Ягоды с чужого участка

Ягоды с чужого участка

Ощущая лёгкое покалывание в ладонях, я, сжимая в левом кулачке клочок ткани нижнего переднего края футболки, впервые опустила носок правой ступни на теплую землю и вышла почти что обнаженная на солнечный свет.

Земля приятно обжигала голые ступни, но при этом теперь я старалась передвигаться максимально внимательно, чтобы случайно не напороться ногой на какую-нибудь колючку, осколок стекла или ржавый гвоздь.

**********

Пару дней назад, когда мы приходили с бабушкой на наш огород, для того чтобы полить помидоры и огурцы, я отлучилась на какое-то время и обошла соседние участки, среди которых и заприметила данный, похоже достаточно давно заброшенный, участок на самом краю садового товарищества.

На этом сильно заросшем бурьяном клочке земли стоял покосившийся от времени домик. Черепица на крыше местами отсутствовала, в оконных рамах были разбиты практически все стёкла, а одно из окон вовсе было заколочено.

Приближаться к самому домику я не стала, а преодолев местами завалившийся "забор" направилась к высокому дереву чёрной шелковицы росшему на противоположном от постройки конце участка.

Соседние участки также были не сильно ухоженны, но при этом не выглядели совсем уж заброшенными.

Плюсом именно этого участка был тот факт, что на нём и на смежных с ним участках не было никаких признаков живности — а самое главное отсутствовали собаки, которые могли привлечь ненужное внимание к моей персоне.

Я ещё с детства помнила о том, что на краю этого, а так же на смежном с ним участке росли два больших дерева белой и чёрной шелковицы.

Добравшись наконец до дерева, я сорвала пару спелых ягод с ветки и положила их в рот.

Наверное не зря говорят — запретный плод сладок, ведь эти чёрные ягоды размером с половину моего мизинца, похожие на гигантскую ежевику, своим сладким соком вознаградили мои вкусовые сосочки.

Угостившись ещё парой десятков ягод я всё же вернулась к бабушке…

Весь оставшийся вечер я только и думала о том, стоит ли воплощать в жизнь эту мою фантазию.

Я долго ворочалась в кровати, снова и снова возвращаясь мыслями к этому участку и припоминала вкус тех ягод…

Проснувшись утром я спросила у бабушки не видела ли она мою заколку.

— Посмотри в ванной у зеркала…

Прекрасно понимая, что её там не найду (ведь сама её только минут пять назад убрала к себе в сумку), я дошла до ванной, щёлкнула выключателем и спустя секунд десять произнесла: "Эмм… Тут её нет.".

— А когда ты её видела в последний раз?

— Ну вчера на огороде точно была у меня на голове.

— Ну значит наверняка там и оставила. Не волнуйся — никто её там не возьмёт. Завтра пойдём поливать и заберём…

Я же решила настоять на том, что зайду сегодня и заберу по пути на речку.

— Ну как знаешь… Тогда занеси вот это ведро и поставь возле абрикоса…

— Ладно..

Обременение пластиковым ведром было не столь критичным, нежели если бы бабушка вдруг увязалась со мною — по этому я не стала даже канючить, ведь сегодня и так слишком многое было поставлено на карту.

Ноша была не тяжела.

Плюс ко всему я в него и сложила пакет с пластиковой плошкой внутри.

Сполоснувшись, я в одном полотенце добежала до своей комнаты и начала наряжаться.

Выдвигаться из дома я хотела сразу без нижнего белья, но из соображений сохранения эмоционального здоровья бабушки, а так же ради избежания лишних вопросов решила надеть только бюстгальтер.

Стиснув им грудь я натянула на ноги довольно короткие синие шорты и влезла в футболку, которая в свою очередь скорее походила на свободное короткое платьеце белого цвета с небольшим лейблом синего оттенка в районе правой груди.

Данный элемент гардероба уже давно перешёл в разряд огородных вещей, обзаведшийся за время эксплуатации парой мелких дырочек в районе в шва на правом боку.

К тому же ткань из которой была сшита футболка была довольно таки тонкой и в натянутом состоянии, при плотном контакте с кожей едва заметно просвечивала, выдавая тем самым отчётливыми белыми пятнами обе чашечки белого бюстгальтера на фоне розоватого оттенка области плеч и верха груди.

Присев на край полки для обуви, я накинула на ноги босоножки и прихватив красное ведро, попрощавшись с бабушкой, захлопнула за собою дверь.

В подъезде было темно и заметно прохладнее нежели в квартире.

Конечно это могло быть вызвано тем, что тут гулял ветер, а вода на моём теле ещё окончательно не обсохла…

Но благо сегодня моей целью был не подъезд, а улица…

Так что резво сбежав по ступенькам я, нажав на кнопку, налегла на металлическую парадную дверь.

Солнечный свет резко ударил по глазам и заставил меня слегка прищуриться, а горячий летний воздух приятно обдул ноги.

Захлопнув за собой дверь, я по тропинке мимо окон прошла вдоль дома и завернув на углу перешла дорогу и скрылась в тени посадки.

Солнце активно подпекало и я не горела желанием изнывать от жары к тому моменту когда я наконец доберусь до своей цели.

Я шла по протоптанной тропинке в середине посадки, которая была шириной метров в сорок и отделяла наш посёлок от загородной дороги, которая пронизывала все местные населённые пункты.

Мне так же приходилось поглядывать себе под ноги, чтобы избегать виноградных улиток, которые в достаточно большом количестве активно переползали тропинку.

Вскоре посадка закончилась и, миновав автозаправку, я перебежала эту довольно оживлённую дорогу и вошла на территорию садового товарищества.

Присыпанная гравием дорожка уводила меня в глубь разномастных заборов и дачных домиков.

Все участки были разной степени ухоженности.

Некоторые похоже были даже перестроены в дома для круглогодичного проживания и у них даже присутствовали гаражи для автомобилей.

Вдоль этой центральной дороги многие хозяева держали разную живность от кур до коров и у многих на участках так же были собаки, которые непременно облаивали всех проходящие мимо людей.

По пути мне всегда было очень интересно разглядывать все эти дома и участки.

У многих возле калиток сидели цветы и росли вдоль забора различные плодовые деревья.

Небо без единого облачка тоже преображало действительность и добавляло красок окружающей обстановке.

Расстраивало меня лишь только пластиковое ведро, которое мне всучили перед выходом.

От него надо было избавиться в первую очередь, так что вскоре мне пришлось свернуть с центральной дороги на ответвление нашего сектора.

Здесь уже' дорога была у'же и по ширине прохода не сильно превышала габариты машины, которую обжимали заборы и кусты малины.

Над этой нашей дорожкой практически никогда не было тенька и палящее местное солнце подогревало не только открытые участки моей кожи, но и саму дорогу.

Земля на которой, словно давно не поливаемая дождями, была испещрена глубокими трещинами, которые казалось уходили далеко вглубь почвы.

Даже мелкая трава успела высохнуть и приобрести золотистый оттенок.

Выжить по центру дороги могли бы наверное лишь подсолнухи, если бы не были сбиты очередным дачником на своём автомобиле или велосипеде.

Где-то слева гоготали гуси и громко кричал петух.

В этот зной все были либо по своим домам, на речке или вообще сидели на работе.

Добравшись наконец до нашего участка, я сбросила это злосчастное ведро под большое абрикосовое дерево и не забыв про пакет двинулась в сторону ранее запремеченного участка.

Если дорога до нашего участка не вызвала у меня никаких проблем, то по мере приближения к интересующему меня дереву мандраж стал нарастать…

И в конечном итоге я даже вскрикнула, когда на дорогу передо мной выскочила серого цвета кошка с кузнечиком в зубах.

Скажете трусиха?

Может и так… Но знали бы вы, как давно я прокручивала данный фетиш в своих фантазиях. И какое невероятное количество негативных исходов за это время умудрилось накидать моё подсознание…

Так что тот факт, что я сейчас была здесь — уже был небольшим чудом.

Я уже видела поверх заборов то самое дерево и теперь ещё больше оглядывалась по сторонам и крепче сжимала пакет в своих руках.

Для сбора шелковицы я прихватила с собою пластиковую плошку с крышкой — вроде того обеденного лотка, который берёт отец на работу.

Эта часть садового товарищества, где я сейчас находилась, располагалась на окраине нашего поселка и сюда разве что ходили только сами хозяева этих самых участков, или владельцы домашней скотины, которые пасли за оградой своих коров или коз. А так же они довольно часто окашивали местную траву — заготавливали её на зиму.

Где-то вдалеке справа, в районе где была одна из копаней, замычала корова.

И я тут же припомнила, что во время вчерашнего мониторинга местной обстановки я видела в том направлении корову с телёнком, который свободно пасся возле привязанной мамы.

Судя по положению солнца был почти что полдень, когда я перелезла через остатки плетёной ограды, которая уже местами развалилась и удерживалась на месте, только благодаря вьющимся вокруг них растениям.

В этот раз я направилась именно к домику и именно под его прикрытием я и планировала переодеться.

В теньке это было как-то поспокойнее что-ли…

Миновав проржавевшее насквозь ведро, я остановилась возле покосившейся лавочки.

Положив на неё пакет с плошкой я ещё раз окинула округу взором и опустившись на корточки, ухватив за подол стянула через голову футболку.

При прохождении во'рота волосы растрепались водопадом и тут же легли на слегка обгоревшие вчера плечи.

Залившись краской я расстегнула застёжку бюстгальтера и высвободив руки избавилась от стеснявших меня чашечек.

Ухватив футболку я быстро вывернула её и вновь скрыла на столь короткое мгновение обнажённую грудь.

Когда футболка вновь обтянута мою кожу я расстегнула босоножки и высвободив ступни наконец стянула с себя шорты, на которых было небольшое пятнышко на шве от моих выделений.

Спрятав шорты и бюстгальтер в пакет, я взяла в одну руку плошку.

Ощущая лёгкое покалывание в ладонях, я, сжимая в левом кулаке клочок ткани нижнего переднего края футболки, впервые опустила носок правой ступни на теплую землю и вышла почти что обнаженная на солнечный свет.

Земля приятно обжигала голые ступни, но при этом теперь я старалась передвигаться максимально внимательно, чтобы случайно не напороться ногой на какую-нибудь колючку, осколок стекла или ржавый гвоздь.

Мне даже пришлось скорректировать маршрут и сделать небольшой крюк, для того чтобы обойти стороной участок с бурно разросшимися и засохшими розами, чтобы ненароком не ободрать естественный загар, который приобрела кожа на ногах, за то время которое я провела принимая солнечные ванны на пляже.

Первый же мимолётный взгляд вниз выцепил на "белом" полотне моего наряда тёмный ореол соска и порозовевший холмик в его центре.

Данная футболка была для меня той самой альтернативой полностью обнаженного тела.

Разум вчера вечером всё же настоял на хоть такой преграде от любопытных глаз.

Хотя обувь так же должна была остаться на мне, но возбуждение сыграло свою роль и теперь босоножки покоились в тени рядом с пакетом с "лишними" предметами гардероба.

Я была уже буквально в нескольких шагах от цели, когда что-то тёплое лопнуло и растеклось у меня под ногой.

Приподняв ногу я увидела лишь слегка влажный след на земле и синее пятно на ступне.

Конечно же это была одна из переспевших ягод, которая уже оторвалась от ветки и коими была усыпана вся земля вокруг дерева.

Теперь же при каждом моём шаге я ощущала как одна, две или даже целая гроздь раздавленных мною ягод растеклись у меня под ступнёй и вскоре я перестала придавать этому какое-то значение.

Поочерёдно наполняя то рот то плошку спелыми ягодами я с горящими от прилившей крови ушами оббирала чужое дерево.

Это было одновременно возбуждающе и тревожно…

Нижний край футболки теперь больше не сдерживался и когда я поднималась на носочки, чтобы сорвать очередную смелую ягоду — снизу открывался шикарный вид на… На всё…

Изначально я себе поставила цель — не покидать участок до тех пор пока плошка не будет наполнена до краёв.

И даже в случае, если кто-то меня и застанет за этим делом, то в приоритете было спрятаться в бурьяне, а не бежать к своим вещам (я планировала дождаться того момента когда можно будет окончательно наполнить свою плошку).

Чувство страха всё дальше и дальше уходило на задний план, ведь я похоже была здесь абсолютно одна.

Так что заполнив лишь дно миски я приняла решение сначала наесться, а уж затем и наполнить миску.

Опустив плошку с крышкой на землю, я поднялась на носочки и как можно выше ухватилась за ветку и потянула её всем своим весом вниз.

Часть ягод, потревоженных такими моими действиями или задетые зелёными листьями, дождём застучали по земле.

Теперь я одной рукой придерживала ветку, а второй пальчиками срывала ягоды и складывала в рот.

Пока я утоляла свой голод, лёгкий ветерок снизу, благодаря моим задранным вверх рукам, заигрывал с моей полностью оголившейся киской и попутно слегка наддувал футболку в районе груди.

По мере наполнения желудка, действительно чёрных ягод на удерживаемой мною ветке становилось всё меньше и я решила сменить точку сбора.

Отпустив ветку, я подняла с земли плошку и обошла дерево с другой стороны.

Здесь была солнечная сторона дерева и соответственно было намного больше зрелых ягод, но при этом я была как на ладони для наблюдателей с дорожки и поля, по середине которого пролегала труба ведущая к водокачке на канале.

И конечно же вдоль неё вела тропинка по которой местные дачники в выходные дни ходили купаться.

Переполняющая похоть конечно настаивала на том, чтобы довести дело до конца и собирать ягоды полностью голой, но разум пока стоял насмерть. Настойчиво утверждая, что в случае если меня сфотографируют, то получу от бабушки на орехи не только за воровство…

Вот так — поднимаясь на носочки и сверкая на всю округу своей голой попкой я складывала ягоду за ягодой в лоток, пока он окончательно не наполнился.

На моё счастье, за всё это время никто меня не потревожил и я с довольной улыбкой окончила сбор, наградив себя ещё парой ягод, и пошлёпала к своим вещам.

Почему пошлёпала???

Да по тому что за это время я умудрилась столько передавить ягод, что мои подошвы напоминали ноги фиолетового смурфика.

К слову…

Три самых активных пальца на правой руке были точно такого же оттенка… Но это не приносила мне никакого дискомфорта.

Я конечно пыталась их смыть раздавив зелёные ягоды и вытерев сок листами, но это не шибко помогло.

Так что моя цель была выполнена и можно было выдвигаться домой.

Добравшись до вещей я отложила ягоды и аккуратно (чтобы не перемазать соком от ягод) стащила футболку через голову, как вдруг в шагах десяти от себя заметила знакомые мне зелёные листья на изгороди и сразу под ними гроздь винограда.

Ого…

Однозначно стоило их попробовать…

И тут я замерла в нерешительности.

Передо мной было два варианта дальнейшего развития событий:

*Одеться и дойти, ведь как никак цель выполнена…

*Или в "неглиже" добраться до ещё одного запретного плода…

А вот будь что будет!

Откинув волосы назад я не пригибаясь, шагая во весь рост, вышла из тени постройки и по полузаброшенной тропинке и пошла вдоль забора к лозе.

Сердце у меня в груди теперь билось как умалишённое.

Глубоко дыша я протянула правую руку к грозди, а не измазанной левой рукой сжала до боли правую грудь.

Чувство лёгкой эйфории охватило меня в тот миг и левая ладонь, только что стискивавшая грудь, сместилась вниз и средним пальцем я прикоснулась к половым губам, всем перемазанным смазкой.

Растолкав складочки половых губ палец проник внутрь и я прикрыла от накатившего удовольствия глаза.

Столь фееричной концовки этого приключения я даже не предполагала, ведь теперь моё тело не прикрывало абсолютно ничего.

С текущего местоположения я даже не могла разглядеть свои вещи, которые всем составом покоились в тени от домика.

А этот вроде бы незначительный момент несомненно добавлял красок моему воображению, которое рисовало меня саму сейчас как бы со стороны.

…Я стояла полностью раздетой на абсолютно чужом участке и придерживаясь правой рукой за какую-то то ли ветку, то ли деревянный колышек, орудовала уже двумя пальцами у себя между ног…

Теперь я даже могла различить на фоне окружающей обстановки хлюпанье внизу моего живота.

Однако что-то искусственное привносило новые "ноты" в эту симфонию хлюпанья.

С огромным негодованием я открыла глаза.

Шум мне не привиделся — он действительно был и исходил он от газели, что продиралась по узкой дорожке между участками.

Я секунд пять механически ещё двигала пальцами прежде чем окончательно сложилась картинка происходящего.

Автомобиль с двумя силуэтами за ветровым стеклом неспешно двигался по соседней линии и похоже лишь благодаря ширине проезжей части они не обращали внимание на то, что происходило на смежных участках.

Наконец сообразив, что между нами осталось не больше пятнадцати метров и данный автомобиль вот-вот остановятся и сейчас его пассажиры наконец оторвут своё внимание от узкой дороги и уделят его моей обнаженной особе — мои ноги как будто подкосило и я резко присела, да так, что почти что плюхнулась на попу, но сумела удержаться чудом, вновь ухватившись рукой за изгородь.

Ветхий забор дрогнул, качнулся в мою сторону, но на удивление устоял.

Разжав правую руку я поднесла её ко рту и легонько подула на неё — после столь энергичного "падения" я слегка ободрала кожу на ладони, и в районе наиболее глубокой ссадины (в области указательного пальца) уже проступила первая капля крови.

Прекрасно теперь понимая, что ладонь буду жалеть потом и что необходимо сейчас же одеваться и убираться отсюда, я гусиным шагом преодолела эти три метра до своих вещей и левой рукой начала натягивать футболку, под аккомпанемент двух достаточно громких хлопков закрывшихся дверей.

Бюстгальтер был сейчас не в приоритете и его я решила оставить покоиться в пакете.

Справившись с футболкой, я позволила себе приподняться чуть выше и смахнув ногу об ногу стряхнула мелкий мусор со ступней.

После этого я смогла наконец упаковать нижнюю часть своего тела в шорты, и придерживая мизинцем и безымянным пальцем правой руки лямки босоножкек, зажала в левой руке пакет и пластиковую плошку с ягодами.

Стараясь удерживать домик между мною и теперь уже заглушенным автомобилем, я аккуратно двинулась в сторону забора.

Преодолев ограду участка я почти что без страха и внутреннего упрёка смогла выпрямиться в полный рост и шлёпая босыми ногами по пыльной дорожке направилась в сторону нашего участка.

И чем дальше я отходила от участка, тем веселее становилось у меня на душе.

Перехватив посиневшими от ягод пальцами правой ладони плошку с ягодами, я босиком, размахивая босоножками в левой руке, с довольным лицом вышагивала по тропинке по направлению к домику.

Все неприятные мелочи забылись, когда я вымыла руки и смочила лицо из бочки на нашем участке.

Сполоснув из ковшика ноги я с огромным удовольствием накинула на ноги босоножки, а скрывшись за дверью домика стянула футболку и усадила груди обратно в чашечки бюстгальтера.

После чего футболка вновь обтянула мои плечи.

Всю дорогу до дома я витала в своих мыслях.

И лёжа после душа голышом на кровати, я вспоминала детали этого приключения и поедала всё теми же синими пальцами вкуснейшие ягоды, которые собрала в прозрачную плошку этим замечательным летний днём.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *