шлюхи Екатеринбурга

Карнавал одинаковых масок. Гл. 13

Олег нажал кнопку дверного звонка, впечатления от роскошного убранства подъезда еще не улеглись и невольно предвосхищали великолепие апартаментов. Дверь открылась и на пороге оказалась Вероника, её лицо выражало нетерпеливое предвкушение, а тело под красным атласным халатом с золотой вышивкой заметно трепетало. Хозяйка впустила коллегу, она открыто любовалась его телом, еще более привлекательным в стильной одежде. В джинсах и бордовой водолазке атлет выгодно отличался от своего собственного образа в полицейской форме. Как Вероника ни сгорала от желания, она сохраняла философское спокойствие, провела гостя в спальню и пригласила главную звезду вечера — Венеру.

– Не опасно, муж не вернется? — с тревогой в голосе спросил Олег, усаживаясь в глубокое кресло.

– Какой ты у меня трусишка, — игриво ответила Вероника, глядя с улыбкой исподлобья, — он с мужиками на рыбалке. Послезавтра вернется.

В комнату вошла Венера, она встала в дверях, стиснула руки и застенчиво улыбнулась мужчине. В черных лосинах и красной короткой маечке она казалась ещё стройнее и аппетитнее, чем показалась Олегу при первой встрече. Девушка ожидала этого дня. После свидания в подсобке на станции метро она потеряла покой, ощущение крупного члена в ротике не покидало её, солоноватый привкус во рту всякий раз всплывал в памяти и тревожил её спящие инстинкты. Венере хотелось.

Однако, юное создание, не испорченное преждевременным развращением, трепетало перед взрослым мужчиной. Она смущалась, но тончайший намек на улыбку постепенно закрепился на лице. Венера надеялась на настойчивость мужчины — самой пересилить собственную застенчивость она была не в силах, по крайней мере на первых порах. Под влюбленным взглядом Олега она заалелась и не могла выдавить из себя ни слова, их двоих связывала непонятная взаимная симпатия и мужчина разумно не торопил развитие событий.

Веронике такая заторможенность дочери была на руку ‐ девчонка могла до последнего не решиться, зато Олежка был на крючке. Пока Олег и Венера благоговейно молчали и словно касались друг друга взглядами, женщина закрепляла свою власть над попавшимся в сети мужчиной. Вероника гладила своего мужчину, водила ладонями по груди, плечам, опускала руки на бедра и сжимала между ними. Теперь он был в её полной власти.

Вероника требовала награду за жертву, нет не за растление собственной дочери — за пропуск другой самки в её святая-святых. Она владела Олегом, глазами показывала родной дочери, кто хозяин этого жеребца. Связанные общей работой любовники соединились глубоким поцелуем, Вероника буквально пожирала своего молодца, девушка даже не отвела взгляда, она с вожделенным любопытством наблюдала за тем, как её мать стягивает с мужского торса водолазку. Соски выделились на ткани красной футболки девчонки.

В пылу женщина скинула халат, представ перед любовниками во всем великолепии зрелого тела, и принялась стаскивать с Олега джинсы. Как только ей это удалось, она толкнула мужчину и когда тот лежал на кровати, устроилась у его тела, как кошечка. Вероника лежала, подогнув ножки, и опиралась руками в бедро и живот мужчины, чтобы удобнее приблизить голову к торчащему члену. Женщина вдыхала его аромат, поочередно прижималась щеками к розовому столпу, проводила язычком вдоль ствола, оставляя мокрый след. Её попа, широкая и объемистая внушала дочери почтение, чувство превосходства взрослой женщины.

Новизна ощущений вызывала трепет в груди у каждого из участников трио. Олег переводил взгляд с Венеры на её мать, никто не произнес ни слова, в комнате слышалось глубокое учащенное дыхание. Девушка присела на краешке кровати, подогнув ноги и наблюдала, как Вероника вбирает в рот крупную залупу с жадностью голодного птенца. Венере хотелось присоединиться, хотелось запустить ручку между ног, но паралич стыда сковал ее тело и язык. В висках у нее стучало, юное незапятнанное сердечко боролось с искушением.

Вероника ощущала превосходство и над конкуренткой-дочерью и над плененным мужчиной. Она насладилась наполняющей рот сочащейся головкой и в пылу возбуждения пропустила член глубоко в горло, когда носик прикоснулся к мужскому паху, она подалась назад и начала глубокие, резкие движения. Губы не сжимали ствол, член не испытывал даже прикосновения, кроме как упираясь головкой в глубине горла. Женщина страстно таранила членом собственную глотку, слюна обильно стекала по ее подбородку, а гортанные звуки, не приглушенными вылетали изо рта. Вероника не просила трахать ее в рот, она сама делала это самым грубым образом на глазах у дочери.

Венера все больше распалялась, она стащила футболку и ждала, когда сильная мужская рука притянет ее к себе. Прелестная стыдливость воспламенила её личико, грудь вздымалась от томного дыхания, а ушки закраснелись. Эта истекающая девушка только и дожидались быть совращенной. Она не решалась сама стащить эластичные, облегающие штанишки, хотелось, чтобы это сделал непременно Олег.

Вероника пресытилась, она смотрела на Олега и Венеру одурманенными глазами, губы ловили воздух, а по щекам сочилась и пузырилась слюна. Женщина улыбалась как одержимая, её милый заостренный подбородок дрожал от возбуждения. Вероника потащила своего кобелька за руку и легла на спину. Она раздвинула и подняла ноги, розовая, зыбкая плоть призывно раскрылась, она источала женственный аромат и струйки беловатой смазки. Между набрякшими лепесточками зияла гостеприимная чернота.

Олег налег на любовницу и член мягко, за одно движение погрузился в податливое влагалище. Венера вдруг взвизгнула за спиной любовников и сжала руку между бедер, наблюдение настолько захватило её, что она невольно дала свободу собственным рукам. Зад мужчины раскачивался перед ней, задвигая пенис в нежные хляби матери. Вероника всосала губы мужчины и скрестила ноги на его пояснице. От толчков тела подпрыгивали на матраце, а шлепки мокрых тел царили в тишине комнаты.

Девушка жаждала этого пленительного мужского тела, но не решалась даже прикоснуться. Вместо этого она гладила собственные груди и смотрела на любовников из-под полуприкрытых черных ресниц. Вероника, поддавшись внезапному порыву, отстранила любовника и закинула ножки на его сильные плечи. Попка закруглилась и если бы не характерное движение, Олег бы продолжил медовое вагинальное проникновение. Вагина от возбуждения размякла и увлажнилась так, что больше не ощущалось сжатия. Женщина языком наслюнявила ладошку и неловко потерла между ягодиц.

Больше смазки доставила мокрая от выделений залупа, она ткнулась между ягодиц, пониже сочащейся пизды и без усилий преодолела первую преграду. Олег опустился грудью на растекшиеся киселем объемистые сиськи и продолжил медленное введение. Венера сбросила последние оковы благоразумия, настойчивое возбуждение взяло верх. Не дождавшись внимания желанного мужчины, она стащила леггинсы вместе с трусиками, нервно трепыхая застрявшими ножками. Девушка решила присоединиться, но не знала, как подступиться к трахающимся взрослым, она положила руку на мускулистый зад Олега.

Дождавшись очередного перерыва, когда Олег поднимается над телом женщины и коротко вытаскивает член, в порыве озорства Венера захватила губами освободившееся мужское достоинство. Только вобрав головку целиком, она осознала, что натворила, но неясный ум получил от этого дополнительный стимул, девичья щелка испускала струи прозрачной смазки. Олег принял правила — он высвободил член изо рта молоденькой потаскушки и с размаху заехал в расслабленное очко Вероники. Комната наполнилась стонами, шлепками и мычанием, аромат пота, тел и секреции въедался в стены.

Олег с утроенной силой трахал Веронику в жопу, потом вытаскивал из несжимающей прямой кишки член и вручал его губам Венеры. Девушка морщилась, но не выпускала жадным ртом своего любовника. Она тряслась с хуем во рту, закатывала глазки, а по пальчикам из вагины стекало доказательство её истинного темперамента. Кончала и Вероника, стоила засадить обслюнявленную залупу, женщина задрожала, ускорила движения пальчиков на приправленной самой естественной из смазок пизде и вскрикнула.

Между дамами завязался немой поединок, они оргазмировали наперебой, интуитивно рассчитывая заполучить первый, самый сильный залп Олеговой спермы. Пренебрегая советами матери, девчонка продолжала раз за разом обсасывать побывавший в заднице фаллос. Сполна насладившись, она бросилась на кровать лицом, приподняла попку и ручками развела ягодицы. По образцу наслаждавшейся ректальным проникновением матери она приготовилась к новой волне наслаждения. Несмышленыш, Венера наивно рассчитывала с первого раза принять этого жеребца в девственную попку.

Олег и Вероника переглянулись и улыбнулись девичьей наивности, Венера в нетерпении крутила аппетитной попкой, широкие бедра и окрыглые ягодицы смещались и между ними виднелся блеск скользких набухших половых губок. Девственница рассчитывала обойтись непорочным проникновением, но сейчас её возбуждение было так велико, что расстаться с плевой было не страшно. Олег жаждал эту очаровательную, юную особу, мечтал мягко ввести своего дружка в тесные объятия девичьей вагины и напором избавить её от врожденной преграды.

Вероника угадывала его желание и совсем не разделяла его восторга — во-первых, речь шла о девственности её собственной неполовозрелой дочери, во-вторых, после дефлорации девчонка способна заменить собой не молодеющую мать. Женщина пошла на хитрость, она недвусмысленным жестом вытянула руку и покрутила указательным пальчиком в знак запрета. Однако, она же сама и раздвинула половинки юной налитой плоти и припала языком к маленькой, чувствительной дырочке. От остроты ощущений Венера взвизгнула и изогнула спину, пришлось прислушаться к своим чувствам, чтобы распознать в горячих, мокрых прикосновениях языка невероятное удовольствие.

Вероника уготовила дочери испытание, которое ей не суждено было пройти. Влагалище юной особы внушало ей страх — не пройдет и года, как неблагодарные Олег и Венера исключат Веронику из своей сексуальной жизни. Девушка стонала и извивалась под напором материнских губ, но она не пыталась сжать ног или отстраниться. Язычок все легче внедрялся кончиком в расслабляющееся колечко сфинктера, Венера кончила и обмякла. Женщина, удовлетворенная своей хитростью, поднялась и передала девичий вкус губам Олега.

Белокурая фея не долго оставалась в блаженном беспамятстве, инстинкт требовал большего, она поднялась на четвереньки и заманчиво покрутила попкой. Вероника последовательно и незаметно топила невызревшую любовницу Олега, она увлекла ее за собой и подняла с кровати. Девушке было тяжело стоять на ватных ногах.

– Малышка, обопрись руками о стенку, — ласково советовала мама, — спинку прогни, сильнее…

– Ну, давай же, всунь его в меня, — безотчетно лепетала перевозбужденная школьница.

Вероника торжествовала, она была уверена, что настоящее проникновение в девичью попку невозможно, даже самые первые сантиметры дадутся ей с невероятной болью и надолго заставят забыть о мужчинах. Женщина опустилась на корточки и обхватила ягодицы дочери, чтобы раздвинуть их для Олега. Из разверзнутой пизды женщины лилось, девственная пизденка сочилась и струйки сбегали по ножкам.

Обладатель двух чересчур пылких девиц дрожал от возбуждения, член от напряжения выгнулся кверху, а головка блестела от чрезмерного натяжения. Беспорядочная близость полов принесла несколько оргазмов женской половине, а Олег был готов залить их спермой в любой момент. Вероника взглянула на мужчину, пряча в глазах сверкавшее злорадство, закусила уголок нижней губы и жестом пригласила к активным действиям.

– Венера, ты сводишь меня с ума, — Олег не скупился на комплименты, — я хочу трахнуть эту аппетитную попку.

Вероника поймала раскачивающийся член ртом и напоследок насладилась его полнотой, оставила слюны и старательнее развела дочери ягодицы. Девушка изнывала от нетерпения, ее хрупкое тело, только вступившее в пору созревания, дрожало и покрылось испариной.

– Хочу тебя трахнуть в пизду, — в исступлении мужчина расточал лестные слова, — в твою роскошную, сочную пизду.

– В жопу, — встрепенулась Вероника, — только в жопу вставляй.

Головка прикоснулась к сочному своду влагалища, чтобы набрать естественной, медово сладкой смазки. Женщина с тревогой следила за безотчетными движениями члена. Наконец слюнявый фаллос отстранился и надавил в области сфинктера, он ожидаемо соскользнул вниз. Девушка еще сильнее прогнула спинку, а Вероника одной рукой помогла направить молодца в тугую дырочку, гарантирующую болезненный провал. Олег надавил тазом, пенис входил нестерпимо медленно, растягивая кольцевую манжету анального входа. Однако, девушка терпела.

– Больно, — понизив голос почти до шепота, жалобно сказала она, — не останавливайся, прошу тебя.

Руководствуясь скорее эмоциями, чем рассудком, мужчина продолжал безжалостное проникновение. В сладкой истоме он раздвигал членом тесные стенки прямой кишки, наслаждение так ослабило его, что оргазм мог наступить в любую секунду. Не лишенная приятности боль подпитывала силы Венеры, вопреки ожиданиям матери, девушка сумела принять в руктум и залупу Олега и половину его члена. Растягиваемая, разрываемая изнутри, она получила такое наслаждение, что готова была терпеть боль столько времени, сколько понадобится для животной долбежки.

Однако, Олег подвел, удерживая пенис до половины в узком анусе, он начал спускать и сперма, жидкая, как вода, хлынула в кишечник; стоны обоих разнеслись по спальне. Девушка дрожала и извивалась, из влагалища хлынул поток прозрачной, теплой жидкости. В сладкой истоме она уже не чувствовала боли, только выстрелы спермы глубоко внутри себя, смягчающийся хуй и жаркое дыхание в спину. Вероника была поражена, единственное, что ей оставалось, чтобы восстановить права на своего жеребца — обсосать опадающий член и слизать вытекающую из растянутого отверстия его сперму.