шлюхи Екатеринбурга

Отдых на море. Шалости жены

     Сразу хочу попросить прощения за свой стиль повествования, не будьте слишком строгими, зато история на 97% реальная. Изменены только мелочи.

     Мою жену зовут Наташа. Ей 30 лет, волосы русые, она обладает очень красивой фигуркой: рост 170, вес около 57 кг. , стройная, но не тощая (87-68-90) , красивая попка, небольшой выступающий сексуальный животик, киска всегда побрита, грудка 2 размера — чуть свисают вниз, но красиво налиты, бугорки сосочков кокетливо смотрят по сторонам, так и маня припасть к себе губами с каждой стороны.

     Как нибудь постараюсь в подтверждение выложить фотки ее прелестей (нужно тайком сфотографировать;) Любит одевать маечку без лифчика, а джинсы носит на бедрах и немного открыт животик, в таком виде она представляет из себя очень сильный магнит для мужских взглядов и объект эротических фантазий. В общем очень сочная и аппетитная штучка.

     В то время, когда мы только-только поженились, она любила позагорать топлесс, но чтобы посторонних не было в радиусе эдак 20 метров.

     Сразу вспомнился случай мы были на даче у будущего кума. Так вот, загораем мы на пляже, пьем с кумом пивко, играем в карты, при этом поглядываем периодически на мою ненаглядную, откинувшуюся на спинку топчана и дразнящую нас своими розовыми сосочками… Слышим невинный голосок:

     — Мальчики кто-нибудь, натрите мне кремом плечи и спинку.

     Ближе сидел кум, он сразу поднялся и мне пришлось остаться на месте. Ну ничего страшного в этом нет, пусть натирает. Тем более они давно знакомы и могли по-дружески обниматься и даже поцеловаться в губы, к этому все привыкли.

     Хотя это был первый раз, когда он увидел ее голые грудки и это его явно волновало. Все-таки хочу сказать, что кум у меня очень видный парень, рост 185, крепко сложен и моей жене он нравился как мужчина, но был женат. Жена его осталась на даче хозяйничать. Я периодически замечал, как Наташа невольно поглядывает на выступающий бугорок его плавок, представляющий собой немаленькую такую сардельку с четко выступающей головкой.

     В любом случае выпитые 4 литра пива на троих несколько подняло нам настроение и придало игривости поведению. Что касается жены, когда она немного выпьет, у нее явно усиливается либидо, хотя ничего лишнего с посторонними она себе не позволяла. Приз всегда доставался мне, но как окажется далее не совсем в этот раз. Короче, я взял журнал, делаю вид, что читаю, одел наушники, не включая звук, а сам поглядываю периодически.

     Начал кум с плечей, жена села ровно, и даже несколько кокетливо прогнула спину. Он встал сзади, несколько развернул ей плечи назад, так, что грудки подались вперед и покачивались в такт его втирающе-массажным движениям, амплитуду и частоту которых он со временем подобрал с тем, чтобы сиськи подпрыгивали сильнее. Жену эта игра ничуть не напрягала и даже наоборот, судя по ее хитрой ухмылке, забавляла. Она периодически посматривала на меня, но я улавливал момент и успевал отвернуться. Кум же был занят своим делом. Намазав спину, он перешел на руки и ребра по бокам. Я замечал, как он, как-бы невзначай задевал ей грудки, несколько раз проведя руками по грудям сверху вниз и затем снизу вверх, остановившись ладошками на сосках и сжимая и тиская в своих больших ладонях ее грудки. Не подавая виду, будто так и должно быть, он обильно намазал руки кремом, сел перед ней на топчан, вдруг начал массировать ей груди с фразой «Здесь нужно как следует поработать». Для жены это было неожиданно, но солнце, пляж, небольшая доза алкоголя и получаемое все-таки удовольствие не дали сказать ни слова. Она стала чаще поглядывать в мою сторону, но я не подавал вида. Я на некоторое время отвернулся, как вдруг услышал глухой стон удовольствия жены «А-а-х». Посмотрев в сторону голубков, я увидел, как кум, взявшись за каждый из сосков большим и указательным пальцем, начал их сжимать, массировать, то тянуть на себя и резко отрускать, вызывая сотрясание грудок. Наташа попыталась его кокетливо отстранить, хотя и не желала этого, тогда он отпустил соски и поцеловал, причмокивая, каждый из сосков.

     Она смотрела на его действия, приоткрыв ротик, нижняя губка слегка подрагивала после его прикосновений к соскам, тихо произнеся «ммм». Увидев одобрительную реакцию, он приложился к соскам взасос. После каждого такого засоса жена начинала учащенно дышать, что даже я через наушники услышал. Пришлось на некоторое время полностью отвернуться, чтобы не вызывать подозрений. Как вы поняли, меня эта сцена достаточно заводила и я не хотел их потревожить. Но я слышал чмокающие звуки и приглушенные вздохи и стоны жены. Я-то знаю, что значат эти стоны — жена очень возбуждена, уверен, что она уже потекла и ею все больше начинает управлять похоть. Через некоторое время причмокивания прекратились.

     Я осторожно повернулся в их сторону и как раз в интересный момент: жена как раз потянула руку к трусам кума, у которого был уже неслабый стояк. Его плавки вот-вот должны были лопнуть. Жена рукой оттянула край плавок на себя и из трусов вздыбился крепкий стоящий член, сантиметров 17, с оголенной головкой. Жена с восхищением на лице погладила член рукой, затем не выдержав, развернула кума спиной ко мне, сама пулей расположилась у него между ног и начала с таким рвением сосать, что я еще ee такой не видел. Разносились разные чавкающие и причмокивающие звуки, ясно, что она присасывалась в засос и даже ее какие-то гортанные «умммааа, уммммааа». Теперь я мог смотреть спокойно, они меня не могли видеть из-за своей позы, хотя я видел немного, только качающиеся плечи жены. Вдруг кум оперся руками об топчан и начал достаточно активно двигать тазом, при этом движения плечами жены почти прекратились, зато появились несколько другие звуки: «мммооо, умммооо», иногда жена коротко издавала «А-аа, а-аа», приоткрыв рот.

     Они были так возбуждены, что на меня никто даже и не пытался смотреть. Тут я на некоторое время перевел взгляд в противоположную сторону и увидел соседей по даче, которые шли в нашем направлении. Это были молдаване Петр и Мату, мужики лет по 40, которые приехали с женами к морю, а сейчас видимо, пришли искупнуться. В принципе хорошие дядьки, мы жили с ними дружно но мне не очень нравилось как они смотрели на мою жену. Да и не одну юбку они не оставляли без внимания, а тут такая куколка. Но она всегда гордо проходила мимо них, покачивая грудками, снисходя только на скупые приветствия и не обращая внимания на их комплименты.

     Так вот, продолжим. Я притворился спящим, мне не хотелось с ними обсуждать увиденное, попытался захрапеть, чтобы спугнуть голубков чтоб те обратили внимание на подходящих незванных гостей, да не тут то было. Приоткрыв глаза и заведя руку за голову, чтобы не было видно, что я смотрю, передо мной развернулась следующаю картина: кум подустал отжиматься от топчана, снова уселся, а жена в сильнейшем возбуждении сильно чавкая часто насаживалась губками на ствол. В это время молдаване, к моему удивлению, вплотную подошли к топчану и бесцеремонно сели на песок метрах в 5-и от действа.

     — Ай да красавица, а как умеет, а как старается! — прицокнув сказал Мату, снимая на мобильник.

     — Ну теперь то уж и нам достанется! — обрадовался Петр.

     Тут жена поняв, что они не одни, попыталась отстраниться, но возбуждение и волевая рука кума, который был на грани оргазма не дали ей этого сделать. Он усили толчки и начал с рыком спускать. Я слышал еще только как мычала от удовольствия жена. Потом послышались звуки от поцелуев члена и опять легкое почмокивание — видимо ствол обсасывался до последней капли. Но вот закончив, раздался последний прощальный «чмок» и жена, смущенная присутствием гостей села на тапчан.

     — Ай, как некрасиво при спящем муже надсаживать свой ротик на чужой член, но ты соска отменная! Придется и нам с тобой поразвлечься, иначе мы секреты хранить не будем — сказал ПетрБ указывая на мобильник. Петр был более чернявым, весь волосатый, крепкого сложения. Мату тоже крепыш, но немного полноват. Услышав это заявление, кум было подался вперед, что-то возразить, но осознав ситуацию посмотрел на жену.

     — Хорошо, но только не здесь! — сказала жена, видимо поняв что по-другому не будет.

     — Конечно, красавица, только иди подмойся! — добавил Петр.

     — Только сначала покажись нам во всей красе! — сказал Мату, подхватив жену под руку и поставил ее топчан. От «массажа», засосов и еще не прошедшего возбуждения соски превратились в бордовые кружочки с торчащими из них примерно на 1 см. сосками.

     Сама грудь блестела от нанесенного крема и была еще мокрой. С подбородка свисала сперма, несколько капель от ходьбы упали на грудь. Ее трусы полностью промокли от выделений в области влагалища.

     — Это надо снять — сказал Мату указывая на промокшие трусы, после чего бесцеремонно начал их спускать. За ними от влагалища потянулась слизь — собственно ее смазка.

     — Ух, какая горячая — с предвкушением прохрипел Петр проводя пальцами по мокрым бритым губкам, выделяющих соки. Тут он засунул два пальца во внутрь влагалища.

     — Хороша! — вымолвил он, перейдя на бугорок клитора. Жена привскрикнула закатив глаза, тогда Петр схватил клитор двумя пальцами и легонько потянул на себя.

     От таких манипуляций было видно, что она потекла с новой силой. Мату сделал несколько снимков на мобильный.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]