шлюхи Екатеринбурга

Ночь с Ириной Петровной, часть 12

Что-то я совсем забыл свою любимую учительницу по истории и сексу Ирину Петровну! Всё таки это она дала толчок всем моим последним приключениям и она действительно мне очень нравилась. Я сильно соскучился по её сильным бёдрам и скрытой чёрной порослью киске. И я решил провести с ней ночь, к тому же завтра был выходной и в училище вставать не надо. Я заранее сообщил маме, что останусь у Фёдора ночевать, купил цветов у бабушки возле рынка и позвонил в знакомую дверь, в тайне надеясь, что меня не выгонят. Я же без предупреждения явился! Через пару секунд за дверью послышалась какая то возня, потом потемнел глазок и дверь отворилась. На пороге стояла Ирина Петровна в домашнем халате и тапочках с пумпонами. Правда халат был явно ей мал, он не закрывал колени, демонстрируя красивые лодыжки, а про грудь и говорить нечего, — эти два арбуза халатиком не удержишь, и он открывал вид на глубокую ложбинку меж грудей! Очень глубокую… И как она умудрялась быть такой сексуальной даже в домашнем халате?…

— Ааа…, Панин! — стрельнула она глазами на лестницу вверх- вниз и затащив меня в квартиру. — Ты что это с цветами завалился, а вдруг нас спалят! — сказала она и взяла букет из моих рук.

— Вы очень сексуальная, Ирина Петровна! — ляпнул я. Все заготовленные комплименты куда-то улетучились..

— Тссс!!! — Ирина Петровна приложила палец к губам и показала глазами на дверь в кухню…

— Так может я… — начал было я, но Ирина Петровна меня перебила: — А у нас гости! — сказала она громко и потянула меня на кухню. На кухне, за столом с открытой бутылочкой вина и всякими закусками, сидела Валентина Дмитриевна и удивлённо смотрела на меня, постепенно заливаясь румянцем. Я не ожидал её здесь встретить, но сам виноват — надо было предупреждать. И хоть у нас с ней и был секс недавно при интересных обстоятельствах, мы оба почему-то чувствовали неловкость и отводили глаза. Валентина Дмитриевна сегодня была в обычном белом платье в синий горошек, чуть более откровенном, чем позволяла себе в училище. Были открыты руки и зона декольте. Платье застёгивалось спереди большими пуговицами, которые были сильно натянуты в районе груди и совсем сильно на уровне её живота и попы! Оно тоже было коротким и открывало для осмотра мощные коленки, обтянутые чёрными с серебряной нитью колготками, на которых была видна широко растянутая порвавшаяся стрелка, уходящая от колена куда то вверх, под юбку. И именно эта стрелка, открывающая её белую нежную кожу, почему-то будоражила моё воображение и я мысленно стал подниматься по этой стрелке вверх, под юбку. Валентина Дмитриевна, конечно, отследила мой взгляд и попыталась безуспешно натянуть платье на коленки, и я перевёл свой взгляд на Ирину Петровну. Там тоже было на что посмотреть, — она встала на цыпочки, пытаясь достать с верхней полки пыльную вазу и её и так короткий халатик задрался по самое немогу, демонстрируя её крупные налитые бёдра с такими милыми ямочками под коленями.

— Ну что, выпьешь с нами за успех нашего мероприятия? — Спросила меня Ирина Петровна, поворачиваясь к нам, и доставая ещё один бокал

— Может, я пойду? — засобиралась Валентина Дмитриевна, — А вы тут… развлекайтесь. — как то грустно сказала она и отвела взгляд.

— Нет, нет, нет! Ты должна выпить с нами! Ты же знаешь, что благодаря ему и мне, в какой то степени, наше училище вышло в десятку лидеров. А это и другой статус, и зарплата другая! Так что наш маленький заговор увенчался блестящей победой! Чем ты так услужил начальнице комиссии? — Перевела на меня взгляд Ирина Петровна. Ну ладно, мы то тут знаем про твои таланты, можешь не рассказывать. Да? Валентина Дмитриевна!

Но Валентина Дмитриевна как то совсем погрустнела, пригубила бокальчик и, пряча взгляд, засобиралась домой. — Вам тут не до меня! Спасибо за вечер, Ирочка! В следующий раз соберёмся у меня. — говорила она не глядя на меня. А я вдруг почувствовал, что что-то сделал не так, что это из-за меня такое настроение у моей учительницы литературы. Ну конечно! Пришёл с цветами к Ирине Петровне, заглядываюсь на её ноги, всё внимание ей. А она всё-таки женщина — ей обидно! Мне стало стыдно, но я не знал, что сделать и посмотрел на Ирину Петровну.

— Ну что сидишь? Догоняй! — сказала Ирина Петровна, показывая глазами вслед ушедшей в гостиную за сумочкой Валентины Дмитриевны. — И… Ну ты знаешь, что делать! Трахни её хорошенько, чтоб я из кухни услышала её стоны! — и я ломанулся в гостиную!

В гостиной я застал нагнувшуюся Валентину Дмитриевну, застёгивающую ремешки на туфельках. Платье соблазнительно облепило её большую попу и чуть оголило ноги так. что стало видно ещё пару стрелок на её колготках. Движения её были порывисты, и ей никак не удавалось застегнуть ремешок. И вобще я подумал, что она сейчас заплачет. Инстинктивно я подошёл к ней и попытался обнять, но в такой позе это было трудно и, получается, я положил руку ей на попу.

— Мы не должны!… Ты мой ученик!. .. — говорила она, не пытаясь выпрямиться. — Это не правильно! Я учу тебя творчеству Пушкина, Лермонтова… — и она говорила что-то ещё, но это было уже похоже на начинающуюся истерику, тело её начало колотить крупная дрожь, она наконец застегнула туфельку и, в полную противоположность тому, что говорила, не распрямляясь, упёрлась локтями в диван и прогнула спину. Я, чуть замешкавшись от таких метаморфоз, стал нежно гладить её по попе и, не получая сопротивления окончательно убедился в правильности совета Ирины Петровны! И, приняв, наконец, решение, смело ринулся в бой. Я резко задрал платье на спину, хотел приспустить колготки, но наткнувшись взглядом на огромные дыры в них между ляжек, просто порвал их. Наконец, сдвинув в сторону трусы, увидел уже намокшую киску со светлыми волосками. Губки призывно раскрылись, капельки смазки блестели на волосках вокруг входа в лоно. Валентина Дмитриевна бубнила что-то себе под нос и уже начинала всхлипывать и я подумал, что сейчас нужно что то такое, чтоб выбить её из этого состояния! Только анал, — догадался я, — только хардкор! Взял какой-то крем с полочки, намазал ей попу и себе головку члена, она даже не среагировала, но тело само выгнуло спину и раздвинуло ноги пошире. Я последний раз перед неизбежным взглянул на эту картину — Валентина Дмитриевна стоит выпятив свою мощную попу, уперевшись локтями в диван. Чёрные колготки с серебряными нитями чем выше к ляжкам, тем больше усеяны стрелками, сквозь которые выгибалась получившая свободу кожа. А на попе вобще зияла дырища, через которую виднелись сдвинутые в сторону голубые трусы, открывающие вид на обе сладкие дырочки Валентины Дмитриевны. — Ты мой ученик, как я могу… — что-то бубнила Валентина Дмитриевна и я приставил к её чёрному входу свою головку и сильно надавил.

— Аааай! Ты что делаешь?! — уже более осмысленно заголосила Валентина Дмитриевна и попыталась слезть с члена, подавшись вперёд. Но я предугадал это движение и вместе с ней упал на диван. При этом мой член под моим весом слёту вошёл так глубоко, что я и представить себе не мог! — ААААААЙЙЙЙсссс — закричала Валентина Дмитриевна, переходя на стон!

— Ты что, блядь, задумал?!!! Слезь с меня! ААААххххх… — Застонала она когда я сделал первое движение.

— Ты же,. .. бляяяяяядьхммм…, мой.. ученикккк…, кхммммм, дааааа!!!. .. любимыйкхмм!… ММММ… глубже,. .. любимыййй!!! — И я понял, что сеанс психотерапии достиг своей цели! — Ай, да Пушкин, — ай, да сукин сын! И я начал шлёпать животом по ягодицам Валентины Дмитриевны с максимальной скоростью, вгоняя ей в жопу своего дружка по основание. Она тоже вцепилась в края сделанной мной дыры в колготках и с треском порвала её ещё больше, помогая мне входить глубже и всё громче кричала. Туфелька слетела с её ноги и стукнула по паркету! Диван бился об сервант с посудой и бокалами и всё это жалобно звенело и бренчало, добавляя свои нотки в саундтрек безумного секса! Тонкий ручеёк из взбитого с соками крема медленно стекал от ануса к киске и дальше вниз. Волны на попе сталкивались и разбегались в разные стороны, голова учительницы литературы безвольно болталась на подушке. Я думаю Ирина Петровна услышала то, что хотела! — подумал я, — Главное, на неё оставить силы… для психотерапевтического сеанса! Я понял, что не могу больше держаться в таком ритме, — конвульсивно задёргавшись я начал изливаться в кишечник Валентины Дмитриевны! Она тоже протяжно закричала и забилась в оргазме, выгибая мне навстречу попу, чтоб не единая капля спермы не ушла мимо цели!…

Я свалился с Валентины Дмитриевны и наблюдал, как из её, так и не закрывшегося до конца, очка вытекает моя сперма.

— Хм! Поздравляю! Ты прирождённый психотерапевт, Панин! За 15 минут ты сделал то, что я пыталась исправить весь сегодняшний вечер! — вошла Ирина Петровна, держа в руках три бокала с вином

— Ирка! Уйди! Бессовестная! Я тут с голой жопой лежу! — счастливо улыбаясь сказала Валентина Дмитриевна. Её глаза буквально лучились радостью! Я аж удивился такому контрасту!

— Да ты утомила меня сегодня своим нытьём… Да меня никто не лююбит, Да меня никто не хоочет! — передразнила Валентину Дмитриевну Ирина Петровна! — Вон, хорошо наш… любимый ученик зашёл! А то я уже не знала как тебя успокоить! Ну вы тут дааали! Ничего не разбили, что удивительно, я думала, сервант херакнется к чертям!

— Ты хоть почисти парню член после себя, мне им ещё пользоваться! — пригубила вино Ирина Петровна, хитро прищурясь

— Фууу! Ира!!! Как ты можешь так говорить? — сказала Валентина Дмитриевна, но послушно развернулась на животе и одним движением всосала мой член…

— Ты так и будешь теперь на животе елозить?

— Мням-мням… Да, боюсь встать… Мням-мням… сперма вытечет, а я хочу, чтоб впиталась… Мням-мням-мням — с членом во рту сказала Валентина Дмитриевна

— Так давай я соберу в твой бокал! — предложила Ирина Петровна, — Поворачивайся медленно на бок! Вооот!! — и Ирина Петровна подала Валентине Дмитриевне бокал с вином и сгустками моей спермы

— Ну, наконец, За успех! — подняла тост Ирина Петровна и, ослепительно улыбнувшись, сначала чокнулась с моим, уже стоящим, членом, а потом с нами

— Ну ты и затейница, Ирка! — блестя счастливыми глазами сказала Валентина Дмитриевна. — Завела себе любовника среди учеников! И меня втянула!

— А что-то я не вижу праведного раскаяния в твоих глазах! — расхохоталась Ирина Петровна. — А то ты не мечтала, чтоб тебе засадили молодой член прямо на твоём письменном столе! Да ещё, небось, и не один! — кокетливо взяла моего дружка в руку Ирина Петровна и они с Валентиной Дмитриевной весело рассмеялись.

— Ладно! Теперь мне и правда пора! — со счастливой улыбкой на лице произнесла Валентина Дмитриевна, — У вас тут и без меня дел найдётся! — подмигнула она мне. — Вон у парня уже опять хер стоит на твои сиськи! Спрятала бы хоть, пожалела парня!

— Сейчас!… Пожалею! — повела глазами Ирина Петровна и я аж задрожал от предвкушения

Едва закрылась дверь за Валентиной Дмитриевной Ирина Петровна развернулась ко мне и поставила одну ногу на табуретку, глотнув вина и плотоядно улыбаясь! Меня долго упрашивать не надо было и я нырнул вниз, раздвигая полы халата, и впился губами в мою любимую волосатую киску.

— Ты давно не заходил! — прошептала она и тихо застонала. А я поразился обилию соков! Ах, да. Она же текла всю дорогу, что я долбил жопу Валентины Дмитриевны. Я стал слизывать их с киски, с внутренней части бёдер, со всей промежности, чавкая и упиваясь ароматом любимой учительницы! При этом я жадно гладил руками её ноги, большую круглую попу, живот… как бы не веря, что всё это сейчас моё. Временами я вставлял в неё палец, сам при этом всасывая клитор! А потом оставил один палец в киске, а второй протиснул в анус и по её движениям бёдрами навстречу, понял, что подобрал ключик! Я лизал и лизал, периодически добавляя к своему пальцу язык и упираясь носом в тёмные волоски на лобке. И трахал и трахал пальцами её киску и анус. Я обожал эту киску, я хотел проглотить её всю… или чтоб она меня проглотила всего! Без разницы. Главное полное слияние. И мои старания не пропали. Ирина Петровна быстрым движением отставила бокал, схватила меня двумя руками за затылок и вдавила меня в промежность, одновременно сжав ноги! Это был мой любимый плен. Я готов был умереть здесь! Но сейчас требовалось нечто иное и я продолжал неистово наяривать языком по губкам Ирины Петровны пока её не затрясло в оргазме и она не застонала в сладкой истоме!

— Ирина Петровна! Я сегодня останусь у вас? — робко спросил я, ещё зажатый её мощными ляжками. — Дома этот вопрос я решил.

— Ну чтож, тогда у нас есть уйма времени! — улыбнулась Ирина Петровна и разжала ноги, освобождая мою голову. Она взяла отставленный бокал и ушла в спальню, тяжело покачивая бёдрами, на ходу запахивая халат.

А в спальне она устроила целое действо. Шторы были задёрнуты. Играла какая-то спокойная музыка, вроде Энигмы. Везде, где только можно, горели свечи и дымились ароматные палочки из индийского магазина. Свечи были даже на полу, оставляя только неширокую тропинку к ложу с балдахином из полупрозрачных полотен тончайшей материи и застеленному чистым бельём. В центре ложа виднелась фигурка хозяйки одетая только в чёрные чулки, полупрозрачный пеньюар и прозрачные тончайшие трусики, сквозь которые просвечивал волосатый треугольник волос. Её глаза были подведены на восточный манер, с длинными стрелками по бокам. Ирина Петровна не двигалась, сидя в позе русалки, поджав под себя ноги и только её глаза сверкали в полутьме отражением десятков свечей! Такое я видел только в кино про Эммануэль или что-то вроде! Я почувствовал себя в будуаре восточной красавицы и, как во сне, приблизился к ней!

— Что желаете, господин?! — наклонила она голову. Я стоял и хлопал глазами. — Ну если вы такой робкий, я всё сделаю сама! Ложитесь на живот вот сюда! — подвинулась она. И я лёг как было сказано. Она сняла с меня халат, в который я успел облачиться после душа и, перекинув ногу, села на мою попу. Я почувствовал как на спину мне что льётся, а потом она начала это размазывать по моей спине. Масло, — догадался я и расслабился! Ирина Петровна умело разминала мои мышцы и водила по моему телу руками, а я сосредоточился на ощущениях вокруг моего копчика, которого время от времени касался кустик волос на её лобке. Затем, через какое-то время, я почувствовал как моей спины коснулось что-то мягкое и тяжёлое и стало ездить по моей спине, плавно скользя по маслу. Это же её огромные сиськи, — подумал я, но мне никак было не вывернуться, чтоб посмотреть. Осталось только чувствовать и это было здорово! Её груди то едва касались спины и тогда можно было почувствовать карандашики сосков, то плюхались всей тяжестью и было приятно ощущать их вес и мягкость. Наконец Ирина Петровна сказала перевернуться и я увидел эту красоту — между полами расстёгнутого пеньюарчика колыхались две большие тяжёлые груди, поблёскивающие от масла. Мой член уже торчал вверх, но Ирина Петровна не торопилась. Привязав какими-то лоскутами мои руки к кровати, она перекинула ногу через мою голову и продолжила елозить своими грудями только уже по животу и ниже, иногда задевая член. Я же пытался поцеловать её киску, но она была недоступна за тончайшей тканью её трусиков, но аромат шёл чарующий, незнакомый! Да и Ирина Петровна не давала мне такой возможности, её бёдра каждый раз взмывали в верх, когда мне оставалось до заветного места буквально миллиметры. А ещё были приятные ощущения у моего дружка, которого периодически касались своей тяжестью мощные груди. Иногда он оказывался между них и это было величайшее наслаждение. Постепенно эти касания становились всё чаще и целенаправленней. И судя по ощущениям моя головка должна быть уже зеркальной от напряжения и я оглядел комнату в поисках бликов, но мне был доступен только вид широкой задницы Ирины Петровны и чуть чуть стены за головой. Но блики были — я был уверен, просто мне их было не видно. Сладкая пытка сиськами продолжалась ещё какое-то время как вдруг я почувствовал на своей головке что-то влажно-тёплое, что нежно окутало моего дружка заботой и лаской. Она взяла его в рот, о боже, как хорошо! — подумал я. А Ирина Петровна начала медленно водить грудями вверх вниз по стволу, периодически ловя ртом появляющуюся между сисек головку. Я уже давно тяжело дышал и негромко стонал, но такого я долго вынести оказался не способен. Максимально подняв бёдра и поймав головкой рот Ирины Петровны я начал кончать ей в горло, что-то мыча и дёргая привязанными руками.

Чуть отдышавшись и придя в себя я обнаружил всё ту же мизансцену. Только у меня перед глазами появилась рука Ирины Петровны и, отодвинув в сторону трусики, убралась. Я увидел сколько смазки уже натекло, почувствовал как нежные пальчики играют с моими яичками и горячее дыхание на поникшей головке и мой член опять начал расти. И мы опять закачались в том же ритме, только теперь мне были доступны райские кущи её киски. Но это был только заход к следующему действию. Встав с меня и отвязав от кровати Ирина Петровна легла на спину и приглашающе развела в стороны колени, глубоко дыша и сверкая в полутьме глазами. Блики от свечей играли на её аппетитных формах и я лёг на неё сверху и начал целовать её груди, сосать и покусывать соски и, постепенно поднимаясь выше, упёрся членом в волосатый треугольник. Чуть поменял положение своих ног, поймал взгляд её широко открытых глаз и, не пользуясь руками, медленно, в такт музыке, вошёл в неё полностью, уперевшись своим лобком в её клитор. Чуть вышел и опять до упора… и ещё. Глаза Ирины Петровны плавно прикрылись наполовину и мы начали качаться на волнах музыки и любви. Я сплёл пальцы своих рук с её пальцами и медленно, но глубоко входил в её влагалище, которое ласково и сильно обнимало меня. От неё пахло маслом и какими-то восточными духами. Через некоторое время она начала тихо постанывать и несмело приподнимать бёдра на встречу моим вторжениям в неё. А я всё так же качался, не сбиваясь с ритма, заданного музыкой. Но и я чувствовал, что подхожу к финалу. Мне стало интересно, смогу ли я кончить, не увеличивая темп и принял условия игры. Медленнно и глубоко. Мееедленно и глубокооо. Пальцы Ирины Петровны сильно сжали мою руку, ноги она закинула мне на спину, её бёдра уже со всей амплитудой подмахивали мне и, издав своё фирменное «ИИИИииии» Ирина Петровна стала кончать. Ну тут и я не выдержал сокращений её влагалища, тихо замычал, прижался к её лобку и меня накрыло волной оргазма.. .. — Ирина Петровна, вы чудо! — прошептал я

Продолжение следует