шлюхи Екатеринбурга

На следующий день после Хеллоуина (Перевод с английского)

Праздничная вечеринка в честь Хэллоуина достигла своего апогея, когда Мэтт поднял глаза и увидел свою девушку, Хизер, которая с озорной улыбкой смотрела на него с другого конца комнаты. Одетая в костюм божьей коровки, который состоял из надувного красного топа с черными точками, черных колготок, красных сандалий, изящных крыльев и милых маленьких усиков, она выглядела настолько сексуально, насколько может выглядеть молодая женщина, практически не показывающая обнаженной кожи. Мэтт знал, что подобный взгляд его девушки означал что-то шаловливое у нее на уме, поэтому он улыбнулся в ответ и уже собрался идти к ней, когда его внимание отвлёк один из его друзей.

— Пойдем, — прошептала она ему на ухо несколько минут спустя.

Ее голос заставил его вздрогнуть, так как его сосредоточенность на обсуждении футбола не оставила ему шансов заметить, что она рядом. Однако ее хриплый, настойчивый тон недвусмысленно передал ему ее послание, и, быстро кивнув своим приятелям, он взял ее за руку, и они направились к двери.

— Значит мне сегодня повезёт? — спросил он со смехом.

— Тебе всегда везёт, — ответила она, и они соединились в страстном поцелуе.

Когда они разорвали объятия, она практически прыгнула в пассажирскую дверь машины, выглядя одновременно сексуально и немного глупо в своей одежде.

Мэтт был аспирантом на факультете машиностроения, а Хизер — выпускницей-специалистом по маркетингу. Они познакомились четырнадцать месяцев назад и жили вместе последние восемь, планируя пожениться весной. Молодая студентка была стройной блондинкой ростом 5 футов 7 дюймов, с невероятными зелеными глазами, крепкой грудью 3-го размера и длинными стройными ногами. Ее локоны спускались до плеч, выгодно подчеркивая ее нежную шею, а ее сочные коралловые губы были в равной степени предметом восхищения со стороны парней и зависти ее подруг. Мэтт был в восторге от встречи с такой красавицей, и его преданность Хизер была очевидна, что часто вызывало смех у его друзей, которые называли его «сбитым лётчиком». Они оба были спортивной парой, поддерживали свои тела в отличной форме, и делили такой же активный взгляд на жизнь в целом.

Мэтт завел машину и выехал на улицу, но, не понимая пока ее намерений, повернулся и спросил:

— Куда мы едем?

— На кладбище, — коротко ответила она, и он видел, что она изо всех сил старается не расхохотаться.

— Эээ… хорошо. Зачем? — ответил он, зная, что сейчас услышит что-то странное.

— Я всегда хотела сделать это на кладбище. К тому же сейчас Хэллоуин, — ответила она.

— О, Господи, Хизер! Давай просто пойдем домой. На улице же холодно, — возразил он.

Временами Хизер могла быть немного сумасшедшей, и не раз он сам становился участником ее игр. К счастью, хотя иногда это было рискованно, они всегда заканчивались хорошо, поэтому он не сопротивлялся слишком сильно.

— Давай… пошалим немного, — ответила она знойным голосом, наклонилась и провела языком по его уху.

— Куда именно? — спросил он, чувствуя дрожь по всему телу.

— Поедем на то, что в конце улицы Сикамор, — тихо сказала она.

Он смутно вспомнил это место, как прямоугольный участок, который тянулся на несколько кварталов между двумя параллельными улицами. Часть кладбища густо заросла лесом, из-за чего даже днем оно казалось тёмным. Паре потребовалось десять минут, чтобы добраться туда, пока руки Хизер, блуждающие по его телу, и ее легкие поцелуи все больше возбуждали Мэтта. Ее возбуждение передалось молодому человеку, и пока они медленно ехали вдоль длинной кованной ограды в поисках входа, все его страхи исчезли, уступив место дикому желанию.

— Сюда, — воскликнула она, и он увидел небольшие ворота в пятидесяти ярдах впереди.

— Думаю, машину можно оставить здесь, — произнёс он и остановился перед входом.

— Они открыты? — спросила девушка.

— Подожди здесь, я проверю, — ответил он и быстро вышел из машины.

На старых воротах была ржавая защелка, но она легко сработала, с громким визгом открывая тяжёлые двери. Услышав этот звук, девушка выскочила из машины. Мэтт и Хизер не прошли и пяти шагов по территории кладбища, как свет с улицы потускнел, и им пришлось напрячь зрение, чтобы разглядеть предметы вокруг себя. Оказалось, что они находятся в центральной части кладбища, откуда во всех направлениях расходятся участки, окаймленные брусчаткой, с множеством надгробий, от простых до роскошных.

— Давай немного исследуем местность, — сказала Хизер и потянула его за руку.

— Что ты ищешь? — Мэтт засмеялся, так как думал, что они просто сделают это на траве.

— Сама не знаю, — странно хихикнула она.

Пробираясь через надгробные плиты, молодой студент задавался вопросом, какую реакцию они могут вызвать, если случайно столкнутся с кем-то из посетителей кладбища. Он подумал, что Хизер в костюме божьей коровки и его в самодельной пиратской одежде вполне можно принять за создания потустороннего мира. А между тем стал заметен переход небольших памятников, высотой по колено, в более крупные сооружения, и, перейдя подъездную дорогу, они вошли в секцию, в которой было несколько мавзолеев. Вскоре влюбленные заметили интересное сооружение из темного гранита, по-видимому чей-то древний склеп. Хизер потянула его за руку, и через несколько шагов он понял ее намерения.

— Мы не можем туда войти… это… это было бы неправильно, — сказал он, когда они подошли к закрытому входу.

— Посмотри, сможешь ли ты его открыть, — сказала она, игнорируя его комментарий.

— Ты хочешь сделать это внутри? Там? — спросил он с сомнением.

— Да… , — ответила она страстно.

Отчасти Мэтт любил Хизер именно из-за ее духа, но на этот раз он подумал, что она заходит слишком далеко. Тем не менее, он подошел к металлической решетке и увидел, что ворота приоткрыты на дюйм.

— Он открыт… , — сообщил он своей девушке, а затем спросил — Ты уверена?

Хизер подошла к нему и, вздохнув, толкнула ворота. Они легко распахнулись, и всего через несколько шагов парень и девушка оказались внутри. Было очень темно, и лишь некоторое время спустя они смогли разглядеть окружающие их предметы. С одной стороны, возвышались два саркофага, поставленные один над другим, а у противоположной стены стоял какой-то каменный стол высотой по пояс. По мнению Мэтта, было бы уместно узнать хоть что-нибудь о людях, чей вечный покой они нарушали — хотя бы имя и количество прожитых ими лет. Однако у Хизер были другие идеи, и без каких-либо предварительных действий она начала снимать колготки, быстро обнажая свою почти идеальную задницу. Затем она перегнулась через каменный стол, выставив свои упругие ягодицы восхищенному взгляду парня. Между ее длинных ног была видна ее тугая маленькая киска, гладкая и блестящая, и это заставило его яйца напрячься.

— Давай, поспеши… пока нас не поймали, — хихикнула она.

Несмотря на все его опасения, предложение было слишком хорошим, чтобы от него отказаться, поэтому Мэтт буквально выпрыгнул из джинсов, дав свободу нестерпимо твёрдому член и встал позади своей девушки.

— Черт… , — простонал он, когда почувствовал ее горячую и очень влажную дырочку.

— Ммм… да, детка… возьми меня… , — простонала она.

Ее слова дали Мэтту понять, что она готова сыграть покорную девочку, что в этой обстановке снесло ему крышу. Через несколько секунд он начал жестко трахать ее, одновременно шлёпая девушку по заднице и упиваясь визгами удовольствия, которые срывались с ее губ.

— Черт, Хизер, — простонал он.

— Трахни меня… трахни меня как следует! — потребовала она, задыхаясь от избытка чувств.

— Ты вся горишь, — прохрипел он, не сбавляя темпа.

— Да… Давай… быстрее… делай это быстрее, — умоляла она.

Мэтт знал, что долго не протянет, и надеялся, что его хорошенькая подруга достигнет оргазма, прежде чем он перестанет сдерживаться. Открыто застонав в такт быстрому ритму толчков, он схватил ее, желая, чтобы на ней не было костюма, чтобы он мог растерзать ее чудесные груди. Вскоре Хизер начала всхлипывать, всё громче и громче. Ее возбуждение подвело его к краю, и ему пришлось использовать всю свою силу воли, чтобы сдерживаться. Однако, это не могло продлиться долго и, когда его яйца закипели, он выпустил всё их содержимое в отчаянно сжимающую его киску Хизер.

— Оооо… дерьмо, Хизер… Я кончаю… ммм… ммм… , — выдохнул он, извергая свою сперму в нее.

Внезапно его тело охватило странное чувство, которое, как он сначала подумал, было вызвано его кульминацией. Однако вскоре Мэтт понял, что все по-другому, и волосы на его затылке начали вставать дыбом. Это было похоже на ощущение чистого ужаса и… силы. В то же время склеп позади них начал испускать странное свечение, которому здесь просто неоткуда было взяться. Внезапно его инстинкт самосохранения оказался гораздо сильнее секса, и он прыгнул к двери, схватив за руку Хизер. Но по какой-то причине девушка внезапно вырвала руку, оставшись одна внутри склепа. Когда Мэтт вылетел на улицу, в склепе сверкнула ослепительно белая вспышка. Следующее, что он помнил, это то, что он катился по мелкому гравию, пытаясь сориентироваться.

— Вау! Это было потрясающе! — сказала Хизер, когда несколько секунд спустя вышла из мавзолея.

Внутри сооружения снова стало совершенно темно, а всю территорию охватила жуткая тишина. Не было слышно никаких ночных звуков, голосов птиц или стрекотанье кузнечиков, и даже ветер словно утих. Мэтт все еще чувствовал странное чувство, вроде чужого присутствия поблизости, которое заставляло его оглядываться во всех направлениях. Он ничего не заметил, а когда снова обратил внимание на Хизер, то словно впервые увидел ее красоту. Она выглядела ослепительно, причем в буквальном смысле, ее словно окутывало мягкое сияние. И она успела натянуть колготки обратно. Хизер подошла к нему и помогла подняться с земли.

— Что произошло? — спросил он, действительно сбитый с толку.

— У нас был отличный секс! — хихикнула она.

— Что-то… там было… что-то случилось, — нерешительно произнес парень.

— Да! Ты был перевозбужден и упал, когда кончил, — засмеялась она, а затем продолжила знойным голосом — Давай сделаем это еще раз… прямо сейчас.

— Нет… пойдем домой… , — ответил Мэтт, все еще потрясенный переживаниями.

— Давай, детка… еще раз, — прошептала она и потянула его за руку.

— Нет… , — начал он, прежде чем она прервала его.

— Да… сейчас! Я хочу сделать это снова. Там! Не будь таким ребенком! — сказала она громким голосом.

За все время, что Мэтт встречался с Хизер, он никогда не видел ее в таком состоянии, и это очень его беспокоило. По правде говоря, его тревожило все, что происходило на кладбище в последние несколько минут, и он чувствовал, что им нужно как можно быстрее покинуть обитель мертвых. Всю дорогу до машины Хизер умоляла его вернуться к склепу и опять трахнуться там, но чем больше она старалась, тем больше ему хотелось поскорее убраться отсюда. Наконец они сели в машину и поехали в свою квартиру, и всю дорогу она смотрела в пол с выражением ярости на лице.

Следующая ссора произошла уже в квартире, когда она вновь выразила страстное желание вернуться на кладбище. Поняв, что ее попытки не возымели никакого эффекта, она ринулась в спальню, оставив его спать одного на диване. Мэтт знал, что что-то не так, и его разум отчаянно метался в поисках разумного объяснения произошедшему, но, так и не сумев разобраться во всем этом и чувствуя себя истощенным, он упал и погрузился в беспокойный сон. Просыпаясь несколько раз за ночь, он слышал шум из спальни, указывающий на то, что Хизер еще не спала.

Едва наступило утро, как с чашкой кофе в руках она снова пристала к нему по поводу мавзолея. У Мэтта сложилось неприятное ощущение, что она полностью зациклилась на этом месте. Иначе зачем она снова и снова пыталась убедить его вернуться? Он не мог этого понять. Девушка повторяла свои попытки несколько раз за день, и каждый раз, когда он отказывался, она приходила в сильное волнение, даже плакала.

В семь вечера он наконец оставил ее одну и поехал в свой кабинет в университете, чтобы спокойно поработать. После часа плодотворных занятий Мэтту позвонила Хизер и уговорила его встретиться с ней в баре. Она еще раз настойчиво попыталась убедить его вернуться на кладбище, но на этот раз, когда он отказался, она просто взорвалась. Едва увернувшись от брошенной в него женской туфли, Мэтт решил, что всему есть предел. Ему нестерпимо захотелось остаться в одиночестве, хотя бы на какое-то время. Он выключил свой телефон на весь остаток вечера и вернулся в квартиру только после одиннадцати, обнаружив, что там пусто. Проверив сообщения, он увидел, что она пыталась позвонить ему девять раз и оставила три голосовых сообщения. Мэтту показалось, что Хизер ищет возможности примирения, поэтому он несколько раз пытался дозвониться до нее, но все его звонки остались без ответа, и он наконец заснул перед телевизором.

Проснувшись на следующее утро, Мэтт обнаружил, что Хизер спит в постели. Очевидно, она вернулась ночью, но не стала его будить, оставив его на диване. Он сделал себе свежий кофе и как раз проверял новости на своем ноутбуке, когда она появилась в своем пушистом белом халате. Налив себе кофе, она села за стол.

— Мне очень жаль, — мягко сказала она.

— Хорошо… но ты в порядке? — спросил Мэтт.

— Я в порядке. Я… я наговорила тебе много лишнего, и мне очень жаль, — ответила она.

Хизер повторила свои извинения еще несколько раз, продолжая говорить парню, что с ней все в порядке, но его это не убедило. Он хорошо знал свою девушку и видел, что с ней что-то не так, но не мог понять, что именно изменилось. Однако вместо того, чтобы настаивать и рисковать нарваться на еще одну ссору, он промолчал.

Следующие несколько недель они жили своей обычной жизнью, но Мэтт не мог избавиться от ощущения, что с его девушкой что-то случилось. Физически ничто на это не указывало, а вот ее поведение сильно изменилось. Прежняя Хизер всегда была живой, легкой на подъем, а иногда и немного дикой девушкой. Теперь же перед ним стояла замкнутая, спокойная, почти задумчивая женщина. Кроме того, остро встал вопрос их занятий любовью. У них так ни разу и не было секса с той злополучной ночи на кладбище, что было ненормально, поскольку либидо его девушки всегда было равно и даже больше его собственного. Дважды он пытался инициировать близость, и оба раза она резко возражала.

Мэтт сидел в своем кабинете, глядя на экран компьютера и пытаясь хоть немного поработать, но Хизер поглощала все его мысли. Независимо от того, с чего он начинал свои размышления, они всегда возвращались к ночи на кладбище и странному опыту в мавзолее. Он отчетливо помнил яркую вспышку, и одно время думал, не ударила ли в них молния. Но в тот вечер погода была ясной и тихой, к тому же ни один из них не имел каких-либо травм, указывающих на подобное физическое воздействие. Пытаясь построить последовательность событий, которая имела бы смысл, Мэтт решил, что ему нужно вернуться туда, где все началось, и посмотреть, сможет ли он найти причину мучивших его воспоминаний.

Когда он прибыл на кладбище, солнце уже садилось. Понимая, что у него мало времени, он припарковался на том же месте, что и той ночью и проследовал к мавзолею тем же путём. Первое, что он заметил, оказавшись на месте, были надежно запертые ворота. Парень заглянул через решетку, надеясь найти что-нибудь, что могло бы дать ключ к разгадке, но в сгущающейся темноте было трудно разглядеть внутреннюю часть склепа.

— Эй! Что ты делаешь? Убирайся оттуда к черту, — крикнул чей-то голос.

Пораженный и испуганный, Мэтт обернулся и увидел пожилого человека в форме работника кладбища, стоящего в нескольких футах от него. В руках у старика были грабли — очевидно он убирал опавшие листья с могил. Он был худощав, с длинными волосами и хмурым взглядом, который невольно заставил молодого человека задуматься, улыбался ли он когда-нибудь.

— Вы здесь работаете? — спросил парень, немного придя в себя.

— Конечно, я здесь работаю. Я смотритель, — ответил старик.

— Вы не могли бы рассказать мне об этом… этом склепе? — спросил нерешительно молодой человек.

Повисла короткая пауза, и Мэтт почувствовал, что пожилой человек был обеспокоен его вопросом, прежде чем ответил:

— Нет… я ничего не знаю. Тебе нужно уйти. Кладбище закрыто.

Он кивнул старику и пошел обратно к своей машине со странным чувством, как будто что-то зловещее пронизывало местность вокруг. Мэтт всегда мыслил рационально, сама жизнь приучила его к материальному, научному взгляду на мир, поэтому ему было трудно принять подобные чувства. Всегда можно найти простой и логичный ответ — так подсказывал ему опыт.

В течение следующих нескольких дней, внимательно наблюдая за Хизер, он снова и снова пытался восстановить цепочку событий, надеясь сделать хоть какие-то рациональные выводы. Но у него упорно ничего не складывалось и, наконец, разочарование захлестнуло его, оставив в голове больше вопросов, чем ответов.

— Сэр? Мы можем поговорить? — окликнул Мэтт старого смотрителя.

Прошла неделя, и парень решил вернуться на кладбище, чтобы попробовать убедить пожилого человека поговорить с ним. Из их предыдущей встречи он сделал вывод, что этот человек что-то знает, и теперь обнаружил, что тот ухаживает за небольшим участком недалеко от мавзолея.

— Что? Чего ты хочешь от меня? — мрачно спросил старик.

— Мне интересно узнать об этом мавзолее, — пояснил Мэтт.

— Я же сказал, что ничего об этом не знаю. А теперь оставь меня в покое. У меня есть работа.

— Пожалуйста… мне нужны ответы, — взмолился Мэтт.

— Почему? Почему это место так важно для тебя? — потребовал ответа старик.

Мэтт долго смотрел на мужчину, пытаясь придумать, как лучше ответить, но через минуту он просто произнес:

— Моя девушка и я — мы были внутри, и что-то произошло. Я не могу понять этого.

Мгновенно глаза старика широко распахнулись, и на его лице появилось выражение, близкое к панике.

— Что случилось?! — хрипло произнес он.

— Я… я не знаю… я пытаюсь понять это, — растерянно ответил Мэтт.

— Когда вы оба были там? — спросил пожилой мужчина у студента.

— На Хэллоуин, — ответил Мэтт.

— В какое время? Вечером или ночью? — спросил старик.

— Поздно ночью, — ответил парень.

— И вы входили внутрь?

— Да… , — признал молодой человек.

После этих слов старик посмотрел на землю и надолго замолчал. Мэтт как раз собирался спросить, в порядке ли он, когда мужчина встал и подошел к нему.

— Пойдем со мной, — сказал он.

Смотритель провел его через кладбище к месту скопления старых зданий. Когда они подошли ближе, Мэтт понял, что это служебные помещения, вокруг которых стояли несколько припаркованных машин. В дальнем конце самого длинного строения была простая дверь, над которой висел фонарь, и когда они подошли к ней, мужчина достал из кармана ключ. Они оба оказались в простом жилом помещении, которое состояло из небольшой спальни и совмещенной кухни-гостиной. Всё здесь было так просто и удобно, что молодой аспирант задумался, сколько же лет этот человек называл это место своим домом. Возле раковины стояла наполовину полная бутылка бурбона. Старик сразу подошел к ней и налил приличное количество в два стакана.

Хотя Мэтт и не любил крепких напитков, он взял стакан, ощущая, что он может ему понадобиться. Старик помолчал несколько минут, как будто пытался избежать разговора, но в конце концов опустился на стул и жестом попросил парня сделать то же самое.

— Ты сказал, что вы были в мавзолее поздно вечером на Хэллоуин. Это было до или после полуночи? — спросил он.

Мэтт стал припоминать тот роковой вечер и наконец ответил:

— Я не совсем уверен, но думаю, что после.

Старик кивнул и сказал:

— Думаю, ты прав, потому что ключевой датой для этого места является 1 ноября, а не Хэллоуин.

— Что здесь происходит? О чем вы? — прямо спросил Мэтт.

Старик проигнорировал его вопрос и сказал:

— Расскажи мне, что случилось… все детали… без исключения. Нельзя ничего упускать.

Мэтт не хотел объяснять, чем они занимались с Хизер, но знал, что, если он откажется, старик, скорее всего, замолчит. Кроме того, что-то внутри подсказывало ему, как важно рассказать этому человеку все подробности той ночи. Итак, он объяснил, что произошло, и как они занимались сексом, когда возникло странное чувство ужаса и вспышка. Он рассказал мужчине о том, как выскочил из склепа и о появлении Хизер, остававшейся внутри на пару секунд дольше и выглядевшей невредимой, но не похожей на себя.

— Думаю, это все, — сказал он, закончив.

— Значит, ворота были открыты? — уточнил смотритель кладбища.

— Да… приоткрыты на несколько дюймов, — ответил он.

— Где именно находилась твоя девушка, когда вы были внутри? — спросил старик.

— Она была эээ… ближе к тому, что слева… к столу, — ответил Мэтт.

— За всё время, что я здесь, эти ворота никогда не открывались, и это не стол, это алтарь, — сказал старик.

Его слова очень испугали Мэтта, так что он едва смог выдавить:

— Пожалуйста, расскажите мне… расскажите мне, что вы знаете.

— Расскажу. После того, через что ты уже прошёл и через что тебе еще только предстоит пройти, ты имеешь право знать. Но не перебивай меня. Просто слушай, — сказал пожилой мужчина, и когда Мэтт кивнул, соглашаясь, он сделал глоток виски и начал — Я переехал сюда около шестидесяти лет назад… и много лет назад устроился на эту ужасную работу. Причина, по которой я это сделал, заключалась в том, что здесь что-то случилось с моим старшим братом и его женой. В том самом мавзолее, если быть точным. Он был студентом архитектурного факультета, и ему нравилось рисовать то, что привлекало его внимание. В то время я жил с ним и его женой. Видите ли, он практически вырастил меня. Наш отец умер молодым, а наша мать постоянно болела. Она тоже умерла молодой, мне тогда было всего шестнадцать.

Прервав свой рассказ, старик сделал глоток спиртного и, поставив стакан на стол, просто уставился на него.

Секунды перешли в минуты, прежде чем Мэтт решил, что смотрителю нужен легкий толчок для продолжения, поэтому он тихо сказал:

— Хорошо.

Старик взглянул на него и снова начал:

— Как бы там ни было, в тот день он пришёл сюда со своей женой — ее звали Дороти, а его звали Фрэнк — чтобы сделать набросок старинного мавзолея. Наступило 1 ноября — ясный, погожий день. Их долго не было, а когда они вернулись домой, что-то с ними случилось. Определенно, что-то было не так. Да, они выглядели замечательно и все такое, но в то же время в них появилось нечто неуловимо чужое. На все мои вопросы сначала они отвечали, что всё в порядке, а потом стали злиться, отмахиваться от меня. Чем больше я нажимал на это, тем больше видел, что они действительно стали совершенно незнакомыми людьми. А вскоре мой брат выгнал меня из дома под предлогом того, что я расстраиваю его жену. Понимаешь, он всю жизнь заботился обо мне, мы были очень близки. Он никогда бы этого не сделал. И Дороти тоже. Это просто не в ее характере.

Тогда я стал копаться и доискиваться причины этих изменений, и в итоге оказался здесь. Я понял, что всё начинается с этого места, с этого склепа.

Он снова остановился и посмотрел на молодого человека, но на этот раз вместо того, чтобы ждать, Мэтт кивнул и сказал:

— Хорошо.

— Когда я начал осматриваться, что-то с самого начала показалось мне странным. Что-то, что я до сих пор не могу объяснить… чувство ужаса. Открыв замок ножом, я вошёл внутрь, осмотрелся вокруг… и вот я стою на коленях, глядя на саркофаг… и клянусь, я слышу голос своего брата, — объяснил старик.

— Его голос? Что вы имеете ввиду? — спросил молодой человек, не в силах сдержаться.

— Да, его голос, и я не вру. Это чертовски напугало меня, и я убежал. Но, со временем, я вернулся в склеп и снова услышал это, — ответил смотритель кладбища.

Мэтт пристально посмотрел на пожилого мужчину, задаваясь вопросом, не сошел ли тот с ума или, возможно, решил просто глупо пошутить. Однако старик выглядел по-настоящему искренним и немного напуганным, поэтому Мэтт решил выслушать его историю до конца.

— Продолжайте, — сказал он.

— Ты знаешь, что этот мавзолей… красивый. Хорошо построен… из дорогого камня. Вот почему мой брат собирался сделать его набросок, — сказал старик, а затем задумался на мгновение, прежде чем продолжить — Тогда я решил разузнать все о тех, кто похоронен здесь. Выяснилось, что они погибли в автомобильной аварии, 1 ноября, за двадцать три года до моего появления здесь.

— И что это значит? — спросил Мэтт, желая получить простое объяснение.

— Дай мне закончить, — сказал мужчина, и, прежде чем молодой человек смог ответить, он начал снова — Мне потребовалось много времени, чтобы принять это, потому что оно казалось слишком странным, но я думаю, что эта пара овладела телами моего брата и его жены. Они поместили свои души в тела Фрэнка и Дороти, а их собственные души оказались заперты в этом… хранилище или сосуде, называй как хочешь.

— Это невозможно, — заявил молодой человек.

— Я знаю, что это звучит безумно, и, на твоем месте я бы тоже назвал человека, рассказывающего подобные истории, сумасшедшим. Но я жил с этим долгое время, а когда мой брат умер, я больше не слышал его голос в мавзолее, — тихо проговорил старый смотритель.

— То есть когда человек, который забрал душу вашего брата, умер, — попытался пояснить Мэтт.

— Правильно, — ответил пожилой мужчина, и, увидев взгляд молодого человека, добавил — Я знаю, что это звучит безумно. Ты можешь верить в это или нет, но это дерьмо существует.

— Итак, если я войду туда… я услышу свою девушку? Услышу Хизер? — невольно спросил парень.

— Все, что я могу сказать, это то, что я слышал своего брата. Иногда я мог общаться с ним, но это было редко… меньше дюжины раз. Только дважды я слышал его жену, — ответил старик.

— А как вы попадаете внутрь? — спросил молодой человек, вспомнив запертые ворота.

— Я сделал ключ… давным-давно.

Тишина окутала двух мужчин, и каждый погрузился в свои мысли. Мэтт не верил в паранормальные явления — на самом деле он считал это глупым. Поэтому он изо всех сил пытался дать истории смотрителя рациональное объяснение. Раньше Мэтт решил бы, что старик либо был сумасшедшим, либо страдал слабоумием. Либо просто решил разыграть его со скуки. Однако были два момента, от которых парень никак не мог отделаться. Во-первых, пожилой мужчина казался совершенно искренним. У молодого человека не было чувства, что его разыгрывают, так что, хотя этот старик и мог быть сумасшедшим, в нём не было коварства. А, во-вторых… во-вторых, в глубине души он знал, что молодая женщина, которая жила в его квартире, была кем угодно, но только не его Хизер.

— Я бы хотел пойти… я имею в виду, вы можете открыть его для меня? Я бы хотел ее услышать. Тогда я бы знал… действительно знал бы, что это все реально, — внезапно сказал Мэтт.

— Ты уверен, что хочешь этого? — спросил старый смотритель.

Когда тот кивнул, старик вынул из кармана большой набор ключей и положил его на стол. Казалось, он собирается встать, но внезапно опустившись обратно на стул, он посмотрел на молодого человека и сказал:

— Подожди секунду. Нам нужно сначала кое-что обдумать.

— О чем вы? — спросил молодой человек.

— О том, что они не смогли забрать тебя, — ответил смотритель, а затем продолжил — Ты сказал, что что-то почувствовал и пытался уйти?

— Да, верно. Вначале было ощущение смутного ужаса, а затем свечение или что-то в этом роде. Я повернулся, чтобы выбежать оттуда, и попытался вытащить Хизер, но… я думаю… , — запнулся Мэтт

Если в том, что он услышал, была хоть какая-то правда, то внезапно он осознал, что не смог защитить женщину, которую любил, свою будущую жену, от когтей чего-то глубоко тёмного и злого. Эта мысль заставила его задохнуться и с отвращением покачать головой. Но было еще кое-что.

— Что? О чем ты не договариваешь? — спросил его старик.

— Она… Хизер… она не дала мне вытащить ее оттуда. Она просто вырвала свою руку из моей. Я не уверен, что…

— Не думай об этом. Возможно, она что-то увидела там, в глубине — то, чего не смог увидеть ты. И просто не смогла сопротивляться. И потом — как, черт возьми, ты должен был понять, что происходит? А если бы ты не выбрался? Ты бы тоже попал в ловушку, и никто не узнал бы об этом, — сказал старик, и после короткой паузы добавил — Что-то подсказывает мне, что тебе не следует туда входить.

— Я не понимаю…

— Я убежден, что в 1 ноября есть что-то особенное. Проведенное мною давно исследование показало, что это был особенный день для всего этого злого дерьма. К тому же эта пара умерла именно 1 ноября. Я не знаю. Я не знаю, есть ли здесь связь или это было просто совпадение, но я не думаю, что они могут совершить подобную сделку в какой-нибудь другой день. Нет… я думаю, что лучше, если они не узнают, что ты в курсе их тёмных дел. Так пока лучше, — пояснил он.

— Я… я, правда… мне действительно нужно понять, услышу ли я ее голос, — сказал молодой человек.

Старик пристально смотрел на него в течение нескольких секунд, а затем выражение его лица смягчилось, как будто он осознал важность слов Мэтта:

— Хорошо, но ничего не говори, только слушай. Никаких разговоров, независимо от того, что ты услышишь.

Мужчина и Мэтт вместе вышли из маленькой квартирки и направились к мавзолею, который находился совсем недалеко. Пока они шли, молодой человек думал о том, что он узнал и, когда прохладный воздух прояснил его сознание, он подумал, не поступает ли он глупо. Он только что услышал невероятную историю о призраках и теперь шел с человеком, который вполне возможно был безумцем, в склеп, чтобы попытаться услышать свою девушку, на самом деле ждущую его дома. На мгновение у парня возникла мысль развернуться и уйти к своей машине, но в этот момент ключ вошел в замок, и старик быстро открыл ворота.

Внезапно странное чувство ужаса, которое молодой человек испытал в ночь на Хэллоуин, вернулось, и каждый волос на его теле встал дыбом. Старый смотритель приложил палец к губам, повторив свое предупреждение, и они вошли внутрь. Он наблюдал, как мужчина преклонил колени перед склепами, а затем жестом приказал ему сделать то же самое. Они замолчали. Не было ни звука, если не считать легкого ветерка, пробегающего сквозь деревья. Шли секунды, но старик оставался неподвижным, что, по мнению Мэтта, объяснялось его прошлыми визитами сюда. Время тянулось так долго, что его мысли начали блуждать и сбиваться, а потом он внезапно услышал это. Из-за ветра звук был едва слышен, и сначала он подумал, что это доносится снаружи мавзолея, но затем все повторилось, и он заметил, что старик тоже это слышал.

Рука мужчины схватила его запястье. Кивнув вниз, старик опустил голову, пока та не коснулась пола. Мэтт повторил его движения, и к своему изумлению и ужасу, теперь явственно услышал тихий голос. Это было похоже на то, что кто-то говорил шёпотом в длинном коридоре, но звук шёл явно изнутри саркофага, и это был явно женский голос. Слова было трудно разобрать, но ему показалось, что он услышал «где», через несколько секунд «кто», а затем он услышал голос, говорящий «Мэтт». Потребовалась вся его сила воли, чтобы не закричать в ответ, но он вспомнил грозное предупреждение старика, и внезапно это обрело смысл.

Внезапно его запястье сильно сжали и, взглянув вверх, он увидел, как пожилой мужчина кивает ему в сторону входа. Мэтт отчаянно хотел остаться и послушать Хизер, но был достаточно умён, чтобы понимать, что он на глубоко неизведанной территории и ему нужно узнать больше. Они тихо отступили и, закрыв ворота, вернулись в квартиру старика.

— Она там… в сосуде, — сказал тот, как только они вошли внутрь. Он подошел к своему виски и, осушив его одним глотком, добавил — Это дерьмо все еще пугает меня… после всех этих чертовых лет.

Мэтт слишком оцепенел, чтобы выпить, но позволил мужчине успокоиться, прежде чем спросил:

— Сосуд? Что вы имеете в виду?

— Думаю, это название ничего не значит. Я не мог понять, как это описать, поэтому назвал его сосудом. Мне показалось, что оно подходит, — объяснил он.

— Что мне делать? — спросил Мэтт.

— Я не знаю… Я действительно не знаю. Я думал об этом долгие годы и так и не нашел ответа. Я взялся за это почти пятьдесят лет назад, чтобы разобраться в этом, понять — но так и не понял. Они забрали все — жизнь моего брата, его работу… украли его жизнь, а я ничего не мог с этим сделать, — в голосе старика были слышны слёзы. Молодой студент собрался задать еще один вопрос, когда смотритель снова начал — Они жили прямо здесь. Представь себе… прямо здесь, в этом городе. Им не потребовалось много времени, чтобы понять, что я подозреваю… и как только они поняли, что я обо всем догадался, они перестали говорить со мной и даже не подпускали меня к себе… Я прожил сорок лет рядом с человеком, который должен был быть моим братом. Все вокруг считали его моим братом, а мы никогда не разговаривали. Он умер десять лет назад, а его жена шесть. И, как я уже говорил раньше, когда он умер… Я больше никогда не слышал голоса своего брата из склепа. Думаю, даже этому есть конец…

— Но они украли Хизер, — сказал Мэтт.

— Да… Я думаю, сейчас им вновь нужна чья-то жизнь… чтобы начать все сначала. Я должен был разрушить этот чертов склеп. Я думал об этом после того, как Фрэнка не стало… Я этого не сделал. Я должен был… , — сказал он, глядя в свой стакан.

Следующие несколько минут они сидели молча. Мэтт видел насколько печальным и угрюмым был этот человек, большую часть своей жизни проживший среди мертвых. В душе молодого человека отчаянно билось желание что-то сделать, что-то изменить.

— Были ли у них дети… у тех, кто украл вашего брата? — спросил он, думая, что сможет что-то получить от их потомства.

— Нет… нет, и когда они погибли в автокатастрофе, детей тоже не было. Я многое узнал о них, — ответил старик.

— Я должен что-то сделать, — разочарованно выдохнул молодой человек.

Старый смотритель посмотрел на него сочувствующим взглядом и сказал:

— Садись и дай мне подумать. Прошло много времени, и я теперь стар, но я постараюсь вспомнить все, что я узнал. Запомни главное — не позволяй этой женщине узнать, что ты ее поймал. Сейчас это важно. Каким-то образом ты ускользнул из их лап, и это отличается от ситуации с моим братом. Нужно подумать, что это значит.

— Смогу ли я… вернуть ее? — спросил Мэтт.

Ему важно было услышать ободрение, поэтому, когда мужчина ответил, колени парня почти подогнулись:

— Думаю, она ушла. Попробуем, но скорее всего, она просто ушла… , — старик прервался, по какой-то причине не договорив фразу.

— Как вас зовут? — спросил Мэтт, опустив взгляд в землю.

— Гас… зови меня Гасом. А как твое имя?

— Мэтт… , — ответил молодой студент.

Он уехал с твёрдой уверенностью, что вернется обратно через две недели. Молодому человеку эти дни показались вечностью, поскольку он хотел что-то сделать, чтобы исправить ситуацию, хотя все еще не был полностью уверен, что это должно означать. История пожилого человека была настолько невероятной и странной, что даже несмотря на то, что он слышал или думал, что слышал голос Хизер в мавзолее, ему все равно было трудно принять это.

Вернувшись в квартиру, Мэтт начал тайком наблюдать за своей девушкой, выискивая любые признаки, даже самые незначительные, которые указывали бы на то, что перед ним совершенно другая женщина. Ничего явного не было, но он заметил, что она проводила в спальне больше времени за чтением, чем раньше, и проявляла лишь мимолетный интерес к сериалам, которые ей обычно нравились. Кроме того, важным моментом оставалось отсутствие секса, поскольку она казалась безразличной. Мэтт, чувствуя, что было бы предательством спать с ней, если душа его девушки действительно захвачена, не стал настаивать, поэтому, когда он вернулся на кладбище для встречи со стариком, молодая пара так и не занималась любовью с той роковой ночи.

— Заходи и присаживайся, — сказал Гас, открывая дверь.

Мэтта беспокоило, как пройдет их следующая встреча, как старик отреагирует на его появление. Он не был полностью уверен в здравом рассудке старого смотрителя и подумал, что тот может просто не вспомнить его или, что еще хуже, получит нервный припадок. Однако расслабленный язык тела и спокойное выражение лица старика указывали на ясное сознание и твёрдую память.

— Спасибо, — сказал Мэтт и опустился на тот же стул, что и в прошлый раз. Налив два стакана виски, пожилой мужчина присоединился к нему за столом.

— Что-нибудь случилось? Как она себя ведет? — спросил он, сразу перейдя к цели встречи.

— Трудно объяснить, — начал Мэтт, а затем сделал паузу, чтобы собраться с мыслями, прежде чем продолжить — Она похожа на Хизер, одевается и ест так же, но в тоже время в ней появилось нечто чужое.

— А что именно изменилось? — спросил Гас.

— Если говорть кратко — она стала отстраненной. Проводит много времени в спальне одна… и… знаете… секса нет, — объяснил он.

— Совсем? Вы не занимались этим с тех пор, как мы с тобой говорили в прошлый раз? — спросил старик, и когда молодой человек кивнул головой, мрачно проговорил — Это неспроста.

— Это абсолютно ненормально. Она… моя Хизер… обычно очень страстная, — ответил Мэтт.

— Когда был последний раз? — спросил старик.

— Ночью… той ночью… , — ответил молодой человек.

— Дерьмо… это нехорошо, — пробормотал Гас, и прежде чем Мэтт смог ответить, добавил — Она не хочет тебя… она хочет его, я так думаю. Ее мужчина… тот, кто все еще там.

— Я… вы знаете… я должен сказать… я чувствую то же самое, — сказал Мэтт.

— Да… но ты не можешь дать ей основания для подозрений. Тебе придется спать с ней, чтобы она ничего не заподозрила, — сказал студенту старый смотритель.

Мэтт несколько секунд смотрел на него, а затем ответил:

— Это будет странно… как измена…

— Может быть… но самое худшее, что может случиться прямо сейчас, — это если она поймёт, что ты о чем-то догадываешься. Это было бы нехорошо… для тебя… и, особенно, для нее… я имею ввиду твою настоящую девушку, в этом сосуде… , — ответил Гас мрачно.

— Хорошо, — наконец ответил молодой человек, нарушив тишину.

— Возможно, она что-то планирует. Но что бы ни случилось в этом мавзолее, я думаю, это может произойти только 1 ноября. Поэтому у нас есть время… , — объяснил старик.

— Она пыталась вернуть меня внутрь… чтобы еще раз заняться сексом, — сказал Мэтт.

— Когда? — быстро спросил Гас.

— Прямо в ту ночь. Когда она вышла из склепа, она хотела вернуться внутрь и сделать это снова. Она дико разозлилась, когда я этого не сделал, а затем, когда мы ушли… она продолжала тянуть меня обратно весь день, — ответил он.

— Да… потому что еще было 1 ноября. У нее был весь день, и она хотела, чтобы ее муж выбрался из сосуда и присоединился к ней. Вернись ты сюда — и больше бы никогда не увидел свет. Ты был бы там, вместе со своей девушкой, как мой брат и его жена, — сказал он молодому человеку.

Слова Гаса вызвали у Мэтта нервную дрожь, когда он представил себе, как близко был к переходу в неизвестность. Однако, продолжая обдумывать подобное развитие событий, он понял, что, по крайней мере, он был бы с Хизер.

— Неужели она не может найти кого-нибудь еще? Другого парня? — спросил он.

— Я не знаю… это и правда хороший вопрос. Может быть, потому что вы были парой… может быть, это что-то значит, — ответил старик и после нескольких секунд молчания добавил — Она, скорее всего, попробует сделать это с тобой в следующий раз, 1 ноября следующего года, но я не знаю, что будет дальше. Может, она уедет, если этого не произойдет.

На несколько минут воцарилась полная тишина. Мэтт думал, сможет ли он жить с чужой женщиной, зная правду о том, что его любимая заперта в том, что смотритель назвал сосудом.

— А… эээ… ваш брат и его жена… я имею ввиду… они знали, что были вместе… там, внутри? — спросил он, пытаясь нарушить тишину.

— Они знали друг о друге… они знали. Я уверен в этом, потому что Фрэнк иногда говорил о ней, — ответил Гас, когда на его лице появилось выражение боли и горя.

В течение следующего часа они говорили о ситуации и обменивались мыслями. Смотритель рассказал Мэтту все, что ему удалось выяснить о таинственной паре, похороненной в склепе, но информации было крайне мало. Они были богаты, хотя источник этого богатства так и остался невыясненным, жили весьма уединенно и считались чрезвычайно странными, особенно женщина. Кроме того, несмотря на то, что им было не более 40 лет в момент смерти, к этому времени они уже построили собственный мавзолей.

— Итак, это всё? — спросил Мэтт, когда разговор подошел к концу.

— О, я забыл одну вещь. Там вдоль потолка есть какие-то странные резные фигурки. Однажды я сделал несколько фотографий и попытался понять, что они означают, но ничего не добился. Ты можешь взять их, если хочешь, — сказал Гас и протянул молодому человеку конверт из манильской бумаги.

Мэтт открыл ее, просмотрел двенадцать пронумерованных фотографий, затем поднял глаза и спросил:

— Они идут по порядку?

— Да, и первый снимок будет справа, когда ты войдешь внутрь, — объяснил он.

Мэтт кивнул, затем посмотрел на старого смотрителя и спросил:

— Вы когда-нибудь были женаты? Дети?

— Неее… все время проводил с Фрэнком… все эти годы… , — ответил он.

— Я хочу зайти внутрь и снова услышать ее, — сказал Мэтт.

— Я заходил и слушал несколько дней назад. Она все еще там. Я слышал ее, и теперь было немного лучше слышно. Видимо, она привыкает к этому месту. Но она смущена, — сказал Гас, и, прежде чем Мэтт смог ответить, добавил — Я не рекомендую тебе идти туда. Если они узнают о тебе, это может быть плохо для нее… и для тебя… Кто знает, что может сделать с ней эта тёмная душа — тот, с кем она заперта…

— Послушайте… я должен… я просто… должен… , — ответил молодой студент, с тревогой глядя на смотрителя.

Весь день он думал об этой встрече и возможности услышать свою Хизер. Частично его желание состояло в том, чтобы подтвердить то, что, как он думал, он услышал в прошлый раз, но самой веской причиной было желание оказаться рядом с женщиной, которую он любил.

Старик повторил свои опасения по поводу этой идеи, но, когда он понял, что Мэтта они не поколебали, то повторил необходимость хранить молчание. Как и в прошлый раз, они пошли в мавзолей, использовали ключ, чтобы войти, и встали на колени возле склепа. Как и раньше, наступила жуткая тишина, нарушаемая только звуками легкого ветра, шепчущего сквозь деревья, прежде чем приглушенный звук женского голоса достиг ушей парня. И, хотя Мэтт слышал только одну сторону разговора, а слова были настолько слабыми, что он не мог понять их значения, он все равно готов был поспорить на все, что у него было, что это говорила Хизер.

— Это Хизер… Я знаю, что это она, — взволнованно сказал он, когда они благополучно покинули склеп.

— Да… да, это она. Без вопросов, — ответил Гас.

— Я знаю, что это она, но не могу разобрать, что она говорит, — ответил Мэтт, а затем добавил — Вы понимаете?

— Да, это сложно. Требуется практика, — ответил старик, и, глядя в полные надежды глаза молодого человека в течение нескольких секунд, продолжил — Она говорила с тем мужчиной… там, в сосуде.

— О чём? — спросил Мэтт.

— Она все еще смущена… не понимает, где она… и кто он… , — солгал старик.

— Черт… бедная Хизер… дерьмо! Я должен вытащить ее, — заявил Мэтт.

Они вернулись в квартиру смотрителя и поговорили еще несколько минут, но Мэтт чувствовал себя отстраненным, поскольку не мог отвлечься от голоса своей девушки. Наконец, он поднялся со стула и, разочарованно вздохнув, попрощался со стариком. Гас проводил его до двери, и когда Мэтт исчез в ночи, снова вернулся к своей выпивке. Он думал о минувшем вечере и об их посещении мавзолея. По мере того, как шли минуты, старик задавался вопросом, правильно ли поступил, скрывая информацию от Мэтта. Гасу нравился молодой человек, особенно его решимость, но он знал, что парень все еще пытается принять реальность ситуации.

— Нет, — подумал старик — Нельзя сейчас рассказывать парню о том, что его девушку преследует демон, с которым она разделяет сосуд. И преследует с вполне определенной целью, что подтверждает их разговор и ее смущение. А поскольку впереди еще целый год, который они проведут вместе в сосуде… мало надежды, что она сможет…

Старик, грустно качая головой, отправился спать.

Тем временем, второе посещение кладбища так сильно повлияло на Мэтта, что ему потребовались несколько дней на восстановление. Его работа в колледже практически остановилась, и он беспокоился, что женщина, владеющая телом Хизер, почувствует, что что-то не так. Наконец, зная, что он не поможет своей девушке, если не возьмёт себя в руки, Мэтт решил сесть и разработать план. Ему потребовалось несколько часов, чтобы обдумать основные моменты, но, наконец, он закончил. По правде говоря, это было чем-то вроде простого ежедневнего маршрута, обычного распорядка дня, но он чувствовал себя уверенно, имея в руках формальное руководство для действий. В нём имелось три основных направления: его работа в колледже, его взаимодействие с лже-Хизер и исследования, которые он хотел провести над демонической парой, опираясь на знания Гаса.

В тот же вечер он подошел к женщине и предложил заняться любовью. Хотя она поначалу возражала, но, помня о предупреждении смотрителя, он настаивал, и в конце концов она согласилась. Все началось довольно неловко, и, хотя Мэтт не мог избавиться от чувства, что изменяет настоящей Хизер, он заставил себя проявить необходимые эмоции. Молодой человек чувствовал похожие вибрации от женщины под ним, однако в ее стонах и криках все же не хватало истинной страсти. Самым удивительным стал момент, когда он почувствовал, как его яйца сжались, предупреждая о надвигающейся кульминации. Мэтту казалось, что это слишком неправильно, но инстинкт оказался слишком силен, и парень застонал, когда его семя выстрелило в киску женщины. После этого она вскочила и исчезла в ванной и оставалась там так долго, что Мэтт встал и пошел смотреть телевизор.

Подобные встречи стали сексуальной рутиной, которую всегда инициировал Мэтт. С одной стороны, они занимались сексом не более раза в неделю и это было намного хуже, чем прежде, но, с другой стороны, женщине это показалось приемлемым и дало возможность молодому человеку открыто показать свое незнание истины. Дни стали похожи друг на друга, а любовные отношения стали поверхностными и отстраненными. Порой Мэтту казалось, что они похожи на актеров на сцене, которые просто выступают для зрителей, в их случае — друг для друга.

У Мэтта была небольшая папка, надежно запертая в столе его кабинета в кампусе, в которой находились как сделанные Гасом записи и фотографии, так и другая информация, которую он обнаружил сам. В те дни, когда у него выдавалась свободная минутка, парень вплотную изучал все имеющиеся материалы, анализировал и осмысливал информацию. К сожалению, как и предупреждал Гас, прогресса в попытках раскрыть информацию о мавзолее или паре почти не было. Наконец, он обратился к фотографиям фигурок на стенах и в течение нескольких недель проводил исчерпывающее интернет-исследование, пытаясь найти какую-нибудь подсказку, указывающую на их значение или источник. Все попытки оказались бесплодными, и в отчаянии он собирался сдаться, когда ему пришла в голову идея найти специалистов в этой области. Задача оказалась труднее, чем он ожидал, и лишь когда он начал изучать языческие обряды, наметился какой-то прогресс. Через неделю ему были известны имена четырех специалистов, занимающихся подобной тематикой. После многочисленных телефонных звонков и передачи фотографий этим людям выяснилось, что двое из них были шарлатанами, а один просто ненормальным. Четвертый же избегал личного общения, и потребовались все навыки убеждения Мэтта, чтобы он, наконец, согласился на встречу.

Доктор Джеральд Хамфрис был профессором религии в небольшом частном колледже, примерно в часе езды от работы Мэтта. По пути на встречу Мэтт думал о том, какую именно информацию может дать ему этот человек и чем следует с ним поделиться самому.

— Профессор Хамфрис? — спросил он, стуча в приоткрытую дверь.

— Да. Я полагаю, вы Мэтт? — ответил мужской голос.

Общаясь с мужчиной по телефону, Мэтт ожидал встретить человека постарше, но теперь, стоя с ним лицом к лицу, предположил, что ему слегка сорок. Профессор был среднего телосложения, имел густую шевелюру и носил джинсы с пуловером. Когда они сели за небольшой стол в углу комнаты, профессор выжидательно посмотрел на него.

— Профессор, я надеялся, что мы сможем более подробно поговорить о фотографиях, которые я вам отправил, — начал Мэтт и после паузы продолжил рассказ — Я наткнулся на эти… резные фигурки… в старом мавзолее, построенном несколько десятков лет назад. Мне они показались довольно необычными, и я пытаюсь понять их значение.

— Да, я понимаю. Вы объяснили это по телефону. Но я действительно рассказал вам все, что знаю. Похоже на искусство представителей какой-то религиозной секты… что не редкость в этом регионе. Особенно учитывая тот период истории, который вы упомянули, — пояснил он.

Мэтт с самого начала почувствовал, что Хамфрис чего-то недоговаривает по телефону, но теперь был в этом уверен. В ответе профессора чувоствовалась некая нервозность, она проявлялась в быстрых движениях глаз и рук. К счастью, будучи аспирантом, он научился понимать эго ученых и теперь мог сыграть на этом.

— Ну… черт возьми… это разочаровывает. Мое исследование включало беседу с другими специалистами в этой области и привело меня к вам. Вы явно на голову выше других, так что я надеялся… , — сказал он и после паузы добавил — Я имею в виду, если вы не знаете… Я думаю, это тупик.

Если профессор и почувствовал укол своего эго, то вида он не подал. Вместо этого его глаза сузились, как если бы он был в глубокой задумчивости. Мэтт молчал, ожидая ответа учёного в течение пары минут.

— Послушай, Мэтт. Позволь мне быть с тобой честным. Я считаю, что эти фигуры связаны с каким-то странным культом, но дело в том, что для серьезного ученого участие в подобных вещах — это яд. Я не хочу, чтобы мое имя всплывало на каких-то странных веб-сайтах, как это случалось с другими, — ответил он.

— Профессор, это важно только для меня… и… мы просто разговариваем. Никаких записей или заметок, — сказал он Хамфрису.

И снова профессор надолго замолчал, обдумывая информацию, прежде чем наконец ответил:

— Я помню, как много лет назад видел похожие цифры. Они были найдены… в аналогичной обстановке… это все, что я помню.

— Но… , — начал Мэтт, желая получить больше информации.

— Мне очень жаль, но у меня скоро начнутся занятия, — прервал его профессор.

Профессор Хамфрис проводил Мэтта до двери, и тот пошел прямо к своей машине. Пока молодой аспирант вел машину, он обдумывал полученную информацию и решил, что она лишь подтверждает его подозрения. Ничего конкретного профессор не сказал, а то что мавзолей связан с какой-то странной сектой, Мэт и так знал. К сожалению, это была единственная зацепка, которая давала хоть какие-то надежды, поэтому он чувствовал себя подавленным из-за того, что ему не удалось распутать эту ниточку. Он решил, что пора снова встретиться с Гасом, но, учитывая текущие обязательства, он знал, что это должно произойти на неделю позже.

Он прибыл в квартиру к шести часам и сразу понял, что что-то не так, как только вошел внутрь.

— Ты долго отсутствовал и как-то странно себя ведёшь, — сказала Хизер, странно глядя на него.

Его защитные механизмы мгновенно напряглись, и он, осторожно подбирая слова, ответил:

— Я просто был занят на работе. Прости, дорогая.

— Хорошо… , — ответила она, но он буквально кожей почувствовал ее тревогу.

Мэтт подошел к ней сзади, обнял за талию и заставил себя сказать:

— Как насчет того, чтобы заняться любовью позже?

— Ты хочешь этого? — спросила она с тем же странным выражением лица.

— Хочу, — ответил он и отошел.

Интуиция подсказывала ему, что она стала что-то подозревать, но он не знал, почему. bеstwеаpоn Боясь, что взгляд может выдать его, он решил немного побыть один и успокоиться. Он провел несколько часов за своим компьютером, притворяясь, что работает, и размышляя о том, что узнал, и о тех долгих месяцах, которые оставались до 1 ноября. Больше всего его мучало то, что всё, над чем они работали, было лишь теорией. Однако ничего другого им не оставалось, и, по крайней мере, их усилия могли дать какой-то результат в будущем. А сейчас перед ним стояла задача сохранить иллюзию любви для женщины, владеющей его Хизер.

— Пойдем в постель, — сказал он, обнимая ее за талию.

— Хорошо… , — ответила она.

Не прошло и пяти минут, как они оказались обнаженными. Мэтт начал нежно лизать и сосать ее соски, чувствуя их неповторимый вкус и твёрдость. Казалось, всё было как обычно и даже ее вздохи прозвучали в нужный момент, но молодой человек мог сказать, что ее сексуальным ответам не хватало глубины. Тем не менее, он продолжал ласкать ее, а затем вошёл в женщину и медленно занялся с ней любовью…

Мэтт лежал на спине, тяжело дыша, а рука женщины покоилась у него на груди, слегка поглаживая его кожу. Молодой человек постепенно приходил в себя после оргазма. Чувство вины не уходило. Мэтт сильно возбуждался во время секса с ней и постоянно кончал в нее, не в силах вынуть член. Рассуждения о том, что такой страстный секс помогает поддержать его иллюзию, не могли его полностью успокоить. В это время ее руки перестали гладить его грудь и переместились к его лицу. Через мгновение она повернула его голову в свою сторону.

— Давай поженимся, — мягко сказала она.

— Хизер, мы поженимся. Мы уже договорились… , — начал он, но она оборвала его.

— Я… то есть сейчас… прямо сейчас. Я не хочу больше ждать, — ответила она.

— Зачем? — спросил он, изо всех сил стараясь оставаться спокойным.

— Я просто хочу… , — сказала она, и, прежде чем он успел ответить, добавила — Мы можем просто пройти регистрацию. Нам не нужна шикарная свадьба.

Эти слова были еще одним признаком того, что женщина в постели не была его девушкой, так как настоящая Хизер всегда хотела пышную церемонию и очень волновалась по этому поводу. Он не был уверен, что было движущей силой желания демона, но знал, что ему нужно выиграть время.

— Дай мне подумать… подумать о подходящем времени, — сказал он.

Женщина была явно недовольна его ответом, хотя после некоторого обсуждения она приняла его точку зрения. Через несколько минут она встала с кровати и ушла на кухню, и Мэтт использовал уединение, чтобы продумать свои следующие шаги. Решив, что происходящее имеет важное значение, молодой аспирант уверился, что ему нужно навестить Гаса и обсудить сложившуюся ситуацию.

— Мэтт, это профессор Хамфрис, — услышал он голос по телефону.

Мэтт не ожидал услышать этого человека вновь, поэтому ему потребовалось время, чтобы собраться с мыслями:

— Да… профессор. Как вы?

— Я в порядке… неплохо, в общем. Я хотел обсудить с тобой ту тему, которую мы недавно обсуждали. Удобно ли тебе сейчас разговаривать?

— Да, конечно. Я слушаю вас, — ответил Мэтт.

— Послушай, Мэтт, я просмотрел некоторые свои старые записи и покопался в других источниках. Ничего из того, что я собираюсь тебе рассказать, не подтверждено… это больше похоже на слухи и подозрения. Те фигуры действительно представляют собой культ, о котором я говорил тебе. Но есть некоторые странности. Большинство этих групп… культы… в общем, обычно они ищут новых членов, пытаются расширяться. В данном же случае, культ кажется очень закрытым. Кроме того, есть явные признаки, указывающие на то, что его участники были людьми со средствами… богатыми людьми. Их активность проявлялась в течение небольшого промежутка времени, а затем они просто исчезли, как если бы это было одно страннное поколение.

— Понятно, — задумчиво сказал молодой человек, а затем быстро спросил — Какова была их… мантра… их убеждения?

— Это очень сложно определить. Насколько я понимаю, никому не удалось расшифровать значение этих фигурок, хотя некоторые из них использовались раньше, в древних языческих обрядах. Так что это пока все, что я могу сказать. Тут нужны дальнейшие исследования. Если говорить кратко, то это был мрачный культ. Сатанинские поклонники… очень тёмный.

Пока Мэтт обдумывал слова профессора, наступила тишина. Он знал вопрос, который нужно задать, но был обеспокоен тем, что из-за этого он будет выглядеть глупо или, что еще хуже, покажется профессору одним из тех людей, общения с которыми тот пытался избегать.

— Профессор… эээ… Я не хочу показаться сумасшедшим, но… эээ… когда вы говорите «тёмный»… я имею в виду, может ли это быть похоже на победу над смертью? На воскрешение из мертвых? — наконец выдавил он.

Прошло несколько секунд, прежде чем учёный ответил:

— Да, я думаю, что это возможно. Если ты спрашиваешь, были ли эти символы предназначены для… эээ… поиска способа воскрешения… я думаю, что это вполне возможно.

Телефонный звонок длился еще несколько минут, хотя больше ничего нового Мэтт не услышал. Он спросил профессора, возможно ли продолжение их общения в будущем, и, хотя и неохотно, Хамфрис согласился.

Мэтт знал, что с Хизер нужно быть предельно осторожным, поэтому прошла еще неделя, прежде чем он смог найти время, чтобы навестить смотрителя кладбища. В тот вечер лил дождь, что добавляло жути этому месту — жути, которую он чувствовал всей кожей, пробираясь через мрачные каменные указатели. Молодой аспирант хотел найти способ связываться со стариком заранее, а сейчас ожидал найти его в его маленькой квартирке. Внезапно момент свет в одном из склепов привлёк внимание Мэтта, и, двинувшись туда, он обнаружил Гаса, который как раз закончил уборку и собирал свои инструменты.

— Гас? — негромко спросил он из-за открытой двери.

Хотя старик и стоял спиной к выходу, казалось, что голос молодого человека не напугал его. Гас медленно повернулся к Мэтту и, судя по выражению его лица, старый смотритель ждал его появления, от чего по телу парня пробежал холодок.

— У тебя есть новости? — спросил Гас.

— Да… я так думаю, — ответил Мэтт.

Он ожидал, что старик проведет его в свою квартиру и достанет виски, как при предыдущих встречах. Однако тот оставался неподвижным и просто смотрел на него с ожиданием.

— Скажи мне… , — проговорил наконец старик, когда увидел, что Мэтт мешкает.

— Я думаю, есть две новости, — ответил парень и, переведя дыхание, продолжил — Я разговаривал с одним человеком… профессором. Он эксперт по символам… таким, как те, что в мавзолее. Это одна новость. А вторая… в общем, Хизер… женщина… хочет выйти за меня замуж.

Далее Мэтт подробно рассказал все, что произошло за последние недели, включая его поездку в соседний колледж для встречи с профессором Хамфрисом. Смотритель слушал с живейшим интересом, время от времени прерывая Мэтта, чтобы задать уточняющие вопросы. Их обсуждение длилось около получаса, а затем они оба замолчали, обдумывая смысл всего сказанного.

— Этот профессор… эти символы… Я думаю, что он, должно быть, прав, — наконец предположил старик.

— Я тоже… но я не уверен, что делать с этой информацией. Действительно ли это что-то меняет?

— Надо еще подумать, — ответил Гас и добавил — Значит, они были готовы. Готовы к смерти…

Эти слова вызвали у молодого человека озноб, и он прошептал:

— Я не думал об этом. Черт! Этот мавзолей похож на ловушку… предназначенную для привлечения внимания.

— Я тоже об этом думаю, — сказал Гас, и после короткой паузы продолжил — И женщина. Что-то ее беспокоит. Может она чувствует твои колебания? Ты вел себя нормально?

— Я… я так думал, — ответил он, хотя знал, что его усилия в этом направлении были недостаточны.

Он все еще думал о своих отношениях с женщиной, когда старик сказал:

— Теперь у меня для тебя есть новости… и они не слишком хорошие.

— О чем вы? — нервно спросил Мэтт.

— Вчера утром я видел, как молодая женщина покидала площадь возле мавзолея. Как выглядит твоя девушка?

Молодой человек долго возился со своим телефоном, но через минуту смог вытащить фотографию Хизер. Он повернул устройство в руке и тихо встал, пока мужчина смотрел на ее.

— Ну? — нетерпеливо спросил он.

— Это она. Это она, точно. Вероятно, они общаются, а это плохо, — ответил он.

— Могут ли они причинить вред Хизер? Моей Хизер? — спросил молодой человек.

— Я не знаю… Я действительно не знаю, — ответил, помолчав, старик, а затем добавил — Если бы они хотели причинить ей боль, они бы уже это сделали, поэтому либо они не могут, либо она не угроза… или она им нужна…

— Нужна для чего? — вскрикнул Мэтт.

Пожилой мужчина задумался над его вопросом и внезапно понял, что есть еще одно соображение. Может быть, дело было скорее в желании, чем в необходимости. Гас вновь вспомнил, как однажды услышал их странное общение, которое больше походило на флирт, и, порой, возвращаясь туда, чтобы послушать, он еще пару раз слышал нечто подобное. В последний раз его смутило то, что в голосе подруги Мэтта чувствовалась близость… желание разговаривать с мужчиной в сосуде. Был ли это флирт с ее стороны, или он просто постепенно подчинял ее себе, трудно сказать. Тем не менее, здесь было над чем поразмыслить. Он хотел было рассказать об этом молодому человеку, но снова решил, что это вызовет бесполезную и даже опасную тревогу. В конце концов, что они могут с этим поделать? Оставалось лишь надеяться на силу сопротивления молодой девушки.

— Я не знаю… надо об этом подумать, — наконец сказал Гас.

— Я хочу ее услышать… Мне нужно… , — потребовал Мэтт.

— Слушай… Я знаю, что тебе это необходимо, но меня это беспокоит. Если они каким-то образом узнают…

— Я понимаю, о чем вы говорите, но мне действительно это нужно, — взмолился молодой человек.

Кивнув, смотритель вздохнул и направился к двери. Через несколько минут они отпирали ворота, и как только они распахнулись, оба молча вошли внутрь. Как и раньше, они опустились на колени рядом со саркофагом и прислушались к слабым звукам, пытаясь игнорировать весь окружающий мир. Мужчины оставались в строении более тридцати минут, но так ничего и не услышали. Однако Мэтт чувствовал присутствие Хизер, и надеялся, что она каким-то образом почувствует его близость. Когда он пытался настроиться на ее мысли, в его голове внезапно появилась идея. Неохотно он коснулся плеча Гаса и двинулся к входу. Всего через несколько минут они вернулись в сарай, и Мэтт начал объяснять свою мысль.

— Заставить Хизер вернуться обратно… У меня есть идея, — сказал он взволнованно.

— Продолжай, — ответил пожилой мужчина.

— Что, если… на следующее 1 ноября… если мы вернемся внутрь, но женщина будет накачана наркотиками. Может быть, она ослабнет, и Хизер сможет вернуться назад, — объяснил молодой человек.

Пожилой мужчина бесстрастно смотрел на него, пока обдумывал эту теорию, и, хотя ему казалось, что это долгий путь и очень рискованный, ему нечего было предложить, поэтому он ответил:

— Может сработать… но опасно…

— Почему это опасно? Расскажите мне, — попросил Мэтт.

— Ну, давай посмотрим… для начала, они могут добраться до тебя первыми. И потом, как ты можешь знать, что твоя девушка увидит такую возможность? Ты знаешь, что они планировали все это дерьмо в течение долгого времени… еще при своей жизни. Они были готовы к этому, а твоя девушка нет, — объяснил старик.

Мэтт знал, что этот человек прав, но он не был готов отказаться от своего плана, поэтому молча смотрел в пол, прокручивая все варианты. Шли минуты, и старый смотритель дал ему время, пока он не был готов к обсуждению.

— Я согласен с вашими утверждениями, но вот мой ответ. Я думаю, сейчас, когда я знаю, что искать… знаки и чувства… я буду готов, когда они сделают попытку. Теперь о Хизер. Я не знаю, как она и что с ней там… Думаю, мне просто придется поверить в ее боевой дух, — сказал он, и, прежде чем Гас смог ответить, добавил — В любом случае, если я не смогу вытащить ее… Думаю, я лучше останусь там с ней.

Возможно старику не хватало образования, и он провел большую часть своей жизни в одиночестве, но он почувствовал, что сейчас не время для отрицания, и ответил:

— Это план лучший, что у нас есть. Допустим пока, что он будет работать.

Мэтт почувствовал себя опустошенным понимая, что ему нужно вернуться в квартиру, чтобы не вызвать подозрений. Они поговорили еще несколько минут, а затем он объявил, что уходит.

— Я постараюсь вернуться через несколько недель, и мы сможем обсудить наш план вновь, — сказал он.

— Послушай… будь осторожен. Вспомни о словах профессора. Могут быть и другие… те, кто помогают им. Понаблюдай за этой женщиной и посмотри, не разговаривает ли она с кем-нибудь новым. И помни, что за тобой тоже могут следить, — Мэтт вздрогнул, осознав реальность этих слов, но, прежде чем молодой человек смог ответить, Гас добавил — У меня такая же проблема. Если эта женщина собирается приходить сюда, я должен тоже должен быть осторожен. Она знает меня из-за брата, но не знает, что я знаю о твоей девушке.

Время, казалось, замерло для Мэтта, и все больше и больше он осознавал разницу между своей девушкой и женщиной, укравшей ее тело. Да, разница была незаметной, и случайный знакомый не заметил бы ничего особенного в ее поведении. Но он видел перемены, как и ее мать, которая не раз спрашивала его, все ли у них в порядке. Молодой человек пытался успокоить ее, но она не купилась на это, поэтому он не удивился, когда она загнала его в угол во время их визита на весенние каникулы.

Они были одни, направляясь в винный магазин, когда она подняла эту тему:

— Что-то происходит. Я знаю свою дочь, и она уже несколько месяцев ведет себя странно.

— Все в порядке, — ответил Мэтт, зная, что не может сказать ей правду.

— Она беременна? — женщина открыла ответный огонь.

— Нет, не беременна, — он принужденно засмеялся.

— Что-то не так. Она ведет себя как зомби! — резко сказала женщина.

Мэтт знал, что она имела в виду женщина, поскольку Хизер казалась неспособной к любым проявлениям эмоций. Реакция ее матери была абсолютно нормальной. Да и как могла реагировать мать, если дочь внезапно стала совсем другим человеком?

Решив сказать немного больше правды, он ответил:

— Она настаивает на том, чтобы мы поженились, а я все время говорю ей, что нужно немного подождать. Возможно, из-за этого она слегка в депрессии.

— Жениться? Теперь? Я думала, вы давно обговорили это, — удивленно спросила ее мама.

— Я тоже так думал, — ответил Мэтт.

Эта новость, казалось, успокоила женщину, и она задала лишь несколько уточняющих вопросов, прежде чем бросить тему. К сожалению, в тот же день матери удалось немного поговорить с дочерью, и Мэтт оказался втянут в неловкие разговоры. Несколько дней прошли в спорах, и по дороге домой Хизер твердо настаивала на свадьбе.

— Я бы хотела, чтобы ты не говорил моей маме о наших разногласиях, — сказала она, и это, наверное, были самые частые слова, которые она произносила в последние дни.

— Мне жаль… это была ошибка, — ответил он.

После нескольких минут молчания она сказала:

— Мэтт, я действительно хочу, чтобы мы поженились. Пожалуйста, сделай это для меня. Ты знаешь, как сильно я тебя люблю.

Этот разговор стал началом самых эмоциональных отношений, которые были у Мэтта с этой женщиной за всё время. Как ни странно, в этом состоянии она была очень похожа на его Хизер, и прежде чем осознать свои действия, он кивнул в знак согласия. Две недели спустя, в одну очень пасмурную пятницу, они вышли из здания суда как муж и жена. Их медовый месяц прошёл в их собственной квартире и состоял из пары выходных, заказанной пиццы и нескольких жарких раундов в постели. Мэтт был удивлен вновь обретенной страстью женщины. Теперь она почти во всём казалась настоящей Хизер и даже испытывала оргазмы во время их занятий любовью. Когда в воскресенье жар страсти понемногу угас, молодой муж продумал свои дальнейшие действия и решил, что пора встретиться с Гасом.

— Она беспокоится о тебе и хочет быть рядом. Они оба хотят, чтобы в следующий раз ты был в этом мавзолее, чтобы они могли забрать тебя и воссоединиться. По какой-то причине это важно, и они волновались, что ты можешь уйти от нее, — предположил смотритель.

— Злые ублюдки, — сказал Мэтт, качая головой.

— Чистое зло… Вспомни, что они сделали с моим братом и его женой. Они украли их жизни, а сейчас хотят то же самое сделать с тобой и твоей девушкой, — ответил он, и, прежде чем молодой человек смог ответить, старик добавил — Дай мне рассказать тебе остальное. Она была здесь по крайней мере один раз, хотя я думаю даже дважды. Один раз наверняка, потому что я видел, как она уходила, а в другой раз лист бумаги, который я вставил в петлю ворот, был на земле. Это означает, что они продолжают работать над своим планом.

— А как насчет Хизер? Моей Хизер? — взволнованно спросил Мэтт.

— Она все еще там… Время от времени я могу слышать ее… голос, — ответил старик.

— Как она? Что она делает? О чем говорит? — прошептал молодой человек.

— Я не хочу, чтобы ты неправильно понял, но она разговаривает с ним. Она была там долгое время, понимаешь… так что они говорят друг с другом… , — сказал Гас.

— Говорят… как? — спросил Мэтт.

— Она все еще немного сбита с толку, поэтому постоянно спрашивает его о том, где она и что происходит… ну и просто разговоры, ты знаешь… , — ответил он.

— Просто разговоры? Вроде как общение? — спросил Мэтт, ошеломленный словами старика.

— Да… примерно так. Помни, ты делаешь то же самое. Это не должно казаться тебе неожиданным… они ведь заперты вдвоём в этом сосуде… , — начал Гас, но остановился, подумав о том, что сказал Мэтту слишком много. Старик надеялся на то, что парень не станет проводить полную параллель его жизни с этой женщиной и тем, что происходит в сосуде между демоном и его невестой.

— Черт… да, наверное, вы правы, — ответил растерянный парень.

— Ничего странного, если подумать, — еще раз сказал старик Мэтту.

Смотритель избавил молодого человека от худшего из того, что он узнал. Дело в том, что демон в сосуде был действительно мощной силой, и сравнивать его волю с волей молодой девушки было все равно что сравнить льва и котёнка. Старик слушал их разговоры не один раз и давно понял, что этот мужчина хочет взять Хизер, взять как мужчина женщину, в плотском смысле, и во время нескольких своих последних посещений мавзолея он услышал достаточно, чтобы понять, что ему полностью удалось покорить девушку и овладеть ею. Разумеется, смотритель не смог бы сказать и даже представить себе, как именно развоплощенные души вступают в интимную близость, но звуки женских стонов и криков, исходящие из сосуда, недвусмысленно указывали на то, что происходит. Гас вспомнил слова Мэтта о высоком либидо его невесты и понял, что молодой человек отнюдь не преувеличивал. Дикие крики страсти молодой девушки в объятиях демона были отчетливо слышны даже внутри мавзолея, а ее жаркий шёпот ясно давал понять, как сильно ей нравится происходящее.

В течение следующих нескольких месяцев Мэтт и Гас встречались примерно раз в пару недель. Они пытались найти способы улучшить план по освобождению Хизер, но так и не нашли подобные возможности. Все их мысли сводились к тому, как дать понять настоящей Хизер, что необходимо действовать в нужный момент. Они обсуждали попытки общаться с ней, даже думали, что могут создать некий код для общения, но в конце концов Гас всегда возвращался к мысли, что это слишком рискованно. У старика были и свои сомнения, основывающиеся на наблюдении за ситуацией внутри сосуда. Правда была в том, что девушка и демон начали хорошо ладить… не только в сексуальном смысле. Их разговоры становились более свободными и открытыми. Конечно, старик не мог услышать все детали, но многое из того что он узнал, говорило о том, что невеста Мэтта не просто общается с мужчиной, но и начинает доверять ему.

При каждом посещении Мэтт проводил несколько минут в мавзолее, слушая голос своей девушки. Он радовался, когда ему удавалось услышать ее, хотя в последнее время это случалось нечасто, но даже когда его усилия оказывались бесплодными, он был доволен хотя бы тем, что был рядом с ней.

— Ее голос казался мягче и… нежнее, — взволнованно сказал он Гасу, когда они возвращались в его квартиру.

Они провели в мавзолее тридцать минут и смогли услышать Хизер. Мэтт не смог разобрать слова, но ее тон указывал на гораздо меньшее напряжение, как будто страха и смущения больше не было. Парень знал, что у старика гораздо более сильный слух за годы общения со своим братом, и надеялся, что тот сможет предоставить больше информации.

— Да… она, конечно, стала спокойнее. Это продолжается уже какое-то время. Мой брат и его жена прошли через то же самое. Я думаю, твоя невеста смогла принять ситуацию, — объяснил он.

— Интересно, хорошо это или плохо? — спросил Мэтт.

— В каком-то смысле хорошо, а может быть, и плохо… , — начал Гас, а затем задумался на мгновение, прежде чем продолжить — Хорошо, что она начинает мыслить более ясно, но плохо, что она возможно не будет действовать, когда придет время.

— Мы… мы всегда возвращаемся к этому вопросу, — ответил Мэтт.

— Да… да, это так… , — грустно согласился старый смотритель.

— Я… я просто никак не могу понять, почему вы считаете, что Хизер может не откликнуться, когда мы… когда придет время, — тихо сказал молодой человек.

Старик помолчал, обдумывая то, какую часть правды можно сообщить своему молодому другу. Вывалить на парня все разом было невозможно, не зная, как тот отреагирует на то, что его невеста вступила в сексуальную связь с тем мужчиной в сосуде. Гас чувствовал, что пытаться объяснить молодому человеку, что виной всему была сила демона, было бы бесполезно. С другой стороны, Мэтт ведь тоже занимался сексом с той женщиной, что заменила Хизер, так что оставалась какая-то надежда на его принятие этой ситуации. В конечном счете, влюбленные оказались заложниками сил, неизмеримо могущественнее их, и было еще даже неизвестно, удастся ли привести их дерзкий план в исполнение. Трезво взвесил все «за» и «против» старик решил открыть Мэтту лишь часть правды.

— Слушай, Мэтт. Я много слушал разговоры… твоей невесты и… этой тёмной сущности. Мне не хочется сообщать тебе это, но похоже, что он сумел проникнуть в ее разум и отчасти затуманить ее восприятие. Похоже… как будто она принимает то, что останется вместе с ним в сосуде навсегда. Мне трудно сказать… Но в то же время, она все еще борется с ним… я думаю.

— Господи… Гас, осталось немного времени до 1 ноября, и я надеюсь, что мы сумеем… что наш план сработает… , — в ужасе пробормотал Мэтт, качая головой.

Старик постарался немного успокоить молодого человека, хотя и сам был в большой тревоге. Через несколько минут они расстались, договорившись о следующей встрече.

Удивительно, но отношения молодого человека со своей новой женой стали более сбалансированными, и они жили с меньшим стрессом. Брак, казалось, облегчил ее беспокойство, и она больше не следила за тем, где и как он проводит время. Кроме того, по какой-то причине в ней проснулась сексуальность, и она несколько раз сама была инициатором их занятий любовью. Некоторые из их ночей были весьма страстными, и Мэтт приходил в ужас при мысли о том, что ему придется объяснять все детали Хизер, если он сможет вернуть ее. Он знал, что это будет первое, о чем она спросит, и ей это не понравится.

Гас еще несколько раз замечал женщину возле мавзолея, и смог определить, что она навещала его каждую неделю, во вторник или среду. Она редко оставалась надолго, обычно не более пятнадцати минут, и старик мог только предполагать, что они тоже работали над своим планом. Он старался держаться подальше, чтобы не напугать женщину, и действовал совершенно безразлично по отношению к ней, когда был на виду.

Через день он посещал склеп и проводил много времени, слушая общение Хизер и демона, в надежде собрать больше информации. Кроме того, ему не давали покоя их развивающиеся отношения. К сожалению, то, что ему удалось услышать, нельзя было назвать обнадеживающим.

Разговоры между невестой Мэтта и мужчиной в сосуде стали явным доказательством, что демон смог навязать ей свою волю, так что надежды на то, что она сможет уйти из-под его власти было мало. А после того, как Гас несколько раз «застал» их во время страстных интимных встреч, его мысли стали еще мрачнее. Старик не мог похвастаться бурной личной жизнью, но у него почему-то сложилось впечатление, что молодая девушка полностью отдалась мужчине, и не только физически. В их разговорах больше не было отчужденности или волнения с ее стороны, как бдто она приняла его как близкого человека.

Уже дважды Мэтт приходил на кладбище, чтобы встретиться со стариком, но не мог его найти. Это заставило молодого человека забеспокоиться и задаться вопросом, обнаружил ли их демон и не навредил ли он старику. Он решил нанести еще один визит, и, если ему не удастся найти смотрителя, он свяжется с администрацией кладбища. Однако еще до наступления времени встречи он обнаружил в почтовом ящике письмо странного вида. Рукописный адрес, написанный чернилами, занимал большую часть конверта, и, хотя на нем не было никаких обратных отметок, он инстинктивно понял, что это от Гаса.

Его жены еще не было, поэтому он вернулся в квартиру и быстро разорвал письмо. Ключ выпал из его рук и лязгнул о столешницу, когда он прочитал написанную от руки записку на единственном листе бумаги, оторванном от блокнота:

«Мэтт, мои дела идут не слишком хорошо. Говорят, я долго не проживу. Я хотел убедиться, что у тебя есть ключ от этого места, чтобы ты мог использовать его, если захочешь осуществить свой план. Я знаю, как ты мечтаешь об этом, но помни, что это опасно. Они готовятся к этому дню, так что будь готов и ты. Твое лучшее оружие — это то, что они не знают, что тебе все известно. Не позволяй им узнать об этом. Тогда у тебя совсем не останется надежды. Я… должен попросить тебя, чтобы ты очень хорошо подумал, нужно ли это делать. Понимаешь… иногда нужно принять правду, какой бы горькой она ни была, и просто жить дальше. Думая об этом, может быть, мне тоже лучше было просто жить. Возможно, и тебе так будет лучше. Подумай о своей жизни, и, если все же решишь попробовать, будь чертовски осторожен. Очень осторожен».

Мэтт позволил письму выскользнуть из пальцев, и внезапно его охватило чувство бесконечного одиночества. У него не было ничего общего со старым смотрителем, кроме мавзолея, но в подобных странных обстоятельствах тот казался столпом мудрости и твердым плечом. Теперь же молодой человек был сам по себе, совершенно один. Он взял ключ и повернул его в пальцах, думая о старике и его послании. У Мэтта было неприятное чувство, что Гас сказал ему не все, о чем знал. Странно было то, что, зная о его любви к Хизер, старик тем не менее отговаривал парня от исполнения задуманного, от освобождения его невесты. Почему?! Мэтт понимал, что самым спорным моментом в их плане было дать как-то понять Хизер, что он рядом и готов вытащить ее из сосуда. Вспомнив о том, что сказал Гас по поводу влияния демона на его девушку, Мэтт подумал, что сомнения старика связаны именно с этим. Что ж, значит просто нужно верить в силу духа его любимой. В миллионный раз парень задумался об ужасной ситуации, в которой они с Хизер оказались, и вновь невольно спросил себя, было ли это на самом деле. Возможно, он просто стал шизофреником, и все это был какой-то сумасшедший химический дисбаланс в его голове. Единственный раз за весь этот год в его голове промелькнула мысль о том, что можно было бы просто исчезнуть, уйти от всего этого. Он мог развестись с этой женщиной, убраться отсюда подальше и начать все сначала. Идея была привлекательна, потому что теперь против этих тёмных существ он остался один. Но что насчет Хизер, чудесной девушки, которую он любил, красавицы, которая скрасила всю серость его жизни? Как он мог уйти и оставить ее обреченной на существование с демоном, который и так мучал её много месяцев? При мысли об этом, Мэтт почувствовал, как на его глаза наворачиваются слёзы. В тот вечер он твёрдо решил идти до конца.

Страх охватил Мэтта, когда он впервые посетил мавзолей в одиночку. Только чувства к Хизер помогли ему и придали ему силы. К сожалению, несмотря на все его усилия, он услышал Хизер только один раз, но настолько смутно, что это вновь заставило его усомниться в реальности происходящего. Ему пришла в голову мысль, что, возможно, Гас каким-то образом сам подстроил те звуки, которые, как ему казалось, он слышал. Молодой человек вновь подумал о том, чтобы отказаться от своего плана, но в конце концов решил осуществить его, понимая при этом, что рассчитывает только на веру.

По мере приближения Хэллоуина, Мэтт начал искать возможность посещения праздничной вечеринки с друзьями. Он хотел, чтобы это были люди, которых он знал и которые помогли бы немного развеять его страхи. В то же время им необходимо было быть в той части города, что недалеко от кладбища, чтобы они могли быстро добраться туда. Основная идея не изменилась с тех пор, как он впервые упомянул о ней Гасу. Он планировал пригласить свою жену на вечеринку, притвориться пьяным и дождаться подходящего момента, чтобы отвести ее на кладбище. Перед их поездкой туда ей было необходимо выпить как можно больше алкоголя с добавленным в него наркотиком. Из своих исследований Мэтт знал, что до того, как препарат начнет дествовать, должно было пройти 15—20 минут. Они оба должны были пройти к мавзолею, но не входить внутрь пока наркотик не окажет максимального эффекта. Если план сработает, ослабленное состояние женщины даст его Хизер шанс вырваться на свободу и вернуться в свое тело. Мэтт знал, что в этой опасной игре он был неподготовленным новичком против опытных ветеранов, но он должен был попробовать.

За две недели до Хэллоуина он договорился о вечеринке, устроенной их друзьями в доме, который находился в пятнадцати минутах езды от кладбища. Удивительно, но его жене не понравилась идея выходить на улицу в тот день, чего он никак не ожидал. Было ясно, что их планы противоречили друг другу, но потребовалось лишь немного мягкого подталкивания, чтобы заставить ее согласиться, а затем их разговор перешел на костюмы для вечера.

Молодые супруги приехали на вечеринку около девяти часов, и Мэтт сразу заметил, что женщина вела себя нехарактерно цепко. Она была одета в костюм черной кошки, в колготках и свитере с длинными рукавами. Кроме того, у нее были перчатки до локтя, и она купила двухфутовый хвост и милые маленькие ушки. Плотно прилегающая одежда подчеркивала ее сексуальное тело, и с того момента, как они вошли, она привлекла всеобщее внимание. Мэтт знал, что настоящая Хизер отправилась бы флиртовать, но эта женщина осталась рядом с ним.

На заднем дворе устроили импровизированный танцпол и, взяв выпивку, он повел ее туда. Они ненадолго присоединились к энергичной толпе, а затем направились обратно на кухню, чтобы перекусить, и тут Мэтт заметил, что его жена едва пригубила свой бокал.

— У тебя все нормально? — спросил он ее сквозь шум вечеринки.

— Я в порядке, — ответила она, натянуто улыбаясь ему.

Мэтт знал, что весь его план основан на том, чтобы заставить ее проглотить лекарство в нужный момент и забеспокоился, что она играет по своему собственному сценарию, намереваясь оставаться трезвой.

— Тогда выпей, — сказал он и сделал глоток из своего бокала.

С улыбкой она сделала глоток, но, когда она опустила бокал, он увидел, что она выпила очень мало. В течение следующих нескольких часов мало что изменилось. Женщина держалась рядом с ним, танцевала, когда он этого хотел, и очень мало пила. Мэтт видел, что она двигается на автомате, и по выражению ее глаз, когда она не видела его взгляда, он догадывался, что она неотрывно о чем-то думает. Однако всего через несколько минут после одиннадцати все начало меняться.

— Пойдем на кладбище и сделаем это снова. Было так жарко, — прошептала она ему на ухо, в то время как ее рука сжимала его задницу.

— Мммм… ты так возбуждена, — ответил молодой человек.

Мэтт был готов к ее попытке, но его тело все равно отреагировало естественным образом, и парень понял, что само действо скоро произойдет.

— Да… Давай. Давай сделаем это, — умоляла она.

— Нет, слишком холодно. Пойдем домой, залезем под одеяло, — ответил он с легкой улыбкой.

На мгновение Мэтт увидел вспышку гнева в ее глазах, но она быстро восстановила контроль и сказала:

— Пожалуйста… для меня… пожалуйста…

Он посмотрел на нее и заставил улыбнуться, а затем ответил:

— Может быть… Я еще не готов к такой работе.

— Ты будешь готов… Скоро… — заскулила она.

— Выпей, — сказал он.

Мэтт осушил чашку и выжидательно посмотрел на женщину. Ему было приятно видеть, что она делает то же самое, и он знал, что сможет использовать это в своих интересах, когда придет время. Ему необходимо было вызвать в ней беспокойство, зная, что это сделает ее более сговорчивой, поэтому он отвел ее обратно в танцевальную зону и позволил часам отмерять ход времени до полуночи.

Она не отрывала от него глаз и использовала все свои женские уловки, чтобы попытаться подчинить его своей воле. Теперь настала его очередь испытать вспышку гнева, когда он подумал о том, что она отчаянно хотела бросить его в сосуд, тогда как ее муж-демон будет наслаждаться его телом. Потребовалась огромная сила воли, чтобы отпустить этот момент и посмотреть на нее с игривой улыбкой.

Оставалось всего несколько минут до полуночи, когда она прошептала ему на ухо:

— Пошли трахаться.

Мэтт знал, что пора. Прошел год с тех пор, как он потерял любимую девушку, и каждый день он боролся за нее. Теперь эта история подошла к кульминации и все открытия и планы с Гасом — всё вело его именно туда, на старое кладбище, в темный склеп. Эта мысль вызывала волну ужаса, особенно та ее часть, в которой план не сработает.

— Ладно, детка… я хочу трахнуть твои мозги, — ответил он, стараясь, чтобы голос не дрогнул.

— Я хочу, чтобы ты это сделал, — нетерпеливо ответила она.

— Давай еще выпьем и немного потанцуем, а потом пойдем, — сказал он ей и направился на кухню, прежде чем она смогла ответить.

Он надеялся, что она останется в другой комнате и даст ему немного времени, чтобы допить свой напиток, но она последовала за ним. Тем не менее, Мэтт знал, что отступать поздно, поэтому, под предлогом того, что ему нужно налить немного выпивки, он повернулся к женщине спиной и как можно быстрее вытащил из кармана маленький пузырек, который и опрокинул в ее бокал. Когда он обернулся, надеясь, что никто этого не заметил, его всего трясло. Однако все были настолько пьяны, что даже если бы здесь развёрзлись врата в ад — никто бы этого не заметил. Даже Хизер, отвлеченная разговором с парнем, которого он не знал, не обращала на него внимания. Мэтт положил конец их разговору и протянул ей чашку с жидкостью.

— С Хеллоуином! Выпей! — заявил он.

— Да… но давай поторопимся! — ответила она, а затем осушила свой бокал.

Молодой человек внутренне улыбнулся, зная, что теперь начался обратный отсчет. Он планировал остаться на вечеринке до тех пор, пока последствия наркотика не станут очевидны, а затем отправиться в путь. Чтобы добраться до ворот кладбища необходимо пятнадцать минут, и еще пять минут, чтобы дойти до мавзолея, поэтому он знал, что нет смысла торопиться. Он собирался действовать медленно и, если понадобится, задержать ее вне строения, пока не будет уверен, что наркотик полностью подействует.

Через двадцать минут он мог сказать по ее взгляду, что она плывет, поэтому он взял ее за руку и направился к двери.

— Это так безумно! — сказал он с притворным энтузиазмом, когда они выехали.

— Да… это безумно жарко, — ответила она, слегка невнятно.

Мэтт упорно тянул время, останавливаясь на светофорах, поэтому, когда они остановились у ворот, прошло семнадцать минут вместо пятнадцати. Теперь они вместе двинулись к мавзолею. Несколько раз молодой человек останавливался и целовал ее, что не вызывало возражений. Во время последней остановки они были всего в пятидесяти ярдах от здания, и Мэтт видел, что она теряет координацию. Он знал, что наркотик действует, так что они прибудут в мавзолей в самое подходящее время.

— Ты такая красивая! — сказал он ей, когда они подошли к дверям склепа.

— Мммм… я готова… , — ответила она отстраненным голосом.

— Позволь мне поцеловать тебя еще раз, — сказал он и притянул ее к себе.

— Мммм… — простонала она в ответ.

Когда они прервали поцелуй, он проверил свой телефон и увидел, что прошло пятьдесят пять минут. Этого было достаточно, поэтому он медленно повел ее к входу и не удивился, обнаружив, что ворота открыты. Он не был до конца уверен, нужно ли заниматься сексом во время перехода, но решил, что будет делать все точно так же, как и год назад, поэтому отвел ее к алтарю и сорвал ее колготки и стринги до колен. Наркотик заставил ее полностью замолчать, и сначала она держала свое тело на руках, но прежде чем он успел сбросить штаны, она упала на локти. Его рука переместилась к ее красивой гладкой киске, затем он выровнялся и начал неторопливое движение вперед.

— Оооо, — простонал он, когда его член вошел в женщину.

Молодой человек на мгновение остановился, чтобы осмотреться вокруг, поскольку он хотел быть готовым к неизбежной попытке завладеть его телом. Как ни странно, все было тихо, поэтому он начал медленно двигаться внутри женщины. Они трахались уже несколько минут, и с ее губ начали срываться нежные мяуканья. Мэтт попытался вспомнить, как долго он занимался любовью с Хизер в тот раз, прежде чем возникли странные чувства и свет, поскольку теперь это длилось намного дольше, будто сила, таящаяся во тьме склепа, не хотела отпускать его невесту из долгого плена. Он начал задаваться вопросом, произойдет ли что-нибудь вообще, и вскоре в его голову опять закрались сомнения. Возможно, это всегда была просто фантазия его разума, неимеющая никакой реальной основы.

Киска женщины стала такой влажной, что теперь хлюпала в ритме его движения. Как ни странно, его член, который был едва твердым, чтобы войти в нее, когда они начали, вырос и теперь полностью встал. Кроме того, он чувствовал, как его яйца покалывают, что сигнализирует о скором оргазме.

— Трахни меня… — сказала женщина голосом, заполнившим маленькое пространство.

Внезапный звук ее голоса вызвал внезапную дрожь ужаса в молодом человеке, поскольку он не думал, что она была в состоянии говорить так ясно. На мгновение он задумался, действует ли вообще наркотик на демона, а если нет, почувствует ли он объединенный гнев этих тёмных существ? Тем не менее, Мэтт продолжал двигаться, поскольку что-то толкало его вперед. Вскоре он почувствовал, как сжимаются его яйца, и знал, что он всего в нескольких секундах от того, чтобы заполнить киску женщины своим семенем.

В момент кульминации, когда он был в наиболее уязвимом состоянии, волны ужаса, которые он чувствовал раньше, начали вновь проникать в его тело, и появился странный свет, подобный раздутым углям в огне. Его руки впились в ее бедра женщины, сильно прижимая ее к своему телу, но внезапно перед ним промелькнул образ его Хизер, смотрящей на него своей озорной улыбкой, и с силой, которую он не подозревал в себе, он отстранился и бросился к выходу.

Мэтт тяжело упал на влажную землю, у него кружилась голова и ему не хватало воздуха. Сначала он подумал, что это всего лишь последствия секса, но ощущение было другим, как будто часть его тела отсутствовала. Молодой человек не представлял, сколько ему потребовалось времени, чтобы прийти в себя, но, наконец, странные чувства, переполнявшие его, начали исчезать. Он приподнялся на локте, чтобы оценить ситуацию, и заметил в нескольких ярдах от себя фигуру посреди тропинки.

Парень медленно поднялся на ноги и на шатких ногах направился к свернувшемуся телу. Он уже знал, кто это, но все же перевернул её, чтобы подтвердить, что это Хизер. Девушка прерывисто дышала, но в остальном она была в порядке, по крайней мере так ему показалось. Мэтт взял ее на руки и медленно пошел обратно к машине. Все, что они планировали с Гасом, произошло, но пока он не могу с усеренностью сказать, увидела ли Хизер возможность побега и сумела ли она сбежать. Это можно было определить только после того, как закончится действие препарата.

К счастью, по дороге домой они никого не встретили. Оказавшись в квартире, Мэтт раздел Хизер и использовал влажные салфетки, чтобы очистить ее лицо от земли, прежде чем уложил девушку в постель. Парень долго стоял рядом с кроватью, глядя на свою невесту и надеясь увидеть знак, указывающий на то, что его Хизер вернулась, но ответа по-прежнему не было, и, наконец, он прилёг отдохнуть на кушетке.

Мэтт мало спал той ночью, постоянно проверяя спящую девушку, и лишь к полудню она начала подавать признаки пробуждения. Все началось с того, что она начала ворочаться, и когда, наконец, открыла глаза, он сидел в кресле рядом с кроватью и пил кофе.

— Я чувствую себя как в аду, — тихо сказала она.

— Ночь была тяжелой, — ответил он.

— Я… я не помню… всего, — ответила она.

Мэтту хотелось верить, что это настоящая Хизер, и знакомый взгляд ее глаз вселил в него надежду. Тем не менее он знал, что ему нужно что-то более надежное в качестве доказательства.

— Мы были на вечеринке, и ты слишком много выпила, — сказал он ей.

Девушка смущенно посмотрела на него, прежде чем её глаза широко распахнулись, и она взволнованно вскрикнула:

— Я была… в этом месте… с ним…

— В каком месте, Хизер? — спросил Мэтт, пытаясь скрыть волнение.

— Я не знаю… Я не… , — внезапно на ее лице появилось выражение паники, и она свернулась клубком.

— Все в порядке… , — прошептал он и погладил ее по плечу.

— Мне страшно… , — захныкала она.

— Все кончено… все в порядке… , — успокаивая ее, ответил Мэтт.

— Ты уверен… что случилось? — спросила она, дрожа всем телом.

— Поговорим позже… не сейчас… тебе необходимо успокоиться, — ответил он.

Он попытался заставить ее немного отдохнуть, но девушка была слишком нервной, чтобы оставаться в постели. Она встала и направилась в спальню, и то, как она небрежно показала свою наготу, стало дополнительным доказательством того, что это была его Хизер. Через несколько минут она появилась на кухне и сделала себе чашку кофе. Несколько раз она пыталась вовлечь его в обсуждение минувших событий, но он осторожно откладывал разговор на потом.

— Я голодная, — заявила она, допив вторую чашку.

— Чего бы ты хотела? — спросил с улыбкой Мэтт.

— Чизбургер! — открыла Хизер ответный огонь.

Радость молодого человека была безграничной, потому что это была любимая декадентская еда Хизер, а та женщина, с которой он провел последний год, ни разу не выразила желания отведать подобного угощения. Теперь парень был уверен, что получил обратно женщину, которую любил.

Не откладывая, влюбленные пошли в свою любимую закусочную, где она полакомилась бургером. Мэтт чувствовал, что все возможные затяжные эффекты препарата закончились, но все же предложил ей вернуться в квартиру, чтобы она могла еще немного отдохнуть. Он смотрел, как она раздевается, взбивая подушки, а затем позволил своей руке блуждать по ее спине и ягодицам.

— Выспись, и тогда мы сможем поговорить, — сказал он.

Она слегка улыбнулась и ответила:

— Останься со мной.

Молодой человек быстро разделся, и они оба скользнули под одеяло. Мэтт прижал теплое тело девушки к себе и уткнулся носом в ее шею, готовясь погрузиться в сон, но через несколько секунд Хизер прижала его руку к своей груди. Как только его пальцы сжали ее тугие соски, она начала двигать задницей по его бёдрам, от чего его член набух.

— Детка, тебе нужно отдохнуть, — попытался увильнуть он.

— Ты нужен мне внутри, — заявила девушка и повернулась к нему лицом.

Ее рука немедленно обхватила его член, и он позволил ей ласкать себя, пока не оказался у входа в ее киску. Легкий толчок — и он вошёл в ее мокрую щель. Они вместе застонали, и молодая девушка обняла его за шею, соединяясь с любимым в глубоком поцелуе.

— Ты такая тугая… как же хорошо, — прошептал он, когда они оторвались от губ друг друга.

— Да… такое ощущение, что прошла вечность, — заскулила Хизер, и когда почувствовала, что он весь напрягся, она спросила — Как давно это было, Мэтт? Сколько времени прошло… пока я была… там?

— Позже, Хизер, — ответил он.

— Скажи мне, — настаивала она.

Мэтт остановился, с легкой печалью посмотрел в ее прекрасные глаза и сказал:

— Год…

Молодая девушка начала было хихикать, но, увидев его серьезный взгляд, ахнула и сказала:

— О, боже… ты серьезно…

— Да… , — мягко ответил он.

— Как… моя мама… , — тихо ответила она, а затем добавила — И никто не скучал по мне?

Ее слова дали Мэтту понять, что она не знала о произошедшем переходе. Она не осознавала, что демоны вырвали ее душу из тела и держали ее запертой в том, что Гас называл сосудом. Объяснение было ужасным, и он знал, что ему нужно быть осторожным с той информацией, которую ему придётся взвалить на нее.

— Хизер… ты… твое тело все еще было здесь… но не с тобой… , — сказал он и сделал паузу, но поскольку она молчала, он продолжил: — Женщина, похороненная в том склепе… она… она каким-то образом, забрала твое тело и оказалась там, где раньше была…

— Что? — спросила девушка шепотом.

— Я думаю… там, где раньше была твоя душа, — ответил он.

Мгновенно комната наполнилась ее рыданиями, и Мэтт притянул любимую к себе, так что они оказались лицом к лицу. Он нежно гладил ее по волосам, зная, что ей нужно время, чтобы принять все, что произошло.

— Это было так странно… как сон… но не сон… , — выдавила она несколько минут спустя.

— Мне очень жаль, дорогая, — с болью в голосе ответил он и крепче обнял ее, а затем спросил — Ты была напугана?

Мэтт видел, что она обдумывает его вопрос, и потребовалось несколько секунд, прежде чем она ответила:

— Я была скорее смущена, чем напугана… смущена и растеряна…

— Мне очень жаль, — сказал он снова.

Внезапно ее рыдания прекратились, и после глубокого вдоха она почти спокойно сказала:

— Расскажи мне о том, что случилось… об всём.

Мэтт не был уверен, что сейчас лучшее время, но решил удовлетворить ее просьбу. Он начал свой рассказ с вечеринки в честь праздника Хэллоуин в прошлом году и вспомнил все события на кладбище в хронологическом порядке. Потом он рассказал ей о том, как выбрался из мавзолея и о своих подозрениях насчет той женщины. Подробно описал встречу с Гасом и то, как узнал об ужасающей истории склепа и захороненных в нём демонов, и как затем планировал способ освободить ее из их ловушки. В конце он рассказал ей о смерти старого смотрителя и о том, как был напуган своим одиночеством, и как накачал женщину наркотиками в надежде, что так Хизер удастся сбежать. Единственный аспект рассказа, который он пока избегал, — это его близость с той женщиной. Он знал, что однажды ему придётся рассказать и это, но надеялся, что они сначала займутся другими делами.

— Ты спас меня… , — прошептала она, когда он закончил.

— Я люблю тебя… и ни за что не собирался тебя бросать, — ответил молодой человек.

Его слова заставили ее снова заплакать, и Мэтт прижал ее к себе, пока она вновь не была готова к разговору.

— Год… целый год… пленницей… , — захныкала она.

— Прости, милая, — прошептал он ей, а затем нерешительно спросил — На что это было похоже?

— Я не знаю… Я не смогу тебе объяснить… Я имею в виду, что по времени не показалось… что прошёл год, — запнулась она.

— Как ты узнала, что можно выбраться? — спросил Мэтт.

Хизер некоторое время молчала, прежде чем, наконец, неохотно ответить:

— Там был крошечный луч света… даже не светильник… что-то вроде мягкого свечения. Я просто подошла к нему, и следующее, что я осознала — это то, что я здесь в постели.

— Как там было… в том месте… ? — снова спросил Мэтт.

— Я не знаю… Я не могу объяснить… Нет слов… пусто, но не пустота… и он… мужчина… — ответила она.

— Они принадлежали какому-то демоническому культу… он и его жена, — глухо сказал он ей и после паузы спросил — Как он к тебе относился?

Реакция девушки ужаснула Мэтта. Тело Хизер начало странно дрожать, а ее дыхание стало взволнованным и прерывистым. Это был явный признак того, что произошло что-то плохое. Но в то же время Мэтт не мог отделаться от ощущения, что ее реакция выглядит смутно знакомой. Не придав этому особого значения, он просто прижал ее к себе, пока она не успокоилась.

— Понимаешь… Он просто был там… всегда… могущественный… очень могущественный… чистая сила… , — слабо и неопределенно ответила она.

Мэтт обдумывал полученную информацию. Он знал, что ему нужно узнать гораздо больше, но чувствовал, что девушка не хочет говорить об этом. Кроме того, он все еще был очень обеспокоен ее состоянием, поэтому оставил эту тему. Несколько раз он чувствовал, как ее тело напрягалось, как будто она собиралась что-то сказать, но не решалась, и момент проходил. Наконец, она посмотрела ему в глаза, глубоко вздохнула и заговорила.

— Что с той женщиной? Ты прожил с ней год? — спросила она.

— Да… , — ответил он, зная, какой вопрос она задаст следующим.

— Ты… ты занимался этим с ней? — спросила она.

— Да, — ответил он, желая быть полностью честным с Хизер, а затем продолжил — Я не хотел, но Гас был непреклонен в этом вопросе. Ни при каких обстоятельствах они не должны были узнать, что я знаю правду.

— Я понимаю, — ответила она слишком быстро, заставляя его поверить, что они вернутся к этому вопросу.

— Есть еще кое-что, — негромко сказал он и, увидев, как ее брови приподнялись, добавил — Посмотри на свой палец, Хизер. Мы женаты.

— Ты женился на ней? — вскрикнула она потрясенно.

— Мне было нужно… избавить ее от подозрений. Нужно было ослабить ее защиту, чтобы у тебя был шанс выбраться, — защищаясь, ответил Мэтт, а затем пояснил — Но мы лишь расписались. Венчания не было.

— Мы не женаты… ты женат… на демоне, — сказала она резко.

— Я сделал то, что считал лучшим… для тебя… , — нервно ответил он.

Хизер положила руку Мэтту на шею, прижала его голову к своей груди и стала гладить его по волосам. Однако вскоре она оттолкнула его и нашла его губы своими. В считаные минуты их поцелуи стали невероятно страстными, тихие вздохи срывались с ее губ. Мэтт был доволен тем, что рассказал ей все, и плохое, и хорошее, и, казалось, не повредил их отношениям.

— Трахни меня, — потребовала девушка, дергая его за руку.

Молодой человек быстро устроился между ее ног и нашел ее мокрую дырочку. Руки Хизер легли на его бедра и заставили их двигаться. Казалось теперь она была готова к близости. На мгновение Мэтт задался вопросом, не стало ли столь быстрое изменение в ее поведении результатом их разговора, но после нескольких сильных ударов чудесное ощущение ее киски погасило все другие мысли.

— Милая, я так скучал по твоей киске! — заявил парень, подстраиваясь под ритм ее толчков.

Мэтт продержался всего несколько минут, прежде чем потерял контроль и выбросил свою сперму в ее глубины. Она дала ему несколько минут, чтобы прийти в себя, а затем взобралась на него и оседлала его член, глядя в его глаза влюбленным взглядом. Ощущение ее киски было таким потрясающим, а ее взгляд настолько чувственным, что вскоре парень вновь испытал оргазм. После этого они некоторое время обнимались, а затем погрузились в спокойный сон.

Позже Мэтт проснулся и тихо поднялся с кровати, плотно прикрыв девушку одеялом. Пройдя на кухню, он заварил чай, а затем перешел в их маленькую гостиную. Не желая беспокоить спящую жену, он выключил телевизор и просто уставился в стену, размышляя обо всем, что произошло. Ему пришлось признать, что выздоровление Хизер было чем-то вроде чуда, и ему очень хотелось, чтобы Гас был жив, чтобы увидеть их успех. Ведь они знали так мало, и много всего могло пойти не так. Мэтт подумал о том, что возможно, происшедшее только укрепит их связь с Хизер, и они смогут прожить вместе целую жизнь.

Потом он подумал о мавзолее и о том, что с ним делать. Он все еще представлял собой ловушку для любого невинного человека, который мог оказаться там 1 ноября. Имея знание, полученное такой ценой, Мэтт чувствовал себя обязанным сделать так, чтобы этого не произошло. Однако он не знал, как именно поступить, и отложил этот вопрос на время.

Молодой человек предавался раздумьям больше часа, когда услышал звуки, исходящие из спальни. Обеспокоенный, он встал, чтобы проверить Хизер и, подойдя к двери, увидел довольно странную, хотя и возбуждающую картину. Одеяло было сброшено с девушки, которая распростёрлась на постели, широко раздвигая ноги. Чувственные стоны и всхлипы срывались с ее прекрасных губ, а ее обнаженное тело с блестящей киской выглядело так сексуально, что он испытал неимоверное желание присоединился к ней. Внезапно Мэтту пришла в голову странная мысль, которая отозвалась холодком в его позвоночнике. Хизер выглядела так, будто страстно занималась с кем-то любовью, жарко и целиком отдаваясь невидимому любовнику. Вскоре ее крики и стоны усилились, и Мэтт понял, что наблюдает за ней во время сексуального сна. Девушка не достигла оргазма во время их вчерашних занятий любовью, и, учитывая время, проведенное ею в сосуде, он предположил, что ее либидо было на пределе. Он улыбнулся, думая об их будущих занятиях любовью, и обещая себе, что в следующий раз будет давать ей столько оргазмов, сколько она сможет выдержать.

— Мммм… оооо… даааа… возьми меня, — громко и открыто стонала Хизер, и ее руки внезапно поднялись над ее головой, вновь создавая иллюзию, что сверху на ней лежал мужчина.

Мэтт никогда не видел, чтобы она мастурбировала, и даже не подозревал, что ей могут сниться эротические сны. Заинтригованный, он сделал несколько шагов в комнату и даже в тусклом свете уличных фонарей увидел ее тело, покрытое легкими бисеринками пота. Несомненно, во сне она хорошо трахалась, и ей это безумно нравилось. Через несколько секунд ее колени подтянулись к груди, и когда Мэтт бросил взгляд между ее ног, на мгновение ему показалось, что губки ее киски вздрагивают и расходятся под напором невидимого члена. Молодого человека охватила нервная дрожь, однако, прежде чем он смог подойти ближе, Хизер внезапно забилась в оргазме, и честно говоря, это был один из самых сокрушительных и диких оргазмов, которые он у нее видел.

— Ааааа… Даааааа… Боже, дааа… , — она задыхалась, а ее тело корчилось в конвульсиях непереносимого наслаждения.

Ее руки, все еще находящиеся над головой, крепко сжались в замок, пока ее освобождение не начало ослабевать. Затем, с последним всхлипом, она перекатилась на бок и свернулась в клубок, продолжая что-то бессвязно бормотать. С бушующей эрекцией Мэтт накрыл ее одеялом и вернулся в гостиную.

На следующее утро Хизер сама разбудила его, чтобы заняться любовью, но ему стоило определенных усилий довести ее до оргазма. Позже, когда они обнимались, он вновь попытался поговорить с ней о сосуде. Однако, теперь она неизменно уклонялась от этой темы и направляла разговор на брак, на «настоящий брак», как она выразилась. Девушка очень ясно дала понять, что они будут венчаться в католической церкви, и что она получит новое кольцо.

Мэтт изо всех сил старался убедить ее записаться на прием к врачу, поскольку она пережила очень многое, как морально, так и физически. Поначалу она упорно отказывалась, но после нескольких разговоров начала принимать эту идею, однако, когда она наконец позвонила, чтобы договориться о встрече, выяснилось, что ближайшая запись возможна лишь через три недели.

— Что ты думаешь? — спросила она, прижимая телефон к груди.

— Иди! Это лучше, чем ничего, — ответил Мэтт, и она вернулась к разговору.

Другой грандиозной проблемой, вставшей перед Хизер, стала задача справиться с потерянным годом. Возникали трудности определенного рода при общении с людьми, особенно с теми, с которыми она недавно познакомилась. Поддержка Мэтта, конечно, играла свою роль, но в большинстве ситуаций ей приходилось использовать свою беззаботную личность. Кроме того, ее возвращение в колледж оказалось проблемным, и Хизер не скрывала своего гнева из-за безразличного отношения к ее успеваемости женщины-демона. Несмотря на эти проблемы, молодой человек был доволен тем, как быстро они привели свою жизнь в норму. Откровенно говоря, он ожидал долгого периода времени, наполненного страхом и замешательством, но каким-то образом Хизер очень быстро приняла ситуацию и вернулась в зону комфорта с окружающими ее людьми.

Мэтт спокойно спал после долгого рабочего дня, когда его сон внезапно был прерван звуками, источник которых молодой человек не сразу смог осознать. Сначала он подумал, что эти звуки доносятся с улицы, но затем внезапно понял, что они исходят от Хизер. Измученная учебой, она рано легла спать, а он присоединился к ней несколько часов спустя. Мысли разбудить ее для занятий любовью исчезли, едва он увидел спокойное выражение ее лица и услышал ее мягкое дыхание. Мэтт просто решил дать ей поспать.

— Мммм… , — чувственно вздохнула девушка, отчего молодой человек повернулся к ней.

Его прекрасная жена уже сняла свои трусики и укороченную футболку, стянула с себя одеяло и теперь лежала на спине полностью обнаженной. На мгновение ему показалось, что ее сексуальное внимание направлено на него, но, присмотревшись, увидел, что ее глаза остаются закрытыми. Парень собирался коснуться ее плеча, когда она внезапно издала еще один чувственный стон, а ее ноги медленно раздвинулись. Мэтт вспомнил эротический сон, который он наблюдал у неё почти неделю назад, и подумал, что вот-вот станет свидетелем чего-то подобного. Несколько минут тело девушки сладостно дрожало, будто в предвкушении секса, а из ее груди вырывались возбужденные стоны и хныканье. Мэтт почувствовал, как его член напрягся и натянул боксеры.

— Хизер? — позвал он шепотом.

Ответа не последовало, и он все еще размышлял, что делать, как вдруг она выгнула спину, а ее ноги буквально разлетелись:

— Ааааа… Ммммм… , — чувственные всхлипы Хизер едва не свели парня с ума.

Постепенно на смену мягких чувственных стонов пришли крики и рыдания, пока незримый любовник ее мечты яростно трахал ее. Затем, как и раньше, ее руки оторвались от постели и поднялись над головой, обнимая и лаская любовника из снов. Хотя Мэтт был очень возбужден, он также был сбит с толку тем, что видел, и знал, что ему нужно расспросить ее утром. Он думал, что всё закончится также, как и в прошлый раз, но вскоре увидел, как ее брови нахмурились, а лицо исказилось. Мэтт испугался, что ей плохо и схватил ее за плечи.

— Хизер?! — крикнул он — Проснись!

Какое-то время девушка не подавала признаков жизни, но, когда он сильно сжал ее руку, глаза Хизер распахнулись. Её взгляд выражал полнейшее безумие.

— Нет… нет… , — закричала она, отбросив его руку.

— Хизер! Что с тобой? — закричал в отчаянии Мэтт.

— Ооооо… Ммммм… даааа… , — она громко кричала в оргазме, пока ее глаза медленно закатились.

— О, Господи! — пробормотал Мэтт и притянул ее к себе.

— Это он… нет… о нет… , — простонала она в ужасе, уже полностью придя в себя.

Молодая девушка дрожала, прижавшись своим телом к телу Мэтта. Обняв его за шею, Хизер начала неудержимо рыдать. Зрелище было таким сильным, что он не мог не оглянуться через ее плечо, чтобы убедиться, что в комнате никого нет. Чувства чужого присутствия сейчас почти не было, однако его инстинкты подсказали ему, что она говорила о демоне, которому каким-то образом удалось вырваться из оков сосуда, чтобы мучить Хизер. Через несколько минут к девушке, наконец, вернулось самообладание. Все еще обнимая любимую, Мэтт решился задать несколько вопросов.

— Это был тот… мужчина… из мавзолея? — спросил он.

— Да… , — прошептала она.

— И он… эээ… занимался с тобой сексом? — аккуратно подтолкнул он.

— Да… , — всхлипнула она, прижимаясь к нему поближе.

— Хизер… это ведь не в первый раз? Я хочу сказать, что видел тебя такой раньше… несколько дней назад. Сколько всего раз он появлялся? — спросил Мэтт.

Некоторое время она молчала, прежде чем, наконец, тихо сказала:

— Я не знаю… четыре, наверное…

— Он был в твоих снах четыре раза с тех пор, как ты сбежала? — уточнил парень.

— Да… , — ответила девушка, спрятав лицо у него на груди.

Молодой аспирант долго обдумывал все последствия ее слов, прежде чем наконец спросил:

— Сколько… сколько раз вы были… вместе… там… в сосуде?

Он почувствовал, как она напряглась. Внезапно она вырвалась из его объятий и отодвинулась от него:

— Почему это происходит? Я думала, что всё позади…

Мэтт переместился за ней к центру кровати и снова обнял ее. Они долго лежали в тишине, но он знал, что, если им суждено двигаться вперед, он должен знать все, как бы тяжело это ни было.

— Хизер, пожалуйста, расскажи мне, что случилось там. Я хочу помочь и уж точно не виню тебя ни в чем, — прошептал он.

Последовало еще большее молчание, и он как раз собирался подтолкнуть ее снова, когда она наконец сказала:

— Он… он просто взял меня, Мэтт. Ты не представляешь, как это… сила. Я пыталась бороться с ним, но была так напугана… а он… такой безжалостный. Он… он знает… как получить это…

Ее слова ранили молодого человека больше, чем он думал, хотя он и не был удивлен. Ему вспомнились намеки и недоговорки Гаса, но парень почувствовал благодарность к старику за его молчание. Мэтт ясно понимал, что знание он о том, что происходит между Хизер и демоном там, в сосуде было бы невыносимой пыткой. А теперь он чувствовал себя так, словно сам отдал ее демону и позволил ей вытерпеть ее ужасную судьбу.

— Прости меня, Хизер. Я знаю, что ты боролась до последнего. Мне очень жаль, — глухим голосом ответил он.

К молодой девушке вернулись силы, и она повернулась к нему лицом. Она посмотрела ему прямо в глаза, как будто оценивая его искренность.

— Он знает обо мне все… каждый, даже самый маленький секрет. Он вторгся в меня… в мое существо… и затем использовал все, что узнал… , — сказала она ему.

— Использовал для чего? — спросил Мэтт.

— Чтобы добиться меня… взять меня… взять то, что он хотел… , — ответила она, и, несмотря на неопределенность фразы, молодой человек понял ее смысл.

Мэтт хотел задавать вопросы, не показывая осуждения, но был слишком сильно сбит с толку, поэтому спросил:

— У тебя не было тела… у вас не было тел. Как… я имею в виду… как это случилось?

— Трудно объяснить… как чувства… как наш дух… как… , — начала она.

— Ваши души? — прервал он ее, вспоминая теорию Гаса.

— Да… вот так, и это было невероятно сильно, — объяснила она, покраснев.

— Что… что он знает… что он узнал о тебе? — спросил Мэтт, вспомнив ее предыдущий комментарий.

— То, что ты хранишь внутри и никому не рассказываешь… ни родителям, ни друзьям, ни священнику, ни любовнику… ни мужу. Самые интимные вещи… , — ответила она тихо.

— Как он использовал… эти вещи? — наивно спросил Мэтт.

— Чтобы заставить меня… возбудиться… и сделать это… , — ответила Хихер, все еще глядя ему в лицо.

Внезапно он вспомнил картины ее наслаждения с демоном в их постели, и, прежде чем остановиться, выстрелил:

— Черт, Хизер! Я тоже занимался сексом с этой женщиной, но это была… необходимость… чтобы вытащить тебя оттуда! А ты там занимаешься любовью с этим ублюдком!

Мгновенно на лице молодой девушки отразилась глубокая боль, она упала на кровать и свернулась в клубок. Мэтт отпустил ее, но услышав, что она плачет, подошел ближе и обнял ее за плечи.

— Я не хотела, чтобы это случилось… Я была напугана… смущена… он был таким сильным… Я думала, что все кончено… , — захныкала она прежде, чем он смог что-либо сказать.

— Я знаю… Прости меня. Это было жестоко с моей стороны, — ответил он, а затем добавил успокаивающим голосом — Мы должны придумать, как это остановить.

Каким-то образом им удалось заснуть, хотя сон обоих был беспокоен. На следующее утро Мэтт был готов обсудить еще кое-что, но, увидев несчастное выражение ее лица, когда она вышла из спальни, он решил подождать. Вместо этого они потягивали кофе, в тишине, и тогда Хизер наконец заговорила об этом.

— Что теперь? — спросила она.

— Нам нужно придумать, как это закончить. Возможно, нам придется разрушить мавзолей, — ответил он, довольный тем, что они общаются.

— Хорошо… , — ответила девушка, а затем, после паузы, сказала — Мы должны сделать это. Что, если кто-то еще наткнется на их ловушку?

Мэтт кивнул, и, раз уж она была откровенна, он решил узнать дополнительную информацию:

— Расскажи мне больше о том, что там… что ты узнала… о нем.

Ее лицо стало спокойно-задумчивым, и через несколько секунд она ответила:

— Я знаю, что это прозвучит глупо, но не так уж и много. На самом деле мне не показалось, что я пробыла там так долго. Я знаю, что его звали Бернард, и он состоял в каком-то культе Моред, но… когда он приходил ко мне, мы больше говорили о…

— О тебе? — спросил молодой человек, когда она замолчала.

— Да… , — ответила она, и на ее лице промелькнуло обеспокоенное выражение.

— Хизер, не надо. Это не твоя вина. Мне стыдно за то, что я сказал вчера вечером, — сказал он ей, и его слова вызвали у нее слабую улыбку.

Взяв ее за руку, он продолжил — Что означает Моред?

— Это что-то на латыни, но я точно не помню. Они думали, что могут победить смерть, — объяснила она, понизив голос.

— Боже мой… я думаю у них это получилось… по крайней мере, у него и его жены. Они забрали брата Гаса с женой… и тебя… почти забрали тебя, — ответил Мэтт, все еще пытаясь принять то, что казалось невероятным.

— Я хочу, чтобы это закончилось, — сказала Хизер, и Мэтт увидел, как ее глаза умоляют его найти решение.

Несмотря на то, что демон мог манипулировать его женой, этот разговор принес ему облегчение, так как молодой человек думал, что между ними больше нет тайн. Вместо того, чтобы зацикливаться на последних событиях, они решили провести весь день вместе. Влюбленные сделали покупки, пообедали, насладились парком и музеем, прежде чем вернуться в квартиру.

Солнце клонилось к закату, когда они переступили порог своей комнаты. Хизер приготовила легкий ужин, а затем они устроились на диване, где допили бутылку вина и посмотрели фильм. Едва кино закончилось, как мягкое мурлыканье его девушки показало парню, что она спит. Мэтт посмотрел на ее ангельское лицо, покоящееся на его груди и в который раз осознал, что, несмотря на все случившееся, им крупно повезло. Он подумал о предстоящей церковной церемонии и о необходимости купить ей новое кольцо. Эта мысль заставила его взглянуть на ее палец, и маленький камешек в небольшом ободке на ее пальце напомнил ему, почему он выбрал что-то настолько простое. Ему было неудобно жениться на самозванке. Затем, как молния, прорезавшая темное небо, его осенила мысль, что это единственная физическая связь между Хизер и демонами.

— Хизер… Хизер… проснись! — потребовал он, тряся ее за плечо.

— Что? Что случилось? — спросила она, в то время как ее глаза метались по комнате.

— У меня есть идея… мысль… о том, как он до тебя добирается, — взволнованно ответил молодой человек.

— Как? — спросила она, вся во внимание.

— Кольцо… это связь между тобой и ними… может быть через кольцо! — воскликнул он.

— Дерьмо! — воскликнула она и тут же стала стаскивать его с пальца. Когда ей это удалось, она бросила его на журнальный столик и сказала — В любом случае, оно было отвратительным.

Мэтт поднял кольцо, подошел к своему столу и положил его внутрь ящика. Он вернулся к жене, притянул ее к себе и нежно поцеловал в губы.

— Давай скрестим пальцы, — сказал он.

— Я не думаю, что мы должны. Я уже чувствую себя по-другому, — сказала Хизер и, когда он вопросительно поднял брови, добавила — Как будто тяжесть свалилась на меня… с моих плеч.

Мэтт подумал, что она, возможно, просто испытывает эйфорию от найденного решения, поэтому предупредил:

— Хорошо… но давай подождем немного. Убедись, что он не вернется.

Всю следующую неделю они сидели, словно на яичной скорлупе, и ждали, сможет ли удаление кольца освободить ее из лап демона. В это время они встретились со священником, который был приятно взволнован, увидев, что два хороших католика хотят пожениться в церкви, и назначил им дату на начало января. Кроме того, они, наконец, выбрали индивидуальный дизайн для свадебного кольца, такой как она хотела. Это было на пределе их бюджета, и Мэтт знал, что у него мало места для маневра, чтобы закончить школу и начать работу, но, зная о том, что она пережила, он считал, что этот день должен стать самым особенным в их жизни.

Хизер продолжала утверждать, что она чувствует облегчение после того, как сняла кольцо. Девушка, казалось, была уверена, что именно оно было центральным звеном для сексуальных посещений демона. Постепенно Мэтт тоже поверил в это, и их обсуждение перешло к мавзолею. Они много обсуждали, что им делать, но теперь, когда молодая женщина перестала испытывать давление, решили оставить это дело.

Наконец пришло время навестить врача. Они пошли вместе, но Мэтт остался в комнате ожидания, пока она проходила серию тестов. По их завершении они встретились с 40-летней женщиной-врачом в небольшом конференц-зале.

— Хизер, ты знаешь, что беременна? — спросила врач после обмена любезностями.

— Эээ… что? Нет… , — удивленно произнесла девушка.

— Да, срок пока небольшой. Всего несколько недель, — пояснила врач.

— Несколько — это сколько? — потребовала ответа Хизер.

Врач, чувствуя проблему, испытывала явное неудобство, но ответила:

— От трех до шести недель. Трудно сказать точнее на таком сроке.

— Понятно… , — ответила Хизер.

— Я чувствую, что это неожиданно для вас обоих. В анкете ты написала, что использовала имплант… Импланон. Как долго он у тебя? — спросила врач.

— Не знаю… это было… эээ… Думаю, в июле, так что три года и четыре месяца… может быть, пять, — ответила она.

— Что ж, боюсь, срок действия истек. Тебе нужно направление на консультацию? — спросила врач.

— Нет… я в порядке… , — ответила Хизер.

— Хорошо, когда будешь готова, запишись на прием, и мы удалим имплант, — посоветовала врач.

По дороге домой Хизер почти не разговаривала, и Мэтт подозревал, что знает, о чем она думает. Конечно же, как только они вошли в дверь, она взорвалась.

— Ты сбил ее. Она забеременела от тебя, пока я была… в ловушке! — крикнула она.

Мэтт, у которого было время подготовиться, ответил:

— Нет! Он наш. Врач сказал, что от трех до шести недель, а это значит, что он наш.

Вместо того, чтобы успокоить ее, как он ожидал, его слова, казалось, только воспламенили ее, и она снова начала:

— Вот именно, что от трёх до шести! Срок еще не прошел! Это… дерьмо, Мэтт… дерьмо! Ты хоть думал о защите? Черт! Я ношу ребенка-демона.

Мэтт знал, что она поставила противозачаточный имплант до того, как они стали супружеской парой, но поскольку она ясно дала понять, что у нее есть защита, когда они стали встречаться, он никогда не думал об этом. Тем не менее, молодой человек почувствовал себя виноватым, когда понял, что прошел год, а он ни разу не подумал о риске.

— Хезер, это была ты, но в то же время не ты. Я знаю, что тебе было гораздо хуже, но и меня это очень сбивало с толку, — заявил он.

— К черту это, Мэтт! К черту это. Ты трахнул и сбил ее, — ответила она, используя слова, которые он редко слышал.

Разгневанный молодой человек ответил с таким же жаром:

— Правда? Правда? А ты уверена, что твой любовник не сделал тебе ребенка там, пока ты скакала на его члене? Может быть, именно поэтому он и продолжал появляться!

Вместо того, чтобы ответить, Хизер странно посмотрела на него, а затем медленно поднялась и исчезла в спальне. Она закрыла за собой дверь, что дало ему возможность подумать об их обмене репликами. Он знал, что слишком остро отреагировал, учитывая ее состояние, но ее резкие слова ранили его психику, учитывая все, с чем он имел дело, и прошло несколько минут, прежде чем он последовал за ней.

Он нашел ее на постели, сел рядом и нежно погладил ее по спине, прежде чем коротко сказать:

— Прости.

Сначала она не ответила, но через несколько секунд повернулась к нему и сказала:

— Боже мой, Мэтт… Чей это ребенок? Наш? Твой с ней… или…

—… твой с ним, — ответил он, чтобы заполнить пробел.

— Дерьмо! — закричала девушка в отчаянии.

Внезапно волна эмоциональной энергии прокатилась по душе молодого человека, и он ответил:

— Послушай, Хизер. Это наш ребенок. У них никогда не было детей — ни тогда, когда они были живы, ни тогда, когда они украли тела той бедной пары. Они не хотели детей, значит, ребенок наш. Точка!

Его непреклонное заявление заставило ее замолчать, и она некоторое время со странной задумчивостью смотрела на него, прежде чем ответить:

— Хорошо.

Прошло два месяца с тех пор, как врач сообщил им о беременности Хизер. Тем временем она получила свое кольцо, и влюбленные обвенчались на прекрасной церковной церемонии. Хизер излучала мягкое сияние в своем свадебном платье, но только Мэтт знал, что ее крошечные розовые соски стали кроваво-красными в результате той жизни, которую она теперь носила в своём животике. Каким-то чудом, без дальнейших визитов демонов, невероятные события последних месяцев быстро улетучивались из их памяти, и их мысли сосредоточились на будущем. Вскоре у них будет ребенок — мальчик, если тесты окажутся точными — а Мэтт, наконец, получит работу. Хизер очень хотела закончить колледж, стать мамой и построить дом, о котором всегда мечтала.

На лице Мэтта играла счастливая улыбка, когда он возвращался домой, размышляя обо всем, что ждет его в будущем. Раньше освободившись от обязанностей преподавателя, он надеялся провести немного больше времени со своей красивой женой в этот день. Однако, открыв входную дверь и войдя внутрь, он был удивлен, услышав хныканье, исходящее из ванной. Мэтт молча двинулся к двери ванной комнаты, возбужденный тем, что он мог там найти, и тихо заглянул внутрь.

Даже через непрозрачную занавеску для душа было ясно, что его жена находится под струями воды, и судя по характеру звуков, находится в состоянии сильнейшего сексуального возбуждения. Улыбка засияла на его лице, когда он шагнул к ванне, медленно отодвигая пластиковый лист в сторону.

Сцена, открывшаяся перед Мэттом, мгновенно привела его в состояние шока. Молодой человек почувствовал волну неизбывного ужаса, а волосы на его голове зашевелились… Его Хизер, запрокинув голову назад и закрыв глаза, прижималась телом к дальней стене ванной, а ее задница отчаянно двигалась то вперед, то назад в быстром ритме. Киска молодой женщины хлюпала от переполнявших ее соков, а ее половые губки отчётливо расходились в стороны, позволяя призрачному любовнику глубоко проникать в ее тело. Глубокие чувственные всхлипы наслаждения срывались с полуоткрытых губ Хизер в явном ритме ее страстных занятий любовью. Мгновенно мысли Мэтта обратились к мавзолею и демону, которому каким-то образом вновь удалось проникнуть в их мир. Мэтт задавался вопросами, как мужчине из сосуда удалось вернуться и как теперь ему спасти свою жену от его тёмного сексуального воздействия. Однако, едва обретя способность двигаться, он вновь застыл на месте, с изумлением смотря на левую руку своей жены, на изящный палец которой было надето простое кольцо, то самое, которое он положил в ящик стола много месяцев назад.