шлюхи Екатеринбурга

Месть мачехи

Молодые, можно сказать совсем зелёные студенты Лиля со Стасиком решили начать совместную жизнь. Проще говоря, создать семью — ячейку общества. Ну так студенты же, а значит, по определению, нищета без гроша в кармане. Не совсем нищета, родаки подкидывают изредка на карманные расходы. Лилька иногородняя, ей родители переводы шлют, убеждённые, что в городе жизнь ох какая дорогущая. Ну, а Стасу помогает папаня, с которым совместно он и проживал. Квартирка у папы, что при коммунистах, что при демократах подвизающегося в верхах, приличная, места полно. На этой же жилплощади проживала и молодая жена папани, то есть мачеха Стаса. Тётка нормальная, на личное пространство пасынка не претендующая и даже отмазывающая его перед папаней, когда, бывало, Стас влетал в косяки.

Едва сын поставил отца в известность о своих планах создать семью, папаня страшно возбудился и поначалу едва не разрушил сыновье счастье. Успокоился, приняв на грудь примерно триста граммов коньяка, а всякую пакость пить не привык, и сохранил лицо, поддавшись на уговоры сына и молодой жены.

— Чёрт с вами, живите! Но ты, Наташа, отвечаешь за них. А чтобы тебе было легче их контролировать, пусть живут с нами. Место есть. И нечего тратить деньги на съёмное жильё. А ты, сынок, начинай думать, как будешь содержать семью.

— А чего думать?Переведусь на заочное и работать пойду.

— Слова не мальчика, но мужа. — Батя поднял вверх указующий перст. — А работать пойдёшь ко мне на фирму. Без обсуждений и без вариантов.

И запил это решение ещё одной стопкой коньяка.

И стали жить-поживать в теремке четверо. Лилька со свёкром скорешилась на удивление быстро. И с мачехой Стаса нашла общий язык. Идиллия. Но, как говорят знающе люди, в тихом омуте много чего можно найти, если присмотреться.

Как-то Стас вернулся домой не во время. Рано пришёл, когда его никто не ждал. И застал картину маслом, как говорил один из героев фильма про послевоенную Одессу.

Тихонько открыв двери, точно зная, что Лилька должна быть дома, приготовил ей сюрприз. Сюрприз не удался. Точнее, не совсем удался. Ещё точнее, это сам Стас получил сюрприз от бати и жены.

Лилька, как настоящая домохозяйка, была на кухне, готовила мужу этот самый сюрприз. Только вот стояла у плиты полностью голой. А сзади неё пристроился папаня точно в таком же костюме Адама, в каком то ходил пока не слопал яблоко с запретного дерева. И натягивал папаня свою сноху, по совместительству Стасову жену. А та крутила жопой и радостно хихикала, пока свёкор-батюшка своим пестиком толок чего-то в её ступке. Ну так на кухне же всегда есть необходимость чего-то потолочь. А может миксером взбивал чего-то. Кто теперь точно скажет.

От увиденного Стас слегка опешил.

Правда, хватило ума не устраивать разборки, становясь в позу. Всё же пока на папиной шее сидишь, не особо с ним поспоришь по любому поводу. Какой дурак станет подрывать свою материальную базу. Включив заднюю передачу и тихонечко сдав назад, прикрыл дверь и сделал вид, что он ещё на работе. Сердечко щемило от обиды на предательство отца и любимой.

Побродив до вечера по городу, пришёл домой в ту пору, когда на улицах уже загорались фонари. Выслушивая от жены и от отца слова обеспокоенности за его долгое отсутствие, старался найти на их лицах следы раскаяния за содеянное, и не находил. Будто они не сделали чего-то предосудительного, вроде как просто высморкались.

Первый раз за всё время семейной жизни Стас не полез к жене с требованием секса. Та даже удивилась. Видать приготовила очередную отговорку, а та и не пригодилась.

Прошло несколько дней в течение которых Стас изыскивал способы отомстить отцу и жене-изменнице. Жене отомстить было проще, а вот к халявным денежкам, прилетающим от бати привык и терять их ох как не хотелось. Никак не приходил в голову план, как отпилить сук, на котором сидишь и не пиздануться жопой об землю.

Стас вернулся с работы и опять рано. Правда сюрприз потому и так и называется, что получаешь его не каждый день. Ни отца, ни жены дома не было. На кухне мачеха курила, запивая каждую затяжку глотком кофе. И то, и другое очень уважала. Могла за день выпить хрен знает сколько чашек кофе и выкурить пачку сигарет. И опять же не дрянь какую вроде "Примы" курила. Имела доступ к нормальным товарам в магазине беспошлинной торговли в порту. Посмотрела на пасынка

— Что мрачный такой? Который день как не в себе. С женой поругался?

Видать накипело, скопилось в душе и Стас сам не заметил, как рассказал мачехе про всё, чему был свидетелем, про свои думы и планы мести. И закончил тираду словами

— Разведусь с изменницей!

Мачеха посмотрела на пасынка, покачала головой

— Дурной ты, Стасик. Ну кто же так мстит? Месть должна быть равноценной. Нужно дать зеркальный ответ.

Стас удивился

— Как это?

— Молча, Стасик, молча. Твою жену трахнули, ты в ответ трахни его жену.

— А кто…

Стас выпал в осадок. Кто жена отца? Правильно, мачеха. Вот она стоит и с усмешкой смотрит на пасынка, ожидая от него то ли слов, то ли действий. Не дождалась.

Я вздохнула: Точно папенькин сынок. Пока не пнёшь — не полетит. И что за мужик нынче пошёл такой нерешительный, робкий. Всё самой делать нужно. Эх, где моя молодость!

— Стас, ты согласен, что зло должно быть наказано?

Сама рукой за ширинку. Через ткань брюк чётко ощущалось что-то довольно приличного размера. Правда, пока в вялом состоянии. Ну так дело техники, поднимем. Не в первый и не в последний раз такое делать приходится.

Пасынок, оторопев, видимо от удовольствия, хриплым голосом прокаркал

— Наташ…Ты это…

— Что это, глупенький? Или ты не собираешься мстить? Ты мужчина или тряпка? Ну, смелее. Тебе женщина отдаётся сама, так бери. Или ты считаешь меня слишком старой? Страшной?

— Нет, — Стас наконец-то справился со спазмом, перехватившем горло, — что ты! Ты красивая, Наташ. И вовсе не старая.

— Ну так смелее, сынок!

Нет, не дождёшься от этого увальня решительных действий. Присела перед пасынком на корточки, сдёрнула с него штаны. Тот и маму позвать не успел. А ничего у него приборчик. По крайней мере побольше будет, чем у его папаши. И значительно твёрже. Вот что значит молодость. х, головка какая красная! Крайняя плоть отошла, полностью обнажив эту, так похожую на редиску, оконечность осеменителя. Мысленно хихикнула, вспомнив эту побасёнку времён молодости. Так захотелось взять её в рот, насадиться до самого горла, вспомнив времена общажной молодости и пососульки. Когда-то считалась лучшей минетчицей института. Не можно. С таким рохлей нельзя сразу проявлять активность. Не поймёт, испугается. Ссыкун!

— Стас, не стой столбом! Помоги женщине раздеться. И сам раздевайся.

Господи! Если он и с женой такой валенок, ничего удивительного в том, что та со свёкром трахается. От такого мужа кому угодно подставишь. Ну вот, кажется начал шевелиться.

Нет, всё же придётся всё брать в свои слабые женские руки. Не мужик бабу, баба мужика раздела и на себя затащила.

Колготки с меня снять я ему не позволила, неумеха, порвёт ещё. Приспустил до середины бёдер и ладно. Жопа голая, к складкам пещерки доступ есть, так зачем совсем колготы снимать. Вот лифчик снять не успела. Этот тормоз, точнее, медленный газ, мог бы догадаться, что женщине приятно, когда ласкают её грудь. А пасынок-то у меня ничего, долбит нормально. И отросток в самый раз по моей лунке. Ни ноготочка излишка, ни волосинки недостатка. Ходит плотно, будто поршень в цилиндре. Ооо! Мальчик и не думает спускать, хотя я уже и отстрелялась. Надо поменять место и позу. Всё же на голом столе спиной не в кайф лежать. Да и скользишь по полировке.

— Стас, Стасик! Подожди! Давай я не так встану.

Вот так значительно лучше. Пусть с тыльной стороны пошалит парнишка. Ишь, как в жопу вцепился, будто потерять боится. Синяки бы не оставил. Да и плевать. Как бы намекнуть, что мне нравится, когда меня, будто лошадку, подгоняют шлепками. Испугается, подумает, что извращенка какая. Оххх! Хорошо! Так бы лежала и лежала, мстила и мстила. Жаль, что малец решил прекратить месть. Хоть догадался не спускать в меня. Не люблю я эти сопли от малознакомого мужчины. Вот станем несколько ближе, тогда посмотрим.

Ой, как засмущался пасынок! Смех и грех. Сама скромность. Быстро, будто солдатик по тревоге, натянул штанишки и сквозанул к себе в комнату. Теперь переживать будет, что наставил папеньке рога.

Наташка вспомнила, как буквально несколько дней назад устроила мужу небольшой скандальчик, узнав о его шалостях со снохой. Пусть и было это ей безразлично, но принцип "Моё не замай!" нужно соблюдать. Иначе мужик распояшется. Тем более, что она была стороной нападения, а муж лишь оправдывался. Кроме материальных извинений, вытребовала себе право отомстить. Нет, не мужу. Как можно? Верная жена и подумать о таком не может. Снохе отомстить, переспав с её мужем, то есть с пасынком. И папик сдался, согласился, что требование более чем законно и месть адекватна. И Наташка лишь ждала удобного случая. И случай подвернулся. А как иначе, если сама предприняла меры к тому, чтобы муж со снохой отсутствовали дома, настроилась. Правда, едва не разочаровалась, но, слава всем ангелочкам, всё получилось.

Стас в своей комнате упал на кровать. Да как же так? Он с мачехой только что наставил рога родному отцу. И пусть это был ответ на их с Лилькой шалости, всё же как-то не того-этого. А как папаня узнает?

Промучившись некоторое время, заснул, устав морально и физически. И не слышал, как вернулись отец с Лилькой, как они втроём обсуждали создавшуюся проблему и пути её решения. И как пришли к единому мнению, что никто никого не станет винить, просто будут жить одной семьёй. И довольная Наташка пошла спать к пасынку, а не менее довольная Лилька пошла спать со свёкром. Во-первых, папик быстро кончает. Во-вторых, каждый раз папик щедро вознаграждает труды снохи. И в-третьих, Лильке просто нравится спать с двумя.

Стас проснулся от приятного чувства. Неужто Лилька сама решилась сделать ему минет. И упрашивать не надо. Нет, это что-то крупное в лесу сдохло. Открыл глаза. Мать! Мачеха! Мачеха делает пасынку минет!

— Ну, чего испугался? Спокойно лежи. Да, это я. А кого ты ждал? Жену? Успокойся. Я потом тебе всё объясню. Подержи хорошенько свою морковку, я зайчика покормлю. Не понял? Господи, член подержи, я сяду.