шлюхи Екатеринбурга

Отдых на природе. Часть 4

     — Что, Слав, дождался? — толкнула меня Галька — Смотри, вон твою жену трахают. На твоих глазах. Как тебе, а?

     Я промолчал, испытывая совершенно непредсказуемые ощущения — смесь ревности с возбуждением. Между тем Ленька ускорил движения, насколько позволяло сопротивление воды. В вечерней тишине слышался только ритмичный плеск, создаваемый им. Колька вопросительно посмотрел на меня. Я автоматически кивнул. Тогда он одной рукой поочередно развязал лифчик на Наташкиной шее и на спине. Последний предмет одежды медленно поплыл вслед за трусиками. Теперь Колька поддерживал мою жену не за плечи, а за обнаженные груди, непрерывно массируя их. Леньке надоело бороться с водной толщей, с каждым толчком он продвигался вперед, на мелководье. Вскоре над водой показались Наташкины ягодицы. Ленька отпустил ее ноги, позволив встать на дно. Теперь ему было намного удобнее. Темп ускорился вдвое. Мне тоже стало отчетливо видно, как таз подростка лихорадочно бьется о Наташкин зад. Она все так же смотрела на меня, теперь обреченно, распрощавшись с мыслью, что я ничего не замечу, а если замечу, то не пойму. Ее отвлек Колька, ставший прямо перед ней и одной рукой стягивающий плавки. Его член выпрыгнул из них и закачался перед Наташкиным носом. Она все поняла и не сопротивляясь открыла рот. Колька тут же заполнил его своей елдой. Губы жены обхватили его, всасывая. Теперь Наташку трахали с двух сторон.

     Увлеченный, я не заметил, как Галина опустилась передо мной и извлекла мой член. Только влажное, обволакивающее тепло заставило меня взглянуть вниз. Галькины губы двигались по стволу, вызывая ни с чем не сравнимые ощущения. От обычного минета это отличалось как небо и земля. Когда тебе сосет чужая жена, а ты в это время в подробностях смотришь как двое трахают твою — это совсем другое дело.

     Ленька, насытившись, отвалился и побрел к берегу, натягивая плавки. Его место сразу занял отец. Наташка спокойно ждала, пока он обойдет ее и устроится сзади. Разгоряченный Колька, едва заняв положенное место, без излишних церемоний всадил ей, вызвав громкий вскрик. Конечно — подумал я — после Ленькиного члена получить другой в два раза толще… Впрочем, через минуту звуки, издаваемые женой, свидетельствовали о том, что Колькина толщина ей нравится гораздо больше Ленькиной. Я не сомневался, что она успеет кончить, а если повезет, то и не один раз. Так оно и вышло. Когда оба вышли на берег, Галька уже проглотила все, что вылилось из меня и сидела рядом, поглядывая на Наташку.

     Жена устало улеглась на траву рядом с нами, разбросав ноги, как была, голая.

     — Ты знал! — было первое, что бросила она мне.

     — Что знал?

     — Что они меня выебут!

     Я решил не отпираться. Соглашаться, правда, тоже не стал.

     — А ты, скажешь, об этом не догадывалась?

     — Нет конечно! — и после непродолжительного молчания добавила — Ну фантазии такие у меня, допустим, были. Но что это случится сегодня, да еще при тебе!

     — Ну ты не очень-то и сопротивлялась…

     Эта моя реплика так и осталась без ответа. Некоторое время мы молча отдыхали, изредка поглядывая друг на друга. Колька с семьей возился у костра, негромко о чем-то переговариваясь.

     — Славка! Наташ! — Галина махала рукой, подзывая нас к себе — Идите сюда!

     Что они там еще задумали? Мы подошли и уселись рядом с ними.

     — Ну. . — Колька поднял налитую рюмку — Я гляжу, никто из вас возмущения не выказывает, гневно не кричит и поубивать всех не грозится. Следовательно, всем все понравилось и теперь стоит за это выпить. Заодно и стресс снять.

     — Вот только не надо! — замахал он рукой на меня, собирающегося возразить по последнему пункту. — Конечно стресс, как же без него? Не спорь, я-то по себе знаю!

     Потом последовало «за наше приобщение к свободе», потом еще за что-то… Колька знал, что надо делать… Мы с женой вновь расслабились и теперь однозначно воспринимали произошедшее как приятное приключение. Вообще к этому времени у меня закрались сомнения насчет правдивости его слов о том, что у них и самих опыт в этих делах достаточно скромен. Почему-то казалось, что мы далеко не первые «приобщенные» в его жизни. И даже не вторые и не десятые. Теперь я подозревал, что все было задумано именно так еще тогда, когда он мне звонил с предложением отдохнуть. И то, в каком виде я вроде бы случайно наткнулся на них в лесу, было отнюдь не «случайно», а вовсе даже наоборот. Впрочем, решил я, какая мне разница? Я получил то, что хотел и даже хорошо, что это произошло при содействии опытного в этом деле человека. Пока я так размышлял, Галина изложила Наташке историю их семьи в той же интерпретации что и мне. Жена поохала, посочувствовала, но согласилась, что их решение было единственно верным.

     Почувствовав, что все идет как надо, Колька с Ленькой избавились от плавок и вовсю оглаживали Наташкины плечи, спину и грудь. Глядя на это, мы с Галиной тоже освободились от лишней одежды. Судя по всему, назревала оргия. Колька лег на спину и они с сыном незаметно за разговором, ненавязчиво подталкивая и направляя, как бы между делом усадили Наташку сверху на его член. Галина, не прерывая своего с ней разговора, точно так же уселась на меня. Колька из-за Наташкиной спины ободряюще оскалился и показал мне большой палец, мол, все идет как надо. Это я видел и сам. Один Ленька остался не при деле. Он бродил вокруг нас, но пристроить член ему было решительно некуда. Ситуацию разрешили комары.

     — Слав. . — Галька слезла с меня. — Пойдем к тебе в палатку. Нас же тут сьедят! Я сосредоточиться не могу!

     Только я успел подумать, а как же мы все там поместимся, как она добавила:

     — Ты же Наташу отпустишь на ночь с моими мальчиками?

     Пришлось согласиться, хотя я и опасался, что они вдвоем затрахают ее до полусмерти. Обрадованный Ленька потянул мою жену за руку, снимая с отца. Я проследил, как они скрылись в палатке и отправился следом за Галиной.

     Забравшись внутрь, я немедленно был опрокинут на спину. Галька, присосавшись к моим губам, оказалась сверху. Целуя меня, она ерзала тазом, пытаясь найти член и направить его в нужное место. Член же, неимоверно возбужденный, занял максимально вертикальное положение, прижимаясь к животу. Я с трудом сунул руку между нашими телами и приподнял его, направляя между пухлых половых губ. Галя, неожиданно получив желаемое, торопливо опустилась на него, удовлетворенно выдохнув. Я при этом не почувствовал ничего, настолько она была влажной и скользкой. Обняв ее и прижав к себе, я продолжал целоваться, в остальном предоставив ей свободу действий. Галькин таз неутомимо поднимался и опускался, вновь и вновь нанизываясь на член. Судя по ее стонам, ей это нравилось. Я же ощущал только одервеневший половой орган, по которому скользит что-то, едва заметное. Это позволило мне продержаться очень долго, давая Галине кончать раз за разом, орошая мой лобок и яйца новыми порциями своих соков. Издалека доносились вскрики и повизгивания жены. Колька с Ленькой тоже времени зря не теряли.

     Галька, получив очередной оргазм, слезла с меня.

     — Слав, ты прелесть… — услышал я. — Так долго можешь… А сам-то собираешься кончать?

     — Я бы не против, не получается что-то…

     Она, подумав недолго, решительно предложила:

     — А хочешь, я тебе в жопу дам? Заслужил… Тебе понравиться! Хочешь?

     Такого мы с женой не пробовали. Да что там, такого я вообще никогда в жизни ни пробовал!

     — Конечно хочу! — я привстал.

     Галина перевернулась на живот и стала раком. Рукой размазала вытекающую из влагалища жидкость между ягодиц и смочив палец, ввела его внутрь.

     — Можно, Слав… Только не спеши…

     Я нацелился головкой на сморщенное отверстие. Галина одной рукой оттянула ягодицу в сторону, демонстрируя полную готовность. Прикоснувшись головкой к анусу я начал очень медленно, как она просила, вдавливать ее внутрь. Сначала мне показалось, что у нас ничего не получится. Попка никак не хотела впускать меня. Я нажал сильнее. Все равно не получается. Еще сильнее… Неожиданно сфинктер расслабился и головка целиком провалилась внутрь. Галька охнула, анус вновь сжался, останавливая меня. Но я теперь знал, что надо делать. Не обращая внимание на сопротивление мышц, я с силой вталкивал член Галине в попку. Он входил с трудом. Галька сопела, всхлипывала, дергалась, но терпела. С каждым сантиметром я все больше понимал разницу между анальным и обычным сношением. Первое мне нравилось гораздо больше. Прямая кишка туго охватывала жилистый ствол, головка пробивала себе путь где-то внутри, а уж сам вид члена, входящего в женскую попку… Войдя до конца, я решил ненадолго остановиться.