ладошку мои шарики, и начала перекатывать их между пальцами. Вот что мне в ней особо импонирует, так это её сексуальный альтруизм. Мало того что сама кайфует, так ещё и делает всё возможное, чтобы и другие остались довольны. Моя малышка – это самый настоящий разбуженный вулкан. Ей бы сиськи побольше и попец потолще, и всё бы в ней было идеально.

Как только мой член становится крепок, словно каменная глыба, все вместе перебираемся на просторную кровать. Хлоя забирается поближе к изголовью, а Ханна ложится на спину. Освободив малышку от оставшейся одежды, пристраиваюсь между её тонких ляжек. Коснувшись её промежности, и обнаружив, что там хоть и влажно, но, как по мне, недостаточно, приказываю Хлое это исправить. Блондиночка принимается своими ловкими пальчиками играться с половыми губками Ханны, в то время как я одной рукой поглаживаю гладкий живот, а второй – тощую попку. Работая в три руки, заставляем стонущую девчонку потечь. Лишь после этого оказываюсь внутри пещерки Ханны, плавно введя в неё свой ствол почти до упора. Моими стараниями некогда узенькая норка стала чуть пошире, однако моему дружку в ней по-прежнему тесновато.

Резкая долбежка ещё впереди. А пока начинаю с неторопливых аккуратных толчков. Заметив, с каким вожделением моя малышка поглядывает на холмики Хлои, советую блондиночке наклониться. Только она это делает, Ханна тут же хватается губами за аппетитный сосок орехового цвета. Пока малышка ласкает ртом её грудь, стараясь уделять внимание обеим выпуклостям, Хлоя ласково поглаживает её лобок, иногда касаясь пальцами моего члена. Стоит мне только слегка ускориться, Ханна дотягивается до дырочки блондинки, вставляет в неё два пальца, и начинаем потрахивать Хлою. Малышка явно представляет на её месте Клэр Хорнер. Надеюсь, на моём месте она не представляет её чёрного здоровяка. Хотя нет, вряд ли. Ханна как-то обмолвилась, что этот хмурый амбал пугал её только одним своим внешним видом, и оставаться с ним наедине она желанием не горела.

Сделав небольшую паузу, позволяю Ханне немного отдышаться, затем переворачиваю её со спины на живот. Едва малышка становится на четвереньки, аппетитно выпятив тощий зад, пару раз легонько шлёпаю по нему пятернёй, и говорю Хлое лечь на спину перед Ханной. Пристроив голову у блондиночки между ляжек, малышка вновь принимается работать язычком, слегка раздвинув стенки влагалища двумя пальцами. Одним рывком загнав член в мокрую дырочку, и руками ухватившись за грудь Ханны, возобновляю долбёжку. Пока резко засаживаю малышке сзади, тихо постанывающая Хлоя поглаживает Ханну по макушке. Загоняя член на всю длину, то и дело стукаюсь шарами о тощие ягодицы, в то время как трудящаяся над промежностью Хлои Ханна ещё и пытается мне подмахивать. Руку готов дать на отсечение, что из нас троих именно она сейчас кайфует больше всех. Готов биться об заклад, что не будь рот Ханны занят, то её возбуждённые крики были бы слышны не только в коридоре, но и на улице.

Разогнавшись, нещадно долблю узенькую дырочку, пока не заполняю влажный туннель своей спермой. Сделав пару финальных толчков, стараюсь загнать семя поглубже, а когда вытаскиваю теряющий силу ствол, и перестаю держать Ханну за грудь, обессиленная девчонка падает на живот, перестав отлизывать блондиночке.

— Приберись, — говорю Хлое, указывая на член.

Девчонка тут же принимается ртом очищать мой ствол от спермы и соков Ханны, и пока она это делает, моя малышка кое-как переворачивается с живота на спину.

— Ну как ощущения? – спрашиваю я.

— Как будто заново родилась, — отвечает Ханна.

Тяжело дыша, малышка прикрывает лицо рукой, а другой нежно поглаживает свой лобок. Вскоре Хлоя освобождается, полностью очистив мой ствол, и немного полизав яйца.

— Там тоже порядок наведи, — говорю я, указывая на промежность Ханны.

— Не надо, — лениво просит малышка, поглаживая двумя пальчиками дырочку, из которой понемногу вытекает сперма.

Подобная просьба не особо меня удивляет. Если оральные ласки стоят для Ханны на первом месте, то это явно на втором. Детка просто обожает, когда я спускаю в неё. И оставлять мою сперму внутри себя она тоже любит. Хорошо хоть под рукой есть противозачаточные. И хоть Ханна заверила меня, что у неё сейчас безопасный период, одну таблеточку перед походом в бордель она всё же съела.

— Ну тогда просто хорошенько повеселитесь. Чем заняться вдвоём вы явно найдёте.

Улыбающаяся Ханна лишь коротко кивает, без слов благодаря меня за такой подарок. Одевшись, выхожу из комнаты, напоследок посмотрев на развалившихся на кровати голых девчушек, слившихся в страстном поцелуе. На тот случай, если оплаченного времени им окажется мало, оставляю на тумбочке несколько фишек, прежде чем выйти из комнаты.

Прогулявшись до ближайшего бара, неторопливо выпиваю пару кружек пива. Увидев, как за одним из столиков в углу играют в картишки, хочу было предложить составить им компанию, но замечаю среди игроков знакомую физиономию. Принадлежит она типу, чьи карманы я опустошил несколько часов назад. Если проверну этот трюк снова, точно наживу себе заклятого врага. Не став искушать судьбу, остаюсь у стойки. Осушив ещё одну кружку, решаю, что с меня хватит. Расплатившись за выпивку, покидаю кабак.

Проходя мимо борделя, вижу вышедшую на улицу Ханну. Судя по блаженной улыбке на лице, девчонки отлично провели время вместе. Посмотрев по сторонам и заметив меня, довольная малышка идёт мне навстречу. Вдруг какой-то парнишка, быстрым шагом проходящий мимо, задевает Ханну плечом. Девчонка вздрагивает, а безмятежная улыбка тут же сползает с её лица. Поначалу не понимаю, почему мою малышку так расстроил тычок в плечо. Да, неприятно, но не настолько, чтобы испортить настроение после хорошего перепихона. И тут я замечаю, как на рубашке Ханны проступает и стремительно разрастается алое пятно. Твою мать, да этот крысёныш только что пырнул её ножом в бок! Поняв это, резко срываюсь с места. Подбежав к пошатнувшейся Ханне, подхватываю потерявшую равновесие девчонку, и начинаю высматривать выродка, который её порезал, но крысёныша и след простыл.

— Как ты? – спрашиваю обеспокоенно, закидывая тоненькую ручонку себе на плечо.

— Мне больно, — бормочет Ханна почти шёпотом.

— Потерпи немного. Всё будет хорошо, — пытаюсь успокоить мою малышку.

— Привет от Курта.

— Что?

— Тот парень так сказал.

Гребаный мстительный ублюдок! Всё-таки нашёл нас! А ведь малышка сразу предупредила, что если Слоан узнает о её предательстве, то так просто этого не оставит. Я тогда пропустил её слова мимо ушей. Группа, отправленная для захвата “Королевы Морей”, была полностью перебита. Узнать о том, что Ханна переметнулась в противоположный лагерь, Слоану было не от кого. Но он каким-то образом об этом всё же узнал. Как именно, сейчас не так уж и важно. Гораздо важнее не дать раненной девчонке истечь кровью. Только бы этот крысёныш не задел печень. Если задел, то никакой доктор, будь он хоть трижды профессионал своего дела, моей малышке не поможет.

Добравшись до гостиницы, хочу узнать у владельца, как найти доктора, но за стойкой у входа в данный момент как назло никого нет. Добравшись до нашей комнаты, аккуратно укладываю побледневшую Ханну на кровать. Снимая с девчонки рубашку, громко зову Алекса по имени. Спустя несколько секунд вооружённый пистолетом мальчишка врывается в комнату.

— Ты знаешь, где в этом городишке оказывают медицинскую помощь? – спрашиваю я, параллельно отрывая кусок ткани от простыни.

— Да вроде видел где-то.

— Ну раз видел, то сбегай за доктором.

— Что с ней произош…

— Ножом в бок пырнули. Давай уже, беги, да побыстрее! – повышаю голос.

Пацан пулей выскакивает из комнаты. Прикрыв за убежавшим мальчишкой дверь, использую простынь вместо бинтов. Закончив перевязку, хочу ещё раз сбегать до стойки. Вдруг хозяин гостиницы вернулся, и у него есть какие-нибудь лекарства. Болеутоляющее девчонке сейчас явно не помешает.

— Ты куда? – спрашивает Ханна, видя, что я собрался уходить.

— Не волнуйся, я сейчас вернусь. Одна нога здесь, а другая там.

— Пожалуйста, не уходи, — просит она жалобным тоном.

Не решаюсь ей отказать. Присев рядом, беру малышку за руку. Это какой-то хреновый сон! Ещё совсем недавно мы бурно развлекались втроём с Хлоей, а сейчас бледная Ханна находится в тяжелом состоянии и просит не оставлять её одну. Наблюдать за её страданиями по-настоящему больно. Но ещё больнее осознавать, что в данной ситуации я мало на что могу повлиять. Рану я перевязал, но больше от меня ничего не зависит. Думать о худшем совсем не хочется, но всё же обещаю, что если Ханна умрёт, то эти грёбаные кенгурятники мне за это ответят. До Слоана, конечно, вряд ли доберусь, но сделаю всё возможное, чтобы посильнее подпортить жизнь этому сукиному сыну.

Держа моргающую девчонку за руку, вдруг ловлю себя на мысли, что тот крысёныш с ножиком может вернуться, и сделать какую-нибудь новую гадость, вроде броска гранаты в окно. Подойдя к окошечку, начинаю осматривать улицу, но ничего подозрительно рядом с гостиницей не замечаю. Повернувшись лицом к кровати, замечаю, что Ханна закрыла глаза.

— Эй, детка, не спать! – окликаю девчонку.

Но моя малышка на окрик никак не реагирует. Тут же бросаюсь к ней, и начинаю тормошить. Пусть и не сразу, но детка открывает глаза, и начинается жаловаться на холод, хотя в комнате очень даже тепло. Осторожно высвободив одеяло, накрываю моргающую Ханну по самые плечи.

— Спасибо тебе, — вдруг говорит малышка тихим голосом.

— За одеяло?

— За всё.

Что-то мне такие разговоры не нравятся. Сами слова приятные, а вот тон очень настораживает. Звучит так, будто Ханна со мной прощается.

— Не торопись. Потом меня отблагодаришь. Хочешь одна, а хочешь – ещё с какой-нибудь девчонкой, — пытаюсь подбодрить малышку.

— Я много чего хочу, но боюсь…

— А ты не бойся. Всё будет хорошо.

Говоря это, искренне пытаюсь поверить в сказанное, но как-то не очень получается. А вскоре девчонка вновь закрывает глаза. Снова начинаю тормошить Ханну, но бледная малышка никак на это не реагирует. Понимаю, что случилось худшее, но до последнего отказываюсь в это верить. Дрожащей рукой тянусь к шее Ханны, чтобы пощупать пульс, и тут в комнату буквально влетает Алекс вместе с каким-то бородатым мужиком с сумкой на поясе. Поздно, мать вашу. Слишком поздно.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *