шлюхи Екатеринбурга

Первый раз делюсь своей женой. Часть 1

Вольный перевод рассказа "First Time Sharing My Wife" англоязычного автора robertl

Я встретил своего друга Алека в аэропорту Кадьяк, штат Аляска. Алек только что закончил свой годовой тур по службе Береговой охраны на острове Ситкинак, крошечном островке в Алеутской цепи, недалеко от южной оконечности острова Кадьяк.

Алек и я были отправлены в Ситкинак одновременно, но по какой-то странности у них там оказался дополнительный радист, поэтому меня через 4 месяца перевели на радиостанцию на Кадьяке. И вот теперь, восемь месяцев спустя, настала очередь Алека покидать пустынное место своей службы: никаких женщин на острове и связь с миром через самолет снабжения раз в неделю, если позволяла погода. Я знаю, что в армии есть места и похуже Ситкинака, и даже гораздо хуже. Алеку не позавидуешь: целый год ни одной женщины, на которую можно было бы пускать слюни, ни одного пассажира в самолете снабжения!

Я был женат и поэтому жил за пределами базы со своей хорошенькой молодой женой Мишель в старом дуплексе времен Второй мировой войны. Когда я узнал расписание рейса Алека, я предложила Мишель, чтобы он провел с нами ночь между своим рейсом из Ситкинака в Анкоридж/Сиэтл на следующий день. Она с пониманием согласилась. У нас была только одна спальня, но даже наш комковатый диван был бы более привлекательным, чем ночь в одинокой казарменной постели.

Я освободился от дежурства на радиостанции в шесть вечера, и у меня было целых сорок восемь часов до следующей смены. Маленький самолет авиакомпании "Кадьяк Эйруэйз" приземлился около семи вечера, и я поприветствовал друга рукопожатием и объятиями впервые за восемь месяцев. У Алека была одна маленькая дорожная сумка, поскольку весь остальной свой груз он отправил в дом родителей почтовой пересылкой.

На пути в наш маленький дуплекс в моем Шевроле 68-го года Алек рассказал мне о некоторых забавных событиях в своей службе, а я сказал ему, что мы с Мишель собираемся пригласить его в один из ночных клубов Кадьяка на хороший ужин. Кадьяк — хоть и небольшой городок с населением около 6000 человек, но ночные клубы у нас есть.Когда мы припарковались у моего дуплекса, я сказал Алеку, что просто сбегаю и заберу Мишель — так что что он может подождать в машине.

Я вышел, поднялся по ступенькам и вошел в дверь, остановившись как вкопанный и буквально вытаращив глаза. Мишель, моя великолепная жена, ждала нас, готовая к отъезду в клуб.

Мы с Мишель выросли в одном и том же городке на востоке Вашингтона, оба были детьми с фермы. На этом сходство заканчивалось. Она была хорошенькой чирлидершей, принцессой встречи выпускников в Национальном обществе чести, девушкой, о которой высокий тощий придурок вроде меня мог только мечтать. Не то чтобы Мишель задирала нос — просто я был застенчивым ботаником, а она была хорошенькой и популярной.

Я уехал в колледж, потом в Береговую охрану и снова встретился с ней, когда был дома в отпуске вскоре после Рождества. Я пошел на баскетбольный матч, и эта красивая девушка подошла ко мне и сказала: "Привет". Если в старших классах я думал, что она хорошенькая, то к тому времени она уже была красива: длинные темные волосы, красивое лицо, тонкая, но красивая женская фигура.

Мы сидели вместе до конца игры, вспоминая школу, когда мы ездили на одном школьном автобусе, но никогда при этом не общались. Я рассказал ей, каким застенчивый я был и до сих пор по сути таким оставался. Она рассмеялась и сказала, что знает об этом, но все еще надеется, что я приглашу ее на свидание. Я удивленно посмотрел на нее:

— Я приглашу тебя на свидание? Но… у тебя были бойфренды. А я был школьным ботаником.

Она засмеялась:

— Бойфренды? Я встречалась с ними, но они были просто спортсменами, безголовыми качками. Ты был хорошим вежливым с девушками парнем, ты много работал: да я бы с тобой пошла бы через минуту после твоего приглашения.

После той ночи я потерялся в любви. Мы договорились пойти в кино на следующий вечер, Джек Фрост. Я заехал за ней в дом ее отца, и мы посмеялись над тем, что было бы здорово просто отправиться в горы по снегу, а не в кино. Так что мы развернулись, вернулись к моим родителям, позаимствовали их старый пикап Toyota Land Cruiser и направились в горы.

Я сделал ей предложение в мае следующего года — и она согласилась! Я был на седьмом небе от счастья! Кроме… Я уезжал в эту командировку на Ситкинак, на целый год. Я знал, что это будет самый длинный год в моей жизни.

С Алеком я познакомилась и подружился в Сиэтле, и мы вместе полетели в Анкоридж, потом вместе на Кадьяк и Ситкинак. Я был радистом, только что окончившим радиошколу, а он — электронщиком. За следующие несколько месяцев мы быстро подружились, даже поселились вместе в казарме.

Наше виртуальное женское общество состояло из писем из дома и разворотов "Плейбоя". У всех нас были свои фантазии, о некоторых мы говорили, но моя главная фантазия была предвкушением моей первой брачную ночь. Мне действительно нравилось поддразнивать Алека, показывая ему пикантные фотографии Мишель, которые она периодически присылала мне.

Через четыре месяца после прибытия, я получил приказ о переводе на радиостанцию "Кадьяк". Кто-то напортачил, и на базе оказалось три радиста, а не два, как было положено. У меня было две недели отпуска, поэтому я полетел домой. Через несколько дней мой брат и его жена отвезли нас с Мишель в Рино, и 25 сентября 1998 года Мишель Такер стала моей женой.

Эта поездка — сама по себе история, но ночь после свадебной часовни в парке была, без сомнения, лучшей, самой горячей ночью в моей жизни, навсегда… Или мне так тогда показалось…

Я нашел маленький дуплекс в Кадьяке, и Мишель присоединилась ко мне через две недели. Следующие месяцы мы провели вместе… как мне это сказать? Рай на далеко не обетованной земле. Это была худшая зима в Кадьяке за последние десятилетия по словам местных жителей — более ста двадцати дюймов снега, что более чем вдвое превышает их средний показатель. И дикий ветер — один раз метеобашню авиабазы даже снесло вниз.

Но все это не испортило нам удовольствия от совместной жизни. Мишель нашла работу ассистента юриста, которую она готовила в колледже, и нечасто случалось, чтобы ночью (или днем, в зависимости от моей смены на радиостанции) мы не занимались любовью по несколько раз. Эти четыре-пять дней в месяц были тяжелыми для нас обоих. Мы были молоды, любили друг друга, и наш совместный секс составлял огромную часть нашей жизни.

Почти три недели, предшествовавшие визиту Алека (девятнадцать дней, если быть точным), были самым длинным периодом, которые мы провели без секса с нашей первой брачной ночи. Я тогда подхватил вирусную инфекцию, и как раз в тот момент, когда я пошел на поправку, у Мишель начались месячные. Эти последние несколько дней были не просто тяжелыми — они были для нас адом!

— — — — —

И это привело меня к тому, что я вошел в дверь в тот вечер. Мой член мгновенно затвердел, когда я увидел свою жену. Она купила новую одежду: прозрачную красную блузку, которая не скрывала ее почти так же, как прозрачный красный бюстгальтер. Я готов поклясться, что вижу розовые соски сквозь них обоих.

Соедините это с облегающими коричневыми брюками; красными каблуками высотой, по крайней мере, четыре дюйма; жемчужными серьгами и ожерельем, которые я подарил ей на день рождения; макияжем с красной помадой в тон блузке; и ее шелковистыми, длинными каштановыми волосами,. В общем я тут же почти забыл об Алеке, ожидающем в машине. Кстати, об Алеке… какого черта? Не слишком ли откровенно она одета сейчас для моего друга после года, проведенного на острове без женщин?

Мишель обняла меня за шею, легонько поцеловала в губы и сообщила, что месячные закончились сегодня днем. Всем своим видом она напомнила мне песню Донны Фарго: "Я самая счастливая девушка во всей Америке".

Я было подумал, позволить Алеку подождать нас в машине следующие полчаса! Но, конечно, я не мог так поступить со своим лучшим другом.

— Ты готова встретиться с Алеком и пойти на ужин?

— МММ, ты думаешь, что я ему понравлюсь в таком виде? — спросила она, отступая и делая небольшой пируэт.

Я решил, что это риторический вопрос. И что моя жена должна была стать первой женщиной, которую он увидел за последний год. Даже в этой откровенной блузке!

Когда мы обошли машину и Алек вышел, чтобы вежливо поздороваться с ней, я подумала, что его глаза могут выскочить из орбит. Я думаю, что у нее был ответ на свой вопрос.

Мы с Мишель не часто бывали в барах Кадьяка. Из-за моей небольшой зарплаты и ее неполного рабочего дня в юридической фирме нам едва удавалось оплачивать квартиру и покупать еду. Жить в Кадьяке — дорогое удовольствие. Но мы слышали, что одним из лучших мест для стейков и морепродуктов является гриль-бар Джерри, и приезд Алека показалась нам подходящим поводом для того, чтобы тряхнуть нашим скудноватым кошельком.

Я думаю, что каждая пара глаз в клубе повернулась в нашу сторону, когда хозяйка заведения подвела нас к столу. Точнее сказать, не в нашу сторону, а в сторону Мишель, потому что именно она привлекла всеобщее внимание к себе. У нас был замечательный ужин с жареным лососем, а затем мы провели немного времени в болтовне с парой напитков и танцев. Алек пару раз танцевал с Мишель, будучи настоящим джентльменом. Должно быть, ему было тяжело, потому что эта блузка была мягкой, как шелк, а ее духи-мягкими… просто-вау, и она была красивой и сексуальной. Я знаю, каково мне было танцевать с ней, когда мой член был твердым, как камень. Я даже представить себе не мог, каково это было для Алека.

Вернувшись домой, я начал чувствовать себя все похотливым. Еще бы — я чувствовал похоть весь чертов день, а с тех пор, как забрал Мишель на ужин, практически уже почти сошел с ума от желания секса! Мишель тоже это чувствовала, совершенно очевидно. Ее соски сквозь лифчик и блузку были набухшими, как мой член.