шлюхи Екатеринбурга

Извращенец

     Ну, ты, Дима, и гусь! А с виду не скажешь, несмотря на твои 19 лет! Хрупкий, голубоглазый, длинноволосый, с лицом девочки — истинный ангелочек! Два года, с тех пор, как ты поселился в моей комнате в студенческой общаге, я пялил на тебя глаза, глотал слюни и исходил на говно, представляя, как однажды тебя возьму! Нежно, ласково, чтобы не причинить тебе боли и дискомфорта!

     Все твои утренние одевания и вечерние разоблачения были самыми мучительными моментами суток — член моментально вставал колом, и требовалось не мало сил, чтобы не броситься и не подмять тебя под себя. Но это все — фантазии. Не стал бы я тебя брать силой, а парни тебя не интересовали. Да и у девок ты имел непонятный успех! Кидались на тебя шеренгами, и ты здорово этим пользовался, а потом рассказывал мне перед сном детали побед. И вдруг объявил — женишься на Кате! Девочке из очень состоятельной семьи. У папани все в порядке с бизнесом. И для тебя, провинциала, это была большая удача. Писец, решил я для себя, вот и приплыл со всеми своими фантазиями!

     А потом я нашел под твоей кроватью флешку. Наверное, ты её выронил, когда одевался. Решил отдать вечером. В универе хотел скопировать у друга курсовик, но свою флешку оставил дома. Воспользовался твоей. Случайно бросилась в глаза папка под названием «Катя». Любопытство пересилило, и я её открыл. Увидев в ней папку «Камера» , не задумываясь влез туда.

     Я не знаю, как тебе удалось установить камеру в спальне Кати и Иры, её 13-летней сестры. И какая была у тебя цель — ты все равно скоро на Кате женишься! Но ты-то знал, зачем это делал! Помимо сцен оголения обеих девочек в запись попали и встречи Иры и её школьной подруги, у которых фантазии были гораздо серьезнее, чем обычные для их возраста.

     Даже у меня глаза на лоб полезли от того, что они выделывали, когда оставались одни. Кроме откровеннейших ласк на уровне порнофильмов, в ход шли и разные приспособления, явно предназначенные не для их возраста и габаритов! Совершенно поражала их способность использовать эти инструменты! Даже у меня, абсолютного любителя парней, член молниеносно стал железным и не падал на протяжении всего просмотра. Видимо, посещая Катю, ты что-то заметил в общении Иры и её подружки и решил поразвлечься. А потом… А потом пошли записи с твоим участием. Как и чем тебе удалось запугать Иру — я не знаю. Наверное, показал ей эти записи и пригрозил выложить в Интернете. Главное — как ты этим воспользовался! Первая встреча была полностью провальной — Ира отказывалась от всего, что бы ты не предлагал.

     А потом были новые совместные просмотры записи и новые угрозы. И снова настойчивые предложения ублажить тебя. И ты своего добился! Первый неумелый минет дался Ире трудно — были и слезы и рвотные позывы и попытки вырваться и захлебывания твоей спермой. Я понимал причину её трудностей — шняга у тебя была явно не детская! А потом — как-то быстро все наладилось, Ира вошла во вкус и все охотнее шла навстречу. И тут ты решил получить все — ты взял её, не очень заботясь о её желаниях и ощущениях. Встречи стали постоянными. В какой-то момент ты велел Ире позвала подругу. То, что ты, грязный извращенец, заставлял делать девочек, было омерзительно. И ведь не побоялся оставлять эти записи на флешке!

     Глядя на твою ангельскую внешность и вспоминая содержимое записи, я поражался, насколько внешность бывает обманчива! Все былые, достаточно нежные чувства к тебе, ушли! Малолетний педофил — как же ты планировал свою дальнейшую жизнь в семье Кати? Но я-то знал, что сейчас буду делать — в руках у меня был материал, которого хватило бы на то, чтобы тебя упрятать минимум на 15 лет на зону! А там, по этой статье… И мои планы в отношении тебя были откровенными и жесткими!

     Через два дня ты объявил, что завтра устраиваешь мальчишник. А ещё через три дня будет свадьба, на которую вызвали твоих родителей.

     Как и все мальчишники, этот протекал с большим количеством водки, дружеских приколов и советов, не очень приличных анекдотов и всеобщего веселья. Ты был уже заметно навеселе, когда мы вернулись в нашу комнату. Я взял полотенце и отправился в душ. Когда я вернулся, ты уже успел раздеться и лежал на своей кровати поверх одеяла.

     — Спа-а-а-ать! — Мечтательно сказал ты, перевернулся на живот и ткнулся головой в подушку. Я, не спеша, разделся, вынул ноутбук, вставил флешку.

     — Кино посмотреть не хочешь? — спросил я.

     — Ой, Коля, ну его на х@й, у меня сейчас одно желание — вырубиться.

     — Зато у меня другое желание! — Я сел на его кровать, рывком сдернул с него трусы. Дима ошалело уставился на меня. Я не спеша вывалил перед его лицом свое набухшее хозяйство.

     — Ты что, ёб@улся? — Он с ужасом уставился на мой быстро растущий член.

     — Ну, так будешь сосать или сначала кино посмотрим? — Я взял его за волосы и стал медленно сближать его рот с уже стоящим колом членом.

     — Пусти, урод! Педик, извращенец, пошел на х@й — я не такой! — Он обеими руками уперся мне в живот.

     — Да, знаю я, какой ты — насмотрелся записей из Катиной квартиры! — Он перестал отбиваться и с ужасом уставился на меня.

     — Ты их смотрел? Зачем? Это же не твои, это не честно! Почему ты не отдал флешку мне? Так друзья не поступают!

     — Ну, да, благородно поступать по отношению к семье невесты так, как это сделал ты!

     — Коля, да ладно, ну запал я на её сестру — очень трахнуть хотелось. Ну, что тебе-то до этого? Да и не узнает никто ни о чем! А с Иркой я все прекращу после свадьбы!

     — Да, нет! Не все так просто! И я на тебя запал — тоже очень трахнуть хочется! Вот и решай, кто из нас благороднее! Думаю, после публикации этих записей тебе не только Катьки не видать, но и загремишь на зону за педофилию с несовершеннолетними!

     А там за такие дела сразу поплатишься жопой!

     — Подожди, Коля, ну что ты сразу так! Давай после свадьбы я тебе денег дам. Много!

     — Дима, кино будем смотреть или сразу начнем? — Я потянулся за ноутбуком.

     — Нет! Стоп! Не надо! Коль, я никогда… Я не умею… Ну, не надо, я же пацан! — Он уже чуть не плакал.

     — Будешь, будешь! Я так хочу! Ты же видишь — его (тут я кивнул на свою вздыбленность) успокоить надо!

      Он в ужасе смотрел на мой член. — Ну? — Я двинулся ближе к нему.

     — Да, хорошо! Я попробую, но обещай, что потом ты отдашь флешку!

     — Бери, сучка! — Я опять схватил его за волосы и стал натягивать на член. Рот был плотно закрыт. — Ну?! А ты вспомни, как Ирку натягивал! Вот также и давай! — Я нажал членом на его рот, и тот потихоньку приоткрылся. Я быстро и резко ввел член на полную его длину. Член уперся в теплую преграду, и Дима стал захлебываться в кашле! Не обращая внимания, я продолжал резко загонять свое орудие, помогая себе, взяв рукой его за затылок. Он захрипел, стал яростно вырываться, попытался спрыгнуть с кровати.

     — Дим, я не понял — ты не хочешь? Можем и закончить на этом! Последствия тебе известны!

     — Подожди! Я не могу! Я задыхаюсь! Давай попробуем потихоньку! — Он смотрел на меня полными слез глазами.

     — А как же Ирка смогла? Или там тебя это не интересовало? А может сразу в жопу? Может так тебе будет легче?

     — Ну, Коль… Я не знаю… Я не педик…

     — Тебя еб@ть или нет? — Я схватил его за шею.

     — Да… Да… Попробуем сзади… — Я быстро развернул его и поставил раком жопой к себе.

     — Ты только, Коль, осторожнее… . — Я пару раз сплюнул ему в очко и размазал пальцем. Потом стал палец углублять. Он дернулся, но после моего окрика затих.

     — Расслабься, сучёнок! — Я обеими руками раздвинул его жопу. Дыра все равно была плотно сжата. Я взял крем и стал обильно смазывать вход. Потом опять попытался внедриться. Дело пошло легче. Два пальца тоже как-то вошли, хотя он опять весь задеревенел. Больше я терпеть не мог — колом стоящий член требовал разрядки. Подведя головку к входу, я слегка надавил. Он чуть пропустил меня внутрь, и тут я вогнал член сразу на треть.

     Он заорал, а я думал, что сейчас прибегут соседи! Я затих, а он стал тихо скулить, но попыток вырваться не делал.

     — Расслабься, идиот, самое страшное уже позади! — Я подождал, пока он перестанет сжимать сфинктер. Я знал, что теперь ему не должно быть очень больно — обычно у меня много выделяется смазки. Я вдвинул член еще на 5-6 см. Воплей уже не было, он продолжал жалобно скулить. И тогда я вогнал член по-полной! Он тихо плакал, не делая попыток вырваться. Мне было наплевать на его переживания — я начал его трахать. Не быстро, но глубоко, с резким окончанием ввода. Я знал, что долго не выдержу, но терпел из-за всех сил, чтобы последняя стадия была для него все-таки не такой жесткой. Всхлипы прекратились.

     Я взял его за бока и начал вгонять член, уже повинуясь только требованию тела. Он затих, и как будто вслушивался в себя. Были слышны только шлепки моего живота о его жопу и мои стоны. Скоро у меня стали вырываться какие-то слова, в основном — мат, долбежка стала резче, я загнул его так, чтобы ничто не мешало вгонять член как можно глубже. Он полностью расслабился, и член буквально влетал в эту девственную теплоту. Дальше терпеть я не мог. С воем я вдавил свое орудие так, что почувствовал себя внутри его кишечника, задеревенел, натянул его за бока полностью на себя и стал сливать бешеными толчками накопившееся семя. Не выходя из него, я затих, продолжая сливать в кишку остатки спермы.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]