шлюхи Екатеринбурга

Как бы это могло быть на самом деле. Славкины женщины — 2

Всё у Славки хорошо, всё просто прекрасно. Дома мама, есть ещё Яна. И откуда только силы берутся, но Славки хватает на двух женщин, ещё и остаётся. По крайней мере от истощения не падает, ветром не качает, синие круги под глазами не наблюдаются. А желание…А желание никуда не девается и лишь прирастает. Кажется, что Славка готов трахать женщин двадцать четыре часа в сутки без перерыва на сон и еду. То есть кушать и спать, конечно, надо, но он мог бы заниматься этим и во время еды, и во время сна. А ещё лучше было бы, если бы мама, пока Славка спит, сама на сыне отрывалась.

Славка осторожно перелез через спящую мать. Вот тоже бзик у женщины: я сплю с краю и это не обсуждается. Будто Славка маленький и боится, что придёт серенький волчок и ухватит за бочок. Мать во сне что-то пробурчала, повернулась на бок, подогнула колени и засопела, не просыпаясь. Почмокала во сне губами. Славка хихикнул. А что, если сейчас сунуть в рот головку? Станет сосать? И тут же вспомнил, что сосала и не раз. Постоял, любясь на спящую женщину. Красивая у него мама. И сыну до сих пор не верится, что мама вот так просто решилась сожительствовать с ним. Понятно, что женщина в самом соку, что ей хочется, но ведь могла бы найти мужчину, встречаться с ним, а она под сына легла. Ну, предположим, не только ПОД, но и НА, и ПЕРЕД. В смысле часто стоит на четвереньках перед сыном. А уж про их увлечение минетом и куннилингусом и речи не ведётся. Нравится маме, когда сынулька вылизывает её писю, так сыну лишь и остаётся постараться делать это так, чтобы мама не оставалась разочарованной. Славка и старается. За последнее время он стал просто супер мастером в этом деле. Так научился работать языком, что теперь свободно выбирает арбузные семечки. Опыт, приобретённый с мамой, применяет с Янкой. И та просто верещит от удовольствия, когда Славка вылизывает её вкусный пирожок.

Посетил туалет и пошёл на кухню. С утречка кофе, можно и бутер соорудить. Сегодня спешить некуда, сегодня выходной. В песне пели: У солдата выходной пуговицы в ряд…Славка не солдат и навряд ли будет. У них есть военная кафедра, так что служить Славику, если и придётся, то офицером. А то! Золотые погоны и всё такое прочее. Отслужит, вернётся домой при параде, весь в орденах и медалях. А дома встречают мать и Янка. Только вот если скурвится, пощады пусть не ждёт. Жалко будет. У них пока всё нормально получается. Настораживает одно — Янка будто взбесилась. Сколько её не трахаешь, ей всё мало. Готова заниматься этим день и ночь. Почти так же, как и сам Славка. И раскрепостилась полностью. Раньше было не уговорить её на минет, ни в какую не соглашалась сосать, а сейчас для неё это лакомство. Вот вчера, к примеру, когда забежали к ней, сорвавшись с занятий. Едва в дом зашли, никаких чаёв, никаких разговоров, сорвала со Славки одежду и завалила, как мамонта.

Уселась сверху в руки член взяла и теребит

— Славка, как же я его люблю! Он у тебя такой хороший, так мне нравится, что он со мной делает. Ты же смой сладенький!

Славка решил, что это относится к нему и не угадал. Янка принялась целовать вовсе не его, а головку члена. И с каждым разом делает это искуснее и искуснее. Не сосёт механически, а будто играет, совершает одной ей известный ритуал. И перестала морщиться, когда берёт в рот после того, как Славка вытащит член из её вагины. А раньше фукала: Грязный! Ну так не в задницу же суёшь. До неё пока не дошли, хотя попытки попробовать были. Славка засмеялся, вспомнив, как они приготовились, купили специальную смазку, презервативы для анального секса, как Янка кряхтела, а потом орала, когда Славка всё же сумел преодолеть сопротивлении и вставил в Янкину попу член. Да как вставил. С самого краешка, едва головку погрузил. А ору-то было на всю квартиру. Соседи, поди, подумали, что здесь кого-то убивают. На том эксперимент и завершился. Отрицательный результат, тоже результат.

Янка, вдоволь наигравшись с членом, предпочитает садиться верхом.

— Слав, так я лучше ощущаю всё. И лучше контролирую. И тебе же лучше. Расслабься и лежи, получай удовольствие.

И правда, чего напрягаться, если есть возможность получить оргазм без особых стараний. Пусть Яна скачет, крутит задом, старается насладиться и дать наслаждение партнёру. Напрягает лишь, что Янка почему-то всё чаще и чаще заводит разговор о том, что будет, если её мама вернётся домой раньше времени.

— Слав, а правда, скажи, что ты будешь делать, если мама нас застанет за этими занятиями?

— Ян, я просто заткну ей рот.

— Как это?

— Ты же не дурочка, а такие вопросы задаёшь. Ты много говоришь, когда у тебя член во рту? Нет. Думаю и твоя мама не сможет особо возмущаться.

— Ага, так она прямо и взяла его в рот.

— Возьмёт. Ты поможешь.

— Как я помогу?

— Маму подержишь, пока я ей сделаю куни. Как думаешь, ей понравится?

— Думаю да. А потом?

— А потом мы с тобой поставим маму раком и я её просто оттрахаю.

— Фу, Славка, как грубо! Маму раком.

— Зато правда. Кстати, сама не хочешь собачкой постоять. На попу твою хочу полюбоваться.

— И поцеловать?

— И поцеловать.

По ходу Янка плетёт интригу, желая подсунуть мать под потенциального зятя. Она что-то говорила о немощности родителя, так может всё дело в этом? Если и придётся трахнуть будущую тёщу, Славка мужского звания не опозорит. Сделает всё в лучшем виде. Клиент останется довольным.

Откусывая от бутерброда, запивая это дело горячим кофе, Славка предавался размышлениям о том, как всё это может произойти на самом деле, прекрасно понимая, что любой план рушится, столкнувшись с реальностью.

В дверном проёме показалась мама. Слегка помятая после сна, всклокоченная, чем-то недовольная.

— Привет. Утро…Да ну нах, какое оно доброе. Мне кофе. Я в туааааа, — сладко зевнула, — авалет.

Коротко и ясно. Задания выданы, приступить к исполнению. Славка приготовил мамину любимую чашку, намазал хлеб маслом и отрезал тонкий, на просвет, кусочек сыра. Какой вкус можно почувствовать, съев такой мизер?

Маменька, свежая после умывания, пила кофе.

— Славка, какие у нас планы?

— Никаких.

— Что, совсем?

— Совсем.

Мама потянулась, заложив руки за голову. От этого её грудь приподнялась и натянувшаяся кожа чётко обрисовала контур. Славка сглотнул слюну. Очень уж возбуждающе это смотрелось. Мама это заметила, оценила.

— Ну что слюни распустил, поросёнок? На маму обзарился? Да я за это тебя…

Они принялись шутливо бороться. Бороться через стол. Мать хватала Славку за волосы, за уши, за нос. Он же был лишён такой возможности. Не станешь же маму за патлы таскать, будто деревня какая. И потому проиграл вчистую. Проиграл и был распят на столе. Мама мигом оказалась на столешнице

— Победила! Победила! Горе побеждённым!

Да какое же это горе? Подумаешь, села своей пипкой на лицо.

— Слав, Славка, тебе подрочить? — Мама, сидя верхом, позаботилась о сыне. — Или пососать?

Славка сумел высвободиться на мгновение

— Как хочешь. Мне всё равно.

— Тогда потерпи. Потом в титьки дам.

— А почему в титьки?

— По кочану. Нравится мне. И вообще не отвлекайся, я сейчас кончу.

Славка вытирает с лица слизь. Мать смеётся

— Накормила сынулю завтраком. Не всё тебе маме в рот спускать. Слав, скажи, тебе правда нравится так мне делать? Или это ты просто не хочешь меня обидеть?

— Ма, дурацкий вопрос. Мне кажется, что я становлюсь…Как бы это сказать? Мне ужасно нравится лизать тебя, лизать Янку. Это ненормальное явление?

Мать взъерошила сыну волосы, чмокнула в щёку

— Дурашка. Это сверхнормально. Когда ты суёшь женщине в рот свой член, это нормально? А почему ненормальным будет обратное? Славик, Славик, разве есть что-то ненормальное в отношениях двух человек? Лишь бы это было не противно, не больно, не унижало. А Яна как относится к куни?

— Верещит от счастья.

— Вот видишь. Ладно, сын, пойдём поваляемся. Что мы тут сидим?

— Ма, мы же с тобой на кухонном столе сделали это в первый раз? Дальше где будем?

— Ой, Славик, — мать отмахнулась, — мало ли в квартире мест, где можно заниматься сексом. Вон у нас подоконники какие широкие. Только свет не включать и пожалуйста, трахайся во все дыры. Ещё я хочу, в каком-то фильме видала, стоять в дверном проёме, упираться об косяки и чтобы ты меня сзади трахал. Да нет, не трахал, драл бы, как последнюю шлюху.

— Мам, а ещё у тебя какие фантазии есть?

— Много чего хочу. Тебя испугать боюсь. Обидишься, скажешь, что матери пора на Железнодорожников, в дурку.

— И зря.

Разговаривая перешли в спальню. Завалились в кровать, продолжили разговор.

— Ма, можно спросить?

— Спрашивай.

— А у тебя после отца мужчины были?

— Были, куда тут денешься.

— И как?

— Всяко. И стоя, и раком. — Мать засмеялась. — Ты же не про позы спросить хотел. Как мне с ними было?

— Да.

— Не очень. Не было чувства родства. Вот с тобой совсем иное. Я тебя чувствую. Я чувствую, когда тебя всё устраивает, когда тебе что-то не нравится. Ты ещё не сказал ничего, а я уже легла или встала как надо. Ох, Славка, Славка. Что я буду делать, когда ты женишься?

— Ничего. Если моей жене не понравится, что мы с тобой…Нууу….

— Трахаемся?

— Да. То пусть катится куда угодно. И вообще, мам, ты обещала…

— Раз обещала, то…Слав, крем подай, меж титек смажу.

Член, выныривая из сжавших его грудей, выставлял головку и мама старалась если уж не поймать её губами, то хотя бы лизнуть. Славка старался не дать матери сделать это. Соревнование было в самом разгаре, когда Славке пришла в голову мысль спросить мать кое о чём. Не вовремя, конечно, но и не так уж отвлечёт от игры. Тем более, что задачи кончить у Славки не стояло. Точнее, у него как раз стояло, вернее стоял, но кончать он не спешил. Ну а мама просто играла.

— Мам, спросить хочу.

Мама облизала точащую меж грудей головку

— Спрашивай.

— Мам, мне кажется, что Янка хочет, чтобы я трахнул её маму.

Мать замерла, отпустила член сына, села, скрестив ноги

— Отсюда подробнее.

Славка своими словами передал разговоры с подругой, её то ли намёки, то ли предупреждения. Добавил свои умозаключения. И замолчал, ожидая реакции матери. И она последовала, но совсем не та, которую ждал Славка.

— Сын, скажи, ты сколько раз за сутки можешь?

Оторопевший от резкой смены курса разговора, Славка задумался, почесал репу исконно русским жестом озадаченного человека.

— Нууу…Даже не знаю точно. Когда как.

— А точнее?

Маме были нужны точные цифры? А зачем? Что придумала?

— Мам, ну так ты же сама меня учила сдерживаться. Вот и получается, что у меня один раз растягивается на продолжительное время. Да я ещё недавно прочитал про одну методику. Короче, мам, надо крепко сжимать анус, пока можешь. Потом расслабиться и снова так сделать.

Мама засмеялась

— Славка, когда я была молодая и глупая…

Сын перебил

— Ты и сейчас молодо выглядишь.

Возможно он хотел выдать очередной комплимент маме, только та восприняла его слова по-своему.

— Ах ты козлёныш! Это намёк на то, что я дура? Или это прямое оскорбление?

Славка завалился на спину, выставил руки вперёд, защищаясь от маминого гнева

— Мам! Мам! Мамочка! Прости засранца! Неудачно пошутил! Отслужу! Отбатрачу! Всё, что угодно!

Мама крепко схватила сына за член, потянула на себя

— Оторву, паразит! Совсем оторву! Над матерью издеваться вздумал!

— Мам, ой, мам! Не надо, мамочка! Ещё пригодится!

— Это точно. — Мама поцеловала головку члена. — Пусть пока будет в сохранности. Скотина ты, сын. Знаешь, что привязалась, вот и пользуешься.

— Ма, я тебя тоже очень и очень…

— Не подлизывайся. И не лезь туда руками. Туда тебе можно лишь его толкать. Ну, ещё губками и язычком тоже можно. А руки своей Яне оставь.

Оттолкнула сына, вновь уселась в позу лотоса.

— На чём я остановилась?

— Когда ты была молодая, но уже в то время очень мудрая, то…

— Скотина какая! Укусил, паразит. Так вот, мы все были немного повёрнуты на разных методиках. И вот мне как-то попалась метода тренировки мышц влагалища по методу Кегеля. Потом были ещё всякие. Так вот твоя тренировка напоминает именно упражнения из рекомендаций Кегеля, только не для влагалища, а для ануса. Ты не прекращай этих тренировок. Специального места для этого не надо, как и время выделять специальное. А польза от них есть.

Ма, а это ты к чему?

— А к тому, сын, что у тебя два варианта развития событий: Ты расстаёшься с Яной — это первый. А второй — ты будешь трахать её мать.

— Мам, что ты говоришь?

— То, что есть. Так и будет. Третьего варианта нет. Так что крепись, вахтовик.

— Почему вахтовик?

— Так теперь будешь вахтовым методом порхать из кровати в кровать. — Мама подумала, что ей очень и очень надо встретиться с матерью Яны. — А пока ты ещё не тратишь силы на трёх коров, дай я рачком постою.

— Славка, оттрахай меня так, чтобы я до вечера ничего больше не хотела. Долго сможешь?

— Мам, для тебя… Ох, какая у тебя писенька тесная, нежная, вкусная. — Славка, прежде, чем вставить в вагину член, облизал половые губы. — Мам, резко?

— Я тебе дам резко. Не шалаву трахаешь, мать родную. Нежно и ласково. И сначала медленно, а потом быстрее. И это, Слав…

— Что, мам?

— Буду просить, чтоб перестал, не слушай. Ну, вставил? А чего замер? Мама должна жопой крутить?