шлюхи Екатеринбурга

Как рождаются традиции. Глава 02

ГЛАВА 2

После того, как мать подготовила сына к реальному миру, теперь очередь отца готовить дочь.

Молли видела, как мать и брат вошли в гостевую спальню, закрыли за собой дверь и заперли ее. Она последовала за отцом в родительскую спальню и испугалась, когда он тоже запер дверь. Если бы не Молли не знала отца лучше, она бы сказала, что у нее неприятности.

— Молли, почему бы тебе не присесть на кровать, — тихо сказал Том своей дочери. Он подождал, пока она не подошла к кровати и села, прежде чем повернуться к ней. Том определенно видел нервозность дочери. — Милая, успокойся. Все хорошо — сказал Том и одарил ее своей лучшей ободряющей улыбкой.

— Папа, что происходит? — невинно спросила она отца, немного расслабившись.

— Ну что ж, — Том вздрогнул и глубоко вздохнул, — во-первых, с Днем рождения. — сказал он и посмотрел на свою дочь, сидевшую на кровати в фиолетовом свитере и длинных белых брюках.

— Спасибо, — ответила Молли, продолжая в замешательстве смотреть на отца.

— Теперь, что касается того, что мы здесь делаем, — сказал Том и еще раз глубоко вздохнул, — мы с твоей мамой недавно начали говорить о тебе и твоем брате, и о том, какие у тебя будут отношения в следующем году. — Он нервно продолжил: — Мы знаем, что вы оба очень умны, и нас не беспокоят ваши академические навыки. Что нас беспокоит, так это ваши социальные навыки. — сказал Том, надеясь, что сказанное им имело смысл. Он очень нервничал, Молли просто сидела и смотрела на него, пока он говорил. — Для начала, наверное, почти у каждой девушки, которую ты встретишь в следующем году, уже был или есть парень. С другой стороны, у тебя нет никакого опыта общения с парнями. Вот почему мы с твоей мамой подумали, что для тебя будет лучше, прежде чем ты пойдешь в колледж… — Том сделал долгую паузу, прежде чем продолжить: — У тебя должен быть первый секс. — Наконец Том сумел это сказать и почувствовал, как его лицо обдало жаром.

— Секс? — спросила потрясенная Молли и посмотрела отцу прямо в глаза.

— Да, секс со мной, — сказал Том, и его сердце бешено заколотилось.

— Ты это серьезно? – сказала Молли, взглянув на отца, чтобы убедиться в этом.

— Да, — сказал Том дочери, — но только, если ты захочешь, — добавил он.

— Значит, мама и Зак…? — спросила Молли, когда все начало обретать смысл.

— У них точно такой же разговор в комнате для гостей, — ответил Том дочери.

— Значит, мама будет заниматься сексом с Заком, пока ты будешь заниматься сексом со мной? — спросила Молли с удивлением, все еще слышимым в ее голосе.

— Да, но, как я уже сказал, только, если ты захочешь, — повторил Том. Какая-то его часть надеялась, что она скажет "нет" и положит этому конец, но он не мог отрицать, что эта часть становилась все меньше и меньше за последние дни.

— Ладно, — сказала Молли отцу.

— Ладно? — спросил Том, услышав небрежный выбор слов своей дочери.

— Ладно, давай займемся сексом, — сказала Молли и мысленно представила себе мощное тело отца.

— Ты уверена? — переспросил Том, и ему вдруг показалось, что голос Молли звучит гораздо старше.

— Да, — смело сказала дочь. Она всегда считала своего отца прекрасным мужчиной — красивое лицо, широкие плечи, сильные руки, каштановый коротко стриженный “ежик” волос. Молли не могла отрицать, что он привлекателен, но она никогда не думала, что он будет ее первым мужчиной.

— Тогда, ладно, — сказал Том со смесью стыда и возбуждения. Затем он медленно расстегнул кожаный ремень, снял его и положил на стол позади себя. — Я собираюсь раздеться, — сказал Том и начал стаскивать свои тяжелые черные ботинки.

Молли молчала и смотрела, как ее отец начал раздеваться перед ней. Он снял сапоги, поставил их у двери и быстро расстегнул свою коричневую рубашку, положив ее на стол. Молли посмотрела на сильную волосатую грудь и мускулистые руки отца, он расстегнул джинсы и стянул их вниз.

Том постоял перед ней, одетый в свободные серые боксеры, всего секунду-другую, потом стянул их вниз, обнажив свой пенис перед своей только что ставшей совершеннолетней, дочерью. Том почувствовал странное облегчение, когда его дочь пристально посмотрела на его обнаженное тело и, пока, безвольное мужское достоинство. По совету жены он подстриг густые лобковые волосы у основания своего члена и бесстыдно стоял там, пока дочь рассматривала его.

Молли была очень возбуждена наготой отца и, особенно, его пенисом. Вживую, она видела его впервые в жизни, и, глядя на него, почувствовала, как между ног у нее потеплело. Она читала о сексе в книгах и знала общую концепцию, но читать и практиковать — это совершенно разные вещи, и сейчас ей захотелось заняться им больше, чем когда-либо прежде.

— Моя очередь, — сказала Молли и встала. Она почувствовала непреодолимое желание показать себя отцу и начала раздеваться, когда между ними оставалось всего несколько футов.

От стыда Тома не осталось и следа. Он чувствовал только возбуждение и восторг, когда его дочь начала раздеваться. Молли была босиком и быстро сняла свитер, белую футболку и брюки, отец молча наблюдал за ней. Он чувствовал, как возбуждается, глядя на свою дочь в желтом лифчике и белых старомодных трусах и ожидая, что она и их снимет. Она постояла несколько секунд, наслаждаясь странным ощущением о того, что отец смотрит на нее с предвкушением, а потом расстегнула лифчик и позволила ему упасть на пол. Затем стянула с себя трусики и бросила их на пол, прежде чем предстать перед отцом во всей своей первозданной красе.

Том не мог не восхититься видом своего обнаженного ангела, она стояла, ожидая его взгляда. Она была высокой, спортивного телосложения, с бледной гладкой кожей и густыми русыми волосами до плеч. У Молли были премиленькие упругие грудки, размером чуть больше пригоршни, с маленькими ярко-розовыми ареолами, маленькие твердые сосочки, и в довершение всего, у нее была очень соблазнительная щелочка и нестриженный светлый “кустарник”. Том смотрел на свою обнаженную дочь, пока не заметил, что она пристально смотрит на его пенис. Только тогда он осознал, что тот полностью окреп.

Молли закончила раздеваться и стояла, глядя на отца, пока он рассматривал ее обнаженное тело. Тепло между ее ног росло, когда она смотрела на пенис отца. Она с благоговением наблюдала, как и без того толстый член ее отца становился тверже, длиннее и толще, пока полностью не встал. Она знала, что пенис становится больше перед сексом, но у ее отца он выглядел огромным. Он был таким толстым и длинным, что она подумала, что он не поместится внутри нее, но это делало ее только горячее.

Минуту или около того они молча смотрели друг на друга, изучали, прежде чем Том сделал первый шаг. Двумя быстрыми шагами он преодолел расстояние между ними и оказался лицом к лицу с дочерью. Он посмотрел на ее красивое лицо, наклонился и, встретившись с ней губами, начал жадно целовать.

Молли закрыла глаза, почувствовав теплые губы отца на своих губах. Это был ее первый настоящий поцелуй в жизни, и он понравился ей, она наслаждалась тем, как отец ласкал ее, страстно желанные, губы своими. Она отвечала на его поцелуи так, как только могла, с удовольствием прижимаясь своими губами к его, лаская их в ответ, пока отец не удивил ее.

— М-м-м, — Молли заворковала в рот отцу, когда он неожиданно просунул свой язык ей в рот. Молли почувствовала прилив удовольствия, когда папин язык встретился с ее, и удивленно открыла глаза, когда он начал им исследовать ее рот. После нескольких минут страстных поцелуев они прервались, чтобы подышать свежим воздухом.

— Ух ты, — сказала Молли, все еще хватая ртом воздух, и посмотрела на отца, который сделал то же самое. Это было одно из лучших ощущений, которые она когда-либо испытывала, и как только у нее восстановилось дыхание, она обхватила обеими руками шею отца и притянула его к себе для еще одного поцелуя, просовывая свой язык ему в рот точно так же, как он делал это с ней.

Они продолжали целоваться еще некоторое время, прежде чем Том, наконец, прервался и сел на кровать, чтобы перевести дыхание. Его член был твердым, как камень, и он не мог оторвать глаз от милых сисечек своей дочери.

— По-моему, ты уже научилась целоваться, — сказал он и забрался на кровать, — иди сюда, и мы продолжим, — добавил, похлопывая по кровати рядом с собой. Молли послушалась отца, быстро забралась на кровать и села рядом с ним. — Ничего, если… я, прикоснусь к тебе? — осторожно спросил Том, не сводя глаз с груди дочери.

— Конечно, папочка, — сказала Молли детским голоском и увидела, как отец схватил ее за грудку. Молли застенчиво застонала, когда отец сжал ее сисечку и начал играть с соском. Он провел по ней большим пальцем, обвел указательным и нежно ущипнул, прежде чем приблизить рот и жадно пососать. Молли тихо постанывал, пока отец посасывал ее розовый сосочек. Он сосал в течение нескольких секунд под аккомпанемент ее стонов, прежде чем перейти к другой грудке. Он слегка коснулся языком ее второго соска и прижался к нему.

— Молли, у тебя самая красивая грудь, — сказал Том, отпустив грудь дочери, — а теперь ложись и позволь мне позаботиться о твоей милой маленькой вагиночке.

— Ладно, папа, но, пожалуйста, будь нежен, — ласково сказала Молли.

— Не волнуйся, детка, я дам тебе знать, прежде чем сделаю что-то серьезное. А сейчас, я просто хочу попробовать тебя на вкус, — сказал Том дочери, и, когда она легла, встал с кровати и подошел к ее ногам. — Боже, как ты прекрасна, — сказал Том, глядя на нее, лежащую обнаженной. Том встал у ее ног и медленно раздвинул их, открывая ее розовую девственную киску. Она выглядела такой тугой, что Тому даже пришлось слегка потрогать себя, прежде чем он занял свое место между ее ног.

Молли зачарованно посмотрела на отца и увидела, как он положил свои сильные руки на ее гладкие бедра и еще немного раздвинул их. Дрожь пробежала по ее телу, когда он схватил ее за бедра и провел руками вдоль них, двигая грубыми ладонями вверх и вниз по ее шелковистой коже, каждый раз достигая ее внешних складок, а затем возвращаясь вниз. Он несколько раз поласкал ее бедра, прежде чем просунуть голову между ее ног. Молли почувствовала теплое дыхание отца на своей вульве и почувствовала новый прилив возбуждения, когда он вдохнул аромат ее нежного цветка.

— О-оо, папа, — прошептала Молли, он прикоснулся кончиком языка к её вульве и провел им по девственной щелочке. Это было так приятно, что Молли инстинктивно закрыла глаза, когда отец начал продвигаться вверх по ее щелке, пока не добрался до клитора и не начал нежно дразнить его языком. — Да, — простонала Молли и еще раз посмотрела на отца.

Том погрузился в молодую киску своей дочери. Он начал с того, что нежно погладил ее, чтобы увидеть ее реакцию, и, услышав ее стоны, еще глубже засунул свой язык в ее щель. Ему нравилось, насколько влажной и тугой была киска его девочки, и после полиза медленно раздвинул руками ее губки, засовывая язык глубже и пробуя ее терпкие сексуальные соки.

— О боже, папа, да! — вскрикнула Молли, когда ее отец засунул свой язык глубоко в ее влагалище. Она прижалась тазом к лицу отца и издала еще один протяжный стон, когда его язык снова вошел в нее. Том провел большими пальцами по ее влагалищным губам, продолжая работать языком внутри, а затем большим пальцем начал обводить ее клитор. Молли почувствовала, как внутри нее нарастает странное чувство, когда отец погладил ее чувствительный орган. Том несколько секунд потирал ее клитор, а потом прижал к нему язык и начал облизывать. Молли ощутила, как нарастает напряжение, ее стоны стали громче. Она смотрела, как отец с наслаждением мучает ее клитор, пока, к ее удивлению, он не сомкнул вокруг него рот и не начал усердно сосать.

— А-а-а-а… — Молли взвизгнула от неожиданности, когда мощная волна накрыла ее тело, заставив извергнуться от удовольствия, которого она никогда раньше не испытывала. — О боже, папа! — закричала она, когда он продолжил сосать ее клитор, и начала извиваться на кровати. Молли вскрикнула, ее ноги задрожали, новое ощущение растеклось по всему ее телу, напрягая его и расслабляя с каждым всплеском. Через минуту оргазм стал слабеть, пока ощущение не исчезло полностью.

— Как тебе понравился твой первый оргазм? — с улыбкой спросил отец, отпустив ее клитор и глядя, как она лежит, сияя. Том не думал, что это был чрезмерно сильный оргазм, но по звукам, которые она издавала, он предположил, что он был у нее первым. Она слишком явно наслаждалась им.

— О боже, это было потрясающе, — сказала Молли отцу, тяжело дыша. – Никогда бы не подумала, что буду чувствовать себя так, – сказала она, — я о том, что трогала себя раньше, и это было действительно хорошо, но и не подозревала, что оргазм будет таким невероятным.

— Я рад, — сказал Том, глядя на дочь сверху вниз, — дай мне знать, когда мы сможем продолжить, — добавил он и положил руку ей на бедро. Мгновение спустя Молли села на кровати и кивнула отцу.

— Я готова, — сказала Молли и встала на колени на кровати. Том, сидевший на краю кровати, жестом пригласил ее присоединиться к нему.

— Ты должна знать, это важно, что когда начинаешь встречаться с парнем, есть вещи, которые вы можете сделать, не занимаясь непосредственно сексом, — сказал Том своей дочери, она внимательно слушала. — Ты можешь не хотеть заниматься сексом сразу, это совершенно нормально, но все равно хочешь пошалить. Так есть и другие способы доставить удовольствие друг другу, как и то, что я только что сделал с тобой, — продолжал говорить Том и повернулся к Молли, чтобы убедиться, что она все поняла. Поцеловав ее, он заметил, что может легко говорить об таких вещах, не испытывая смущения. – Ты можешь подрочить парню или сделать ему минет, — сказал Том и заметил, что его дочь пристально смотрит на его твердый член.

— Можешь потрогать его, — сказал Том, и Молли посмотрела на него и покраснела, прежде чем потянуться и схватить орган.

— Он такой большой, — сказала Молли, схватившись рукой за толстый ствол своего отца. Она едва могла обхватить его ладонью и, сжав, начала рассматривать. Зачарованно смотрела на обрезанный пенис, рассматривая все его вены и проводя по ним рукой. Том позволил своей дочери исследовать его член в течение минуты и вскоре почувствовал, что ему требуется разрядка.

— Так ты знаешь, что такое подрочить или отсосать? — спросил Том у Молли.

— Да, в общем, я читала об этом в каких-то книгах, — сказала Молли.

— Хорошо, — сказал Том дочери. — я хочу, чтобы ты потренировалась на мне. Ты можешь начать с того, что знаешь из книг, а я скажу тебе, что делать дальше, — сказал Том и подождал, пока его дочь примется за дело.

Молли начала с того, что крепко схватила член отца и нежно погладила его по середине ствола. Тому стало ясно, что она и понятия не имеет, что делать.

— Как насчет того, чтобы начать с самого начала, — сказал Том своей дочери нежным тоном. — Сначала плюнь себе на руку, чтобы она стала скользкой. Так будет намного лучше и легче для тебя, — сказал Том и подождал. Молли немного поплевала себе на ладонь, потом снова схватила его член и начала его гладить.

— Вот так? — спросила она, и Том тихонько застонал.

— Да, так хорошо, — сказал отец, когда ладонь его дочери легко скользнула вверх и вниз по его стволу, — посмотри, насколько стало легче, — добавил он, и Молли кивнула. — Теперь я хочу, чтобы ты погладила рукой мой пенис по всей длине. Поднимись к головке и спустись до самого основания, — сказал Том, и Молли сделала так, как ей было сказано. — Чуть помедленнее, — сказал Том, — вот так. Медленно поднимайся и опускайся. Теперь, если ты, конечно, планируешь облегчить парня, начинай двигать быстрее, и когда ты почувствуешь, что он напрягается или говорит, что вот-вот кончит, двигай очень-очень быстро и не останавливайтесь, пока он не кончит.

Том застонал, когда его дочь начала гладить член быстрее. — Я думаю, ты поняла, — сказал он и положил свою руку на ее голову. — Хочешь попробовать сделать минет прямо сейчас?

— Конечно, папочка, — сказала Молли и отпустила член отца. Том вернулся на кровать и лег с торчащим членом. Он с нетерпением ждал, когда же почувствует губки дочери на своем твердо стоящем органе. Молли последовала за отцом и забралась на кровать. Она обхватила его член руками, медленно опустилась к нему лицом и начала облизывать головку кругами.

— Ого, да, Молли, — сказал Том и застонал, когда она начала энергично лизать его член. Она начала с того, что просто облизала головку, потом взяла кончик в рот и начала сосать. — Да, ты молодец, — сказал Том и застонал от удовольствия, когда дочь полностью обхватила головку его члена губами. Она пососала и снова принялась облизывать его, как леденец. — А теперь, детка, я хочу, чтобы ты начала поглаживать меня, продолжая сосать, — сказал Том и почувствовал, как рука его дочери начала дергать его за член, сося головку, и заставляя его громко стонать. – Отлично, деточка, а теперь, начни засовывать его себе в рот, как можно больше, и двигая головой. Постарайтесь взять, как можно глубже.

Молли слушала объяснения отца и изо всех сил старалась следовать им. Пенис ее отца был таким толстым, что она не думала, что сможет взять его в рот, но она попробовала. Начала с одной только головки, потом ввела еще полдюйма, опять подвытащила. На следующей попытке она взяла еще на полдюйма больше, потом еще, пока треть отцовского члена не оказалась у нее во рту. По его стонам было ясно, что он наслаждается. Она чувствовала, что он смотрит на нее, чтобы понять, насколько она сможет взять у него.

— Черт возьми, детка, это так приятно, — сказал Том со стоном, когда Молли стала водить ртом вверх и вниз по его члену. Каждый раз она принимала только половину, но продолжала поглаживать основание, как он ей и говорил. Толстый член отца теперь заполнил ее рот, и она скользнула по нему языку, продолжая сосать.

Молли, в итоге, привыкла к ощущению большой колбаски во рту и стала брать в рот еще больше. Она замирала, принимая папин член еще и еще немного больше себе в рот. Вбирала его в себя до тех пор, пока не чувствовала, что он вот-вот перекроет ей дыхание, а потом вытаскивала до головки.

Том смотрел на дочь и стонал от удовольствия, когда она пыталась взять его член в рот все глубже и глубже. Несколько раз она чуть не подавилась, но вовремя вытащила его и в следующий раз ухитрилась засунуть еще глубже.

— Да, Молли, продолжай, — сказал Том со стоном, когда Молли удалось взять в рот около двух третей его члена. Он чувствовал, как его член с каждым разом погружается все глубже, пока на мгновение он не коснулся горла Молли, и она начала задыхаться.

Начав давиться членом, Молли быстро вытащила его. Ее лицо покраснело, она начала кашлять, пытаясь вдохнуть немного воздуха. Она продолжала держать член отца в руке, глубоко вдыхая.

— Ты молодец, детка, — сказал Том дочери, которая хватала ртом воздух. — Я действительно впечатлен тем, как много ты взяла в себя — сказал Том и сел на кровати, чтобы убедиться, что с дочерью все в порядке. Через минуту она уже дышала нормально. Том положил палец на подбородок дочери и поднял его, чтобы нежно поцеловать ее в губы.

— Ты хочешь, чтобы мы продолжили? — спросил у Молли.

— Ага, — сказала та и кивнула. Сделав отцу минет, она действительно возбудилась, и ей захотелось ощутить его мужское достоинство внутри себя. Она смотрела, как отец подошел к кровати и сел на край. Затем он выдвинул ящик ночного столика и вытащил оттуда маленькую пластиковую обертку.

— Это что, презерватив? — спросила дочь.

— Верно, иди сюда и посмотри, как я его надену, — сказал Том и подождал, пока дочь подойдет поближе. Он разорвал серебристую обертку и несколько раз погладил пенис свободной рукой, прежде чем вытащить резинку и натянуть на головку члена. — Молли, самое главное, когда ты занимаешься сексом, — убедиться, что ты в безопасности. Всегда используй презерватив, когда занимаешься сексом. Не позволяй ни одному парню отговорить тебя использовать его. Если начнешь принимать противозачаточные, имей в виду, что сможешь трахаться без презерватива, но только с парнем, которого ты хорошо знаешь и который чист. Я, ясно выразился? — спросил Том у дочери и серьезно посмотрел на нее.

— Да, папа, я понимаю, — сказала Молли и посмотрела, как отец надевает презерватив на свой пенис. Он потянул ее вниз и жадно посмотрел на нее снизу вверх.

— Ты готова для своего первого раза? — спросил Том и с вожделением посмотрел на Молли. Он не мог поверить, что так сильно хочет свою дочь. — Ложись на спину и постарайся расслабиться, — добавил он после того, как Молли кивнула в знак согласия.

Сердце Молли бешено колотилось, она легла на спину посреди родительской кровати. Почувствовала влажное тепло, исходившее от промежности, и слегка раздвинула ножки. Она ожидала боли от первого проникновения, и страшилась, смотря, как крепкий член отца подпрыгивает в ожидании соития, занимая свое место между ее ног.

Член Тома был так тверд и пульсировал, пока он обдумывал то, что собирался сделать. Схватил большую подушку, лежавшую в изголовье кровати, и подложил ее под талию Молли. Почувствовал аромат ее соков, они слегка сочились из щелки, потом большим пальцем нежно потер губки, положив ладонь на ее мягкий кустик.

— Я начну медленно, — сказал Том, продолжая потирать ее вульву, чтобы убедиться, что она остается влажной, — сначала, наверное, будет немного неудобно. Если ты хочешь, чтобы я притормозил или остановился, просто скажи, — сказал Том и с этими словами убрал руку и начал двигаться вперед.

Молли ахнула, когда одетый в резину пенис отца коснулся ее вульвы. Она посмотрела отцу в глаза, потом на его член и застонала, когда он схватил его рукой и провел несколько раз вдоль ее щелочки. Молли, как загипнотизированная, смотрела, как папа приставил кончик члена ко входу в ее дырочку и медленно проник в девственное лоно.

Том, тяжело дыша, протолкнул головку внутрь. Он почувствовал, как напряглась вагина дочери, и застонал, глубже погружаясь в ее пещерку. Том протолкнул около полутора дюймов своего органа, ощущая, как влагалище стало плотнее давить на него, и почувствовав сильное сопротивление, остановился.

— Сделай несколько глубоких вдохов, — сказал Том дочери и посмотрел ей в глаза. Он слышал ее глубокое дыхание, и смотрел ей в глаза, продолжив надавливать. Том заметил, что его дочь беззвучно вздрогнула, когда он прорвал ее барьер и медленно вошел в нее.

— О-ооо — Молли тихо простонала, когда отец, наконец, лишил ее девственности, порвав плеву. Ее влагалище “кричало” от боли и накатывающего удовольствия, когда папин член растягивал его, приспосабливая к своим размерам. Том продолжал двигать телом, она делала длинные глубокие вдохи и смотрела, как его член, медленно исчезал в ее влагалище.

— Ты в порядке, детка? — спросил Том после того, как весь его член был полностью поглощен ее любовным туннелем. Поразительно, как туга была ее киска, как плотно она сжимала его член. Там было так тепло и влажно, что Тому пришлось даже заставить себя успокоиться.

— Теперь немного лучше, — сказала Молли после долгой паузы, когда ее киска немного приспособилась к большому незваному гостю. Молли была поражена, большой и толстый член так сильно растянул ее влагалище, оно буквально пылало огнем.

Том не двигался и позволил дочери привыкнуть к ощущениям. Подождал минуту или около того, прежде чем начал медленно выходить из нее, положив руки на талию Молли, вытащил свой член, оставив внутри только головку, потом медленно толкнул его обратно.

— О боже, папа! — Молли застонала, когда отец снова вошел в нее своим членом. На этот раз она чувствовала себя намного лучше, но все еще было немного больно, хватка влагалища несколько ослабла, оно растянулась, позволяя отцу проникнуть в ее священную дырочку. Молли посмотрела на лицо отца, потом снова опустила глаза и увидела, как он начал медленно вводить в нее свой член. — Ох, папочка, так приятно, — простонала Молли, а отец продолжал делать длинные нежные толчки.

— Ох, черт побери, Молли! Не могу поверить, насколько тугая у тебя киска, — сказал Том со стоном, вонзая свое копье в молодую вагину дочери. Он постарался двигать медленно, и, погружаясь в нее, задержал дыхание. Том не мог припомнить, чтобы когда-нибудь трахал такую тугую киску, и поблагодарил Бога, что благодаря многолетнему опыту, смог пока держать себя в узде.

Он продолжал медленно двигаться под нарастающие стоны, свои и дочери. Ощутил, как ее киска немного расширяется, и когда заметил, что член легче заскользил во влагалище, то начал двигаться немного быстрее.

— Да, папа, да! — закричала Молли в экстазе, когда толчки отца усилились. — Я не могу поверить, что мы действительно делаем это. Не верю, что ты на самом деле трахаешь меня, — сказала Молли хныкающим голосом. Вся боль и дискомфорт, которые она чувствовала вначале, теперь исчезли, уступив место грубому сладкому сексуальному наслаждению.

Том слушая слова Молли, вдруг осознал, что уже не пытается оттолкнуть ее от себя. Он трахал свою собственную дочь, свою маленькую девочку, погружая свое мужское достоинство в ее сладкий невинный цветок. Он знал, то, что они делали, было неправильно, но это было так хорошо, и тот факт, что это была его дочь, лишь извращенно возбуждал его, когда он продолжал ее похотливо “насиловать”.

— Да, да, да, да! — вскрикнула Молли, когда ее охватил оргазм. Она закрыла глаза и откинула голову назад, ее ноги слегка задрожали, когда небольшой спазм заставил ее киску сжаться на члене отца. Он был маленький, длился всего несколько секунд, но ей стало так хорошо! Молли открыла глаза и увидела, что отец улыбается и двигает членом еще быстрее.

Молли посмотрела туда, вниз, когда внезапная волна удовольствия прошла и закончилась. Отец переместил руку на ее лобок, начав трахать ее сильнее. Он провел пальцами по ее светлым волосикам и начал тереть большим пальцем клитор. Прошло совсем немного времени, прежде чем она почувствовала приближение очередного оргазма.

— О, черт, папочка, о боже, а-а! — громко вскрикнула Молли и застонала, когда ее молодое тело снова охватил оргазм. Он был сильнее предыдущего, и она почувствовала, как все ее тело содрогнулось от невыносимого наслаждения. Ее отец перестал тереть клитор, но продолжал погружаться в ее щель, крепко обжимающую его член. Ее кульминация продолжалась до тех пор, пока Молли не почувствовала, что это вот-вот закончится, и отец снова принялся тереть ее клитор. Молли стонала и стонала, издавая гортанные звуки, ее отец изо всех сил продлевал ее оргазм, который заставил ее выгнуть спину. Мучительное удовольствие овладело ею.

Том вытащил член из дочери, когда второй подряд оргазм только начался. Он продолжал тереть ее клитор, издавая животные звуки удовольствия, но все же вышел из нее, чтобы не разрядится раньше времени. Он боялся, что тоже кончит, если ее тугая киска продолжит конвульсивно сжиматься вокруг его члена.

Наконец, Том перестал трогать клитор Молли и смотрел, как ее красивые груди поднимаются и опускаются, пока она тщетно пыталась отдышаться. Дочь чувствовала себя так, словно плыла на облаке. Отец смотрел, как ее тело восстанавливается после сексуального испытания с его членом, все еще полностью возбужденным.

— Готова продолжать? — спросил Том у дочери, когда ее дыхание стало ровным.

— Это было потрясающе! – сказала она отцу, все еще слегка запыхавшись, — и да, мы можем продолжить.

— Ладно, я хочу, чтобы мы попробовали другую позицию. — Том объяснил дочери: — я хочу, чтобы ты встала на четвереньки и повернулась лицом к спинке кровати. — Он подождал, пока Молли не перевернулась на живот и встала рачком, посмотрел на ее бледную тугую попку и киску, это зрелище возбуждало его и заставляло член оставаться твердым. Сжал задик Молли так, что она подпрыгнула, и издал короткий смешок, прежде чем занять свою позицию.

Схватив дочь за бедра, он слегка раздвинул ей ноги, чтобы встать между ними и придвинулся вперед до тех пор, пока его член, одетый в презерватив, не коснулся ее задницы. Том облизал пальцы правой руки и потер ее киску и клитор, схватил член другой рукой. Обхватив Молли за талию, он направил его к ее дырочке и вставил головку внутрь.

Молли застонала, почувствовав, как член отца снова вошел в нее. Она жаждала опять почувствовать его глубоко внутри себя и не была разочарована. Том толкнулся внутрь. Ее киска была настолько скользкой от соков, что, несмотря на толщину отцовского ствола, он скользнул в нее очень легко.

— О боже, папа, как глубоко, — сказала Молли, когда ее отец протолкнул свой член полностью в ее киску. Так было намного глубже, чем раньше, и она застонала, когда отец схватил ее бедра обеими руками и начал накачивать ее тугую киску, растягивая своим толстым членом. Оба застонали.

Молли была потрясена глубиной отцовских проникновений, ей очень нравилось это чувство.

— Двигай быстрее, папочка, — сказала Молли и закрыла глаза от удовольствия, когда отец ускорил свои движения. Она ощущала, как его яйца бьются о ее киску, и наслаждалась звуками контакта их обнаженных тел, сталкивающихся в сексуальном блаженстве.

Том прислушивался к соблазнительным стонам дочери и сосредоточился на своем дыхании, пытаясь продлить половой акт. Он затрахал Молли в быстром темпе, и еще быстрее, проталкивая с силой свой твердый, толстый член.

— О боже, о боже мой! — Молли захныкала от удовольствия, когда Том особо сильно вонзил свой член в ее тугую киску. — Да, папочка, да, не останавливайся, — взмолилась Молли.

— Да, детка, кончи для папы, — подбодрил Том свою дочь, трахая ее так сильно, как только мог. Он глубоко и жестко забил свой член в тугую, уже не девственную, киску дочери, и она “взорвалась” в сильнейшем оргазме.

— А-а-а-а-а… — кричала Молли дрожащим голосом, ее тело начало трястись. Обжигающие волны интенсивного сексуального наслаждения прокатились по всему ее гибкому телу, она начала иступлено стонать. Ноги дрожали, руки тряслись, отец продолжал погружать член в конвульсирующее влагалище.

— Черт возьми, Молли, я собираюсь, я собираюсь…! — простонал Том с извращенным кровосмесительным удовольствием, и сам начал кончать в тугую пизду своей доченьки. Конвульсии ее киски были уже пределом для него, отец и дочь в унисон застонали и кончили вместе. Том выстрелил свой заряд в презерватив, находясь глубоко внутри спазмирующего влагалища Молли, она вскрикнула от восторга и удовольствия, что вызвало новую дрожь в ее теле.

Том продолжал сношать Молли на протяжении всего их совместного интенсивного оргазма, пока не почувствовал, что опадает. Он отстранился от дочери и отпустил ее бедра, тут же в изнеможении она рухнула на кровать, уткнувшись лицом в подушку, а ноги ее продолжали дрожать от последних волн специфического женского оргазма.

Том снял переполненный презерватив со своего обмякающего члена и положил его на тумбочку. Сам прилег рядом с дочерью, положил руку ей на спину и начал водить по ней, как будто заглаживая вину от того, что они только что сделали.

Так они провели молча несколько минут, а потом Молли повернулась на бок и посмотрела отцу в глаза. Теперь, когда первобытная сексуальная похоть была удовлетворена, Том вдруг почувствовал отвращение к запретному акту, который они только что совершили. Ему было стыдно за то, с каким наслаждением он занимался любовью со своей дочерью, лишая ее девственности. Но больше всего он стыдился того, что ему это нравится. Нравится быть первым мужчиной, проникшим в святая святых своей прекрасной дочери-подростка.

— Папа, ты в порядке? — спросила Молли, заметив выражение его лица. Киска все еще немного покалывала, но тело уже оправилось от интенсивного акта.

— Я? А как насчет тебя, ты в порядке? — ласково спросил Том. Интересно, испытывала ли она то же чувство стыда и отвращения, что и он?

— Хо-хо, — сказала Молли. – я-то в порядке. Это было самое невероятное, что я когда-либо испытывала, — сказала она своему немного удивленному отцу. — Ты заставил меня почувствовать себя так хорошо. Могу сказать, что ты сделал всё, чтобы убедиться, что в будущем со мной в сексуальном плане все будет в порядке, и это действительно так. Это было потрясающе. Большое спасибо, папа, — сказала Молли и нежно чмокнула отца в губы, прежде чем сесть на кровати.

Слова Молли застали Тома врасплох, но он почувствовал себя намного лучше. Очевидно, его дочь видела то, что они только что сделали, в совершенно ином свете, чем он, и он был благодарен ей за это.

— Рад слышать это, — сказал Том и крепко обнял дочь, после того как тоже сел. Некоторое время он прижимал ее обнаженное тело к своему, наслаждаясь ощущением этого прикосновения, потом отпустил ее.

Они оба медленно поднялись на ноги и молча смотрели друг на друга, пока одевались. Том смотрел, как его дочь одевает одежду на свое прекрасное обнаженное тело. Он отметил, что теперь она и пахла как женщина, источая запах пота, духов и секса. Молли также с удовольствием наблюдала, как отец покрывает трусами свой натруженный вялый пенис. Она улыбнулась при мысли, что уже не девочка. Отец превратил ее в женщину.

После того, как они окончили одеваться, Том открыл дверь и обнял дочь, выходя вместе с ней из комнаты. Они заметили, что дверь в гостевую спальню все еще закрыта, но пока они шли в гостиную, оттуда не доносилось ни звука. Молли села на диван, Том поставил чайник на кухне. Заварил горячий чай и принес его в гостиную.

— Интересно, каково было твоей матери и брату, — сказал он дочери, наливая ей чашку чая. Начал наливать себе и другим, услышал, как открылась дверь гостевой спальни. Закончив разливать чай по чашкам, и, обернувшись, увидел жену и сына, входивших в гостиную, в несколько нервозном состоянии.

Зак схватил предложенный отцом чай и сел на диван напротив сестры. Посмотрел на нее и заметил, что она тоже смотрит. Их глаза встретились, взгляды были несколько напряжены. Зак испытал странное чувство, как будто вновь изучая ее. Ему казалось, что он впервые смотрит на свою сестру.