шлюхи Екатеринбурга

Как бы это могло быть на самом деле. Славкины женщины

Славка вполне себе взрослый и самостоятельный парень. Мало постоянной подруги, так ещё и мама стала любовницей. Произошло это совершенно случайно, когда Славка решил, что мать вернулась с работы домой пьяной. Подумал так и не смог сдержаться, трахнул пьяную мать. Оказалось, что мама была не такой уж и пьяной, всё она помнит и во время, так сказать, Славкиного падения, была в полном сознании. Спасло Славку то, что маме понравилось то, что с ней сделал сын. Тут благополучно наложилось то, что мама давно не имела половых связей и Славкина самостоятельность пришлась как нельзя кстати.

На второй день мама снова пришла с работы пьяной. Точнее, казалась такой. И понял Славка это лишь тогда, когда мама в порыве страсти не сдержалась, завалила сына на спину, уселась верхом и, так уж вышло, хорошенько оттрахала.

Пока Славка, слегка охреневший, думал, что да как, мама успела кончить. Но это были лишь цветочки. Не дав сыну толком прийти в себя, мама огорошила того известием, что отныне и во веки веков, пока она или сын будут в силах, сынуле придётся удовлетворять мамины хотелки в любое время и в любом месте. И неважно, когда и где маме захочется.

— Слав, ты считаешь меня распутной женщиной?

— С чего ты взяла?

Славке было хорошо. Очень хорошо. Как хорошо бывает лишь тогда, когда ты освободился от излишков семени, что давили на все органы и только что из ушей не лезли. Такие вот они, эти излишки. Как хорошо бывает после офигительного оргазма. Мамины пальцы скользили по его груди, рисуя невидимые узоры, опускались вниз живота, доходили до растительности на лобке и разглаживали слипшиеся от спермы волосы. Потом находили мягкий после оргазма член и теребили его, пробуждая к жизни.

— С того. Переспать с собственным сыном — верх извращения. И вообще это ты свинья и ты во всём виноват.

Вот такой перекос сознания: Я развратная женщина, но виноват в этом ты.

— Почему? — Славка едва не задохнулся от возмущения. — Чо это я виноват?

— А кто? — Мама была уверена в своём праве винить сына в произошедшем. — Если бы ты вчера не полез ко мне, я бы так и заснула. Нууу…Помучилась бы немного, но потом бы заснула. А ты, скотина эдакая, всё во мне перевернул и заставил вспомнить, что я женщина. Может тебе просто надо было в кого-то спустить, а тут подвернулась мать, но мне-то было хорошо и я получила полноценный оргазм. И подумала, что раз уж ты не побрезговал старухой, — Молчи! — то почему бы тебе и дальше не продолжить отношения с матерью. Так что виноват только ты. И не спорь. Виноват во всём. И это, сын, мне так понравилось вот это…

Мама легла, раздвинув ноги, ненавязчиво потянув Славкину голову к зарослям рыжих волос на лобке. И чуть ниже, пока его рот не соприкоснулся с мамиными половыми губами.

— Слава, Славка, Славочка, Славик! Сыночек мой любимый! Радость моя! Оооо! Как мне хорошо! Слава, милый, ещё!

Мамин зад двигался по непредсказуемой траектории, с постоянно меняющейся амплитудой и скоростью. Её бёдра то сжимались, сдавливая Славкину голову, то расслаблялись и он мог хватануть немного воздуха, чтобы тут же уткнуться носом в мамину щель. Жидкость, что водопадом, ну, почти что водопадом, текла из маминой половой щели, смачивала Славкин подбородок, попадала в рот. Слегка кислая, она не была противной на вкус, скорее приятной. Или это было от того, что она принадлежала маме. Неважно. Славка сглатывал её, снова слизывал с половых губ, наполняя рот и снова глотал. Сам себе усмехнулся: Примерно так получается у женщин, когда они делают минет с проглотом.

Нет нужды говорить, что куни в исполнении сына пришлось маме по душе. Отдышавшись, полностью слизав свои выделения со Славкиного лица, мама спросила

— Что ты хочешь?

Славка не понял

— В каком смысле хочу?

— Что ты хочешь взамен этого, что ты сделал? — Мама никак не назвала Славкино действие. — Что ты попросишь взамен, если будешь каждый день делать со мной такое?

Ого! Да тут непаханое поле. Тут можно запросить всё, что угодно. Но Славка недаром был маминым сыном и хитрости ему было не занимать.

— Ничего.

— Как ничего? — Мама удивилась. — Совсем ничего?

— Да. Совсем ничего. На твоё усмотрение.

Мама помолчала

— Славка, ты стал мужчиной. Если бы ты что-то попросил, то…Ладно, я сама придумаю, как буду тебя благодарить. Слав, я вся мокрая и липкая. Дай я схожу в ванну. И тебе не мешает помыться. А потом пойдём в спальню и я докажу, что умею быть благодарной.

Менялись позы, страшно скрипела кровать, не выдержав безумия любовников, за окном давно была полная темнота, а они всё не могли успокоиться. Играли в собачек. Мама вставала на четвереньки, Славка облизывал мамину пещерку, потом влезал на маму и драл её со всем пылом молодости. Немного отдыхали и Славка наваливался на мать сверху. Устав, шли на кухню и там, включив свет на вытяжке над плитой, чтобы их не было видно с улицы, ели, восстанавливая силы. И снова переходили в спальню. Вру. Успевали и на кухне пошоркаться немного. Славкин член застыл в одном положении. Он не падал, потому что не мог извергнуть ни капли семени, и не был полностью эрогирован. Слегка вялый, но именно такое его состояние доставляло маме наибольшее удовольствие. Она ласкала Славкино орудие ртом, и тут же тянула его себе меж ног.

— Славка! Славка! Я сдурела! Я совсем сошла с ума. Я хочу и хочу и не могу кончить.

Славка, пыхтя сзади матери, в очередной раз поставив её на четвереньки, откликался

— Ма, я тоже не могу кончить.

— Слава, сынок, давай немного отдохнём.

Мама вытянула ноги, опускаясь на кровать, руки подложила од голову

— Нет, ты не слезай, лежи так. И не вытаскивай. Пусть он будет там.

Там так там. Так и заснули с членом в мамином влагалище.

Утром, как и водится после бурно проведённой ночи, проспали.. Но Славка успел сделать маме перед работой куни в душевой.

Так и пошло. Теперь Яна стояла на втором месте после мамы. И если раньше Славке приходилось выпрашивать у девушки доступ к телу, то теперь ситуация резко изменилась. Славка не стал ходить за ней по пятам, перестал по-собачьи ловить хозяйский взгляд в ожидании поощрения. Яна женским естеством почуяла, что теряет такого удобного ухажёра. Она поняла, что Славку перестала манить возможность трахнуть её. И она подумала, впрочем не без оснований, что у Славки есть кто-то другой. А раз так, надо бороться за своё до конца. Или за конец. Неважно, главное сама борьба.

Под каким-то благовидным предлогом Яна сумела затащить парня к себе домой. Никаких намёков, никаких претензий, ничего. Просто девушка пригласила своего парня в гости. Посидеть рядком, поговорить мирком. Чаем угостить. Славка поинтересовался

— У тебя кто дома?

Яна, хлопая ресничками и активно изображая из себя недалёкую блондинку, словно не поняв подоплёки вопроса, ответила

— Никого. Все на работе. Будут часов в семь, может в восемь.

Славка интересовался не просто так. Последнее время он заметил, что чем чаще они с матерью занимаются любовью, тем больше ему хочется. И ещё Славка научился контролировать семяизвержение. Эту науку ему преподала мать, научив сына отстрачивать оргазм, чтобы иметь возможность заниматься приятным делом очень и очень долго. Ему вполне хватало секса с матерью, но и отказываться от секса с подругой он не намеривался. Тем более, что их отношения несколько охладели и, судя по приглашению, Яна первая протянула руку примирения. Почему бы и нет? Иметь двух партнёрш вместо одной, это же в два раза больше возможностей для реализации своих потребностей. Пусть и казённым языком, но смысл один и тот же: две бабы лучше одной. Тем более, что мама о Яне знает, а Яне о маме знать не обязательно.

Чаепитие плавно перетекло из кухни в комнату и завершилось посиделками рядышком. Всё, как в прежние времена до охлаждения чувств. Разговор сменился поцелуями, когда Яна стала слегка наезжать на Славку с обвинениями в том, что он забыл свою малышку, в том, что он…Дальше она просто не смогла перечислять обидки, потому что трудно разговаривать и целоваться одновременно.

— Слав, я тебя хочу. Я так давно с тобой не была. Мне кажется, что ты совсем забыл, какое у меня тело. Мне раздеться?

Славка помнил, что Янке нравилось, когда он её раздевал.

— Я сам.

Стягивая с подруги одежду, Славка приговаривал

— Сейчас посмотрим, что там прячет Яночка под этими штанишками. Ишь, противные, прячут самые вкусные места.

Так они играли в невинную девочку и соблазнителя с первой их близости. Правда к тому времени Яна невинность свою потеряла, но Славку не интересовало с кем это было, когда и где. Стянув брючки и трусики, начал целовать бёдра. От Янкиного тела исходил лёгкий запах пота. Всё же брюки не та одежда для девичьей попы и прочего, что она имеет меж ног. В платье вентиляция лучше. И пока Славка целовал бёдра, животик, сам гладко выбритый лобок, девушка стянула с себя свитерок и маечку, оказавшись вдруг полностью голенькой. А что делают с голыми женщинами? Правильно, их трахают. Но перед этим возбуждают. Скорее всего в этом не было необходимости, но Славка давно не был эгоистом. Разве жаль нескольких потраченных минут и малых усилий, которые понадобятся для того, чтобы поцеловать девушку в её заветное место? Это же вложение капитала с отдачей с большими процентами.

— Слав, Слава! Любимый! — Ого, как её проняло! — Как давно ты со мной такое не делал! Как я по тебе соскучилась. Как хорошо ты это делаешь! Иди ко мне, любимый! Нет, нет, неееет! Славка, я сейчас кончу!

— Кончай!

Пробормотав это то ли Янке, то ли её пирожку, Славка усилил нажим. Приобретённый с мамой опыт позволил довести девушку до оргазма в кратчайший срок. Янка выгнулась, крепко сжала бёдра. Угу, не на того напала. Уж с маменькой тебе, дорогуша, не сравниться. Тренироваться и тренироваться. Она мастер, а ты юниор.

— Славка! Скотина! Любимый!

Янка то ли плакала, то ли смеялась, тянула Славку за уши и за волосы вверх, к своему лицу.

— Что ты со мной сделал? Я просила отпустить, а ты…Я же думала, что умру. Теперь моя очередь.

Янка попыталась ответить Славке минетом.

— Нет, Яна. Давай не так.

— А как?

Девушка в недоумении. Раньше Славка сам старался затолкать ей в рот член, а сейчас что-то выдумывает. Если бы не только что сделанное куни, могла бы подумать, что она ему противна.

Славка меж тем разделся, лёг на диван

— Ян, сверху ложись.

Янка едва не заверещала от радости. Единственная поза, дающая возможность делать своему парню минет, одновременно получая в ответ ласку его языка и губ. И эту ласку, едва легла на парня, Янка ощутила полной мерой. Оба старались, как могли. Сопение, причмокивание, будто детишки сосут леденец, стоны сквозь сжатые зубы — больше ничего не нарушало тишину квартиры.

Янка закрутила задом, начала прижиматься к Славкиному лицу вагиной, ёрзать по нему, смачивая своими выделениями щёки и парня.

— Слав, ты опять не кончил?

— Я пока не хочу.

— Ты не хочешь меня?

Девушка показательно надула губки. Славка поцеловал их, вызвав у Янки довольную улыбку

— Я хочу тебя. Хочу потому и не кончаю. Я хочу тебя всяко.

— Слав мне лечь?

— Да. Я хочу видеть твои глаза.

— Слав, мне так нравится, когда ты…когда он во мне. Это такое…такое…Тебе не понять, ты не женщина.

— Ещё бы.- Ритмично двигая задом, Славка то погружал член в Янкину вагину, то вытаскивал его почти полностью. — Ян, а если кто придёт?

Янка, подмахивая, ответила

— Если отец, то…Я не знаю. Скорее всего ничего. Сделает вид, что ничего не заметил.

— А если мать?

— Тут возможны варианты.

— Какие?

Янка засмеялась

— От изнасилования тебя в одиночку, до совместного секса втроём.

— Иди ты! — Славке слова девушки показались издевательством. — Так я ей и нужен. У неё муж есть.

— Папа давно ничего не может и потому смотрит сквозь пальцы на мамины шалости.

— И что? Мне теперь опасаться?

— Нет. Но если бы пришла сейчас, то ты бы не отвертелся. Ей наглости не занимать. Слав, ты кончать будешь?

— Да. Сейчас.

— Слав, не в меня. На живот. Сможешь?

Янкина просьба будто подтолкнула давно сдерживаемый оргазм. Славка успел вытащить член и прижать головку к лобку Яны. Содрогнувшись несколько раз, выпустил густую струю спермы на лобок. Яна засмеялась

— Будто пирожное сгущёнкой намазал. — Взяла на пальчик немного спермы, лизнула. — Вкусно. Только пресно. Сахарку бы.

Смеялись оба. Смеялись долго и счастливо.

Утром Славка стоял в душевой кабинке, смывая с себя сонливость. В ванну зашла мама и села на унитаз. Санузел у них совмещённый, да и прятаться друг от друга перестали.

Слав, ты вчера у своей девушки был? У Яны?

— да, мам. А что не так?

— Всё так. — Мать вздохнула. — Ругались или мирились?

— Мирились.

— И как?

— Всё окейно, мам.

— Миротворец твой в рабочем состоянии? Или теперь на мать уже не встанет?

А ведь мама ревнует.

— Мам, ты же знаешь, что для меня ты самая-самая дорогая женщина. Уж на кого другого, а на тебя у меня всегда будет стоять.

— Да? И силы остались?

— Сколько угодно.

— Докажи.

Опираясь на раковину, мама наклонилась, выставила зад.

— Доказывай.

Славка доказал. Мама охнула, когда Славка вошёл в неё.

— Слав, ты знаешь разницу между женским Ах! и Ох!?

— Нет. Не знаю.

— Буквально несколько сантиметров. То ли у меня за ночь всё ссохлось, что в принципе невозможно, то ли у тебя за ночь увеличился, что тоже невероятно. Но по моим ощущениям ты прибавил и в длину, и по толщине. Ох, Славка, не так резко. Жаль, что не измерила раньше. Сам как думаешь?

— Мам, не проверял, не знаю. На мой взгляд всё осталось как и было. Тебе больно?

— Разве такое может быть больным? Это приятно, когда тебя просто распирает и головка достаёт до самой печёнки. Оооууумммм! Я всё. Кончай, опаздываем.

Славка заторопился.

— Сейчас, мам, я сейчас.

Мать дождалась, пока сын не выдавил из себя последнюю каплю спермы, выпрямилась.

— Такое впечатление, что ты с яной вчера не кончал. Или мне опять что-то кажется?

— Мам, кончал. Как без этого.

— А откуда у тебя столько спермы? — Мама проверила рукой у себя между ног. — Сын, надо тебя чаще выдаивать до конца.

Славка засмеялся

— Мам, я читал, что чем чаще корову доят, тем больше молока она даёт.

— Ты не корова, ты бычок. Ну да может ты и прав. — Шлёпнула сына по голой заднице. — Жопу мыть и собираться. Опаздываем.

— Мам, у нас вся жизнь впереди. Куда нам торопиться?

— Жить, сын. Просто жить.