шлюхи Екатеринбурга

После эпидемии. Часть четырнадцатая: Оргия

Утром, провожая Марину на работу, Дашка неожиданно сказала:

— Слушай, Марин! Я знаю, о чем ты думаешь – что я сейчас останусь с Сашкой на весь день, буду с ним весь день сексом заниматься, а когда ты вечером придешь, тебе ничего не перепадет, хотя ты хотела бы с ним хорошенько попрощаться.

— Ничего я такого не думаю, — ответила Марина, хотя по выражению ее глаз было видно, что Дашка попала в цель.

— Тогда я тебе обещаю, что за весь день и пальцем его не трону, — нахально заявила развратница. – И, поскольку Сашка уже завтра уезжает, даже сегодня ночью мешать вам не буду. Прощайтесь, сколько вам влезет.

— Ну… ладно, — Марина пожала плечами. – Тогда до вечера.

— До вечера.

— Счастливо.

Когда за ней захлопнулась дверь, я поинтересовался:

— Слушай, как-то ты подозрительно заботливой стала. Ты, случайно, мою девушку у меня отбивать не собираешься?

— Я, конечно, иногда бисексуалка, но не до такой степени, — улыбнулась Дашка. – А вообще, я сегодня хочу по магазинам пройтись. А то уже третий день в Москве, а ничего толком не видела.

— А ночью?

— А ночью я вообще домой не приду, зависну где-нибудь на тусовке. Не волнуйся, я же сказала, что мешать вам не буду.

— Ага, мешать не будешь, а нам за тебя волноваться – где ты, и что ты.

— Ой, было бы за что волноваться! – отмахнулась она. – С тех пор, как мужики перевелись, мир стал самым безопасным за всю историю своего существования. Максимум, что мне грозит – это быть изнасилованной агрессивной лесби. Но я и сама кого хочешь изнасилую, так что, тут больше не за меня волноваться надо, а за тех, с кем я тусоваться буду.

Звучало резонно, и особенно я был рад тому, что сегодня мне не придется опять обслуживать двух девушек сразу – на повторение вчерашнего подвига как-то не тянуло. Раз уж у меня образовался гарем, то я буду поступать, как султан – брать каждую по очереди, по одной за ночь. А двух сразу – это если разнообразия захочется.

Чуть позже мы оказались на кухне, где приступили к самому важному за день приему пищи – к завтраку. Дашка минут десять молчала, залипая в телефоне, а потом неожиданно сказала:

— Саш, а сделаешь мне ребеночка?

Я выдержал паузу, прожевал, и сдержанно спросил:

— Прямо сейчас? Можно, я сначала доем?

— Можно не прямо сейчас, — великодушно разрешила Дашка. – Потом, когда ты сюда переедешь, и мы все вместе жить будем.

— Спасибо, успокоила. А почему сразу ребеночка? Давай я тебе сначала собачку куплю, научишься о ней заботиться, тогда и посмотрим.

— Злюка! А почему бы и нет? Это же великая мечта всех женщин – стать матерью!

— То есть, ты хочешь рожать только потому, что это сейчас актуально? Звучит как-то не убедительно.

— Дурак, при чем тут это? Ты же мужик! А мы с Мариной – женщины! Значит, с тебя каждой из нас по ребеночку, так будет справедливо.

— Разбежалась. А может, Марина не хочет иметь детей? Может, она хочет сначала пожить чисто для себя.

— Зато я хочу иметь детей! – упрямо заявила Дашка. – Дочку хочу! Или сына!

— Ты что, Натали из песни «О боже, какой мужчина», чтобы так говорить? Ты сама еще ребенок, а уже ребенка хочешь.

— Никакой я не ребенок. Я вот-вот встану на ноги, буду жить в столице, иметь модельную карьеру, и зарабатывать много денег.

— Вот сначала заимей все это, а потом уже говори.

— Вот, и поговорю! Потом не отвертишься.

— Посмотрим.

— Посмотрим.

Мда, этого я и боялся. Нет, я, конечно, ожидал чего-то такого, но как-то предполагалось, что этот разговор заведет Марина. Но не сейчас, пока у нас все не слишком стабильно, а потом, когда все устаканится. А Дашка наглая, ей захотелось – она сказала.

Хотя Дашку еще понять можно. До эпидемии она собиралась выйти замуж, и наверняка еще тогда мечтала, как станет счастливой матерью. Сейчас же ей опять представлялся реальный, чуть ли не самый удачный на всем белом свете шанс – один из немногих выживших мужчин рядом, спит с ней, и может зачать ей малыша, о котором она так давно грезила. Надо брать, пока есть возможность, а то кто знает, что потом будет.

Короче, размышлений мне в этот раз подкинули – вагон и тележку. К счастью, Дашка выполнила обещание, и не пришла домой ночевать, оставив нас с Мариной снова наедине. В итоге у нас случилось нечто вроде романтического ужина, и даже секс в этот раз был не жадный и нетерпеливый, а размеренный и неспешный. Сначала я нежно трахнул любимую на кухонном столе, вылизав ее мокрую и сладкую щелочку, потом мы переместились в гостиную, где под просмотр порнушки Марина сделала мне глубокий минет с окончанием в ротик, и лишь потом мы оказались в спальне, где я два раза оприходовал сначала ее жаркое, горячее лоно, а потом еще два — ее узкую, восхитительную попку. И неожиданно сделал для себя наблюдение – даже, несмотря на постоянный анальный секс, попка у Марины не превратилась в разработанную «дыру», а осталась тесным, почти что девственным отверстием – с той лишь разницей, что она получала от проникновение в него колоссальное удовольствие, усиливая его ласками клитора собственными пальцами.

А утром, когда мы уже собирались ехать на вокзал, Марина еще и сделала мне прощальный минет – прямо в ванной. Так что расставались мы в этот раз чрезвычайно довольные друг другом, хотя все еще и с нетерпением ожидавшие новой встречи через неделю.

А вот в родном городе меня уже ожидали очередные неприятности.

Вернувшись домой, я той же ночью, как обычно, вышел на смену. И едва появился в магазине, как грузчица Лена сообщила: Карина Игоревна здесь, на работе, и очень хочет меня видеть. Предчувствуя недоброе, я отправился к ней в кабинет.

Начальница, как обычно, сидела за компьютером. Бросила в меня быстрый взгляд, и потребовала:

— Рассказывай.

Я пожал плечами.

— Про что рассказывать?

— Ты дурака-то не включай, — она раздраженно забарабанила пальцами по столу. – Девчонки жалуются, что ты больше не обращаешься на них внимания, что ты не хочешь их удовлетворять.

Сердце у меня забилось. И этого я тоже не ожидал.

— Что, прямо вам и пожаловались?

— Нет, я на улице курила, и подслушала разговор, — пояснила начальница. – А кое-кто говорит даже, что ты стал резким и грубым, и что тебя не попроси – сразу бурчать начинаешь. Я и говорю: рассказывай, в чем причина твоего поведения?

Ладони у меня предательски вспотели. Незаметно вытирая их об штаны, я осторожно спросил:

— А что, девчонки никаких причин во время разговора не называли?

— Говорили, — подтвердила Карина Игоревна с недоброй усмешкой. – Ладно, я еще могу поверить, что ты в борделе что-нибудь подцепил. Или тебя специально заразили, когда выпускали – так сказать, в отместку. Но я не пойму, почему на моих девчонок твоя болезнь распространяется, а когда ты в квартире Марины трахаешь и ее, и Дашу – то тогда ты здоров, и пашешь, как конь.

Я приоткрыл рот.

— Откуда вы….

— Я с самого начала наблюдение за вашей «семейкой» установила. Отстегиваю деньги нескольким соседям рядом с квартирой Марины, чтобы они обо всем мне докладывали. На случай, если тебя опять решат куда-то похитить. Забочусь о тебе, а ты? Это такая благодарность?

— Да, — ответил я. – Потому что вы меня, извиняюсь, мальчиком-проститутом каким-то сделали. Используете меня, чтобы ваши девчонки лучше работали – а значит, для того, чтобы магазин больше денег приносил. А они меня за несколько месяцев затрахали, каждый день по нескольку человек. А некоторых приходилось еще и сверхурочно обслуживать. Конечно, блин, я устал от всего этого.

— Надо было тогда в свой отпуск отдыхать, а не с Мариной все свои силы тратить, — проворчала Карина Игоревна. – А Дашу зачем подобрал? Тоже будешь говорить, что из-за любви?

— Гарем собираю.

— Ох ты, посмотрите, какой деловой! Я ему тут лучшие условия, зарплату заоблачную, а он на стороне себе гаремы собирает! Мы о чем в борделе договаривались? Когда ты на коленях ползал, умолял тебя забрать, ты мне что обещал?

Я стиснул зубы, и максимально спокойно ответил:

— Я прекрасно помню все ваши условия. Я работаю кладовщиком дальше. Про то, что мне и дальше придется прямо на рабочем месте ебать всех, кто меня захочет – уговора не было.

— Твоя работа кладовщиком как раз это и подразумевала! – рявкнула Карина Игоревна, выведенная из себя моим упрямством.

— Ничего подобного. Одно к другому здесь совершенно не при чем.

— Ах ты, щенок! – ее глаза полыхнули огнем. – В таком случае, я понижаю тебя до грузчика. И ставлю на все дневные смены, причем только тебя одного.

А вот это уже плохо. Кто не знает, объясню: в супермаркете грузчики – это самая тяжелая в физическом плане профессия. Они целый день на ногах, целый день тащат поддоны с товарами в торговый зал и из него, а в промежутках еще и разгружают машины, затаскивая привезенный товар на склад. Иной раз даже пообедать некогда – только присядут, и сразу крик: «Молочка пришла!», или «Лен, вывези мне овоща!». А в последнее время ночью приходит большая часть товара, бывало, что и по тридцать поддонов за одну ночь – и тем грузчикам, что приходят утром, забитый под завязку за ночь склад, надо, естественно, разгружать, все тридцать поддонов перетаскать продавцам на переборку, кое-какие вместе соединить, кое-какие вообще вхолостую туда и назад прокатить. Но разгружать склад – это только часть работы, плюс дневные машины, плюс под вечер надо склад максимально скомпановать, чтобы ночью можно было опять его забить.

Я как-то работал грузчиком в супермаркете, еще до эпидемии. Хватило меня всего на пару дней – понял, что так быстрее копыта отбросишь, чем денег заработаешь. Особенно потому, что дело тогда было зимой – и разгружать машину ночью, на жутком холоде, на скользком, заледенелом покрытии двора, при условиях недостаточной видимости… короче, полная труба. А теперь мне светило днем работать в одиночку, а значит, что все вышеперечисленное валилось исключительно на мои плечи. Карина Игоревна знала, как поставить меня на место, на то она и начальница.

Но я не дрогнул. Подумал про Марину, про себя, оценил степень угрозы, взвесил положение, и спокойно сказал:

— Хотите – понижайте. Все равно, я ни с вами, ни с вашими девчонками больше спать не будут. А сейчас извините, мне работать надо.

И, развернувшись, вышел из ее кабинета. Наверное, я первый человек в истории существования магазина, кто позволил себе так сделать. Но я был тверд, как скала – впервые в жизни я не плыл по течению, а шел к своей цели, несмотря ни на что. Впервые в жизни у меня появилось то, за что надо бороться.

И сердце Карины Игоревны Брянской, жесткой и беспринципной, циничной и хладнокровной бизнесвумен дрогнуло. Через пять минут она вошла ко мне на склад, и устало села на диванчик в углу.

— У тебя кофе есть?

Я молча достал из-за ящиков с конфетами свой личный термос, и две чашки. Начальница взяла свою чашку, но пить не стала, вместо этого закурила сигарету.

— Не обижайся за разговор, — сказала она, глядя в пустоту. – Я погорячилась, просто… в последнее время дела идут не очень. Давят меня со всех сторон, не иначе хотят бизнес забрать.

— Сочувствую, — хотя сочувствия я не испытывал совершенно, надо было что-то сказать.

— Послушай, если я тебя буду к чему-то принуждать – у меня могут возникнуть еще более крупные неприятности. Поэтому я тебя хотела на понт взять. Но ты же у нас – мужик, молодец, не повелся, — начальница улыбнулась. – Ты только своей знакомой не говори, что я на тебя кричала, ладно?

— Какой знакомой?

— Да приходила тут одна. Брюнетка в погонах, из министерства внутренних дел. Из отдела, связанного с защитой прав выживших мужчин. Про тебя расспрашивала.

Мне не составило труда догадаться, о ком идет речь. Капитан Рогозина постаралась, кто же еще.

— Так что, попала я в ситуацию – или смириться с тем, что ты теперь для моих девчонок – запретный плод, от которого они будут беситься, и станут хуже работать, и тем самым окончательно меня подведут, или… — Карина Игоревна тяжело вздохнула. – Или начать на тебя давить, и в итоге пойти под суд. Не хочу я ни того, ни другого. В общем, забыли этот разговор, договорились?

Я не поверил своим ушам. Она что, так просит прощения?

— Хочешь увольняться – увольняйся, — начальница посмотрела мне в глаза. – Но у меня только одна, последняя просьба.

— Какая?

— Мне, и кое-кому из моего, скажем так, окружения в последнее время жутко потрепали нервы. И мы хотим устроить небольшую вечеринку, чтобы там хорошенько отдохнуть. Придешь – и можешь на следующее же утро отправляться в столицу к своей Марине. Нет – отработаешь две недели, как положено.

— Как я понимаю, придти мне нужно для того, чтобы там опять всех перетрахать?

— Не хочешь – как хочешь, — ответила Карина Игоревна с хитрой улыбкой. – Вечеринка для меня и еще четырех женщин, очень крупных финансовых дельцов в нашем городе. И у каждой будет свой персональный мужчина. Намечается шикарная оргия с обменом партнеров и прочими извращениями. А бабы там, как и я – ненасытные бляди в самом соку.

— Я подумаю.

— Вечеринка уже завтра, так что думай быстрее, чтобы я успела найти себе кого-нибудь, — Карина Игоревна поднялась с диванчика. – Работай, и спасибо за кофе.

****************

Итак, передо мной был нелегкий выбор: в последний раз сыграть роль готового на все самца, и получить долгожданную свободу, или остаться при своем мнении, и еще две недели жить, мотаясь туда-сюда, и выматывая себе душу суточными сменами. С одной стороны – я по-прежнему люблю Марину. А с другой…

С другой стороны – согласись я, и уже скоро она получит возможность быть счастливой от того, что я рядом с ней постоянно, а не только на два-три дня.

Но ведь через две недели возможность будет та же, верно?

А кто его знает, что будет через две недели? Может, я вообще загнусь от такого образа жизни. И так чувствую, что на пределе сил держусь. Даже моя выносливость, которой я так гордился, сейчас не имела значения. А дома еще и Марина, а теперь уже и Дашка. Стукнет сердечко, и все, пишите письма на тот свет.

Короче, надо соглашаться. Оргия – это еще не самый плохой вариант. По своему опыту знаю, что могло быть и хуже.

И вообще, ради любви надо чем-то жертвовать. Пусть даже своими принципами. Тем более, Марина сама сказала, что не против, что она прекрасно понимает, что в условиях современной жизни мне очень нелегко оставаться мужиком только для личного пользования одной-единственной девушки, как раньше. И ночь втроем с Дашкой только доказала правоту ее слов.

Короче, я согласился в то же утро, и вместо отдыха после ночи оказался в загородном доме Карины Игоревны. Думаете, чтобы обсудить подробности предстоящего вечера? Ну да, и это тоже.

— Приведешь себя в порядок, и купишь себе хорошую одежду, — напутствовала начальница. — Только не костюмы какие-то, а что-нибудь модное, что мужчины сейчас носят.

— Сделаю.

— И еще я записала тебя на полный курс расслабляющих процедур. Массаж, и прочее. Ты мне нужен будешь не усталый и замученный, а свежий и полный сил.

Опять возникло неприятное воспоминание о борделе – там меня примерно также готовили к предстоящей встрече с богатой клиенткой. Но я промолчал, прекрасно осознавая, что мне выпала уникальная возможность этот раз сделать наконец-то последним.

На следующее утро Карина Игоревна заехала за мной на том же самом «БМВ», на котором приезжала ко мне в первый раз, когда мы с ней обсуждали мою работу в магазине. Как давно это было, а кажется, словно только вчера. Начальница выглядела шикарно в черном платье с глубоким вырезом и открытой спиной, а простейшее наблюдение позволило мне сделать вывод, что нижнего белья на ней, как обычно, нет и не было. Богатая и избалованная похотливая сучка, ищущая приключений – этот был тот самый образ, которого она неизменно придерживалась. Тот самый образ, за которым ни за что не угадаешь личность акулы бизнеса, ведущей очень большие дела на самом высоком уровне и решающей проблемы, недоступные простым смертным вроде меня.

— Не передумал? – поинтересовалась Карина Игоревна на всякий случай.

— Нет, — твердо ответил я, вспомнив лицо Марины по видеозвонку – в тот самый момент, когда она услышала, что мне дают долгожданную «вольную». Если раньше я еще сомневался, то теперь был уверен в своем решении, и ничто не могло сбить меня с пути. – Поехали.

— Да не волнуйся ты так, — выехав за город, «БМВ» наддал, и стрелой понесся по трассе, молниеносно проскакивая попадающиеся на пути деревни и поселки. – Я же не зверь какой-нибудь, все понимаю. Хранить верность любимой девушке – это прекрасно, помнится, я сама была такой наивной дурочкой, пока не поняла, что верность – не девственность, потерять не страшно. Тебе просто надо сыграть свою роль, и быть активным в самом начале. Со мной ведь ты уже спал до отношений с Мариной, значит, изменой не считается.

— Сыграть роль в начале, а потом?

— А потом, когда все напьются и начнется оргия, никто даже не вспомнит про тебя. И тогда ты сможешь незаметно улизнуть. А я уже постараюсь поработать за двоих, опыт имеется.

— А если все-таки вспомнят?

— Ну, — Карина слегка задумалась. – Тогда я скажу, что во время минета случайно прокусила тебе до крови член, и тебя повезли в больницу.

Я невольно содрогнулся, представив эту картину, и с интересом посмотрел на начальницу.

— Это вы только что придумали, или у вас реально такой случай был?

— У меня всякое было, не только это.

Стрелка на спидометре легко достигла отметки «120», впереди была пустая, тянущаяся до горизонта дорога. Я кинул осторожный взгляд на навигатор, но он был выключен.

— Мы что, едем в другой город?

— Не совсем. Между нашим городом и соседним раньше был дачный поселок. Несколько лет назад мы с девчонками его полностью выкупили, все ненужное убрали, а оставшееся превратили в нашу общую «дачу». Свежий воздух, речка, лес, тишина и покой. Там мы сегодня и собираемся.

— Но у вас же и так дом за городом, зачем вам еще и дача?

— Ну, во-первых, мест, где можно хорошенько потрахаться, много не бывает, — рассудительно заметила Карина Игоревна. – А во-вторых, я с этой «дачи» небольшой доход имею. Сие тоже архиважно.

— А можно еще спросить?

— Валяй.

— Почему вы постоянно все усложняете? В смысле, зачем мне туда ехать, играть свою роль? Сомневаюсь, что при ваших связях у вас нет под рукой более достойного кандидата на роль своего любовника.

— Представь себе, нет. Ты же знаешь, что в нашем городе из нормальных мужиков только ты да еще несколько остались. Но те уже заняты. А мальчиков из эскорт-агентств, которыми я так часто пользуюсь, все мои подруги уже давно всех в лицо знают. Засмеют меня, вот и все.

Больше мне спрашивать было нечего, все и так понятно. Минут через десять Карина плавно сбросила скорость, включила поворотник, и свернула с трассы на бетонную дорогу, уходящую в сторону. Сделав несколько изгибов, дорога уперлась в красивую, художественно оформленную цветочную арку, по обеим сторонам от которой уходил высокий, без единого просвета, забор. Поперек арки висел шлагбаум, вроде тех, что обычно встречаются на железнодорожных переездах. Только на этом шлагбауме висела табличка: «Частная территория. Посторонним въезд воспрещен!».

«БМВ» бибикнул, мигнул фарами, и спустя несколько секунд шлагбаум начал подниматься. Сразу за аркой обнаружилась парковка в виде размеченных на асфальте прямоугольников, сверху все это прикрывал навес, предохраняющий машины от дождя или пыли. Поставив свою машину на свободное место возле двух суперкаров – черной «Ламборгини» и красной «Феррари», каждый из которых я только в кино видел — Карина заглушила двигатель, и взяла сумочку.

— Главное – ничего не говори. Молчи, а если спросят, то я отвечу, а ты во всем со мной соглашайся. Если предложат выпить – сделай один глоток для вида, но все не пей, а то сам не заметишь, как в постели у другой женщины окажешься. Если начнут лапать за задницу или за член – улыбайся, и превращай все в безобидную шутку.

— Понял.

— Тогда пошли.

От парковки шла вглубь территории каменная дорожка, с обеих ее сторон расположился зеленый газон. Как видно, проехать здесь на машине не представлялось возможным, только пешком. А еще дальше был перекресток, где дорожка разбегалась в четыре разные стороны. Карина уверенно свернула налево – туда, откуда доносилась приглушенная музыка.

Дорожка привела к большому кирпичному дома в четыре этажа с плоской крышей. Рядышком с домом – огромный бассейн, где и собралась сейчас вся местная тусовка. При виде обнаженных дам, плескающихся не то, что без купальников, а вообще без ничего, у меня глаза полезли на лоб.

— Это что, клуб нудистов?

— А мы здесь никогда никого не стесняемся, — коротко пояснила Карина. – Смысл стесняться, если потом все друг с другом по нескольку раз перетрахаются?

Кроме дам были и представители мужского пола, привлекшие мое внимание. Два парня – загорелые качки со спортивными фигурками, один мужик солидного уже возраста с брюшком и сединой в волосах, и еще один, низкого роста, практически карлик, поразительно напоминающий того самого, из «Игры Престолов», запамятовал его имя. В отличие от женщин, мужики были в плавках, но я уже и без подсказки догадался, зачем – чтобы поддерживать интригу и случайно не начать запланированную оргию раньше назначенного времени.

— Привет всем, — Карина на ходу стянула с себя платье, оставшись без ничего, и сунула его стремительно подбежавшей молоденькой девчушке в униформе горничной. – Отнеси в свободную комнату. Саш, ты тоже раздевайся.

Толпа встретила новоприбывших громкими криками, и все женщины начали вылезать из бассейна, чтобы поздороваться со своей близкой подругой лично. Оказалось, что все присутствующие дамы – очень аппетитные зрелые тетки возраста от тридцати до тридцати пяти лет, и каждая из них была, что говорится, в самом соку. Как и мужчин, их было четверо – блондинка, две черненьких и рыжая. Посыпались возгласы:

— Карин, ну наконец-то!

— Где ты ездишь, мы уже заждались!

— А это твой новый любовник? Неужели ты стала натуралкой?

— Привет, меня зовут Ольга, а тебя? – блондинка протянула мне узкую ладошку.

— Этой мой мальчик, руками не трогать, — Карина мягко оттолкнула ее ладонь. – У вас свои есть.

— Карин, ну обижаешь! – сморщила носик рыжая. – У нас тут все общее скоро будет!

Остальные засмеялись, после чего начали представляться. Кроме Ольги, здесь были Лина (полное имя Ангелина), Ирина, а рыжую звали Анжела. Я вежливо улыбался, хотя каждую из них уже давно знал – не лично, конечно, а потому, что они были очень высокие фигуры в нашем городе, и особенно в той торговой сфере, где я работаю. Собственно, все пятеро (вместе с Кариной) образовывали местную группировку, держащую в своих руках каждую финансовую отрасль, каждое предприятие, каждый самый захудалый киоск с шаурмой на остановке. Богатые, могущественные и фактически всесильные – нечего и говорить, что мне стало немножечко не по себе от такой компании.

— Это Саша, мой помощник, — отрекомендовала меня Карина.

— Тот самый? – Анжела бросила в мою сторону удивленный взгляд. – О котором ты рассказывала?

— Ага, тот самый.

Так-так-так, а вот с этого места поподробнее! Это кто там что про меня рассказывал?!

— Наконец-то, поближе познакомимся, — Ольги облизнула свои сочные, чувственные губы. – Александр, и у меня сразу к тебе деловое предложение.

— Какое? – осторожно спросил я.

— Бросай эту стерву, и переходи ко мне, я заплачу больше.

Взрыв смеха. Озадаченный, я покосился на начальницу, она ответила подмигиванием. Хера се у них тут дружеские шуточки!

— Нет, давай ко мне, — подхватила Анжела. – Я тебя в офис посажу, будешь у меня так делать, чтобы все вокруг хорошо работали.

— Нет, Александр пойдет со мной, — Лина схватила мои ладони, и положила их на свою пышную грудь. – Я первая на него глаз положила.

— Хватит, девчонки, совсем засмущали Сашку, — вступилась за меня Карина. – Он на таких тусовках еще не был, давайте-ка сбавим обороты. Пусть привыкнет немного.

Переводя дух, я покосился на парней – они продолжали торчать у бассейна, издалека наблюдая за происходящим. Только карлик уставился на меня тяжелым, немигающим взглядом, словно оценивая во мне соперника.

— Ну, ты нас со своим познакомила, теперь наша очередь, — сказала Ирина. – Пошли. Саш, коктейль?

— Спасибо, я не пью.

— Ты смотри, какой правильный! – заметила Анжела. – Карин, подскажи адрес, где таких делают, я и себе закажу.

Новый взрыв смеха. Я последовал за женщинами в одних трусах – одежду все-таки пришлось снять, и отдать той же горничной. У бассейна дамы начали представлять кавалеров.

— Это Лёха, это Димон, — Ольга показала на двух молодых спортсменов-качков. – Первый мой, второй Анжелы.

— А это Юрий Петрович, — Лина схватила за руку пожилого мужичка с брюшком.

— Неужели твой дедушка? – Карина изумленно изогнула бровь, чем вызвала у всех улыбки. Но Лина ничуть не смутилась.

— Дайте только дождаться, он всем вашим молодым фору даст, — спокойно ответила она.

— А это Костя, — Ирина ласково погладила по волосам карлика. – Мой будущий муж.

Изумленная пауза.

— Мда, — протянула Карина. – А что, менее неполноценных на рынке женихов не нашлось? Или ты по скидке брала?

— Зря смеешься. У карликов, чтобы ты знала, отсутствие роста всегда компенсировалось кое-чем другим. Костя в постели такие чудеса творит – ничего подобного я в жизни не испытывала. Волшебник, самый настоящий волшебник. Парни, а это – Саша, хахаль Карины.

Из всех представленных мне приглянулся только Юрий Петрович. Лёха и Димон, с их перекачанными телами, наглыми рожами и татуировками уголовного характера доверия не внушали, сразу видно, что это те самые мажоры, о которых мне уже довелось слышать. Те самые, что купаются в деньгах, угашиваются в ночных клубах, и считают себя королями жизни. А карлик и вовсе имел такую свирепую отталкивающую внешность, что у меня от его взгляда невольно начало дергаться левое веко. Но пришлось ради вежливости пожать каждому руку, причем Костя так сильно сдавил мою ладонь своей лапищей, что на секунду мне почудился хруст ломающихся костей.

— Чё, бро, как жизнь? – осведомился Лёха, начав разговор первым.

— Помаленьку, — пожал я плечами.

— На чем гоняешь? – поинтересовался Димон. Не поняв вопроса, я уставился на него.

— Ну, ездишь на чем? – пояснил он. – Машина у тебя какая?

— Э-э-э… да никакой нет… пока…

— Ясно, — презрительно ответил Лёха. – Не нализал еще, да?

Я промолчал, не зная, как на это реагировать. Отчего-то в голосах парней слышалась неприкрытая агрессия, и вообще, они с самого начала стали вести себя подчеркнуто по хамски, открыто демонстрируя, что я по сравнению с ними – биомусор. Конечно, я представитель среднего рабочего класса, живущий только от получки до получки, но зачем оскорблять?

А тут еще, как назло, женщины начали отдаляться к дальнему концу бассейна, обсуждая что-то свое. Правда, Карина оглянулась через плечо, но видя, что у меня налаживается общение, не стала вмешиваться. А у меня оно нихрена не налаживалось, вот, в чем прикол.

— Да ладно, мы же шутим, чел, — Димон вдруг сменил гнев на милость, и ткнул меня кулаком в плечо. – Пошли, пивка бахнем.

— Я пиво не пью.

— Ого! А что пьешь?

— Лимонад.

— Ты из этих, что ли? – Лёха подозрительно прищурился. – Из «зожников-веганов»? Которые за здоровый образ жизни?

Ну, вот и как им объяснить, что мне в данной ситуации пить просто категорически запрещено?

— Просто не пью, — вежливо ответил я. – Завтра на работу.

В общем, долгожданное общение с представителями моего «вымершего» вида закончилось осадком на душе. Карлик вообще ни слова не сказал, а Юрий Петрович ограничился короткой фразой:

— Вот человек! Тут можно всю жизнь кайфовать, а он на работу собрался.

И знаете, он был прав. Раньше я как-то не сильно ощущал, что отличаюсь от других нынешних мужиков, а сейчас вот прям ощутил! Особенно рядом с этими мажорами, которые перекочевали к своему столику возле бассейна, заваленному бутылками с бухлом. Идти туда мне не хотелось, так что я предпочел окунуться в воду.

— Ну, как дела? – спросила Карина, когда я вынырнул, и обнаружил ее сидящей у бортика.

— Так себе. Не вписался в местную компанию, не приняли за своего.

— Другого и не ожидалось. Зато там мои подружки уже готовы тебя на части разорвать. Оказывается, парней друг друга они уже в прошлый раз перепробовали, теперь им свеженького хочется.

— Зашибись! И что делать?

— По плану.

— Хер мне откусите?

— Постараюсь, — ответила она улыбкой.

— Ладно, хватит плескаться, — Ольга похлопала в ладоши, привлекая общее внимание. – Думаю, мы уже все жутко проголодались, пойдемте в дом, там все готово.

В доме нас и вправду ожидал роскошный стол – он протянулся через две комнаты, и был завален элитными деликатесами. Расселись, кто как захочет, и вышколенные официантки в передниках на голое тело начали обслуживание, с готовностью подавая то или иное блюдо. Я сидел рядом с Кариной, машинально жевал, а настроение у меня было ниже плинтуса. И зачем, спрашивается, сюда приперся? Дебил, трижды дебил, четырежды дебил!

— Ой, ложку уронила, — Лина подняла скатерть, и скользнула вниз.

Не прошло и минуты, как я чуть не подскочил на месте, ощутив прикосновение чужих пальцев к моему паху. Мягкие губы накрыли сморщенную головку члена, острые коготки нежно пощекотали яички. Я стиснул зубы.

— Подавился? – поинтересовалась Карина, увидев, как изменилось мое лицо.

— Не-а, — я взглядом указал под стол. Она посмотрела, и тоже дернулась.

— Бывает.

Бывает? И это все, что она сейчас может сказать? А между тем Лина под столом сжала своими губками мой пенис, и начала не спеша посасывать, пробуждая к жизни.1 Самое странное, что ее «пропажу» никто даже не заметил!

— Внимание! – Ольга, видимо выполняющая роль местной заправилы, постучала вилкой по бокалу. – Хочу сообщить, что у меня для вас всех есть небольшой сюрприз.

— Ого! – Ирина заерзала на месте. – Это Лепс, да?

Примечание – Григорий Лепс после эпидемии тоже выжил, но остался чуть ли не единственным музыкальным исполнителем в нашей стране, и одним из немногих в целом мире. В итоге он завязал с карьерой певца, хотя и по-прежнему оставался самым желанным мужчиной на тех самых сборищах, где присутствуют богатые и могущие позволить себе все, что захочется, дамы.

— Нет, не он, — ответила Ольга, чем вызвала дружный вздох разочарования. – Но у нас сегодня есть особенный гость. Знакомьтесь, Вероника! Можно просто Ника.

Под озадаченное молчание из другой комнаты, вышла худенькая девочка-подросток. На вид ей было лет… неважно, сколько, да и она почему-то куталась в полотенце, длинные черные волосы все еще влажные после душа, миловидное личико смущенно улыбается.

— Это что, твоя сестра? – поинтересовалась Карина. – В чем сюрприз-то?

— Ох, ну ты и скучная! Это же Вероника! – Ольга громко и по слогам повторила имя. – Та самая!

— В смысле та самая? Какая та самая? Из мультика, из книги, из фильма?

— Карин, завязывай, — Ирина через весь стол бросила в сторону моей начальницы нарочито-строгий взгляд. – Не притворяйся, будто ты не поняла, о чем идет речь.

— Я-то поняла, но не поняла, зачем она здесь.

— Я ее пригласила, — пояснила Ольга. – Сегодня она побудет нашим гостем. Вероника, садись.

Мне тоже было не совсем понятно, что это за Вероника и какое отношение она имеет к данной тусовке, но мне было не до того. Мой фаллос стоял дубинкой, и Лина под столом с наслаждением его минетила, полируя язычком раздутую головку, или нежно оттягивая губками натянутую кожу на яичках. И самое страшное, что я не мог ничего сделать! Вскочить сейчас и убежать – так все увидят мое возбуждение, и это даст сигнал к оргии; оттолкнуть ее – и все сразу поймут, что происходит, и это даст сигнал к оргии; оттолкнуть незаметно – она возмутится, и тогда все тоже поймут, что происходит, и это даст сигнал к оргии. Куда взгляд не кинь, везде засада, обложили, суки, со всех сторон. Пришлось терпеть.

— Кончай! – прошептала Лина из-под стола, жадно насаживаясь на член своим сладким ротиком. – Малыш, кончай! Хочу попробовать твою сперму на вкус!

Карина толкнула меня локтем в бок – мол, давай уже, сделай то, что она просит, иначе не отвяжешься. Я расслабился, и прикрыл глаза, позволяя ей приблизить мой первый за несколько дней оргазм. От этого залп получился хорошим, и струя ударила Лине в горло.

— М-м-м! – донеслось из-под стола довольное мычание, после чего она вобрала ствол глубоко в глотку, не давая ни единой капле упасть мимо ее ротика. У меня задрожали руки, и пришлось схватить салфетку, делая вид, что я вытираю перепачканные едой пальцы.

— Еще увидимся, — напоследок влажно чмокнув член в головку, Лина поползла к своему месту, и минуту спустя уже снова сидела с таким видом, будто ничего не было. Я глубоко вздохнул, и сжал кулак.

— И что это было?

— Защеканка конченная, — пожала плечами Карина. – Как мужика нового увидит, так ее и корежит. Говорит, если его сперму сейчас не попробую, то тут же и помру на месте.

— И что, здесь все такие?

— Здесь все со странностями, только у каждого свои. Если ты до сих пор не заметил, то даже я не совсем нормальная.

Очень своевременное напоминание.

******************

В итоге, получилось так, что наш с Кариной Игоревной первоначальный план – чтобы я сыграл свою роль, а потом потихоньку свалил восвояси – с треском провалился. Женщины ни на секунду не выпускали меня из виду, словно забыв про своих собственных кавалеров, а после обеда так и вовсе взяли в плотный оборот, расспрашивая меня о моей жизни, работе в магазине, а особенно про мои приключения в борделе. Я рассказывал, мне не жалко, но с каждой секундой чувствовал растущее напряжение.

Потом начались танцы – причем я оказался рядом с Ольгой.

— Не хочешь поблагодарить меня? – поинтересовалась она, хитро улыбаясь, пока наши тела двигались в такт музыке.

— За что?

— Это же я тогда тебя формально выкупила. Карина прямо не могла, попросила через меня все оформить.

— Вовек этого не забуду, — сказал я, и шутливо приложился к ее руке благородным джентльменским поцелуем. – Мое сердце отныне в твоих руках.

— Сердце мне не нужно, — она положила ладонь на мои трусы, и мягко сжала то, что безошибочно нащупала. – Я предпочитаю более твердую форму благодарности.

Я выдавил из себя улыбку.

— Евро, доллары, рубли?

— Смешно, — она вдруг ухватила меня за шею, и притянула к себе, впиваясь в губы поцелуем.

Я попытался отстраниться, но это было все равно, как если бы тебя схватил двадцатиметровый питон. Язык Ольги бесстыдно ворвался мне в рот, ее губы обхватили мои, а руки сомкнулись кольцом, не давая вырваться. Боже, как она целовалась – это было просто нечто, скажу я вам. Все мои принципы и убеждения сразу поплыли куда-то за горизонт от одного только этого горячего, плавящего мое сознание поцелуя.

На несколько секунд Ольга оторвалась от меня, чтобы глотнуть воздуха, а потом начала целовать опять. Одна ее рука, отодвинув ткань трусов, забралась внутрь, сжимая и поглаживая член, а вторая легла на мой затылок, прижимая меня к своим губам. Мои ладони легли на ее упругие ягодицы, а палец скользнул внутрь, заставив ее издать чувственный вздох страстного желания…

— Эй, подруга, ты не увлеклась? – оказавшаяся рядом Карина грубо вмешалась. – Сколько раз вам всем напомнить, что это мой мужчина?

Ольга неохотно разомкнула объятия и прервала поцелуй, окинув начальницу не самым добрым взглядом.

— Карин, тебе жалко, что ли?

— Ну как бы я его сама хочу! А у тебя есть твой Лёха, вот с ним и целуйся.

— Вот же ты стерва! – прошептала Ольга, и медленно удалилась, жутко недовольная таким поворотом. Дождавшись, пока она отойдет, Карина схватила меня за руку, и потянула за собой.

— Быстрее! Надо тебя увести отсюда, пока еще кто-нибудь не… Ир, ты чего?

— Карин, уступи мне своего кавалера, — вполне серьезно попросила возникшая на пути Ирина. Карлик Костя, стоящий рядом с женщиной, посмотрел на Карину снизу вверх.

— Нормально! У тебя же свой есть!

— Я хочу двоих сразу. Кстати, ты можешь стать четвертой.

— Карин, ты куда Сашку повела? – громко осведомилась Анжела, приближаясь справа. – Ты что, нас уже стесняешься?

— Что тут у вас происходит? – спросила возникшая сзади Лина. – Что за разборки?

Окруженные, мы с начальницей замолчали.

— Карина вдруг стала жуткой собственницей, — злобно сказала Ольга за спиной Лины. – Вцепилась в мужика, и никому его не дает.

— Да? – Лина округлила глаза. – Интересно, с чего бы это?

— Не знаю.

— Вы, клуши, совсем ополоумели? – насмешливо спросила Карина, возвращаясь к своему образу богатой и избалованной сучки. – Хуйню какую-то несете. Ничего я не вцепилась, просто не хочу, чтобы вы его толпой изнасиловали.

— А как хочешь? – немедленно отреагировала Ирина. – Ты скажи, мы так и сделаем.

— И вообще, так нечестно, — заявила Ольга. – Мы с самого начала договорились, что каждый делает, что захочет.

— А мы уже передоговорились, прикинь! – Карина оттолкнула ее свободной рукой. – На чужой хуек не разевай роток, слышала такую поговорку?

— Врет она все, — сказала проницательная Лина. – Я только что ему под столом отсасывала, и ничего, не возмущалась. А тут прямо в позу встала!

Это сообщение вызвало взрыв возмущения.

— Карин, объясни! – потребовала Ирина, скрестив руки на своей обнаженной груди. – В чем причина такого неадекватного поведения? Если ты обиделась на то, что мы тебя в прошлый раз не позвали…

— Вот-вот, я обиделась, жутко обиделась. Какого хера вы меня не позвали?

— Так ты же в Грецию на деловые переговоры летала, — удивленно ответила Лина. – Поэтому не звали.

— Из вежливости можно было бы и позвать.

— Это не ответ! – Ольга буквально пылала праведным возмущением. – Девчонки, кажется, я все поняла.

— Что поняла? – тут же вскинулась Анжела. – Оль, что?

— А то! Наша Карина, которая после эпидемии перетрахала все эскорт-агенство, а до нее – всех друзей покойного мужа, влюбилась!

Немая пауза. Начальница начала медленно краснеть, но не от стыда, а от приступа неконтролируемой ярости.

— Соображаешь, что несешь, выдра драная? Чтобы я влюбилась?

— Хочешь сказать, что это не так? – с вызовом спросила Ольга. – Ты влюбилась в Сашу, и тебя душит ревность, вот ты и устраиваешь сцены.

— В кого? В него? – Карина презрительно мотнула головой в мою сторону. – Да зачем он мне?

— Так докажи, — потребовала Анжела. – Отдай его мне на весь день.

— Разбежалась! Сначала мне.

— Оль, помолчи. Карин, ну что? Будешь и дальше изображать из себя святую невинность, или….

Я с тревогой прислушивался к разговору, чувствуя, как все холодеет внутри. Дело быстро приобретало самый нежелательный оборот из всех возможных. Карина Игоревна Брянская, известная в городе циничная сука, просто не могла стерпеть брошенное ей в лицо наглое оскорбление насчет любви или ревности. Разумеется, что это затмило все ее обещания, данные мне по пути сюда.

— На понт меня решили взять? – криво улыбнулась она. – Да подавитесь. Можете его хоть весь день во все щели иметь, я ни слова не скажу.

— Отлично! – Ирина схватила меня за руку. – Пойдем со мной, мой сладкий.

— Я с вами, — тут же отреагировала Ольга, облизывая губы в предвкушении. – И Веронику возьмем! Ника, эй, Ника! Подойди сюда!

— Тогда я забираю ваших мальчиков-мажоров, — Карина демонстративно оттолкнула Анжелу плечом. – Саш, не подведи меня, а то еще скажут, что я своим подружкам любовников не умею выбирать.

На помощь! Спасите, кто-нибудь! Меня же сейчас на части начнут рвать!

— Не бойся, мы не кусаемся, — Ирина потянула меня за собой. – Пойдем в большую комнату, там удобнее.

****************

Что ж, пока все не так уж и плохо… думал я пять минут спустя, лежа на спине на широченной, просто громадной кровати. В народе такие обычно называют «траходром», типа аэродром, только оттуда не самолеты взлетают, а разгоряченные тела на волнах оргазма. Как по мне, очень удачное название, лучше и придумать нельзя.

— Наконец-то! – прошептала Ольга, и, приземлившись сбоку, снова начала жадно целовать меня, посасывая мой язычок. И в перерыве между поцелуями чувственно произнесла: Как же долго я этого ждала!

— И не говори, — согласилась Ирина, теперь уже она завладела моими губами, слегка покусывая мою нижнюю губу. А Ольга начала покрывать поцелуями мое тело, спускаясь ниже, пока не добралась до сосков (до сих пор не вразумею, на кой ляд они нам, мужикам, нужны). Ощущая, как ее юркий язык щекочет соски, я прикрыл глаза в сладкой истоме. Это было не просто приятно, это было охренеть, как приятно.

Между тем двое остальных участников намечающейся групповухи – карлик Костя и юная Вероника – сидели с краюшку, пока ничем себя не проявляя. Костя поглаживал себя рукой, а Ника наблюдала за нами, причем на ее лице отражалось искренне любопытство. Кивнув в их сторону, я поинтересовался:

— А они чего?

— А они? – Ирина хихикнула. – Они тоже присоединятся. Но чуть позже.

И передвинулась наверх, позволяя мне ласкать ее идеально круглую, крепкую грудь. Посасывая ее сосочки, и слушая ее тихие стоны, я почувствовал, как руки Ольги стягивают с меня трусы, а потом полностью снимают с ног, и вот они уже летят куда-то в сторону. Откинув светлые волосы за спину, Ольга склонилась над моим членом. Нежно пощекотав язычком головку, она начала неспешно посасывать ствол, с удовольствием ощущая, как он крепчает и твердеет прямо у нее во рту.

Конечно, двумя женщинами сразу меня не удивишь – пф-ф-ф, тоже мне, после ночи с Мариной и Дашкой я, наверное, к любой групповухе в формате «жмж» буду относиться достаточно спокойно, без этого жуткого любопытства, как там все может происходить. Потому что все, что там может происходить, я недавно очень наглядно испытал на самом себе. Но эти две зрелые тетки – честно скажу, они добились того, что я возбудился до невероятности, словно подросток в свой первый раз. Конечно, я люблю Марину, и Дашка тоже ничего такая, но рядом с Ольгой и Ириной, двумя богинями любви и секса, в самом соку и с колоссальным опытом за плечами, я мигом забыл и свою девушку, и бывшую коллегу по магазину. Да, такая я, оказывается, сволочь. Но ведь везучая сволочь, согласитесь. Кто еще может похвастаться, что у него были одна за другой две групповухи, каждая с двумя разными женщинами?

— Ты очень напряжен, — прошептала Ольга, мягко массируя мои яички. – Расслабься.

Еще бы, я не был напряжен, когда все так неожиданно закрутилось. Нет, я знал, что еду не на встречу литературного кружка, обсуждающего скрытые послания в творчестве Гоголя, но что все так обернется, точно не планировал. Я вообще собирался всех перехитрить, и вовремя свалить, а теперь, когда ничего не вышло, был напряжен, как и любой человек, у которого все пошло совсем не по плану.

— Кого из нас ты хочешь первую? – спросила Ирина. Взяв мою левую руку, она повела ее вниз – туда, где истекала соками желания влажная, гладко выбритая щелочка.

— А что, можно выбрать? – недоверие в моем голосе вполне искренне. Все-таки, это скорее меня сейчас будут трахать, чем я кого-то.

— Конечно, дурачок, — два моих пальца легко нашли вход внутрь, и Ирина с легким вздохом насадилась на них до конца. – Можешь даже Кирилла или Нику, если хочешь.

Карлик свирепо шмыгнул носом, а на лице Ники промелькнуло что-то, похожее на ироничную улыбку. Тут, знаете ли, благоразумно было не рисковать начинать сразу с экспериментов.

— Тогда Ольгу.

— Отличный выбор, — причмокнув, она отпустила на волю мой блестевший от слюны член, и передвинулась наверх, усаживаясь на него сверху. – Я тоже ужасно хочу тебя, мой хороший. И хотела с той самой минуты, как увидела тебя.

Раздутая багровая головка легко раздвинула набухшие от желания половые губки, и твердый ствол скользнул в жаркое, гостеприимное лоно. Смотря мне прямо в глаза, Ольга со сладким стоном насадилась на него до конца, и качнула бедрами, сжимая свои твердые соски.

— Да… — прошептала она. – Вот так…. Не двигайся, малыш, я сделаю все сама…

И начала медленные, плавные движения, с легкостью задавая темп, и при этом не ища точку опоры, как обычно делают женщины в позе наездницы. Одна ее рука продолжила сжимать и теребить грудь, а вот вторая опустилась вниз, и стиснула мои яички, заставив меня судорожно вздохнуть от неожиданности.

— Попался, — хихикнула Ольга. – Теперь не отпущу, пока не кончишь в меня.

Наклонившись, она припала к моим губам, а сама активнее задвигала тазом, глухо постанывая мне в рот при каждом движении. Не удержавшись, я обхватил руками ее широкие ягодицы, и пощекотал кончиком указательного пальца узкое колечко ануса. По телу Ольги прошла легкая дрожь, и она остановилась, позволяя моему пальцу ласкать ее там, где, без сомнения, меня тоже ждали с особым нетерпением.

— Костя, иди сюда, — наблюдая за нами, Ирина поманила рукой карлика. – И ты, Ника, тоже.

Взобравшись на кровать, карлик встал во весь рост. Наклонившись к его паху, женщина одним рывком сдернула с него плавки, выпуская наружу настоящего зверя – огромный, покрытый венами прибор, слегка изогнутый, с идеальной формы головкой в виде шапочки гриба. Оторвавшись от моих губ, Ольга посмотрела туда, оценивая этот инструмент.

— Дашь попробовать?

— У тебя другой есть, — Ирина погрузила «грибную головку» между своих губ. Смотреть, как роскошная тетка в самом соку отсасывает низкорослому карлику с огромным хером… словом, это было самое необычное зрелище, из всех, что я видел когда-либо.

— Жадина, — Ольги вдруг дернулась, издав резкий вскрик. Посмотрев ей за спину, я увидел причину – это Ника присоединилась к процессу, забурившись язычком между ягодиц моей новоиспеченной любовницы. Ольга одобрительно охнула, и выпятила попку, подставляя ее под ротик молоденькой девчушки. В это же время мой член в ее вагине продолжил двигаться, заставляя ее выдыхать короткие, наполненные наслаждением стоны.

— Да! Да! – стонала Ольга. Взяв мою правую руку, она жадно сунула ее к себе рот, облизывая пальцы, словно пытаясь заменить этим еще один член, который можно было бы ублажить орально. А между тем Ника издавала низкие, утробные рычания, с оствервенением вонзаясь языком в пространство между ягодиц женщины, и выписывая им круги. Все это настолько завело меня, что я даже прикрыл глаза, откровенно балдея от этих развратных женщин частично и от всей ситуации в целом.

— Оль, давай поменяемся, — с интересом предложила Ирина, ей явно захотелось очутиться на месте подруги.

— Не-а, ты сама первая пожадничала… — последние слова потонули в мощном вопле, предвещающем начало оргазма. Упершись руками в кровать, Ольга нависла надо мною, а ее шикарное тело богини дергалось и извивалось в сладострастных конвульсиях. Большая, тяжелая грудь раскачивалась прямо над моим лицом – не удержавшись, я потянулся, ухватил сосок, и слегка прикусил его зубами, заставив Ольгу сжать пальцами простыню от острых ощущений прямо посреди оргазма.

— А-а-а-х! – повернув голову влево, я увидел, что Ирина уже стоит на коленях, а карлик, пристроившись сзади, насаживает ее на свой внушительный струмент. – Да-а-а….

— Ника, твоя очередь, — скомандовала Ольга, падая с меня с довольным видом. Мой член, освободившись из райского плена, тут же гордо устремился вверх, и девчушка буквально набросилась на него, моментально заглотнув до самых яичек. По какой-то причине она осталась закутанной в полотенце, и когда я потянулся к узлу, чтобы его развязать, то получил легкий шлепок по ладони.

— Т-с-с, сюрприз испортишь, — прошептала Ольга, благодарно целуя меня. – Ир, ты как?

Ответом ей стал длинный, протяжный стон. Выгнув спину и опустив голову и грудь на кровать, Ирина дергалась под мощными, сильными ударами, которыми карлик загонял в нее свой хер. Видимо, размер действительно имел значения, потому что, кусая подушку, женщина смогла выдавать из себя только:

— За-е-би-сь…

— Отлично, — мягко оттолкнув Нику, Ольга потянула меня за руки, давая понять, что нужно встать. А когда я поднялся, опрокинула на себя, при этом ловким движением попав ракетой прямо в цель.

— Кончай, — шепнула она, сладко постанывая, когда я начал ритмично двигаться. – Кончай в меня…

Так я и сделал, и с огромным удовольствием опустошил яйца, одним залпом излившись внутрь богини. Ольга терпеливо ожидала, пока фонтан иссякнет, а затем, выведя фаллос наружу, поманила Нику. Та упала на колени, и припала ртом к лону женщины, слизывая и глотая мою сперму. Во дают!

— Саш… если ты освободился… иди сюда… — с большим трудом позвала меня Ирина. – Быстрее…

Я послушно встал перед ней – Ирина открыла ротик, и от очередного толчка своего карлика-любовника насадилась на мой болт, пропуская его глубоко в глотку. Теперь можно и отдохнуть, так что я занял позицию пассивного участника, позволяя нежному ротику Ирины заняться всем остальным, и лишь слегка придерживая ее за волосы, чтобы не соскальзывала. Справа от меня Ника, войдя в раж, перешла к полноценному куни, вгрызаясь язычком в лоно Ольги, а руки девчушки лежали у нее на груди, сжимая пальцами и выворачивая соски. Мычания Ирины, берущей глубоко в ротик мой хуй, и вскрики Ольги, балдеющей от животной страсти своей любовницы, слились в одну общую гамму звуков. От такого мой член снова стал стремительно крепнуть, возвращая себе былую каменную твердость.

— Меняемся, — выдохнула Ирина, и вытащила его из своего блядского, сексуального ротика. – Теперь ты сзади.

Однако посмотрев на карлика, я вдруг ощутил эгоистичное желание не делить с ним самку, а взять все самому. Так что, не успела Ирина потянуться губками к его члену, как я резко прижал ее к себе, обхватив рукой в районе груди. Одно движение – и я внутри нее.

— Нет… а-а-а… Саш, подожди… — протесты Ирины переросли в сдавленный всхлип, когда я нащупал пальцами ее восхитительной формы клитор. Высунувшись из-под капюшончика, он так и просил уделить ему особое внимание. Карлик метнул в меня злобный взгляд, но спорить не стал, и отошел к Ольге, подставляя ей свою «головку гриба». Она тоже не стала возражать, и с удовольствием попробовала ее на вкус, сжимая бедрами голову продолжавшей трудиться над ее вагиной Ники.

— Да! Да! Да! – теперь уже Ирина кричала эти слова, пока я двигался внутри нее, мой член пронзал ее сочную пизденку, а пальцы обрабатывали пульсирующий от напряжения клитор. – Еще! Не останавливайся! Я уже почти!

— Кончаю! – завыла Ольга. Ухватив Нику за волосы, она буквально прижала ее к своей вагине. – Я опять кончаю…

К крикам двух женщин присоединился рык карлика – активно дергая свой стол, он добился того, что дал мощный залп прямо Ольге в лицо. Она не успела отвернуться, и белая, густая жидкость попала ей на волосы, на нос, на губы. Ника, получив свободу, едва бедра разжались, тут же полезла к ней целоваться, помогая собирать и эту сперму язычком. Карлик плюхнулся на задницу, и смахнул пот со лба.

— Кончаю… — выдохнула Ирина, и подалась назад, со всей силы вжимая свою попку в мой пах. Пока ее тело билось, пропуская через себя волны оргазма, я поддерживал ее, не давая упасть, а когда все закончилось, осторожно уложил на живот, и вложил головку члена между ягодиц.

— М-м-м… — протянула Ирина, сразу придя в себя, едва ощутив твердую плоть возле своего ануса. И сама подалась навстречу, предлагая взять ее анально. Собрав пальцами вытекающую из ее пизденки смазку, я обильно нанес ее на место проникновения, и плавно задвинул в «задний ход», ощутив, что это место таки неплохо разработано.

— Я тоже так хочу, — заявила Ольга, отрываясь от губ Ники. – Ир, а тебя когда-нибудь жарили в три смычка?

— Три? Кажется, было дело, — лежа на животе, Ирина повернула голову в сторону подруги, казалось, ей совсем не причиняет дискомфорт мужской хер в собственной заднице. А может, так оно и было, вряд ли этот злобный карлик не брал ее туда. А после его размера мой член для нее наверняка все равно, что слону зубочистка. – А что?

— Да вот, хотела предложить.

— Я не против, только где третьего взять? Или ты страпон наденешь?

— Ты же знаешь, я не по этим делам, — Ольга ласково погладила Нику по обнаженной груди, и та подалась вперед, наслаждаясь тем, как пальцы женщины умело ласкают ее маленькие, твердые сосочки. – Но я не зря говорила, что Ника у нас – особый гость. Ника, покажи им.

Слегка покраснев, юная девчушка кивнула, встала на колени, развязала полотенце, и скинула его с себя. Ирина выдала изумленный вздох, я вытаращил глаза, карлик дернулся. И было, от чего.

В тот месте, где у Ники должна была быть ее женская щелочка, был… как вы думаете? Да, именно, самый настоящий мужской член! Конечно, небольшого размера, но самый, мать его настоящий член!

В первую секунду я подумал, что она – трансвестит, или транссексуал, или что-то вроде этого (для меня в принципе не существовало большой разницы между словами, начинающимися на «транс»). Но Ольга сразу же отмела мою догадку.

— Нет, не угадали, — засмеялась она, весьма довольная произведенным эффектом, тем более что как раз его и добивалась. – Она не транс, и не делала себе никакие операции по смене пола. Она просто такой родилась.

— И к чему была нужна такая тайна? – пробурчала Ирина, хотя ее глаза загорелись плотоядным огнем, рассматривая сморщенное мужское достоинство. Ника, уже пылающая от стыда, опустила голову вниз. Наверное, в эту секунду она мечтала только об одном – провалиться сквозь землю. – Сказала бы сразу.

— Я просто не хотела, чтобы другие ее сразу забрали, — пояснила Ольга. – А так мы и Сашу получили, и Нику. Два самых лакомых кусочка на сегодняшней оргии.

— Сучка ты, — ласково улыбнулась Ирина, и тихо вскрикнула – это я начал двигаться в ее попке, устав ждать у моря погоды. Подсунув под свою грудь скрещенные руки, она начала активно подмахивать мне, откровенно наслаждаясь анальным сексом.

— Ир, так как насчет трех сразу? – не унималась Ольга. Ухватив рукой мужское достоинство Ники, она принялась мять и поглаживать его, приводя в рабочее состояние.

— Я же… сказала… я… не против… — слова Ирины с трудом пробивались сквозь стоны. – А кто… куда… зайдет…

— Саша останется там же, где и сейчас, карлик твой зайдет в твою пизденку, а Ника обработает твой ротик, — ответила Ольга. Ирина тихо заскулила от похоти, представив эту картину. – Саш, остановись.

Я послушно вышел, и отодвинулся в сторону, наблюдая, как Ольга с профессионализмом опытного режиссера ставит самую невероятную сцену порнухи из всех существовавших. Было очевидно, что ей это самой в кайф, потому что, сажая Ирину верхом на карлика, она не удержалась, и жарко поцеловала подругу в губы, лаская ее язычок своим. Ирина в ответ опустила руку, и ввела два пальца в мокрое, хлюпающее влагалище Ольги, заставив ту сдвинуть ноги, поймав ладонь в плен.

Ухватив Ирину за бедра, карлик легко, как и сотни раз до этого, насадил ее на свой струмент. Ольга поманила меня – поняв все без слов, я опять зашел сзади, ухватил Ирину за плечи, нагнул ее вниз, и стал по новой входить в ее широкую, роскошную попку. На этот раз дело пошло труднее, второй ствол в мокрой щелочке заметно препятствовал, уменьшив пространство для маневра.

— Ай! – Ирина дернулась. – Больно!

— Сейчас пройдет, — Ольга подозвала Нику, у которой к этому моменту ее «ствол» торчал колом от увиденного. – Займи ее ротик.

И знаете, так здорово получилось! Только представьте эту картину – обнаженная зрелая женщина с телом богини, стоит на коленях; снизу в нее вонзается огромный, бугристый ствол лежащего под ней карлика; сзади в попку вторгается член молодого человека (это я); а спереди ее ротик самозабвенно сосет член молодой девчушки; и эта же самая девчушка держит ее за голову, властно насаживая на свое непонятно каким образом предназначенное природой достоинство. Дергаясь на трех смычках сразу, Ирина сначала только тихо мычала, привыкая к ощущениям, а когда мы все втроем стали двигаться, с ней начало твориться что-то невероятное. Ее прекрасное, покрытое потом тело корчилось в сладких муках, ее узкое лоно сжималось и разжилось, ее попка тряслась под сильными точками, ее крепкие груди колыхались от амплитуды движений. Это был уже не секс, это было настоящее, животное соитие. Даже руководившая процессом Ольга не могла стоять в стороне – сначала прижалась ко мне сзади, нежно кусая зубками мое ухо и потираясь твердыми сосками об мою спину, а потом перешла к Нике, и осыпала поцелуями ее грудь, рукой сжимая яички ее «хера». Снизу доносилось рычание карлика – из-за своего роста он не мог дотянуться до груди Ирины, что обычно делают мужики в таком положении, поэтому начал ласкать пальцами мокрую щелочку и клитор Ольги, которые она ему с радостью подставила. Таким образом, мы все соединились в каком-то безумном «паровозике», где каждый имел другого, а другой получал удовольствие еще и от третьего, и так далее.

Продолжалось это долго, очень долго. Ирина кончала, как пулемет, раз за разом – но даже когда она, совсем обессиленная, соскользнула на кровать, Ольга тут же заняла ее место. Ее попка была ничуть не хуже попки подружки, так что я с удовольствием кончил туда, заставив ее радостно заохать от ощущений теплой спермы внутри своей задницы. Следующей кончила Ника – и Ольга на этот раз проглотила все сама, высосав каждую каплю. Теперь мы уже наблюдали, как ее трахает карлик – несмотря на рост, он оказался самым длительным любовником из всех нас.

— А-а-а! А-а-а! – подвывала Ольга на высоких тонах. Лежа на спине, она прижимала к груди согнутые в коленях стройные ноги – а карлик, стоя перед ней, загонял в нее свой болт, попутно целуя ее бедра в том районе, куда мог достать. В конце концов, он довел ее до последнего оргазма, и спустил все ей на грудь.

— Какой он у тебя умничка, — смеясь, Ольга притянула к себе Ирину, заставляя теперь уже ее слизывать сперму ее же любовника. – Ну, как тебе мой сюрприз?

— Почаще бы так, — уставшая, но безумно счастливая Ирина с любовью целовала ее соски, теребя их языком. – А тебе мой?

— Тоже. Саш, придешь к нам еще?

— Я подумаю, — обижать их прямым отказом мне не хотелось. – Пойду я, посмотрю, как дела у остальных.