шлюхи Екатеринбурга

После работы

Шли последние недели года. Неумолимо приближались праздники. Из-за пандемии корпоратив пришлось отменить. Хорошо, хоть премия приятно порадовала. В конце дня работать совсем не хотелось. Лазила по разным сайтам. Задумала накупить подарков для родителей и младшей сестры. Представляла их довольные лица, когда на рождество они обнаружат их под ёлкой. Постукивала пальчиками по столу. Еще не привыкла к собственному кабинету и новой должности. Как-то непривычно проводить почти всё рабочее время в офисе, ходить на совещания, контролировать десятки торговых агентов и другой персонал. Открыла очередную страницу. Отец всегда мечтал иметь свою надувную лодку – пыталась сейчас в них разобраться.

Из коридора доносились голоса. По домам расходились последние сотрудники. Я никуда не спешила. По-прежнему жила одна. Отношения с мужчинами как-то не складывались. Случались мимолетные связи, которые ничем не заканчивались. Глубоко вздохнула. Несмотря на то, что прошло много лет, всё равно часто думала о Коле. Понимала, что время назад не вернуть. Он сделал свой выбор, а я свой. Теперь возглавляю региональное представительство, к своим двадцати восьми годам сама заработала на квартиру и машину. Помогаю сестре студентке. А если б осталась с ним в селе? Задумалась, поправила русые волосы. Наверное, занималась бы детьми, хозяйством, огородами.

Откинулась в удобном черном кожаном кресле, повернулась к окну. Вглядывалась в огни города. Сыпал мелкий снег, укрывая белым покрывалом крыши складов. Уставшие за день машины, выстроились в ряд и крепко спали. У ворот топтался охранник, курил, выпускал клубы дыма. Свет его фонаря скользил по земле, выхватывал из темноты ряд колышущихся черных деревьев. От стекла тянуло холодом. Вздрогнула, не хотелось идти на улицу. Раздался стук в дверь. Развернулась обратно.

— Карина Богдановна, извините, вы еще долго будете работать? – в кабинет заглянул другой охранник, боязно смотрел на меня. – Хочу просто офис закрыть.

— Уже собираюсь. И можно просто Карина, сколько вам говорила, — еще раз взглянула на монитор, кинула товар в список желаний и выключила комп. – Остальные все ушли?

— Вы последняя, — его голос стал тише. – Я вернусь на пост, — он оценивающе посмотрел на меня. – Вы сегодня очень красивая.

— Спасибо, — улыбнулась ему, поднялась и направилась к шкафу.

— Карина Богдановна, а в январе мы как обычно будем работать? – он потирал свои большие руки и смотрел на меня.

— Скорее всего, да, — кивнула и достала бежевый пуховик. – Вы что-то хотели? И можете меня просто по имени называть.

— Извините, не привыкну никак, — он опустил глаза, виновато разглядывал синюю ковровую дорожку.

Не могла понять, почему он так боится. Он на голову выше меня, крепкий, светловолосый, спортивный. На вид ему под сорок пять. Бывший военный. На голове виднелись остатки светлых волос. На нём темно-зеленая спецовка. Осмотрела кабинет. Сделала небольшую перестановку, и теперь он мне казался более уютным. Хотелось поменять цвет стен, но как-то не решилась на столь кардинальные изменения. Темно-коричневая мебель, черные кожаные стулья, несколько картин с зимними пейзажами, телевизор, небольшой диванчик, мини-бар и маленький холодильник.

Надела белую шапку и посмотрела на себя в зеркале. Достала помаду, поправила губки. Услышала только, как вздохнул охранник. Хотелось засмеяться, но получилось себя сдержать. В целом смотрелась достаточно симпатично. Всегда замечала, что мужчины обращают на меня внимание. Я среднего роста, стройная, с округлым лицом, небольшим носиком, серыми глазами. Затянула пояс сильнее. Выключила свет, достала ключи. Чуть завозилась с замком.

— Можно? – охранник протянул свою большую ладонь.

Отошла в сторону. Смотрела не его широкие плечи. Он точно смог бы поднять меня одной рукой. Хотя оказаться под таким не очень хотелось. Наверное, он весит за сотню. О чем я думаю? Приятное тепло растеклось по телу. Среди моих подчиненных есть мужчины гораздо симпатичнее. Непослушный замок щелкнул. Завтра обязательно скажу, чтоб его заменили.

— Держите, — он протянул мне ключи. – Нужно дверь чуть вверх приподнять, — показал взмахом руки и улыбнулся. – Тогда легко закрывается.

— Ага, — кивнула и направилась к выходу. – Завтра скажу, чтоб всё в порядок привели.

Почти бесшумно ступала по ковровой дорожке. Охранник следовал за мной. Ощущала на себе его взгляд. Наверное, сейчас представляет меня голой, как будет меня трахать. Захотелось обернуться, легкий румянец выступил на щеках. В окне коридора видела его отражение. На его фоне я смотрелась маленькой и беззащитной девочкой. Быстро спустилась на первый этаж. Не привыкла к такой тишине. Слышался только звук радио, где в очередной раз обсуждали коронавирус и предстоящее ужесточение карантина. Мой спутник, кашлянул, дернулась от неожиданности. Наверное, надо заставлять их ходить в масках. Он ловко обогнал меня и открыл коричневую дверь.

— До свидания, Карина Богдановна, — попрощался со мной, пытаясь улыбаться.

— Спасибо, до завтра, — ответила коротко и вышла на улицу. Заметила, как он возится с замком и поглядывает мне вслед.

В лицо дул прохладный зимний ветер. Мелкие снежинки кружились и опускались на асфальт, стараясь всё покрыть белой пеленой. Остающиеся на дорожке следы от моих ног нарушали созданную идиллию. Захотелось набрать снега и присыпать им следы. Сунула руку в сумочку, долго искала ключи от машины. Офисная стоянка опустела. Только мой серебристый Фольксваген Гольф превратился в белый. Нажала кнопочку, и авто мигнуло мне оранжевыми огоньками. Закинула сумку на заднее сиденье. Открыла багажник, достала щётку и взялась очищать заднее стекло. Ветер шумел в ветках деревьев, туи покачивались, словно хотели стряхнуть с себя серебристый налёт. Перешла к лобовому стеклу. Недовольно скривилась, стеклоочистители успели примерзнуть.

Села в холодный салон, вздрогнула. Запустила мотор, дизель тихо урчал. Включила радио, весело кивала головой в такт рождественской песенке. Снова вспомнила о подарках. Маме заказала фирменный кухонный комбайн. Она всегда мечтала, что я с сестрой станем ей помощницами, но мы подросли и покинули родительский дом. Поглядывала на датчик температуры, казалось, что стрелка примерзла и не хотела двигаться. Повернула ручку обдува. В лицо ударил еще холодный воздух. Наклонилась чуть в сторону. Потянула ремень безопасности.

Раздался звук сигнала, повернула голову и посмотрела на ряд припаркованных грузовиков. Одна кабина светилась. Рукой протёрла запотевшее стекло. Через призму капель всматривалась в движущиеся силуэты. Наверное, водители остались и выпивают. Пыталась разглядеть номер, но снег словно специально скрывал от меня цифры. Кабина мерно покачивалась. Поправила шапку, вздрогнула. Потерла замерзшие руки. Кажется, там не пьянствуют, а… Нервно сглотнула. Приятное тепло растеклось по телу. Забавно, он трахает свою девушку или кого-то из сотрудниц компании? Из-за снега и расстояния слабо видела происходящее. Фигуры двигались. Пыталась угадать позу, скорее всего она прыгает на его члене. Облизала губы, качнула тазом. Холода больше не ощущала.

Возникло желание запустить пальчики в трусики и поласкать себя. Дырочка увлажнилась. Я почти две недели ни с кем не трахалась. Машина еще больше раскачивалась. Глубоко вздохнула, сосочки набухли и уперлись в чашечки лифа. Расстегнула куртку, дыхание участилось. Развратная фантазия рисовала картину их секса. Представляла голое, стройное тело девушки, красивую, покачивающуюся грудь, длинные волосы. Очень хотелось дотронуться до промежности, проникнуть в дырочку. Руки дрожали от возбуждения. Поправила ремень, ноготком провела по пуговке на серых джинсах. Старалась собрать силу воли, положила руки на холодный руль. Сильнее стиснула его, а так хотелось бы сейчас взяться за теплый ствол. Ощутить его пульсацию. Погрузить в свои дырочки. Стиснула ноги, трусики мокли от соков.

Грузовик замер, будто бы тоже получил свое удовольствие вместе с трахающимся. Кто-то в кабине перебрался на пассажирское сиденье. Пыталась успокоится, стало жарко. Выключила обдув, пробовала сосредоточиться на работе. Думала о завтрашних встречах, о составленном графике и маршрутах доставок, о подготовке заявок на заводы производители. Закрыла глаза, откинула голову и уперлась в подголовник. Сейчас приеду домой, достану одну из своих игрушек. Не ласкать же мне себя на стоянке перед офисом. Открыла глаза и дальше смотрела на машину. Дверца распахнулась. Придерживаясь за поручень, на землю осторожно спустилась девушка в голубой куртке. Не могла узнать её на расстоянии. Светлая шапка, темные волосы, черные сапоги. Снег сыпал ей в лицо, и она наклонила голову. Терялась в догадках. Наташа из кадров? Подняла глаза и смотрела вверх. Или Альбина из финансового, кажется, у неё похожая куртка. Может, Вера из юридического?

Девочка топталась у машины. Из кабины ловко спрыгнул мужчина. Накинул на голову капюшон. Они о чем-то переговорили. Он её поцеловал, сам направился к гаражам, а она быстрым шагом устремилась к проходной.

Мотнула головой, включила щётки. Они несколькими движениями убрали воду со стекла. Снег на капоте почти полностью растаял. Капельки вибрировали вместе с мотором и красиво стекали по серебристому металлу. Нужно ехать домой. Не хотелось включать фары, чтоб не напугать парочку. Подожду пар минут. Сейчас приеду домой, наберу теплую ванную, зажгу несколько ароматизированных свечей. Киска на такие фантазии отозвалась порцией соков.

Фигуры скрылись из виду. Только мелкий снег кружился в порывах западного ветра. По радио предупреждали о гололедице. Спешить мне сейчас некуда, да и шины давно сменила на зимние. Еще не совсем привыкла, что утром не нужно собираться в путь, за день проезжать сотни километров по плохим дорогам, посещать десятки магазинов, убеждать людей заказывать товары у нас. Глубоко вздохнула, взглянула на себя в зеркало заднего вида. Свет фар осветил двор. Сонные грузовики замигали белыми полосками номерных знаков. Показалось, что я их потревожила. Осторожно двинулась с места. Колеса несколько раз прокрутились, но машина поехала по белому ковру. Посигналила. Наблюдала, как охранник вышел из помещения и открывал ворота. Впереди меня темная неизвестность. Вдали видела огоньки города. Светящиеся башни высоток, от которых, словно гирлянды, тянулись улицы.

Лёд поблескивал и тонкой коркой покрывал асфальт. Сосредоточилась на дороге. Не хотелось даже представлять, какая она окажется утром. На остановке снова заметила знакомую фигуру девушки. Она топталась у края, постукивала ногу об ногу. Сбавила скорость, включила поворот. Девушка повернулась и пыталась разглядеть меня. Остановилась и опустила стекло. В салон ворвался холодный зимний воздух. Вздрогнула, захотелось прикрыться от ветра. Снежинки залетали и опускались на сиденье.

— Садись подвезу! – крикнула и махнула рукой, наклонилась сильнее в сторону открытого окна. – Не стой, давай быстрее!

Она поправила сумку на плече и направилась к авто. Дверца открылась. Только сейчас узнала Ульяну из отдела поставок. Она легко запрыгнула внутрь.

— Добрый вечер, — тихо поздоровалась, поставила коричневую сумку себе на коленки. – Спасибо, что остановились. Холодно сегодня, — она как бы дернулась, стряхнула снег с вязанной синей шапки. – Скорее всего, автобуса не будет. Вы меня до проспекта Соборности подбросьте, а там я пешком дойду.

— Добрый вечер, — ответила ей, включила передачу и двинулась с места. – Хорошо, -кивнула, оценивающе посмотрела на свою подчиненную. – Задержалась на работе?

— Да, Карина Богдановна, ожидала подтверждения, что наш заказ на поставку конфет выполнят в полном объеме, — она смотрела куда-то в сторону, перебирала пальцами в перчатках ремешок от сумки. – Вы как, привыкли к новой должности?

— Ульяна, давай как раньше. Тем более мы сейчас не в офисе, — взглянула на неё и быстро перевела взгляд на скользкую дорогу. – Можно на ты, и просто Карина. Ты ж на год, кажется, старше меня?

— Ага, — она кивнула и слегка расслабилась. – Если б не ты еще б замерзла на этой остановке. Но хотела удостоверится, что всё доставят.

Хихикнула, хотела сказать, что видела, как она ожидала подтверждения, но решила не смущать девушку. Общалась с ней несколько раз раньше, но особо мы не пересекались. Я большую часть времени проводила в разъездах. Она стройная, среднего роста. Темные волосы до плеч, бледная кожа, округлое лицо, вытянутый носик, широкие темные брови, узкие губы без помады. В ушках небольшие сережки в форме цветка. Ульяна взглянула на меня карими глазами.

— Ты не знаешь, как мы во время усиленного карантина будем работать? – она заправила волосы за ухо.

— Еще окончательное решение не приняли. Думаю, часть персонала отправим на дистанционную работу, — скривилась, разглядывала её коленки в черных штанах. – Ближе к праздникам я все сообщу.

— У меня муж из Польши должен приехать, хочется провести больше времени вдвоем. С апреля его не видела, — коллега вздохнула, вытерла под носом. – Трудно всё время одной.

— Да, я понимаю, — не знала, что она замужем, стала вспоминать увиденное. Интересно, в каких позах Ульяна недавно трахалась, в каких дырочках побывал член? Может, в ней сейчас сперма? – Я тоже одна живу.

— Ты ни с кем не встречаешься? – поинтересовалась она, рассматривая моё авто.

— На личную жизнь сейчас времени нету, карьерой занимаюсь, — вздохнула и махнула рукой в сторону. – Приходится чем-то жертвовать.

Не очень хотелось с ней обсуждать линую жизнь. Несколько лет ни с кем не встречалась. Только разовые свидания, какие-то поездки на отдых. О своей первой любви я вообще никому не рассказывала. Снова вспомнила о нём. Наши свидания, поцелуи, секс. Сколько разных планов мы вместе строили на будущее, а всё пошло совсем по-другому. Меня обогнал красный Мерседес. Пришлось снова сосредоточится на дороге. Не боится же гнать в такую погоду. Авто скрылось за поворотом. Переглянулась с коллегой. Сбавила скорость и стала осторожно поворачивать.

— Смотри! – испугано вскрикнула Ульяна и показала пальчиком. – Авария! Доездился. Куда его несло в такую погоду?

— Ага, наверное, пьяный, — остановилась и смотрела на лежащий в кювете Мерседес.

— Давай я полицию и скорую вызову, — предложила коллега и запустила руку в сумочку в поиске телефона. – Мы где сейчас находимся? – она оглядывалась по сторонам.

— Пошли посмотрим, может там еще и спасатели из ДСНС нужны, — включила аварийку, отстегнула ремень и вышла из машины.

Девушка последовала за мной. С опаской направились к месту аварии. Ветер шумел в ветках деревьев, они стряхивали с себя падающий снег. Подошла и заглянула в салон. На водительском месте сидел мужчина в костюме Санта-Клауса. Белая борода закрыла его лицо. Обменялась вопросительными взглядами с коллегой. Вспомнились фильмы о рождестве. Санта погиб в аварии, и теперь праздник под угрозой. Дернула дверь, но открыть её у меня не получилось. Машина не очень сильно пострадала, разбитая фара, погнутое крыло и дверь, разбитое лобовое стекло. Из капота вырывались облака дыма.

— Ей! – ударила ногой дверь. – С вами всё хорошо? Можете выбраться?

— Куда звонить? – дернула меня за рукав Ульяна, держащая наготове смартфон.

— Подожди, помоги дверь открыть, — попросила её и подергала за ручку. – Вы меня слышите?

Мужчина шевельнулся, поправил белую бороду. Испуганно посмотрел на нас. Он часто моргал глазами, наверное, и сам не понимал куда попал. Затем толкнул непослушную дверь, и та поддалась.

— Вы в порядке? Всё целое? – разглядывала мужчину, на вид ему лет сорок пять.

— Да, — хрипло отозвался. – Где я? – он вопросительно смотрел на меня.

— Вас на повороте занесло и слетели с дороги. Зачем так гнали? – открыла дверь шире. – Так спешили всем детям подарки развести?

Коллега хихикнула. Взглянула в её сторону. Свет фар проезжающей фуры осветил нас. Лучше рассмотрела мужчину. Он невысокий, стройный, светлые волосы, легкая щетина на пухлых щеках. Округлая голова, слегка кривой нос, шрам у правого уха. Санта, придерживаясь за дверь, выбрался из машины. Его немного покачивало, ноги дрожали.

— Закурить есть? – он прислонился к машине и что-то искал по карманам.

— Кого-нибудь вызывать? – Ульяна подошла ближе к незнакомцу.

— Не надо, — он отрицательно крутанул головой и принялся изучать наши фигуры. – Сигареты не найдется?

— Я не курю, — взглянула на коллегу, та развела руками. – Ты в норме?

— Кажется, да, — он смотрел то на нас, то на себя.

— Скорая или полиция нужна? – спросила Ульяна и подошла ко мне. – Он не пьяный? — тихо прошептала мне на ушко.

Не знала, что ответить. Запаха от него не ощущала. Скорее, просто испугался. Мужчина стянул бороду, запихнул её в карман.

— Спасибо, девочки, ничего не надо, — он подошел, открыл багажник, достал из него большой красный мешок. – Но за помощь вы заслужили подарки от Санта-Клауса.

Мы засмеялись. Он развязал его, бормотал и что-то там искал. Повернулась боком к ветру, потянула шапку. Не знала, лучше его оставить здесь или Санта еще не в себе и ему нужна наша помощь. Во время своих поездок не раз видела разные аварии. Он еще легко отделался и машина не безнадежно разбита. Ульяна почти прижалась ко мне. От нее приятно пахло чем-то сладким. Захотелось её лизнуть. Снова вспомнила машину, её измену мужу. Хотя и сама понимаю, что ей не просто столько времени без секса.

— Держите, — парень протянул нам по коробке конфет и небольшой мягкой игрушке. Заметил наше замешательство. – Берите, берите. Я на корпоратив всё равно не попаду, — он кивнул в сторону машины. – Сыграть роль не смогу, – выдохнул и ветер унёс облако пара. – Спасибо, что мимо не проехали. Девочки, смелее! Подарки от Санта-Клауса, — шагнул к нам и улыбнулся. – С наступающим!

— Спасибо, — потянулась и взяла подарок. В моих руках оказалась милая панда. – Мне б такой лет двадцать назад. Я б с ним спать ложилась.

Коллега хихикнула и забрала свой презент. Ей достался зайчик, весь белый, но почему-то с синими ушами.

— А сейчас, что мешает с ним спать? – парень завязал мешок и закинул его на плечо. – Муж не поймет?

— Да я еще не замужем, — улыбнулась ему, сама меж тем поглаживала игрушку. – Вы куда так?

— В город, а за машиной завтра вернусь с другом. Мне здесь не очень далеко. Хотел заехать взять сапоги, — он скривился, сдвинул брови. – А получилось…

— Давайте подвезу, — предложила ему и кивнула в сторону своей машины. – Нужно же помочь Санта-Клаусу.

Мужчина задумался. Ветер раздувал его сценический костюм. Теперь не могла понять, он дрожал от холода или от пережитого стресса. Ульяна дернула меня за рукав, глазами указала в сторону машины. Она и сама мерзла, постукивала каблуками по обледеневшему асфальту.

— Хорошо, — согласился он, подкинул мешок на плече. – Если вам не трудно. Сейчас только перезвоню, скажу, что не смогу выступить. Жаль, придётся деньги вернуть, — его голос стал грустнее. – Сейчас актеру театра не просто заработать, а еще эти карантины бесконечные. Вы в театр не ходите?

— Нет, — почти одновременно ответили мы.

— Закончится карантин, приходите к нам в театр, я вам билеты обязательно подарю. Я в «Лісовій пісні» Лукаша играю. В рекламах нескольких снялся. Может, видели рекламу пива «Арсенал»? В том году её по телевизору часто показывали. – мы шли к моей машине.

— Не помню точно, — прокручивала в памяти рекламные ролики, пристально вглядывалась в его лицо.

— А да, кажется, там на природе компания сидела? – Ульяна открыла дверь и села в авто.

Я подняла крышку багажника. Санта закинул в него свой мешок. Показалось, что теперь мой Фольксваген превратился в сказочные сани. Мы не поедем, а полетим над городом. Заглянем в каждый дом и квартиру. Порадуем детишек, а плохим, как и полагается, положим уголёк или розги. Чуть не хихикнула. Мужчина с грустью смотрел в сторону разбитого Мерседеса. Мы уселись в машину. Запустила двигатель, вздрогнула. Осторожно двинулась с места.

— Вы меня простите, я ж не представился, — он шлёпнул себя рукой по лбу. – Матвей, а вас как зовут, прекрасные леди?

— Карина, — назвала своё имя, взглянула в зеркало заднего вида на пассажира. – Куда вас везти? Хоть не на северный полюс?

Все засмеялись. Показалось, что мы сейчас поднимемся в воздух, где нету ям и льда на дороге, и прямиком направимся на полюс. Сможем увидеть сказочный дом, фабрику с гномами.

— А я Ульяна, — коллега повернулась и протянула ему руку. – С вами точно всё хорошо? Вы такой бледный?

— Мне на Дубовую, третий дом. Да, я в норме, не переживайте. Девочки, давайте на ты перейдем, согласны? – предложил Матвей и наклонился к нам. – Здесь планируют один клип отснять. Нужны девушки для массовки, не хотите сняться? Я режиссера хорошо знаю. Уверен, что вы подойдете.

— А там только стоять или пройтись? – Ульяна заинтересовалась предложением.

— Точно не знаю, — он задумался, почесал подбородок. – Там сьемки в бассейне. Нужно в купальнике плавать или просто ходить. Я узнаю, — он оценивающе посмотрел на нас. – Фигуры у вас что надо.

Переглянулись с коллегой. Сколько раз пела на школьных праздниках. Фантазировала с подругой, что смогу попасть на сцену, сниматься в клипах. Теперь предлагают принять участие в массовке. Скривилась, поглядывала на светящиеся окна домов, некоторые украсили к праздникам разноцветными гирляндами. Хотелось остановиться у каждого и оставить подарки.

— Съемки когда начнутся? Кастинг не нужно проходить? – коллега сыпала вопросами и довольно улыбалась, словно её пригласили на главную роль в фильме. – Ты там тоже снимаешься?

— Я — нет, — он мотнул головой. – Я актер драмтеатра, а не певец. После праздников. Для вас я всё устрою. У вас фото в купальниках есть?

— У меня только дома. Несколько на страничке в Фейсбуке есть, — она достала телефон и принялась водить по экрану пальчиком.

— Вон мой дом, — Матвей показал мне на красивый, кирпичный особняк. – Заезжай во двор. Если вы не спешите, давайте вас чаем или кофе напою. Если хотите, есть что-то и покрепче. Заодно фото посмотрю.

Повернула к дому. Окна отражали свет фар. Выключила их и заглушила двигатель. Мне особо идти к нему не хотелось. Я в общем планировала побыстрее оказаться дома, поласкать себя, согреться в ванной, посмотреть что-то по ТВ. Пофантазировать б об увиденном сексе. Волна возбуждения прокатилась по телу.

— Девочки, идемте, — Матвей открыл дверь, и в салон ворвался холодный воздух. – Перед праздниками нельзя отказывать Санта-Клаусу. Не бойтесь. У меня есть записи моих спектаклей. Раз не могу вас в театр позвать, посмотрим по телевизору.

Поймала на себе вопросительный взгляд коллеги. Она явно заинтересовалась идей сняться в клипе. Может, мечтала стать актрисой или моделью. Хотя, в наше время о таком мечтали все девчонки. Это сейчас хотят вести блоги, каналы на Ютубе и тому подобное. Ветер задувал снежинки в салон машины.

— Пошли, — Ульяна наклонилась и шептала мне на ушко. — Ты разве не хочешь сняться в клипе?

— Ладно, — без особого энтузиазма ответила ей.

Мы вышли из машины. Матвей забрал из багажника мешок с подарками. Почувствовала себя феей и помощницей Санта-Клауса. Теперь одарим детишек и взрослых. Представила, как они утром проснутся и побегут к елке, найдут завернутые в яркую бумагу коробки с разноцветными ленточками. Обязательно накуплю подарков и отвезу своим в село. Хоть для них стану волшебницей и воплощу давние желания.

— Идёмте, — мужчина кивнул в сторону дома. – Вы не переживайте. Я сейчас один живу. С женой мы еще весной разбежались. Она и детей забрала. Ушла к своим родителям. Не хочется дом продавать, — он открыл большую темно-коричневую дверь. – Проходите, чувствуйте себя, как дома. Раздевайтесь, идите в комнату. Я сейчас переоденусь и подойду.

Он поставил мешок у вешалки. Поднимаясь по лестнице, посматривал на нас. Расстегнула куртку, разглядывала висящие на стене фотографии хозяина дома в разных сценических образах. Несколько семейных фото. Две светловолосых девочки обнимали отца. Улыбнулась, жаль, что семья распадается. Хотя у актеров такое часто случается. Все звезды по нескольку раз разводятся. Осторожно сняла сапоги. Подошла к зеркалу и поправила прическу. За мной остановилась Ульяна. На ней красная кофта с длинными рукавами и вырезом. На шее цепочка с кулоном. Я заглядывала в разрез и хотела детальнее рассмотреть её небольшую грудь. Снова вспомнилось, как видела их секс с водителем, свои догадки об их ласках, возбуждение напомнило о себе порцией соков.

— Девочки, вы чего в коридоре топчетесь? Я ж вам говорил в комнату идти, — он покачал головой и указал на светлую дверь, со стеклом в цветках. Его голос зазвучал точь-в-точь как у Санта-Клауса. – Идёмте, не бойтесь, — Матвей улыбался и оценивающе смотрел на нас. – Вы очень красивые.

Мы только хихикнули. Думала, что он переоденется в обычною одежду, а оказалось, что мужчина полностью перевоплотился в образ доброго старого волшебника. Теперь на нём сапоги с пряжками. Белая борода и усы выглядели натуральными. На щеках красный румянец, он плотно затянул широкий ремень. Не знала, как реагировать на него. Если в следующем году закончится пандемия, обязательно позову его на корпоратив. Матвей открыл дверь, жестом пригласил нас в комнату.

— Не знаю, чем вас еще угостить. В мешке у меня одни игрушки и сладости. Может, пиццу заказать? – он задумчиво посмотрел на нас. – За спасения Санта-Клауса я обязан вас отблагодарить.

Мы вошли в просторную большую комнату. У окна высокая искусственная елка, украшенная синими и белыми игрушками и такими же гирляндами. Под ней несколько коробок. В углу камин, на нем большие красные носки с написанными именами. Два кожаных коричневых дивана и кресла, между ними маленькие столики, шкафы и шкафчики. На потолке массивная люстра, к которой подвесили несколько снежинок. В целом всё смотрелось очень красиво, только стены слишком тёмные. Видела наши отражения в большом телевизоре. Он взял какой-то пульт, и камин зажегся. Раньше я такое только в кино видела. Заработаю денег построю и себе такой же дом, где-то на берегу озера или реки.

— Нравится? – поинтересовался мужчина и открыл дверцу шкафа. – Вам что-нибудь налить? Вино, виски, коньяк? – он достал темную бутылку. – Есть бренди и ликер.

— Нет, я не буду. Не пью за рулем, — смотрела на елку, очень хотелось сфотографироваться с ней, но не решалась.

— И правильно, — хозяин дома мне улыбнулся. – Ульяна, а ты что-то будешь?

— А, — она смотрела на бутылки, не зная, что выбрать. – А можно немного мартини?

— Конечно, — он взял бокал и налил себе коньяка. – В позапрошлом году ездили на гастроли во Францию. Мне там несколько бутылок подарили. Последняя осталась.

Матвей взял бокалы поставил их на столик. Рядом уже стояла большая тарелка с разными конфетами. Санта размесился в кресле, слышала, как поскрипывала кожа. Он в открытую разглядывал нас.

— Не стойте, садитесь, — он кивнул в сторону диванчика. – Уверен, что в купальниках вы еще более прекрасны, — хитро улыбнулся, отпил конька и принялся покручивать в руках стакан с янтарным напитком. – Думаю, что смогу за вас договориться. Так фото у вас есть?

Мы с Ульяной сели на диван. Он показался слегка холодным. В темном ламинате красиво отсвечивал огонь из камина. Языки красного пламени причудливо вырывались и устремлялись вверх. Коллега выпила немного мартини, закусила шоколадной конфетой, достала телефон и снова начала искать фото. Огонь успокаивал, хотелось сесть ближе к камину, поднести к огню ладошки.

— Смотрите, — Ульяна наклонилась к мужчине и показала ему экран смартфона. – Я с мужем два года назад ездила в Египет. Думаю, что за это время не очень изменилась.

— Ага, — он сдвинул брови, всматриваясь в гаджет. – Так. Сядь лучше сюда, — наклонился ближе, хлопнул рукой по подлокотнику. – Или ко мне на колени.

Я хихикнула, коллега слегка покраснела. Она с каким-то опасением взглянула на меня, словно ждала моего разрешения. Я только пожала плечами. Мы ж не на работе. Матвей улыбался и взглядом указывал на свои колени. Ульяна нерешительно села на них, поправила волосы, наклонилась к мужчине, показывала ему фото и рассказывала об отдыхе. Она довольно улыбалась. Заметила, как его рука легла ей на талию, спускалась к бедру. Девушка не сопротивлялась ласкам. Вздрогнула, показалось, что я здесь лишняя. Может, оставить их и уехать?

— Карина, не грусти, — обратился ко мне Матвей. – Ты не хочешь мне фото показать? Садись на другое колено. Может, немножко вина? Загадаете желание, и оно обязательно сбудется!

— Нет, спасибо. Мне и здесь хорошо, — хлопнула ладошкой по дивану. – Я никуда отдыхать не ездила, — вздохнула и скривилась. – Летом думала в Болгарию, но всё вирус испортил, — развела руками.

— Ни одного фото нету? – мужчина с удивлением смотрел на меня. – Может, летние есть в топе и шортиках?

Задумалась, как-то не часто фотографировалась. Фотки в соцсети почти не выкладывала, да и считала, что переросла тот возраст, когда хотелось собрать побольше лайков и просмотров. Чаще фоткала интересные места, природу, какие-то старые здания, руины… Даже просто ассортимент товаров в магазинах – потом дома анализировала и предлагала в дальнейшем что-то новое.

— Я точно и не помню, — тихо ответила ему.

Ульяна всё продолжала демонстрировать Матвею свои фото.

— Да, в общем, зачем фото, — мужчина махнул рукой, он смотрел на меня, а не на экран смартфона. – Давайте лучше я на вас вживую посмотрю.

У меня аж рот открылся. Не ожидала от него такого предложения. Дыхание участилось, крепко стиснула кулачки. Коллега застыла, вопросительно уставилась на меня. Матвей поглаживал её бедро, тискал попу. Мои трусики сейчас точно мокрые, все увидят, что я текла.

— На пляже вы не стесняетесь, — подбадривал меня мужчина, подтягивая сидящую коллегу ближе к себе. – Такой шанс раз в жизни выпадает. Сами знаете, что у нас в провинции клипы известные певицы снимают очень редко.

Не знала, что ответить. Смотрела на огонь, теперь он мне казался оранжевым и багряным. По телу растеклось тепло, нервно сглотнула. В больших, блестящих шарах, висящих на ёлке, видела тысячи наших отражений. Они словно сотни глаз наблюдали за нами. Сейчас увидят меня в белье и вынесут свой вердикт. Я стараюсь за собой следить, но из-за работы времени на спортзал и фитнесс не всегда хватает. Ульяна допила мартини и поставила на столик пустой бокал, положила рядом телефон. Её щеки украшал румянец. Она мне показалась сейчас маленькой девочкой, которая на коленях у Санта-Клауса просит свой рождественский подарок, а его положительное решение всецело зависит от меня.

Матвей осмелел и тискал грудь коллеги. Она довольно улыбалась. Её ж недавно трахали, неужели ей мало? Мои руки дрожали, словно во время трудного экзамена. Всегда быстро принимала решения, а здесь колебалась. Где-то на подсознательном уровне мне всё же хотелось сняться в клипе. Похвасталась бы сестре, немногочисленным подружкам и одногруппницам. Меня увидит Колька, пусть знает, что я не только директор регионального представительства, но еще достигла успеха и в шоу-бизнесе, а он превратился в сельского алкоголика, растратил все деньги, которые передал им Валькин отец, местный фермер и бизнесмен. Иногда ж купалась и загорала полностью голой. Вспомнился случай у озера, когда трахнулась с двумя парнями.

— Карина, не бойся. Ты ж не школьница. Не упускай свой шанс, — его рука забралась под мою кофту, на лбу выступили капли пота. – Знаете, сколько желающих?

Поймала на себе умоляющий взгляд Ульяны. Медленно поднялась с дивана. Актёр довольно улыбнулся. Взялась за края терракотовой кофты. Руки дрожали, сердце колотилось. Матвей что-то шептал на ушко коллеге, а та тихо хихикала. Колебалась и не могла принять решение. Разглядывала нового знакомого. В таком образе он казался мне таким милым. Потянула кофточку вверх, сняла её, поправила волосы.

— Ты прекрасна, — сделал мне комплимент мужчина. – А боялась.

— Можно джинсы не снимать? — тихо пробормотала и опустила глаза, вся дрожала от волнения, даже голос изменился.

— Хотелось бы тебя полностью увидеть, — спокойно произнес мужчина, стянул кофту коллеги, швырнул её на диван. – Может, вы вместе разденетесь? Ульяна, что скажешь? Карина не так бояться будет.

Коллега взглянула на меня. На ней красный лифчик в черный горошек. У меня есть похожий. Она поднялась и игриво вильнула попой. Встала рядом со мной. Матвей откинулся в большом кресле, попивал дорогой коньяк и разглядывал нас. Заметила бугор на его штанах. Коллега расстегнула пуговку на своих штанах. Виднелся край черных трусиков. Санта довольно закивал. Ульяна хихикнула, и немножко опустила их вниз. Слегка толкнула меня в плечо, потянулась и расстегнула мои джинсы. Я не сопротивлялась, потекла еще сильнее. Её нежные, немного холодный пальчики коснулись моего живота, скользнули вниз и потянули джинсы. Хотела её остановить, но молчала. Наверное, так проходит большинство кастингов.

— Ох, — вырвалось у Матвея, он довольно смотрел на мои серые трусики с пятнышком на них. – Танцевать вы не умеете?

Отрицательно покрутила головой. Его вопрос слега насторожил. Коллега полностью избавилась от своих штанов. Игриво крутилась перед мужчиной. Вздрогнула, взглянула на бутылки со спиртным. Их содержимое блестело в свете люстры. Захотелось убежать, двинулась, но штаны висели на коленках и мешали сдвинуться с места. Мурашки пробежали по коже. Скрестила руки на груди. Не могла понять, на кого больше смотрит Санта. Он сделал несколько глотков поправил штаны. Глубоко вздохнула. По улице проехала машина, вырывая светом фар из темноты соседние дома и деревья. Снег кружился большими хлопьями. Казалось, что сейчас где-то по небу пролетит настоящий Санта-Клаус в своих санях.

— Ты чего? – Ульяна коснулась моей попы и шептала мне на ушко. – Смотри, как он на тебя смотрит. Ты так потекла.

Дёрнулась, захотелось сказать ей, что видела, как её трахали в машине. Коллега легонько поглаживала мою попу. Она присела и полностью опустила джинсы. Я освободила одну ножку, затем вторую. Остались только коричневые носочки с зеленными листочками. Ощущала дыхание Ульяны, оно приятно ласкало кожу. Раскраснелась еще больше. Её прикосновения меня очень возбуждали. После секса с Ангелиной у меня больше не было девушек. Дырочки пульсировали, сглотнула несколько раз. Коллега осмелела и всё активнее ласкала меня. Дотрагивалась до промежности. Не могла её остановить, мне хотелось, чтоб она потёрла клитор, сняла трусики и вошла в меня. На автомате качнула бедрами.

— Девочки, вы просто милашки, нужно будет вас в солярий сводить, — Матвей снял сапоги, расстегнул широкий черный ремень с большой золотистой пряжкой. – Загорелые тела лучше в кадре смотрятся. Завтра поговорю с режиссёром насчёт клипа. Уверен, что он мне не откажет, — он поднялся и скинул красную куртку. – Глядя на вас, жарко стало, — сорвал бороду, ладонью вытер подбородок. – Вы обе прекрасны. Не думали о модельной карьере?

Хихикнули, встретилась взглядом с Ульяной. Она поднялась, наклонилась и поцеловала меня в щеку. Не ожидала такого, повернула голову в её сторону. Замерли на секунду и слились в поцелуе. Она прижала меня к себе. Гладила мою спину и не спеша расстёгивала застежку моего коричневого лифа. Сердце забилось быстрее. Не верилось в происходящее. Я целуюсь со своей подчиненной на глазах у незнакомого мужчины. Губы нежно скользили, иногда в игру вступали язычки. Застежка поддалась и бюстик ослаб. Гладила её бёдра, тискала попу. А вдруг она сосала и глотала сперму? От такой мысли жар прокатился телом. Меня словно затрясло. Скорее всего, водитель по-любому воспользовался её ротиком. Сильнее прижала её к себе. Ульяна вскрикнула.

— Какая страсть! — не заметила, как рядом оказался Матвей. Положил руки на наши попы и гладил их. На нём осталась белая футболка и темно-синие боксерки. – Порадуете старика с северного полюса? – добавил он измененным голосом.

Обе хихикнули, разорвали поцелуй. Потянулись ниточки слюны. Обе глубоко дышали. Дырочки пульсировали. Горяча рука скользила по моим бёдрам, оказывалась на спине, тискала попу, пыталась забраться в промежность. Облизала губы, смотрела то на нового знакомого, то на коллегу. Машинально нащупала ствол, но там уже оказалась рука Ульяны. Снова засмеялись. Одновременно потянули его трусы вниз, они скользнули по волосатым ногам и упали на пол. 17-тисантиметровый член вырвался на свободу. Головка, вытянутая и загнутая кверху, блестела от смазки. Бугорки вен красиво обвивали твердый жезл. Бритая промежность контрастировала с зарослями на животе и ногах. Заметила, как Ульяна изучает стержень. Вместе обхватили его ладошками и нежно поглаживали. Текла всё сильнее. Нащупала застежку на лифе коллеги и одной рукой старалась её расстегнуть.

Актёр целовал нас по очереди, мял наши попы, пытался стянуть с нас трусики. Мои серые танга скользнули вниз, выступила из них. Ощутила, как его крепкие пальцы проскальзывают в текущую дырочку. Выгнулась и застонала. Видела наши отражения в темном окне. Хотелось задёрнуть штору, нас точно могли увидеть с улицы. Слышался лай собак. Вдруг за нами кто-то подсматривает? Я ж совсем недавно наблюдала так за Ульяной. Взглянула на неё, наклонилась и принялась целовать её щеку, губы, нос. Пальцы смещались с клитора на набухшие губы. Стала стаскивать трусики коллеги. Она помогла мне. Мы, как могли, целовались. Матвей расстегнул её лиф. Теперь мы оказались полностью голые. Груди у нас почти одного размера, только у коллеги чуть больше провисли и соски темнее. На одной небольшая родинка. Наши сосочки торчали, демонстрируя сильное возбуждение. При поцелуе наши охваченные страстью и похотью тела соприкасались.

— Вы две богини, — шептал нам Матвей. – Солярий я вам организую. А тебе придётся от треугольника избавится, — он указал Ульяне на её лобок с черными кудряшками. – Бери пример с подружки, — кивнул в мою сторону. – У неё всё выбрито.

Она взглянула на мою промежность, улыбнулась. Её нежные пальчики коснулись бугорка клитора, принялись изучать складки губок. Тихо постанывала. Новый знакомый снял с себя майку. Видела его заросшую грудь. Торчащий кол, показалось, стал еще больше. Облизала губы, дрожала от похоти и возбуждения. Думала уединиться у себя в квартире со своими пальчиками и игрушками, а получился вполне приятный вечер с коллегой и актёром.

— Кто хочет сладкий леденец? – снова сценическим голосом спросил нас мужчина. – Все девочки любят сладкое!

Хихикнули, переглянулись. Осторожно опустились на коленки. Он сам наклонил свой инструмент. Вцепились губками в головку с двух сторон. Орган приятно пульсировал. Мужчина издал звук наслаждения. Мы скользили по стволу с двух сторон. Ласкали его волосатые ноги и друг дружку. Касалась её текущей киски, проникала внутрь, смещалась к клитору, размазывая смазку по телу, подбиралась к соскам. Коллега ласкала меня. Матвей покачивался и его кол скользил между нашими губками. Образовалась капля слюны. Мы старались обсасывать головку и целоваться.

— Да, хорошо, ох, хорошо! — бормотал Санта и гладил наши головы. – Сладкая у меня конфетка?

Мы закивали головами. Теперь поочередно заглатывали инструмент мужчины. Он упирался в горло, выпускала его и он сразу оказывался в ротике коллеги. Как могли ласкали друг дружку. Видела, как на стене двигались наши тени. Плотно обхватила губками влажный ствол, они легко скользили по нему. Старалась всасывать сильнее, глубже заглотить его. Вытянутые яйца ударялись мне в подбородок. Передала эстафетную палочку Ульяне. На её красных щеках образовались ямочки. Капля слюны колебалась на её подбородке. Слышались хрипы. Наклонилась и целовала Ульяну, тискала её грудь, пыталась проникнуть в её текущую дырочку, но у меня не очень получалось.

На улице слышались какие-то разговоры. Повернула голову в сторону окна. Коллега выпустила член, и Матвей сразу уткнул его в мои губы. Обхватила стержень и задвигала головой. Ствол пульсировал в ротике. Теплые и влажные губы Ульяны коснулись моей щеки и шеи. Она быстро массировала мой клитор. Головка при толчках проскальзывала в горло. Слегка подташнивало, в ушах звенело, по щекам катились слезинки. Актёр дёрнулся, прижал меня к себе, и струя спермы ударила мне в горло. Оттолкнула его и второй выстрел попал мне на лицо. Уселась на ковер, хватала воздух. Облизала губы, в ротике чувствовался терпкий, солоноватый вкус. Капли семени со щеки упала на ковер.

— Ух, — довольно выдохнул мужчина, вытер пот со лба. – Хорошо сосете, — широко улыбнулся. – У нас в труппе есть одна молоденькая актриса, никак не хочет сперму глотать. Противной ей, понимаешь, — он как-то смешно произнёс последнюю фразу. – Раз сыграла в одном сериале о школе и считает себя звездой.

Ульяна высасывала остатки спермы и наслаждалась. Интересно, шофёру она сосала так же? Видела, как она своими пальчиками натирает клитор. Губки еще больше набухли, виднелся вход в дырочку.

— Отдохните минутку, — Матвей направился к бутылкам и налил себе коньяка. – Хотите что-то? – взглянул на нас. – Голыми вы еще красивее.

Хихикнули, коллега двинулась ближе ко мне. Ноготками водила по моему бедру. Она наклонилась и целовала меня. Собирала губами сперму с моего лица.

— У меня есть один знакомый, снимает кино для взрослых. Не хотите попробовать? – предложил Матвей и сел обратно в кресло. – Вы не кривитесь, многие звезды с этого начинали. Подумайте хорошо.

В тот момент над таким думать никак не хотелось. Я наслаждалась ласками Ульяны. Нашим сладким поцелуем, текла еще сильнее. Пробовала проникнуть в её текущую дырочку. Мужчина, попивая алкоголь, любовался нами. Его орган постепенно набирал силу. Отчётливо слышались звуки поцелуя. Игриво посасывала её язычок, а она мой. Покручивали сосочки.

— Идите сюда, — актёр поставил бокал на стол и махнул нам рукой. – Давайте я вас на телефон сниму. Покажу знакомому, он вам точно хорошо заплатит.

— Нет, никакого видео, — решительно возразила я и села на подлокотник кресла, коллега разместилась с другой стороны.

— Ладно, — он вздохнул, принялся гладить нас. – Кончить хотите?

Обе утвердительно закивали. Матвей довольно улыбнулся. Наклонившись, поцеловал меня, затем Ульяну. Она протянула руку и водила по его стволу. Я взялась ласкать яйца. Мы наклонились и целовались. Местами сперма на лице подсохла и стягивала кожу. Мужчина любовался нами, игрался с нашими сосками, поглаживал бёдра. Мы слились в страстном поцелуе, игрались язычками, губы скользили и терлись.

— Вы пахнете страстью и сексом, — актер сделал глубокий вдох и выпустил воздух, почувствовала запах алкоголя. – Вы мои спасительницы, — бормотал он и целовал нас. – Хорошо, что вы мне попались на дороге, а не какие-нибудь амбалы.

Тихо хихикнули сквозь поцелуй. Кожа на кресле поскрипывала. Слышала трудное дыхание мужчины. Ощутила себя развратной помощницей Санта-Клауса. Вспоминались какие-то пошлые картинки из сети. Не могла сосредоточится. Клип, порно, авария, сцена в кабине грузовика. Все прокручивалось словно на ускоренной перемотке. Наслаждалась ласками своих партнёров.

— Давайте на диван, — он кивнул в сторону. – Там больше места. Становитесь обе рачком. У меня с двумя давно не было, — мужчина поцеловал нас в щеки. – Это мне подарок на рождество.

Все засмеялись. Поднялась с кресла, поправила волосы. Взглянула на себя в тёмном экране телевизора. На миг показалось, что нас и вправду показывают. Осмотрелась по сторонам. Ульяна располагалась на кожаном диване. Её киска блестела, грудь красиво покачивалась, сосочки торчали. Облизала губы. Матвей стоял рядом и дергал свой ствол. Подошла к коллеге, погладила её попу. Встала рядом с ней, перекинула волосы на одну сторону. Повернула голову к окну. Надеюсь, что нас сейчас никто не видит с улицы. Иногда проезжали машины, о них я волновалась меньше, а вот о прохожих. Мужчина подошел к нам, гладил наши попы, большие пальцы проскальзывали то в киску, то в попу. Обе издавали стоны наслаждения.

Сильнее стиснула кулачки, больше прогнула спинку. Покачивала попой. Очень хотелось ощутить в себе его горячий и твердый стержень. Дырочки пульсировали, мысли снова путались. Разум требовал оргазма. Ульяна глубоко дышала, взглянула на её довольное личико. Она закрыла глаза, на лице менялись маски наслаждения, она красиво закусывала губу. Румяные щеки, немножко размазанная помада, следы от спермы. Актёр глубже ввел палец. Громкий стон сорвался с моих уст. Не могла понять, чья дырочка чавкает громче. Давно не испытывала такого возбуждения. Две недели без нормального секса.

— Сейчас презерватив возьму, — Матвей перестал ласкать нас и шагнул к стенке, открыл один шкафчик и стал рыться в нём. – Я быстро, — с нетерпением поглядывал на наши голые тела и жаждущие проникновения дырочки. – Чёрт, куда ж они делись, — достал какую-то коробку. – Блин, как назло.

Мы снова хихикнули. Хотела сказать, что у меня есть, но вспомнила, что оставила свою сумочку в машине. Ульяна поцеловала меня в щеку.

— Ты очень красивая, — прошептала она на ушко. – У меня он и живот, и ляжки какие, — кивнула она на себя. – Придётся в зал побегать, а то еще передумают и не возьмут в клип.

Улыбнулась, пришлось сдержать смех. Не думала, что она реально так увлеклась его предложением о съёмках. Ответила на её поцелуи. Развратно игрались язычками. Взялись за руки, двинулись ближе. Диван поскрипывал.

— Девочки, вы без меня начали? – в голосе Матвея звучала обида.

— Что ты так долго? – пробормотала сквозь поцелуй, слова вышли не очень разборчивыми.

— Не, ну, — слышала, как он хлопнул в ладошки. – Нашёл!

Мы продолжали целоваться. Поглаживала попу и бедро коллеги. Тихо постанывали. Она нежно массировала мою грудь, игралась с сосочком. Актёр оказался рядом, легонько шлёпнул нас по попам. Звук ударов разлетелся по комнате. Пришлось разорвать поцелуй. Вытерла слюну с подбородка. Поглядывала на мужчину и его волосатое тело. Если б еще чуть больше волос, смог бы играть каких-нибудь лесных существ без грима. Чуть не засмеялась опять. Не знала, кого он из нас трахнет первой. Пульсирующий член приятно касался губок. Двигала попой, чтоб нанизаться на него, но мужчина ловко уклонялся, словно играл в какую-то игру.

— Так хочешь? – игриво спросил он, глядя на меня.

Быстро закивала головой. Хотелось сказать, что Ульяну сегодня успели трахнуть, а я без члена больше двух недель.

— Я тоже хочу, — тихо отозвалась коллега. – Не мучай нас!

Сердито сдвинула брови. Матвей шагнул в её сторону. Шире развел её попу. Терялась в догадках, заметит он или нет. Водитель точно её трахал, только толком не видела, куда. Коллега смешно виляла попой, отчего её грудь покачивалась больше.

— Вы обе хороши, — актёр всё не решался, смотрел на наши дырочки по очереди. – Забрал бы к себе вас на полюс и несколько дней не отпускал.

Мы снова засмеялись. Вспоминала какие-то кадры из фильмов. Небольшие домики, спальня Санта-Клауса, горящий камин, окна, разрисованные причудливыми узорами инея.

— Ай! – вырвалось у меня, ощутила, как кол легко вошёл в мою киску.

— Карина, нравится? – сопя, поинтересовался Матвей и сразу стал наращивать темп.

Закивала головой, импульсы наслаждения растекались по телу. Ульяна пыталась целовать меня, тискала грудь. Шлепки тел становились громче с каждой секундой, яйца ударялись о меня. Киска пульсировала, ноги дрожали. Стонала всё громче. Коллега что-то шептала мне на ушко, но я не разбирала слов. Ощущала зарождение оргазма. Бокалы на столике тихо звенели. Мужские руки крепко держали меня за талию. Казалось, что они обжигали кожу. Стало жарко, покрылась потом. Ротиком хватала воздух. Рука соскользнула, чуть не упала. Член выскочил из дырочки, но быстро вернулся на место.

Выгнулась больше, щека тёрлась о кожаный диван. Актёр со всей силой вгонял в меня свой поршень. Иногда, головка ударялась в матку, заставляя меня вскрикивать и сильнее сжимать кулачки. Его старания дали свой результат. Меня затрясло, закричала, и сильный оргазм овладел мною. На миг потеряла ориентацию. Всё завертелось и закружилось. Сама не поняла, как боком оказалась на диване. Приятно тепло блаженства растекалось по телу. Ощущала такую легкость, что сейчас бы точно смогла улететь на северный полюс.

Матвей теперь так же трахал Ульяну. Волосы почти полностью скрыли её милое личико. Слышала сладкие стоны, грудь сильно колебалась из стороны в сторону. Я облизала сухие губы, сглотнула несколько раз. Внимательно наблюдала за происходящим. Совсем недавно её трахали в машине, вдали от меня, а теперь она совсем рядом. Могу дотронуться до неё, поцеловать. Не нужно теряться в догадках, в какую дырочку входит член. На телах красиво блестели капельки пота, по бёдрам стекали соки коллеги.

— Да, — он шлёпнул Ульяну по попе. – Как на счёт второй дырки?

Она пробормотала что-то непонятное. Матвей расценил это как согласие. Вытащил свой инструмент и прислонил ко второй дырочке. Внимательно наблюдала за прекрасной сценой. Он надавил и проник в неё. Коллега вскрикнула, закатила глаза. Кол постепенно погружался в её отверстие. Всё происходящее возбуждало меня ещё сильнее. Двинулась ближе к ней, на диване остался мокрый след от моих выделений. Осторожно убрала волосы с её личика. Поцеловала горящую от похоти и возбуждения щеку. Мои пальчики дрожали, нащупала средних размеров клитор и плавно надавливала на бугорок удовольствия.

Ульяна стонала всё громче. Матвей давал ей привыкнуть к члену в её анусе. Мы снова целовались. Почему-то захотелось ей полизать, собрать все сладкие соки. Проникала в её киску, надавливала на ствол в другой дырочке. Актёр возобновил движения. Тела приглушенно шлепали. Я старалась ласкать её влагалище, но у меня не очень получалось. Другой рукой гладила её грудь, игралась с соском. Ощущала, как трясёт коллегу, звуки шлепков становились всё более громкими. Мужчина сопел и размашисто долбил её попу. Казалось, что от каждого движения Ульяна вскрикивала всё громче. Старалась быстрее работать пальчиками в её промежности.

Коллега выгнулась и издала громкие звуки удовольствия. Её подкидывало, словно через тело пропускали электрический ток. Из киски на диван брызнула обильная порция соков. Матвей сделал еще несколько резких толчков, захрипел и получил свою порцию наслаждения. Всё затихло, слышалось только наше дыхание. Очередное авто проехало по дороге. Поглаживала голое тело Ульяны. Мужчина вытер пот со лба. Встретилась с ним взглядом.

— Ух, давно так не кончал, — выдохнул с облечением актер, двинулся в сторону и ствол выскользнул из дырочки. – Давайте часика два отдохнём и еще один заход организуем, — предложил он и широко улыбался. – Знал бы, что у меня такие гости будут, я б сауну затопил.

— Мне ехать нужно, — кивнула в сторону и села поудобнее, поправила волосы. – Еще снегом дорогу заметёт.

— Жаль, — он скривился, мотнул головой. – Давайте в пятницу встретимся. Я вас с режиссёром клипа познакомлю. Почти уверен, что он вас возьмет. Насчёт порно также подумайте, — он прищурился и посмотрел на наши голые тела. – Некоторые девочки потом ездят в Чехию и Венгрию, у знакомого там есть связи. Хороший секс, гонорар, плюс экскурсия. Пусть только всё с вирусом утрясется.

Ничего ему не ответила, только улыбнулась. Он стащил заполненную спермой резинку, завязал её и положил на стол. На головке выступила большая капля семени. Ульяна постепенно возвращалась к реальности.

— Хочешь? – Матвей спросил меня и указал на свой орган.

Вздрогнула, он словно прочитал мои мысли. Облизала губы наклонилась и обхватила вялый ствол. Несколько раз провела язычком, пыталась выдавить остатки. В ротике ощущался терпкий вкус спермы и привкус презерватива. Он перебирал мои волосы. Ульяна водила пальчиком вдоль позвоночника. Выпустила пенис и отклонилась. Несколько раз сглотнула. Коллега наклонилась, и мы игриво поцеловались несколько раз. Матвей налил себе коньяка и внимательно наблюдал за нами.

— Вы давно вместе трахаетесь? – мужчина сделал глоток. – Лучше, чем в любом порно.

Мы засмеялись. Обе промолчали. Мы вообще почти не знакомы. Изредка пересекались в офисе.

— Душ у тебя где? – поинтересовалась я, не переставая гладить коллегу.

— В коридор, там направо вторая дверь, — он указал пальцем. – Только горячая вода может не сразу побежать. Если что, минуту – две подожди. Полотенце сейчас принесу.

Быстро освежилась. Вернулась в комнату и оделась. Ульяна, по-прежнему голая, показывала Матвею свои фотографии. Я собирала свои разбросанные вещи и одевалась.

— Оставь свой номер телефона. – попросил мужчина и приготовился записывать.

На автомате назвала цифры. Вернулась замотанная в полотенце Ульяна. Оценивающе взглянула на меня. Сама не знала, как наш секс повлияет на работу, но раздумывать об этом сейчас не хотелось. Мы оделись. Актёр провёл нас до двери.

— Девочки, ждите звонка. Я сообщу, когда встретимся, — он махал нам на прощание и провожал взглядом. – До свидания!

— До встречи, — ответила я и по свежему снегу направилась к машине.

— Пока, — Ульяна улыбнулась и отправила на прощание нашему любовнику воздушный поцелуй.

Холодный воздух бодрил. Белоснежное покрывало укутало мою машину. Снова пришлось чистить снег. Мы сели в остывший салон. Двигатель тихо урчал. Колеса оставляли следы на дороге, словно сани. Болтала с Ульяной. Приятно вспоминала о недавнем сексе и думала о дальнейших возможных приключениях.