шлюхи Екатеринбурга

Попутчица Часть 4

Я не стал уточнять за что меня поблагодарила Тоня.

Пыл поугас. Стало прохладно. Опять завёл двигатель. Всё то время, как мы упёрлись носом машины в куст, меня не покидала мысль: не угореть бы напару при работающем двигателе. Вот и сейчас в машине почувствовался запах выхлопных газов. Значит на улице угомонился ветер. Проверил: точно — полный штиль и Луна. Высказал свои опасения Тоне. Предложил продолжить путь. Она согласилась.

Благо лес был довольно редкий, потому развернулись без проблем. Мы на дороге. По первому километровому пикету Тоня определила, что до дома ей около пятидесяти километров.

— Рассказывай, Тоня,  свою историю. А то так и заснуть за рулём можно.

Я не буду следовать линии сюжета её истории. Потому что начала она уж очень издалека.

— Я учитель русского языка и литературы в нашей районной школе, завуч, — начала она.

Я поверил: речь у неё правильная. Можно сказать- литературная. То, что она образованная женщина, я понял сразу.

 Ей срок два года. Была замужем. Муж тоже учитель. Семь лет назад овдовела. Остались вдвоём с дочкой, которой уже двадцать два года. В двадцать лет дочка вышла замуж, и на сей день беременная. Муж постарше, ему двадцать пять. Антонина была классным руководителем в классе, в котором учился будущий муж дочери. После свадьбы, чтобы не мешать молодым в небольшом, но благоустроенном домике, Тоня уехала в другой район, километров за сто. То есть туда, куда мы и направлялись.

Дочка тоже учитель, её муж агроном. При доме было небольшое подсобное хозяйство. За которым нужен, разумеется, уход.

Этой информации, пожалуй, достаточно, так как всё будет замешано на дочери и её муже. Тоня оказалась прекрасным рассказчиком. И настроилась она рассказывать всё в подробностях и деталях. Но я упущу значительную часть.

Поехала Антонина к ним в гости. Подсобить дочке в её особенном положении. Мне как обухом по голове фраза о том, что зять нравился Антонине ещё с тех пор, как взяла его класс под своё руководство. Влюбилась в умненького скромного мальчика. И была уверена, что мальчик тоже влюбился в неё.

Я вспомнил свой десятый класс, когда у нас в школе появилась "англичанка". Она с мужем, отлетав свои часы в гражданской авиации на международных авиалиниях, в сорок пять лет "спустились на землю", преподавали английский язык в школах. Фигурка у нашей англичанки, как у девчонки. Хоть влюбляйся — очень красивая женщина.

И вот судьба свела Антонину и её бывшего ученика в одном доме. Не раз она ловила жадные взгляды зятя. Да и сама нет-нет да и глянет на него исподтишка. Да ярко всплыли воспоминания о том состоянии влюблённости в несовершеннолетнего паренька. И вернулись опять эротические сны с его участием.

Осмелился зятёк налаживать контакты. Сказал Тоне, что не прошла мальчишеская любовь. Со слов Тони она еле сдерживала себя. Как же можно заводить шашни с мужем жены, да ещё младше её? Зятёк не прекращал домогательств.

И вот, проводив беременную жену на работу, завалил Тоню на кровать.

— Я сопротивлялась только для приличия. Не могла устоять напора его шишки в штанах. Я же голодная до мужчин уже много лет. Захватило дух, и совсем перестала сопротивляться. Не заметила, как оказалась без трусиков. Платье задрано по горло. Полетел в сторону бюстгальтер.

Тоня замолчала. А я уже догадался, что их застукала дочка.

— Мы бились в оргазме, когда в дом с веником ворвалась дочка….

Тоня не стала рассказывать подробности. Только и сказала, что дочка несколько раз ударила её по лицу и пыталась таскать за волосы. Хлестала мужа веником и запустила в него стаканом. Когда Тоня успела накинуть платье,  дочка ещё раз набросилась на неё, пытаясь вышвырнуть из дома. Кричала, что нет у неё больше матери.

— Вот так и оказалась я на улице в порванном платье. Дочь заперлась. Даже не захотела выставить вещи. Так и остались трусики с бюстгальтером в доме. Надела вот эти галоши, стоящие на крыльце. Обида захлестнула. Хотя виновата только я.

А у меня, слушая её исповедь, всплыла история моей взаимной первой любви с замужней женщиной — соседкой по коммунальной квартире. Влюбились с первого взгляда. Полгода мучились, не решаясь объясниться (смотри примечание автора в конце главы).

Антонина была очень откровенна в своём повествовании. Тогда её эротические фантазии зашкаливали. Она просто изводила себя мастурбациями, представляя как ею овладевает ещё мальчик в неполных семнадцать лет. Такое признание я слышал от своей первой любви. Наше положение усугублялось тем, что первый сексуальный контакт произошёл только через пять месяцев после объяснения в любви. До этого: максимум, что мы могли себе позволить — это обнимашки и страстные поцелую. Моя первая любовь призналась мне, что в такие моменты у неё намокали трусики. Но она не решалась преступить закон: втянуть малолетку в сексуальные отношения. Тогда и слово-то это было не входу. Секса в СССР не было! Первая полноценная близость случилась на моё шестнадцатилетие. Она не устояла перед моим напором, гормоны сделали своё дело. А на следующий день ей исполнилось двадцать восемь лет. Двенадцать лет разницы!

 То, что я слышал в исповеди Антонины, во многом совпадало с тем, о чём я прочёл через сорок три года- в 2016 году в Дневнике моей первой любви. Дневник мне передал очень близкий ей человек. Да и он был все годы дорог ей, не меньше чем я. Это по его просьбе я впервые в 2016 году взялся писать.

За разговорами, да в темноте, пролетели нужный нам поворот с шоссе.

И вот мы около дома Антонины. Небольшой, на две комнаты и кухней — так сказала Антонина. Она заволновалось. Надо было прощаться. На меня тоже накатила какая-то грусть.

Ещё темно. Вышли из машины. Прохладно — осень ведь. Антонина прикрыла грудь, которая открывалась из-за отсутствия пуговиц на её платье. Успел накинуть ей ветровку на плечики.

— Спасибо тебе! — глянула на меня, — ты я понимаю женат. И жена, думаю, у тебя красавица. Не вози с собой резинки, Всё равно не воспользовался сегодня, — она помолчала чуток и продолжила, — не изменяй жене больше.

Я не знал, что ответить. И обещать ничего не собирался. Подошёл к ней. Обнял её. Она дрожала: толи от холода, толи от волнения. И опять волна нежности к этой женщине забилась в сердце.  

Ну всё: пора. Решился и поцеловал её в щечку. Пошёл к машине. Хлопнула калитка.

— Останься! Куда ты в ночь поедешь?- явно волнуясь, окликнула меня Тоня, — я накормлю тебя. Отдохни, рассветает и поезжай.

И я согласился. Только и сказал:

— А как же насчёт моих измен жене?

— Ты вступил уже на эту тропинку давно, чувствую это. Но не надейся….дурак ты… ты куда? Прошу…. и я кинулся к ней, впился губами в её горячие губки..

Вот не говори: "Гоп….", — подумал я. Нет, я не глумился над ней. Что-то  болью отдалось в сердце. Напомнала мне первую любовь. Не влюбился ли я? Тоня- Таня…. и на личико похожа. Но и жена будто близняшка моей Тани из ранней юности.

Примечание автора: Повесть "ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ", о которой я упомянул выше, можно найти на сайте ПРОЗА. РУ. "Забейте" в поисковик "Первая любовь. Часть первая. Виталий С..

 — получите ссылки на мою страницу. Одна из повестей и есть искомая. В ней пять частей. Она начинается с Пролога, в нем изложена моя встреча с незнакомцем…..

Ну а кто заинтересовался моей историей о первой любви, могу скинуть прямую ссылку в личку. Но сразу скажу: "В повести Вы не найдёте описанием эротических сцен. Я не могу опорочить память о моей Танюшке, описанием интимных сцен"

Продолжение следует.