шлюхи Екатеринбурга

Искушение (перевод с английского). Глава 3

— Ты все сняла? — спросил Джейк.

— Да, все. Ты отлично справился, и эта шлюха была похожа на суку в течке, — ответила Кендра с очень злобной улыбкой.

На следующий день они сидели рядом и пили кофе перед работой. Джейк все еще хотел получить кусок Кендры, но вместо этого согласился на ее деньги.

— Джейк, ты выполнил свою часть сделки, так что, вот твоя награда, — она передала ему толстый конверт. — Там все, как я и обещала.

— С тобой приятно иметь дело, — ответил он.

Джейк принял сверток и сунул его в карман пальто. Кендра поднялась, чтобы направиться в офис. Джейк остался, потягивая кофе и мечтая снова прижать Анну. Еще через несколько минут зазвонил его телефон.

— Привет, — сказал он, нажав зеленую кнопку.

— Эй, это я. Она тебе заплатила? — спросила его сестра.

— Да, Бритт, она заплатила мне. Я отдам твою долю сегодня вечером, хорошо?

— Хорошо. Я уже устала от этого и чувствую себя ужасно из-за того, что испортила жизнь этой девушке. Ты — настоящий мудак, что заставил меня сделать это. После этого мы закончили, ты меня слышишь? Больше никаких услуг для тебя, — сердито ответила она.

Она повесила трубку, прежде чем он успел ответить. Его не смутил ее гнев, и он пошел в офис. Джейк насвистывал, подъезжая, и продолжал, пока не добрался до своей кабинки. Войдя в систему, он проверил свою электронную почту, а затем встал, чтобы посмотреть, не пришла ли Анна.

***

Утро для Анны было тяжелым во многих отношениях. Вина, которую она чувствовала из-за того, что изменила, съедала ее заживо, поэтому она решила разбудить Гэри еще одним утренним минетом. Она надеялась, что он не заметит, как она напугана и опечалена своими действиями, если сможет отвлечь его дополнительным сексом. К счастью для нее, он, похоже, не заметил и не озаботился дополнительным вниманием.

Как только она заставила его кончить, он захотел отплатить за услугу, и ей очень понравилось его внимание. Ее вина почти не давала ей насладиться его чудесным языком, но через несколько минут она кончила с непреодолимым чувством любви. Анна решила, что будет еще больше стараться перед лицом собственных слабостей. Гэри заслуживает большего, и она знала это.

После этого она собралась на работу. Находясь в душе, она опять заплакала из-за своей неспособности сказать Джейку «нет». Ей было так стыдно, что Джейк смог ее соблазнить, в то время как они с Гэри клялись, что никогда не изменят друг другу. Она закончила приводить себя в порядок в ванной и поспешила за дверь, прежде чем Гэри заподозрит, что что-то не так.

Гэри был очень благодарен жене за оказанную услугу, и его день начался с хорошего старта. Он приготовил завтрак для всех и поцеловал Анну перед ее отъездом. Он позвонил родителям и сказал, что сегодня оставит Лилию дома с собой на весь день. Он позволил ей посидеть с ним немного за торгами, а затем взял ее с собой на обед.

Анна остановилась выпить кофе у «Старбакса» на обслуживании автомобилей и направилась в офис. Все время в машине она ругала себя за слабость и обещала себе, что скажет Джейку, что они больше никогда не смогут быть наедине. Она не позволит ему разрушить ее жизнь или брак.

Единственное, в чем она призналась самой себе, это то, что ей понравилось это небольшое свидание с Джейком, каким бы неправильным оно ни было. Она поняла, что ему было нужно, еще когда он начал делать массаж, и должна была остановить его, когда у нее еще был шанс. Вопрос на миллион долларов заключался в том, почему она этого не сделала? Она несколько раз задавала себе этот вопрос вслух, пока не выключила двигатель машины.

Когда вышла из машины и подошла к зданию, она чуть не развернулась и не пошла обратно. Она замедлила шаг, подняла голову и с гордостью вошла.

«У меня все в порядке. Я скоро стану партнером, у меня есть любящие муж и дочь, и только я могу все испортить», — сказала она вслух, мысленно готовясь к тяжелому дню.

Не успела Анна сесть и войти в свой ноутбук, как в дверь просунула голову Кендра. На ее лице появилось озабоченное выражение, которое заставило Анну забеспокоиться об остатке дня.

— Да, Кендра, что я могу для тебя сделать?

Та помедлила, вошла, закрыла дверь и села.

— Анна, нет простого способа сказать это, поэтому скажу сразу. Вчера я видела Гэри во время обеда и решила проследить за ним, как ты и просила. Он пообедал все с той же высокой блондинкой, а потом проследовал за ней в какой-то жилой комплекс. Вот адрес, — сказала она, передавая листок бумаги. — Я осталась снаружи, дождалась, пока он выйдет, примерно через час, и уехала.

Анна изучила адрес и сразу же нашла в Интернете картографическую программу. Она набрала адрес и была потрясена, обнаружив, что это — то самое место, в которое она ранее проследовала за Алексией. Ее вина, наконец, нашла отдушину, в то время как она сидела и все больше и больше злилась.

— Ты уверена, что туда входил именно он? Это не был кто-то другой? — спросила Анна без надежды в голосе.

Кендра повесила голову:

— Я уверена. Это был он…

На минуту в воздухе повисла тишина, пока Кендра не встала и не двинулась к двери.

— Мне очень жаль, Анна. Ты заслуживаешь лучшего.

С этими словами она вышла из офиса и закрыла за собой дверь. Анна потеряла дар речи. Она была в ярости на своего мужа, но теперь у нее появился проблеск надежды, чтобы немного успокоить угрызения совести. Она рассудила, что хоть два минуса и не дают плюс, но, возможно, в ее случае эти обоюдные ошибки смогут нейтрализовать друг друга.

Она немного подождала, а затем немедленно отправила Джейку сообщение, что хочет его видеть. Он получил его и решил, что ему опять может повезти. Он знал то, что Кендра сказала Анне, поэтому планировал использовать это в своих интересах.

— Ты хотела меня видеть? — спросил он, входя в ее кабинет.

— Да, закрой дверь и присаживайся, — ответила она. — Джейк, я могу сказать это тебе только один раз. Мы никогда не повторим того, что произошло вчера, или я пойду к партнерам и вышвырну тебя из моей команды. Ты понял?

Джейк кивнул, но возразил:

— Я понимаю, Анна, но Кендра рассказала мне о Гэри. Я знаю, что это — не мое дело, но если он тебе изменяет, тебе следует подумать о том, как это заставляет тебя чувствовать. Ты действительно так плохо себя чувствуешь из-за того, что у нас было с тобой? Я так ни минуты не жалею об этом. На самом деле я все еще думаю, что запомню это как один из лучших моментов в моей жизни. Ты — удивительная женщина.

Анна почти потеряла дар речи.

— Как?!… Она не имела права говорить тебе! Джейк, то, что мы сделали, было неправильным. Возможно, это и было приятно, но все равно неправильно… — ответила она, не уверенная в себе.

Джейк подхватил ее слова и продолжил:

— Анна, я никогда не заставлю тебя делать то, чего ты не хочешь, но думаю, что между нами есть что-то особенное, не так ли?

Он встал и подошел к ее столу. Она встала, словно пытаясь отойти от него, но он подошел к ней ближе. Он снова обнял ее и понял, что она — его. Ее слегка потряхивало, и она опять почувствовала, что тело предает ее.

— Джейк… Мы не можем… — все, что она сказала, прежде чем он плотно прижался губами к ее губам.

Сначала она толкнула его в грудь, но он не поддался. Его руки спустились вниз по ее блузке, потянув ее вверх, чтобы потереть обнаженную кожу спины. Он просунул руки за пояс ее брюк сзади, чтобы обеими ладонями ухватиться за твердые ягодицы. Она вздрогнула, но в спешке вернулась к реальности. Она оттолкнула его, на этот раз решительно, и посмотрела на него.

— ДЖЕЙК! Черт побери! Мы НЕ МОЖЕМ больше этого делать, ты понимаешь?! Боже, я могу потерять все… ЕБ ТВОЮ МАТЬ! — выругалась она.

Реальность всего, что она могла потерять, поразила ее с полной силой. Она могла остаться без работы, без мужа, без возможности прокормить свою дочь. Мысль о потере любящего мужа была слишком сильной, и она вспыхнула гневом на Джейка за его участие в ее падении.

— НЕМЕДЛЕННО УБИРАЙСЯ! — чуть не закричала она на него.

Джейк был не из тех, кто раскачивает эмоциональную лодку, он кивнул и пошел к двери.

— Анна, мне очень жаль, что тебе тяжело, но ты должна знать, что я волнуюсь за тебя и не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое.

С этими словами он вышел, закрыв за собой дверь. Она глубоко вздохнула и почувствовала, как ее захлестнула волна тошноты. Все происходило так стремительно, что ей казалось, будто она плывет по течению быстрой реки. Она почувствовала себя немного лучше, но все еще не в силах что-нибудь сделать с прошлым и с изменой своему мужу.

Она пошла в туалет, убедившись, что там никого нет, и ее вырвало в одной из кабинок. Анна никогда в жизни не чувствовала себя так низко, но не видела ни одного положительного выхода из этой ситуации. Она искренне верила, что муж ей изменяет, а она изменила ему.

Достаточно очистившись и приведя себя в порядое, она вышла из туалета и вернулась в свой офис. Решив вернуться к работе, чтобы отвлечься от своих проблем, Анна перенесла совещание группы на более позднее время и ознакомилась с ходом дела. Она поручила нескольким из них провести дальнейшие исследования, а также подготовить показания еще одного возможного свидетеля, чтобы подтвердить алиби мистера Миддлтона.

Она отпустила их и постаралась отвлечься от личных проблем до конца утра. К обеду она решила поговорить с Гэри. Она выложит все доказательства, которые у нее есть, и посмотрит, что он скажет. Во всем этом ее главным страхом по-прежнему было то, что они отправятся в суд по бракоразводным делам, а ее маленькая дочь станет разменной монетой их неудачного брака.

— Я больше не могу подвести эту маленькую девочку, — пообещала она себе.

Лилия позвонила сразу после обеда, чтобы сказать Анне, что она пошла с папой на обед, и что они собираются сегодня вместе повеселиться, делая рисунки пальцами. У Анны на глазах стояли слезы, когда она сказала дочери повеселиться с папой.

Позже, по дороге домой Анна приготовилась к битве, которая должна была произойти. Она вошла и обняла Лилию стандартным приветственным объятием, затем пошла в ванную переодеться и привести себя в порядок. Анна надела красивые синие джинсы и простую майку, добавив немного своего любимого спрея для тела.

Печально глядя в зеркало в комоде, она подумала: «Как я могу злиться на него из-за того, что сделала сама? Это просто делает меня лицемеркой. Я должна попытаться прояснить отношения между нами».

Закончив переодеваться, она нашла его на кухне, готовящим ужин. Очевидно, сегодня должны были быть мягкие тако, любимые их дочерью. Она с грустью подумала, что сегодня вечером может быть один из последних совместных семейных ужинов. Анна не плакала, но и не радовалась.

— Гэри, нам нужно поговорить, — смиренно сказала она.

Гэри, услышав слова, которые никто из мужей не хочет слышать, просто кивнул.

— Конечно. После того как Лилия будет в постели, хорошо?

Она кивнула со слабой улыбкой и пошла проводить время с дочерью. Обычно им нравилось выкладывать ингредиенты на стол, и каждый просто выкладывал их черпаком в мягкой скорлупе на своею тарелку. В тот вечер за столом было напряжение, а их обычно веселое настроение было подавленным.

Лилия изо всех сил старалась заставить своих маму и папу улыбнуться, но быстро расстроилась из-за их сдержанного поведения. Наконец, они достаточно разогрелись, чтобы поговорить о ее обеде с папой в начале дня и о веселой прогулке в парке, которую они устроили после этого.

После ужина, уложив свою маленькую девочку спать, они оба сели на диван. Анна повернулась к мужу и начала разговор, который, как она знала, будет тяжелым:

— Гэри, когда ты сказал, что не видел ту другую женщину из спортзала, я поверила тебе. Когда ты сказал, что бросишь спортзал и перейдешь в другой, у меня появилась надежда. Когда я увидела тебя с ней, и мне сказали о твоем с ней свидании за обедом, это разбило мне сердце… но я поверила тебе на слово, когда ты сказал, что ничего не произошло.

Анна остановилась, тяжело сглотнула и посмотрела на него. Костяшки ее пальцев побелели от крепкой хватки на подлокотнике дивана.

— После первого раза я проследила за этой женщиной до дома, и она привела меня в какое-то здание кондоминиума. Сегодня на работе Кендра сказала мне, что видела, как ты ехал с этой женщиной обратно в то же здание…

К этому моменту с Гэри было достаточно. С гневом в голосе он прервал ее:

— Я никогда никуда не ходил с этой женщиной! Что, черт возьми, ты несешь? Кто такая Кендра?

— Гэри, КАК все это может быть одним большим недоразумением за другим? Ты хоть представляешь, насколько ПЛОХО все это выглядит? Кендра — это еще один юрист в моем офисе, не то чтобы ты когда-либо спрашивал меня о ком-нибудь, с кем я работаю, но по крайней мере, ОНА — та, кому Я ДОВЕРЯЮ, — сказала она с немалым сарказмом.

В этот момент они оба были разочарованы друг в друге. У них обоих были красные лица, и они смотрели через стол. Гэри совершенно не понимал, почему его жена не может поверить ему, доверяя кому-то в своем офисе. Имя Кендра было ему очень знакомо, но он думал, что Анна никак не может работать с той женщиной, с которой он расстался много лет назад.

«Может, мне стоило раньше рассказать Анне о Кендре. А может, это не имеет значения, и я просто схожу с ума. Это выходит из-под контроля», — подумал он.

Он глубоко вздохнул, поскольку понятия не имел, как исправить ситуацию или как заставить жену поверить, что он ей не изменял. Анна была в ярости, но, вероятно, в большей степени из-за собственного чувства вины. Она чувствовала, что он должен ей изменять, чтобы уравновесить их ситуацию. Ее логика была серьезно ошибочной, но сейчас она увязла слишком глубоко, чтобы отступить от своей позиции. Если он не изменял, это означало бы, что она была единственной, кто нарушил их клятвы.

Она перестала кричать на него, согнулась на кушетке и начала рыдать. У нее текли слезы, она продолжала бесконтрольно трястись. Гэри подошел к ней, чтобы утешить и обнять жену. Когда он обнял ее, она заплакала еще громче и, в конце концов, оттолкнула мужа. Он всегда был с ней так нежен, и это разрывало ее изнутри, зная, что она его предала.

В полной растерянности Гэри встал. Его дочь плакала в своей комнате, проснувшись от их криков. Анна плакала, глядя на него, слезы текли по ее щекам. Он не знал, что делать, и хотел полностью сдаться.

— Дорогая, я не знаю, что, черт возьми, происходит, но это не больше может так продолжаться, — сказал он, повернувшись, чтобы пройти по коридору в комнату Лилии.

Гэри уложил дочь обратно в постель, успокоив ее. Он вернулся в свою спальню, собрал ночной пакет и вернулся в гостиную. Его жена все еще рыдала, сидя на диване, и посмотрела на него, когда он подошел. Ее глаза расширились, когда она увидела пакет.

— Г-Гэри… Что ты делаешь? — пробормотала она.

— Анна, я люблю тебя всем сердцем, но не могу продолжать попытки убедить тебя мне поверить. Я собираюсь переночевать в доме моих родителей. Может, мы снова попробуем поговорить завтра…

Она так и не встала, застряв в шоковом состоянии. Она успокоилась до тихого хныканья, но все еще чувствовала, что фундамент всего ее мира рушится. Отрицание было единственным, что она, казалось, понимала в тот момент. Она отрицала, что ее муж утверждал, что он не изменял, отрицала свой служебный роман и его уход от нее.

— Детка, я действительно не понимаю, что с нами происходит, но пожалуйста, не сдавайся. Я люблю тебя… — грустно сказал ей Гэри, закрывая за собой дверь на выходе.

Щелчок закрывающейся двери вывел Анну из оцепенения, и она устремилась к двери, где только что был ее муж. Вид того как он уезжает, подтвердил ее мысли о том, что возможно надежды у них уже не осталось.

— Я не хочу, чтобы ты уходил, Гэри… — тихо сказала она пустой комнате.

Анна встала и зашаркала по коридору как зомби. Она взглянула на свою дочь, чтобы убедиться, что она все еще спит, затем пошла в свою комнату и залезла в кровать. Она плакала перед сном, желая очнуться от этого кошмара…

***

Дэн и Марта Томсон боялись за своего сына. Он позвонил им и тихо спросил, может ли переночевать в их доме, очевидно, имея проблемы с женой. По тону его голоса Марта могла сказать, что что-то ОЧЕНЬ не так. Она не теряла времени даром, когда он вошел в дверь, и спросила его об Анне:

— Гаррисон, с Анной все в порядке? Что происходит между вами?

— Мама, пожалуйста, дай мне немного поспать. Мы поговорим утром, ладно? — спросил усталый сын.

— Гэри, мы беспокоимся только о тебе, — заявил его отец.

Когда Гэри шел по коридору в свою старую комнату, Марта с пониманием посмотрела на мужа. Дэн просто кивнул жене с мрачным выражением лица. Насколько они знали, это был первый раз, когда Гэри и Анна серьезно поссорились, с тех пор как начали встречаться.

— Я просто сбита с толку… Зачем им ссориться? Может быть, из-за Анны и ее работы? — предположила Марта.

— Понятия не имею, дорогая, но что бы это ни было, оно звучит плохо, — признал Дэн.

В ту ночь Гэри спал очень плохо, ему снились кошмары о том, что его окружают флиртующие с ним женщины. Он слышал, как на заднем плане его жена насмехается над ним, дразнит его:

«Ты такой лжец, Гэри… Ты знаешь, что хочешь их… « — скандировала она.

Он проснулся в поту, почти за час до того, как сработал его телефонный будильник. Он встал и решил, что постарается пережить день, каким бы адом ни казалась его домашняя жизнь.

Войдя на кухню, он чуть не столкнулся с матерью, сидящей за столом. Она была в халате, пила чай и смотрела на задний двор.

— Я помню, когда ты был еще мальчиком, то бегал там… Ты был тогда таким полным жизни… — вспоминала она, зная, что он вошел и стоит за ней.

— Мама… почему ты не спишь? — спросил он, идя за чашкой кофе.

— Сядь, милый, и давай поговорим. — Для подчеркивания она похлопала по стулу рядом с собой.

Гэри взял кружку и сел рядом с матерью. Он повесил голову и решил, что ему нужно просто вытащить все это.

— Мама, Анна обвиняет меня в романе, и из-за этого мы сильно поссорились.

— А это правда?

— ЧТО?! Как ты можешь даже спрашивать? — возмущенно крикнул он.

— Ну, а что? Вполне справедливый вопрос.

— НЕТ! Исключено! Мама, я НИКОГДА не изменял жене, я слишком ее люблю.

Марта кивнула и погладила его по кисти руки. Она очень гордилась своим сыном и всем, что он сделал для своей семьи. Она терпеть не могла видеть его в таком отчаянии.

— Гэри, я тебе верю. Я не могу сказать, что тебе делать, но может быть, тебе стоит выяснить, почему она так думает? Каковы ее доказательства? Кто ей лжет?

Для Гэри это было так, будто вспыхнул свет. Почему он раньше об этом не подумал? Он решил, что докопается до сути, почему она решила, что он изменяет, начиная с ее коллег.

***

На следующее утро Анна все еще была разбитой, поэтому решила позвонить единственному человеку, которому могла доверять, — своей сестре Дениз. Та утомленно ответила после третьего звонка:

— Привет, сестренка, как дела?

Дениз услышала всхлипывания на другом конце провода и сразу забеспокоилась.

— Что случилось, Анна? Кто-то пострадал? Это Лилия? — скоропалительно спросила она.

— Нет… ну да, что-то не так, но никто не пострадал… — громко ответила Анна. — Это Гэри… Прошлой ночью он ушел ночевать к родителям… О боже, я не хочу его терять… — с этими словами она опять начала откровенно рыдать.

— Сестренка, почему он ушел? Что случилось? — Не получив немедленного ответа, Дениз поняла, что что-то действительно не так. — Анна, я приеду, хорошо?

Анна ответила простым «ага», прежде чем сестры повесили трубку.

Дениз сказала мужу, что должна идти на помощь сестре и вернется, как только сможет. Она поехала к дому Анны, не зная, чего ожидать. Голос ее сестры походил на нервное расстройство, поэтому она надеялась, что сможет ее успокоить.

Дениз постучала в дверь, и Анна впустила ее, все еще всхлипывая и с опухшими красными глазами. Женщины сели на диван, и Дениз заговорила:

— Анна, милая, что случилось?

Она рассказала сестре все со слезами на глазах, позволив правде выйти наружу. Она рассказала сестре о Гэри и девушке из спортзала, о своей измене с Джейком в офисе, обо всем. Она рыдала на протяжении большей части своего рассказа, но сумела выжить, не сломавшись полностью.

— Черт… — все, что смогла сказать ее сестра. В конце концов, она продолжила: — Анна, ты без сомнения в по-королевски трахнутой ситуации. Я думаю, мне надо знать, чего сейчас хочешь ты? Ты хочешь развестись с Гэри? Ты хочешь быть с этим другим парнем? Ты вообще подумала о Лилии? — спросила она бранными словами.

— НЕТ! Гэри для меня значит все! Я знаю, что облажалась, и у нас проблемы, но я не хочу его терять!

На этом она окончательно сломалась. Она больше не могла говорить, так как ее тело сотрясали рыдания, и она плакала, в то время мучительная боль, казалось, проходила через нее. Анна понятия не имела, как ей обходиться без семьи.

— Ну, девочка, тогда тебе срочно надо что-то делать, не так ли?

***

Гэри проснулся после очередного беспокойного сна. Его кошмары были похожи на прошлый раз, только теперь в них была замешана его бывшая девушка Кендра. Он думал о ней и о том, что произошло между ними почти семь лет назад, еще до того как он встретил Анну.

Кендра была свободолюбивой женщиной, и поначалу это очень привлекало Гэри. Проведя с ней больше времени, он, в конце концов, обнаружил, что с ее резкими перепадами настроения и изменчивым темпераментом справиться невозможно.

Однажды ночью он нашел ее блокнот, ожидая, пока она оденется. Тем вечером они собирались на прогулку, и она сказала, что хочет выглядеть идеально. Ему было скучно, поэтому он открыл блокнот, и то, что он обнаружил, шокировало и возмутило его.

На первой странице она несколько раз написала свое имя, но добавила к нему его фамилию. Кендра Мари Томсон.

Гэри перевернул страницу, и обнаружил другую, заполненную ее именем, написанным курсивом, опять с его фамилией. Он перевернул следующую страницу и обнаружил, что она нарисовала их обоих, обнаженных вместе. Он бы больше оценил ее артистический талант, если бы все было не так страшно.

Он перевернул еще несколько страниц и нашел несколько изображений, которые выглядели так, будто они были сделаны в Фотошопе. Заголовок страницы гласил: «Наши дети», а картинки представляли собой своего рода комбинацию его и ее лиц в разном возрасте. Он перелистнул еще несколько страниц и больше не смог этого выносить, положив обескураживающий блокнот на место, где его нашел.

Ее маленький алтарь испугал его до такой степени, что он собирался покинуть ее квартиру, прежде чем она даже закончит одеваться. «Как я никогда раньше не замечал эту ее сторону?» — подумал он.

В то время они встречались всего около двух месяцев, и Гэри, очевидно, был далеко не так привязан к ней, как она к нему. Секс с ней был замечательным, но им часто не о чем было поговорить. Имея так мало общего, он подумывал с ней порвать. Теперь же он был в этом уверен.

Кендра вышла из спальни в образе модели, полностью поразив Гэри. Он подумал, что пойдет с ней сегодня вечером на свидание в последний раз, обеспечит хорошее времяпрепровождение, а на следующий день как можно нежнее расстанется с ней.

Планы хороши, пока не сталкиваются с реальностью. Кендра была душой вечеринки в клубе, в который они пошли, и имитировала эротичные движения с другими мужчинами, которые приглашали ее танцевать. Гэри и правда не хотел быть занудой, но когда она чуть не высосала язык изо рта одного парня, с Гэри было достаточно. Он решил, что покончит с этим сегодня вечером, и не будет ждать следующего дня. Гэри бросил деньги на стойку, чтобы покрыть свой счет, и покинул здание.

Это был последний раз, когда он видел ее лично, только отправив ей СМС, чтобы прекратить их отношения. К сообщению было прикреплено ее фото с этим парнем, а само сообщение было довольно простым.

«Очевидно, нам никогда не суждено было быть вместе. Желаю тебе всего наилучшего…»

После той ночи Гэри по-настоящему принялся за дело, сосредоточившись на своей профессиональной карьере. Он решил, что не хочет работать в одной из крупных фирм города, а вместо этого решил начать собственное инвестиционное консультирование.

Вначале, он воспользовался своими деньгами, но быстро начал продавать свое умение инвестировать другим, кого он знал. рассказы эротические Через некоторое время он приобрел известность, передаваемую из уст в уста, как лучший специалист по увеличению инвестиционного портфеля. Его друзья рассказывали другим, люди, которых он встречал в церкви, тоже распространяли его славу.

Он жил один в квартире и чувствовал себя неплохо, когда однажды утром встретил Анну в той кофейне. Гэри нисколько не сожалел о своем выборе в отношении Анны, даже несмотря на то, что в последнее время она стала источником такого беспорядка в его жизни.

***

И вот, почти семь лет спустя Гэри пил кофе в той же кофейне, где встретил Анну. Он сидел за столом и смотрел в окно, расслабляясь и наблюдая за жизнью других людей. Ему и впрямь нравилось смотреть на них, потому что это помогало ему в перспективе.

Каково же было его удивление, когда он увидел, что к нему за столик подсела Кендра. Когда она выпрямилась перед ним, он посмотрел с недоверием. Она одарила его неуверенной улыбкой, прежде чем заговорить:

— Привет, Гэри, давно не виделись, не так ли?

Гэри прочистил горло:

— Кендра, какой неожиданный сюрприз. Как ты?

— Я — нормально, а ты? — ответила она.

— Бывало и лучше. Что ты здесь делаешь? Ты ведь знаешь, что я женат, верно? — Тон его голоса был не враждебным, но немного резким.

— Я знаю, я видела твою фотографию на столе Анны и поняла, что ты — ее муж. Она сказала, что вышла замуж за парня по имени Гэри, но пока не увидела фотографию, я не поняла, что это ты.

— Подожди! Ты работаешь с МОЕЙ Анной? Ты — та Кендра, которая распространяет ОБО МНЕ ЛОЖЬ?!

Кендра попятилась от его внезапной вспышки, оборонительно подняв руки вверх.

— Гэри, я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Ты не говорила моей жене, что видела меня с другой женщиной? Ты не говорила ей, что видела, как я на час заходил в какую-то квартиру в центре города? — с усмешкой спросил он.

— Нет! Какого черта я должна была это делать? — огрызнулась она. — Гэри, мне неприятно говорить, но я думаю, что это она изменяет за ТВОЕЙ спиной. Она все время ходит обедать с парнем из офиса. Сначала мне было все равно, но когда я увидела в ее офисе твое фото, то поняла, что должна тебя найти.

Гэри все еще кипел, но теперь одновременно был полностью сбит с толку.

— Ты должна была меня найти? Как ты вообще меня нашла?

— Я проходила мимо твоего дома, но не увидела тебя там, поэтому спросила Анну, нет ли у вас с ней проблем? Именно тогда она сказала, что ты остановился в доме своих родителей. Я собиралась встретиться с тобой сегодня утром, но остановилась, видя как ты уехал. В любом случае, это неважно. Важно то, что твоя жена может тебе изменять. Что ты думаешь с этим делать?

— Кендра, ты понимаешь, что прямо сейчас говоришь как сумасшедшая. Анна приходит домой, говорит мне, что ТЫ кормила ее кучей историй обо мне и этой женщине из спортзала, а теперь я должен верить тебе, когда ты обвиняешь в измене ЕЁ? С КЕМ?

Она вздохнула, глубоко вздохнула и продолжила.

— Его зовут Джейк. Думаю, Анна не распознала, но он вроде как дамский угодник. Я не занималась с ним сексом, но он проложил себе путь через большинство женщин в офисе.

К этому моменту Гэри не знал, чему верить.

— Хорошо, допустим, я тебе верю, а этот парень, Джейк, всех трахает. Откуда ты знаешь, что и мою Анну тоже?

— У меня нет доказательств, но я могу их получить.

Он на это закатил глаза.

— Хорошо-хорошо, когда получишь эти доказательства, дай мне знать. Спасибо за беседу, но мне действительно некогда.

Гэри встал и вышел. Кендра была очень зла. Он должен был рассердиться и упасть в ее объятия, а не уйти, отклонив ее требования. «БЛЯДЬ!» — подумала она. Она подумала еще немного и решила, что пора наносить удар.

***

Гэри пришел в спортзал и сказал девушке за стойкой, что ему требуется отменить членство. В этот момент как раз входила Алексия и слышала, как он сказал, что меняет спортзал. Она знала настоящую причину, и ее обеспокоило то, что этому действительно классному парню пришлось пройти через столько дерьма.

Она вышла из спортзала и села в машину. Алексия не могла сидеть, сложа руки, и смотреть, как Гэри разрывается на части из-за той роли, что она сыграла. Она знала, где работают Кендра и Анна, поэтому поехала к их зданию. Она решительно настроилась на предстоящую конфронтацию с женой Гэри. Как говорил ее отец, бывший военный моряк: «К черту торпеды, полный вперед».

Алексия подошла к стойке регистрации и спросила Анну Томсон. Анна, выйдя, бросила взгляд на Алексию и сразу же на ее лице появилось мрачное выражение. Они вдвоем пошли к офису Анны, и она закрыла за собой дверь.

Сев, Анна перешла к делу:

— Что ВАМ надо? Мало того, что вы пытаетесь соблазнить моего мужа, так теперь еще пришли сюда позлорадствовать?

У Алексии хватило совести опустить голову и кивнуть.

— Да, я пыталась его соблазнить, но не больше. Пожалуйста, выслушайте меня…

Анне было не до игр, но она решила выслушать рассказ этой шлюхи. Алексия рассказала ей все о плане Кендры, по их разлучению. Она ввязалась в это ради одолжения подруге, но не смогла продолжать разрушать их жизни. Она рассказала Анне, как Кендра заплатила какому-то парню в офисе, чтобы тот соблазнил ее. Анна сразу догадалась, что она имеет в виду Джейка.

Она рассказала Анне все о невинных объятиях, о лжи, которую рассказывала Кендра, и о том, что она никогда не спала с Гэри. Наконец, она рассказала Анне историю отношений Кендры и Гэри. Очевидно, они встречались, и Гэри расстался с ней, еще до того как начал встречаться с Анной. К концу обличительной речи Анна была чрезвычайно зла на Кендру, а также была в восторге от того, что ее муж на самом деле говорил правду.

И вот тут на нее обрушилось чувство вины… Она нарушила свои свадебные клятвы, а он — нет. «Как, черт возьми, мне это компенсировать?!» — подумала она.

Она поблагодарила Алексию, а после того как женщина вышла из офиса, положила голову на стол и завыла. Выплакав все глаза, она села в решительной позе. В этот момент Анна решила, что сделает все возможное, чтобы сохранить брак. Если ей придется бросить работу, она это сделает. Если ей придется пресмыкаться, умолять и идти на какие-нибудь консультации, она готова.

Первое, что нужно было сделать, это откровенно поговорить с Гэри и горячо извиниться за то, что она не поверила ему, хотя ей следовало ему доверять. Она раздумывала, стоит ли признаться в измене с Джейком, но решила, что всему свое время.

Анна вытерла глаза, схватила сумочку и ушла пораньше. Они могут прожить без нее хотя бы один день. Она просто надеялась, что ее муж дома и работает, а не находится в доме у родителей.

Она поехала домой, одновременно и в надежде, и в страхе. Что, если он не примет ее извинений? Что, если уже слишком поздно, и ущерб уже не исправить? Она выбросила эти мысли из головы и сосредоточилась на том, что собирается ему сказать.

***

Гэри вернулся домой после инцидента в кафе, чтобы попытаться поработать. На самом деле он не хотел проводить еще одну ночь вдали от своей семьи, независимо от того, насколько злился на Анну за то, что она ему не верила. Недоверие, которое она выказывала, беспокоило его, но размышления об этом, странные факты, которые она представила, могли заставить задуматься. Он просто надеялся, что они разберутся со всем и пойдут дальше.

Он уселся и начал свой обычный торговый день. Примерно через тридцать минут из его компьютерных динамиков раздался сигнал о том, что пришло новое электронное письмо. Он ничего не ожидал получать на личную электронную почту, поэтому перешел на нее. Если заголовок был правильным, то письмо было от Кендры. «Как, черт возьми, она нашла мой адрес электронной почты?» — подумал он. У этой женщины явно не было предела количеству навязчивых преследований, которыми она занималась.

В теме письма значилось просто: «Доказательства», а в самом письме была ссылка. Обычно он никогда не открывал ссылки в электронной почте, но в конце концов, признал, что хоть она и сумасшедшая, но не настолько технически подкована, чтобы делать что-то вредоносное в электронном письме. Он щелкнул по ссылке, и попал на сайт, полный видеороликов об изменах жен. Верхний на этой странице был озаглавлен «Горячую изменяющую жену прибивают к ее офисному столу».

Он нажал на видео, и оно начало проигрываться. Следующие несколько минут его чуть не убили…

***

Анна подъехала к своей подъездной дорожке и с облегчением увидела, что на ней стоит джип Гэри. Она набралась решимости, посмотрела на себя в зеркало и вошла в дом. Настроение у нее было приподнятое, поскольку она планировала загладить свою вину перед мужем за то, что была так глупа.

Она нашла его в офисе и сразу же кинулась извиняться:

— Гэри, милый, нам нужно поговорить. Я должна принести тебе огромные извинения, но у меня отличные новости! Теперь я знаю все об Алексии, и о том, что ты говорил мне правду! Мне жаль, что я не поверила тебе, но теперь я… Гэри?… Милый, что случилось?..

Она видела, что он дрожит, и слышала, как он тихо рыдает за своим столом, спиной к ней. Она подошла к нему, посмотрела через его плечо и увидела видео, на котором была она на своем офисном столе, в то время как ее очень агрессивно пашет Джейк. Ее рука поднялась, чтобы прикрыть рот, и она ахнула.

— О нет… нет-нет-нет!… — воскликнула она.

Анна не знала, что делать или говорить, как начать объяснять или как загладить тот ужас, свидетелем которому он стал. Она двинулась вперед, закрыла крышку его ноутбука и села. Она опустила голову на его стол и присоединилась к нему в плаче.

После того как ноутбук закрылся, Гэри выскочил из-за стола. Он посмотрел на свою плачущую жену и очень рассердился.

— Какого хрена ты ревешь? — сказал он ровным, но зловещим голосом.

— Гэри… нас… подставили… все это была Кендра… — сказала она между рыданиями.

— Кендра сделала ЭТО?! — крикнул он, указывая на закрытый ноутбук. — Она заставила тебя сделать ЭТО?

— Я так сильно облажалась, но она ЗАПЛАТИЛА ему, чтобы соблазнить меня… О, БОГ МОЙ! — на этом она полностью сломалась. — Прости меня…

— ЧУШЬ! Ты вообще себя сейчас слышишь? Она заплатила ЕМУ, чтобы он соблазнил ТЕБЯ… Это не имеет значения, ведь правда? Это сработало, и ты с этим согласилась. ЭТО, — крикнул он, указывая на ноутбук, — НЕ выглядит как ИЗНАСИЛОВАНИЕ!!

В этот момент Гэри хотелось задушить ее, но он, наконец, успокоился, продолжая просто кипеть.

— Сколько раз? — спросил он.

Анна всхлипнула, бормоча в свои руки:

— Гэри, пожалуйста…

— Я. СПРОСИЛ. СКОЛЬКО. РАЗ?

— Только один, он попытался во второй, но клянусь, я сказала ему «нет»… Пожалуйста, я люблю только тебя, ты должен мне поверить! Гэри, я сделаю все, чтобы исправить это перед тобой… Я НЕ МОГУ ПОТЕРЯТЬ ТЕБЯ! — она снова сломалась.

Фонтаны быстро приедаются. Гэри знал, что она — эмоциональная женщина, но сейчас она рыдала не из-за него. Она рыдала, потому что ее поймали, и она почувствовала себя виноватой. В этот момент он не испытывал к ней сочувствия, но в то же время был очень зол на свою бывшую девушку. Если это все организовала она, он заставит ее заплатить. Именно тогда он почувствовал необходимость обрушиться на свою сбившуюся с пути жену, чтобы заставить ее почувствовать хотя бы часть той боли, что сейчас испытывал он.

— Может, мне стоит поискать Алексию и закончить то дерьмо, в котором ты меня обвинила? А еще лучше, может быть, мне стоит пойти на свидание с Кендрой? Тебя это порадует? А?

Анна плакала все громче и громче, качая головой уткнувшись в руки.

— Анна, как ты могла?! Одно из того, с чем мы всегда были согласны, заключалось в том, что мы НИКОГДА не будем изменять друг другу. Теперь у меня есть видео, доказывающее, что тебя не только трахнул какой-то другой парень, но и прямо в твоем офисе. Я заметил, что на нем и презерватива не было, а разве ты не говорила, что недавно прекратила принимать противозачаточные средства?!

Гэри замолчал и затрясся от ярости, в то время как его собственные слезы пытались вырваться наружу.

— Я никогда не смогу выкинуть этот образ из головы, пока жив! Ты говоришь, что сожалеешь, но ты просто сожалеешь о том, что тебя ПОЙМАЛИ! КАК ТЫ МОГЛА СДЕЛАТЬ ЭТО С НАМИ? — Он потерял силы и полностью сломался, пнув ногой стол, после чего снова сел.

Услышав все это, Анна вскочила и бросилась в ванную. Гэри слышал, как ее рвет в туалете, что звучало так, словно из нее вырывается все, что было у нее в желудке. Он не испытывал удовольствия от звуков ее рвоты. Он просто сидел и оплакивал смерть их брака. Он понятия не имел, как они смогут оправиться от этого, и не был уверен, хочет ли даже пробовать. Предательство, окружившее его, было полным и разрушительным.

Пока он продолжал рыдать, опять вошла его жена и попыталась его утешить. Тоже плача, она обняла его сзади. Обычно это объятие его очень успокаивало. Сначала это и произошло, и он перестал дрожать. Она крепко обняла его сзади, будто боялась, что никогда не сможет повторить это снова.

Ее прикосновение было удивительным и болезненным одновременно. Но тут в его голове возник вид ее ебли с этим парнем, заставив его кровь снова вскипеть. Он вскочил со стула и вырвался из ее рук.

— Черт возьми, Анна!

Гэри хлопнул руками по столу, встал и в ярости покинул офис.

***

Он решил совершить долгую прогулку, чтобы очистить голову. Меньше всего ему хотелось причинять жене физический вред, как бы он на нее ни злился. Лилии не стоило иметь одного из родителей в тюрьме.

Он провел не менее часа, гуляя по своему району. Он думал об их будущем или об очевидном сейчас его отсутствии. Больше всего на свете Гэри хотел стереть последние несколько недель, но пути назад уже не было. Он повесил голову и пришел к выводу, что в ближайшем будущем ему предстоит сделать трудный выбор.

А пока он вернулся домой, когда почувствовал, что максимально успокоился. Ярость все еще была, но гораздо меньше чем раньше. Он вошел, не обращая внимания на жену с красными глазами за кухонным столом, и пошел прямо в ванную, чтобы принять душ.

Когда он вышел и сел напротив нее за стол, она смиренно пододвинула ему чашку кофе. Он взял ее и отпил, благодарный за то, что она сделала то, что ему нравилось.

«Черт побери, эта женщина хорошо меня знает… сука», — подумал он.

Она посмотрела ему в глаза и почти прошептала:

— Я не хочу тебя терять, но боюсь, что опоздала.

Гэри фыркнул в ответ. Желчь, которая, как он чувствовал, поднималась от ее слов, значительно усложняла сохранение невозмутимого лица.

— Я не знаю, как нам выжить. Я даже не знаю, с чего начать, — в конце концов, ответил он.

— Я так напугана, а ты ошибся: мне очень жаль за то, что я сделала, а не за то, что меня поймали, — сказала она со слезами на глазах.

Он посмотрел в свою чашку. Как он и подозревал, ему придется принять некоторые решения, но теперь, когда у него было время подумать над этим, он понял две вещи.

Во-первых, он должен был собрать больше информации, чтобы отомстить человеку, больше всего виноватому в распаде их семьи.

Во-вторых, ему нужно будет выяснить, что он собирается делать со своей женой. Собирается ли он развестись с ней, выгнать ее, или что? Найти ответ на этот вопрос было труднее, но он знал, что ему придется это сделать. А до тех пор он полагал, что будет делать все шаг за шагом.

— Я пока переду в дополнительную спальню, но Лилии мы об этом не скажем. Сначала я должен думать о ней, и последнее, чего я хочу, — это чтобы маленький ангел беспокоился о своих родителях. Я собираюсь посвятить себя двум вещам: ей и уничтожению Кендры. По некоторой причине я ушел от нее много лет назад, но никогда не думал, что через миллион лет увижу ее снова.

Гэри встал и направился к двери, игнорируя всхлипывания жены. Он схватил свое пальто и ключи, заставив Анну опасаться, что он может ее бросить.

— Мне нужно забрать нашу дочь. Пока меня нет, приведи себя в порядок. Ей НЕ нужно сейчас знать о наших проблемах, поняла?

Анна кивнула и встала, чтобы умыться. Пока он был в отъезде, забирая их дочь, она долго и пристально смотрелась в зеркало.

«Что я наделала?! Как я могла быть такой глупой?! Почему я просто не поверила ему?!» — думала она.

К сожалению, она поняла, что у нее нет ответов на свои вопросы, что еще больше ее расстроило. У нее была прекрасная жизнь и прекрасная семья, а она была готова поверить людям, которых едва знала, но не своему собственному мужу.

К тому времени, как он вернулся с Лилией, Анна привела себя в порядок и выглядела в основном презентабельно. Естественно, малышка подбежала к матери, крича:

— МАМА!

Тот вечер был сложным для обоих родителей, с трудом пытавшихся удерживать лицо перед ребенком. Анна изо всех сил старалась вести себя так, словно у нее все отлично, слушая, как дочь без конца рассказывает о прочитанных ею книгах. Гэри отвечал, хотя и не на все вопросы, которые задавала ему Лилия.

После того как они уложили ее спать, перед ними встала новая реальность. Их распорядок всегда был другим, и они не знали, что делать дальше. Гэри принял душ и решил, что займется всем утром. Он схватил одеяло и подушку, чтобы лечь спать в свободной спальне. Анна заплакала, понимая, что во всем виновата сама. Ей не следовало слушать никого в своем офисе, и теперь ее ждет очень мрачное будущее.

Они запутались в утреннем распорядке. Анна позвонила в офис и сказала, что болеет дома, а Гэри уехал на машине. Перед тем как отправиться домой, он почувствовал, что ему нужно серьезно подумать. Ему требовалось больше фактов о том, что было сказано и сделано, а также план того, что он собирается делать со своей женой.

Хотел ли он развестись с ней? Могут ли они даже вернуться к тому, что было до того, как все это началось? Хотел ли он этого? Сможет ли он когда-нибудь снова ей доверять? Вопросы кружились у него в голове, пока он не смог больше их терпеть. Он решил, что ему нужен совет, но не знал, к кому обратиться.

В итоге он попросил отца встретиться с ним где-нибудь и поговорить. Его отец встретил его в соседнем ресторане Деннис, чтобы они могли поговорить за чашкой кофе и поздним завтраком. Они заказали кофе и пару кружек. Официантка оставила им меню на случай, если они проголодались.

— Сынок, ты выглядишь ужасно.

— Как и чувствую себя, папа…

— Ну, ты пригласил меня сюда не поболтать о погоде, так почему бы не рассказать, что тебя беспокоит. С Анной все еще напряженно?

Гэри налил себе кружку, добавил немного сахара и дешёвых сливок и размешал. Помешивая, он смотрел на ложку, гадая, с чего начать. Это действительно был вопрос, который он задавал себе: с какого момента все пошло не так?

— Папа, — он посмотрел в лицо отца, — у нас с Анной серьезные проблемы. Я даже не знаю, с чего начать, и не уверен, сможем ли мы с этим справиться.

— Гаррисон, ты всегда был мужчиной очень вдумчивым, но с сильной волей. Ты выживешь, что бы это ни было, я знаю, ты выживешь. И почему бы тебе просто не начать с самого начала?

Гэри вздохнул и начал:

— Я уже говорил вам с мамой, что Анна обвинила меня в измене ей. Что ж, ситуация намного хуже, чем я думал. Я не только никогда не изменял ей, но и только что узнал, что это она изменяла… — он задохнулся и не мог продолжать дальше.

Его отец только понимающе кивнул.

— Давай, сынок. Я здесь ради тебя.

Гэри прочистил горло и продолжил:

— Вдобавок ко всему, за большинством того, что в последнее время шло не так, кажется, стоит моя сумасшедшая бывшая девушка Кендра. Она лгала Анне, она пыталась свести меня с девушкой в спортзале, и она же заплатила этому засранцу из их фирмы, чтобы тот соблазнил мою жену. Я так чертовски запутался и зол, что не знаю, что делать. Она изменила мне! Как она могла?!

— Ты уверен? — грустно спросил его отец.

Гэри кивнул:

— Да, Кендра каким-то образом позаботилась о том, чтобы заснять все на видео. Каждый раз, когда я закрываю глаза, все что я вижу, это того парня с ней на столе… — Он невольно вздрогнул.

— Гэри, тебе нужно выяснить, кто говорит правду, а затем понять, чего ты хочешь. Тебе также нужно подумать о маленькой девочке. Я не предлагаю простить Анну только потому, что у вас есть ребенок, но ты должен помнить, что любые твои действия повлияют и на нее.

Гэри понял, что его отец говорит ему то, что он уже и так знал. Однако он был рад поддержке.

— Я знаю. Я просто не могу поверить, что это происходит. В одну минуту я чувствую себя на вершине мира: у меня есть жена, которую я люблю больше всего на свете, дочь, которая дарит мне чистую радость, и отличная карьера. А минуту спустя все разваливается, быстрее чем я могу моргнуть.

Отец Гэри просто сидел, потягивая кофе. Он знал, что перед его сыном стоит трудный выбор, и совсем ему не завидовал.

— Я позже пришлю к тебе маму, чтобы она проверила как ты и, возможно, принесла тебе пирога, хорошо?

— Было бы неплохо. Спасибо, что выслушал, папа.

— В любое время, сынок. Что бы ты ни решил, мы с твоей мамой будем поддерживать тебя на все сто процентов.

С этими словами он обнял отца и расстался с ним. Он поехал домой, думая о том, как сможет отомстить Кендре и тому засранцу, которому она заплатила за трах его жены. Ему чуть было не пришлось остановиться, чтобы вырвать, когда он снова подумал об этом.

***

Когда он вернулся, Лилия рисовала, а Анна сидела позади нее с чашкой кофе. На первый взгляд они выглядели так же, как та счастливая семья, которой были раньше. Когда Анна посмотрела на мужа, это был один из самых печальных взглядов, которыми они когда-либо обменивались.

Он отвернулся и прошел на кухню. Он опирался на кухонный стол, гадая, как ему прожить еще один день, не говоря уже о предстоящих нескольких часах, и пытаясь успокоиться ради дочери.

Он присоединился к ним в гостиной и даже улыбнулся своей маленькой девочке, когда та показала свой законченный рисунок. Это была зарисовка их троих, с нею посередине, держащей обоих своих родителей за руки. Конечно, люди на картинке были фигурками, но для него она была лучше, чем Мона Лиза.

Он подхватил ее вместе с картинкой и крепко обнял, смеясь, когда она щекотала своего большого крепкого папу. Лилия, держа картинку, побежала с ней на кухню, повесить на стенку холодильника при помощи висящих там запасных магнитов. Анна с надеждой посмотрела на Гэри, но все что он мог сделать, это пожать плечами и постараться не хмуриться на нее.

День продолжался, но он не знал, как быть дальше. Пришла мама Гэри со свежеиспеченным яблочным пирогом, его любимым. Марта играла с Лилией в их гостиной и была рада, что невинная маленькая девочка не может понять настоящую проблему со своими родителями. Бедная малышка

просто знала, что между ее мамой и папой что-то не так.

Гэри отправился уложить Лилию на послеобеденный сон, а пока его не было, в комнате вместе с очень напуганной Анной сидела Марта. Мама Гэри неодобрительно посмотрела на невестку.

— Анна, ты — очень умная женщина. Как тебе удалось навести такой бардак? Мы с Дэном очень в тебе разочарованы.

Анна была близка к слезам, но сумела сдержать их. Она знала, что Дэн и Марта думали о ней как о своей дочери, а она считала их своими родителями, которых потеряла. Их разочарование было для нее почти таким же тяжелым, как и то, какой сильный вред она причинила Гэри.

— Мама, о боже… Я НЕ ЗНАЮ! Я — такая идиотка… — В этот момент Анна начала терять контроль, всхлипывая между каждым словом. — Ты права. Я устроила… такой огромный… бардак, не так ли? Хотела бы я обвинить во всем этом кого-нибудь другого, но не могу, — заявила она, снова всхлипнув, когда закончила.

Марта похлопала ее по спине, когда та плакала, уткнувшись в свои руки на столе.

— Ну-ну. Анна, ты — очень сильная женщина и оправишься. Я надеюсь, что вы с Гэри сможете все уладить, если не ради друг друга, то ради Лилии. Пожалуйста, поймите, однако, мы поддержим все что угодно. Но решать Гэри.

Все еще очень заплаканная Анна понимающе кивнула. Свекровь наклонилась и обняла ее перед столом, когда из коридора вошел Гэри. Он увидел свою маму и Анну и испытал к жене сочувствие, пока в мыслях вновь не всплыл ее образ на столе. На его лице появилось хмурое выражение, когда он двинулся к холодильнику.

Взяв пива, Гэри повернулся и вышел на заднее крыльцо, усевшись на один из стульев в патио. Он смотрел во двор и дальше, за него. Он даже не чувствовал вкуса пива, но все равно пил его. Его мать перед отъездом присоединилась к нему, проверяя его состояние.

— Гэри, дорогой, не возражаешь, если я посижу здесь с тобой? — спросила она.

Гэри едва взглянул в ее сторону, прежде чем кивнуть в знак согласия. Она видела, что он не похож сам на себя, не сразу заговорив с ней о Лилии или Анне. Эти двое были всем его миром, и сердце Марты разрывалось, видя сына таким грустным.

— Я знаю, что ты не хочешь в это верить, но со временем все станет лучше. Пройдут годы, и твоя прекрасная дочь вырастет. Мы с твоим отцом, в конце концов, уйдем, и надеюсь, у тебя будет несколько внуков, которых надо будет баловать, точно так же, как мы делаем это с Лилией. — Марта усмехнулась, когда Гэри посмотрел на нее.

— Спасибо, мама. Я знаю, что жизнь продолжается, но сейчас так сложно даже думать о следующих нескольких днях, не говоря уже о следующих тридцати годах. Я понятия не имею, что мне с этим делать… — его голос затих.

Она кивнула сыну с полуулыбкой.

— Достаточно справедливо, Гэри. Что бы ты ни выбрал, это будет правильным решением, я в этом уверена. Что бы ни случилось, просто знай, что твой отец и я ВСЕГДА будем рядом ради тебя. Понятно?

— Понятно, мама.

С этими словами Марта вернулась в дом для прощального поцелуя Лилии в лоб. Уходя, она обняла Гэри и Анну, напомнив им обоим позвонить ей, если им что-нибудь понадобится.

***

После ужина Гэри так хотелось напиться, чтобы ничего не помнить. Единственное, что удерживало его от того, чтобы убежать в бар, была Лилия. Тем вечером она заставила его сесть рядом и прочитать ей сказку на ночь. Он и сам любил читать своему маленькому ангелочку, поэтому делал это с удовольствием.

Как только она улеглась, он вышел в гостиную. Анна сидела за журнальным столиком с бутылкой вина и двумя стаканами и с надеждой смотрела на него. У него не было желания уютно устраиваться с ней, но также он чувствовал, что ему надо расслабиться.

Он сел в кресло напротив нее и взял бокал. Пока он держал его, она налила вина ему, а затем в свой бокал. Они тихо потягивали его, борясь каждый со своими мыслями. Анна посмотрела на него и подождала, пока он тоже взглянет. Когда они встретились глазами, она с надеждой смотрела на него.

Он не мог дать ей уверенности, в которой, как он чувствовал, она нуждалась. Гэри почувствовал, что пора выложить карты на стол, и решил просто покончить с этим:

— Анна, я не знаю, смогу ли я когда-нибудь простить тебя за то, что ты сделала. Мы обещали друг другу, что никогда не изменим, не говоря уже о наших свадебных клятвах.

Она пыталась запротестовать, но он поднял руку, чтобы заставить ее замолчать.

— Я еще не принял в отношении нас никакого решения, поэтому даже не начинай. Прямо сейчас у меня есть два момента, на которых я сосредоточен. Лилии надо быть уверенной, что у нее все еще есть двое очень любящих ее родителя, а во-вторых, мне надо отомстить Кендре. Все остальное пока неважно, включая то, останусь ли я с тобой или подам на развод.

Анна наклонила голову, прекрасно понимая, что всего происходящего сейчас можно было избежать. Ее тело дрожало, в то время как она плакала, столкнувшись с невыносимым одиночеством. Это было НЕ так, как должно было быть. Она посмотрела на него и кивнула, слезы все еще текли по ее щекам.

— Я понимаю и помогу всем, чем ты мне позволишь. Мне тоже НУЖНО отомстить ей.

Затем Гэри задал ей ряд вопросов о том, что ей говорили и кто. Он записывал все в хронологическом порядке, часто задавая повторяющиеся вопросы, чтобы заполнить пробелы. Помимо этого, он также проверял, солжет ли она или замолчит какие-либо детали. Анна знала, что он ее проверяет, и опять почувствовала огромное чувство стыда за то, что когда-то оказалась такой слабой.

Гэри было больно слышать подробности того, как она занималась сексом с Джейком, но она не пыталась солгать. Она рассказала ему, как была сбита с толку, и упомянула, что испытывала на работе стресс, поэтому делегировала Джейку и Кендре попытки подтвердить его измену. И тут до нее дошло, что она доверяла тем самым людям, что уничтожили ее, позволив им самим подтвердить ей свою собственную ложь.

Гэри надеялся, что она говорит правду, но собирался проверить все с Алексией. Оказалось, что та превратилась для них в двойного агента, ранее признавшись во всем Анне. Позже он поговорит с ней.

— Мне нужно будет уйти с работы? — спросила она, вытирая оставшиеся слезы.

Он бросил на нее острый взгляд.

— Вероятно, — сказал он так, будто это было очевидно, — но до тех пор ты находишься на ОЧЕНЬ тонком льду. Я ни в чем не уверен, но сейчас, будучи рядом с тобой, я очень злюсь, — признался он. — Я сделаю тебе только одно предупреждение: больше никакого траха за моей спиной, или я вызову адвоката… немедленно!

Гэри прошел по коридору и схватил свою часть белья, чтобы только заползти в гостевую кровать и уснуть. Анне не так повезло, она лежала в их постели совсем одна. В конце концов, она проплакала до беспокойного сна…