шлюхи Екатеринбурга

Куколка 3

Рудольф.

Лерка – типичная нижняя. Макс – куколд. У них есть и другие примеси, но разбирать это мне неинтересно. Я не теоретик, я практик. И оба не знали о своей сущности. Хотя Макс что-то чувствовал. В целом я и не люблю подобных типов, но не смог отказать себе в удовольствии взять под ошейник целую пару. Для меня этот опыт новый, ну так что ж – попробуем. Хотя есть опасения, что проблем от них будет больше, чем плюсов.

Макс – дрищеватый мужчинка, похожий на подростка. У него настолько антиспортивный вид, что его было бы жалко даже бить. Выглядит он просто беспомощно. Однако Лерка говорит, что у него есть характер и с мозгами всё в порядке. Этакий компьютерный гений с бледной кожей. Ему бы очки с диоптриями и образ был бы завершён, но глаз у него острый.

Лерка совсем иная. Во-первых, она смуглая. Во вторых – крепенькая. Она ни в коем разе не полная, но фигурка спортивная. На животе отчётливо видны четыре «кубика», хорошо сформирована мускулатура. Портят впечатление только широкие плечи, словно у пловчихи, ну и грудь маленькая, хотя это на вкус. Зато соски твёрдые.

Что их свело в семью – ума не приложу, настолько они разные.

Мне поначалу они проблем не доставляли. Лерку я сразу поставил на место, где я хотел её видеть. Она не дура, и хотя поначалу взбрыкивала – после покорно себя вела и я надеялся, что через пару месяцев воспитания из неё получится добрая нижняя.

Макс был не вполне понятен. Он вроде бы и согласился на подчинение, но я постоянно ожидал от него бунта. Без меня он явно домогался Лерку, хотя я однозначно запретил это. Лерка всё же не позволила. Тогда он пошёл другим путём. Всю неделю до выходных он беспрекословно выполнял все мои приказания. Мало того, он просто старался мне угодить. Вычистил все мои ботинки, каждый день мыл машину, хотя этого я не требовал. Предложил проапрейдить ноутбук. Хотя в этом я отказал – там были файлы ненужные для того, чтобы с ними кто-то знакомился.

А вот Лерка меня огорчила. Сначала она пришла ко мне с заплетёнными волосами, хотя я велел появиться с распущенными. Я не стал заостряться на этом и лишь выразил своё неудовольствие. Дальше — больше. Я оставил её в квартире и велел помыть полы. Полы она помыла, но потом позволила себе лечь на мою кровать и мастурбировать. Мало того, она ещё и кончила. Возможно, она и не знала, что в квартире везде камеры, но когда я прямо спросил её, она не скрыла и повинилась. Наказание было неизбежным и она это понимала.

Я привязал её к столу с широко раздвинутыми и задранными вверх ногами. Макс был здесь же и я заметил, что смотрит на мою рабыню с вожделением.

— Раз ты столько внимания уделила своей пизде, то и наказание получишь через неё же. Двадцать ударов. На.

Я протянул Максу провод от телефонной зарядки. Сначала он, как будто не понял, но потом резко покраснел и взял. Я опустился в кресло.

— Начинай.

Он долго примерялся потом несильно махнул рукой. Лерка даже не вздрогнула.

— Не защитано. Я тебе доверил наказать, а не приласкать. Каждый удар она должна прочувствовать, он должен оставить след и в мозгу и на коже. Сложи провод вдвое и начинай заново.

Проводок свистнул и Лерка взвизгнула. Её мускулистое тело напряглось, выгнулось, потом снова упало на стол. Она задёргалась, словно пыталась сжать ноги вместе, но они были надёжно привязаны и моя рабыня лишь ёрзала маленькой жопой по столу. После второго удара Лерка закричала захлёбывающемся голосом.

— Пожалуйста, пожалуйста! Я всё поняла. Я больше никогда, никогда так не сделаю!

Я встал.

— Разумеется, не сделаешь. Потому что тогда я тебя выгоню. Но сейчас наказание не закончено. Я не меняю решений. Ещё восемнадцать ударов. И если будешь громко орать, Макс добавит ещё. Продолжай. Позовёшь, когда закончишь.

Я вышел. В течение четверти часа из комнаты доносились лишь короткие вопли со сдержанными рыданиями. Потом всё стихло. Лишь изредка был слышен отрывистый стон. Из любопытства я подошёл и заглянул в щель двери. Ну конечно. Макс вылизывал Леркину исхлёстанную промежность. Я оставил их одних.

Вечером он сам подошёл ко мне.

— Я хорошо служил Вам?

— Не жалуюсь.

— У меня есть просьба. Я прошу позволения на секс со своей женой.

Это было интересно. Получив отказ от неё, он начал действовать через меня.

— Я подумаю.

Он склонил голову и вышел. Решение у меня уже было, но хотелось немного потянуть время.

* * *

— Я не это имел в виду!

Голос Макса был растерян. Он уже разделся и сидел на полу рядом с моим любимым креслом.

— Ты отказываешься? – почти ласково спросил я. А Лерка молча набычилась.

— Нет… Не знаю…

Я молчал. Лерка тоже не говорила ни слова, лишь машинально втирала вазелин в резиновый член, закреплённый на ней.

— Я не отказываюсь, но…

— Тогда без но. Становись на колени.

Лерка любит его. Но три часа назад по моему приказу он так тщательно выпорол её прямо по пизде, что она ему этого не простит. И сейчас у неё есть шанс отыграться. Она подошла ближе, слегка присела, прицелилась и сходу засадила свой фаллос ему в очко. Всё таки она пожалела своего мужа. Смазки было настолько много, что она проникла внутрь без малейшей задержки.

— Ай, — фальцетов воскликнул Макс.

Дальше Лерка уже не колебалась. Она сама испытала это и знала, как нужно двигаться, чтобы дискомфорт был максимальным. Спустя пару минут я скомандовал:

— Замри!

Она послушно остановилась, полностью погрузив своё орудие в мужа. Я приблизился. Выражение лица у Макса было страдальческим, Лерка выглядела злорадной. Я не спеша разделся, обошёл эту парочку по кругу, выдавил на палец лубрикант, оттянул Леркину ягодичку в сторону и смазал вход. Потом примерился и ввёл член ей в жопу. В отличие от неё я постарался сделать это плавно и мягко.

— Можешь продолжать.

Она неуверенно задвигалась, но теперь на обратном движении она сама надевалась анусом на мой член. Макс же просто плаксиво постанывал. Неожиданно он опять сказал: «Ай» и замер. Лерка тоже остановилась, а я продолжал методично долбить её в узкий зад.

— Он кончил, — сказала она.

Я не ответил, но через пару минут впрыснул свою порцию спермы в её тугую попку и расслабленно опустился в кресло. Получается, что не удовлетворённой осталась только моя рабыня она же его жена.

— Если хочешь, пусть он у тебя отлижет.

Она отстегнула ненужную амуницию, обошла мужа со стороны лица и раздвинула перед ним ноги.

— Давай, сделай мне приятно, — и неожиданно добавила: — гондон.

Макс словно и не заметил, а с готовностью заработал языком. А ведь наверняка из её жопы вытекала моя сперма. Наверное, Лерке и впрямь было приятно, но кончить тогда она не смогла.

Мы ещё несколько раз мутили групповичёк, а через месяц они ушли от меня. Я стал ненужным. Мы с ней ещё встречались в старых ролях и каждый раз мне было жаль, что она не моя рабыня.