шлюхи Екатеринбурга

Искушение (перевод с английского). Глава 2

Понедельник наступил быстро, после диких выходных. Анна и Гэри были почти счастливы вернуться к заведенному распорядку.

В субботу Анна поехала в дом Дэна и Марты, где ночевала их дочь. Они вместе сходили в зоопарк, где Лилия оттянулась. Прежде чем они ушли, ей понадобилось посмотреть всех животных и даже погладить некоторых из них. Девочки подобрали Гэри в аэропорту, и Лилия кричала: «Папаааа!», спеша к нему у места выдачи багажа.

Когда они вернулись домой, у них было страстное воссоединение, как и обещал Гэри. Лилия пошла на свидание с другой маленькой девочкой по соседству, дав им так необходимое время наедине. Все это время они провели в спальне, за вычетом необходимого для того, чтобы сходить в ванную и принять вместе душ.

— Эээ, мне нравится, когда ты грязно играешь со мной, — простонала очень возбужденная Анна.

Гэри целовал и лизал киску своей богини изо всех сил, и только что вставил свой левый указательный палец в ее кошечку. Его язык слегка касался ее клитора, заставляя ее извиваться.

— Гэри, помнишь, мы говорили о еще одном ребенке и немного отложили его, но думаю, что я уже готова. Несколько дней назад я перестала принимать противозачаточные средства.

Гэри был в восторге и одновременно сбит с толку. Они раньше обсуждали это, но так или иначе пока не пришли к решению. Он очень любил свою дочь, но всегда хотел, чтобы следом за этим маленьким ангелочком был мальчик. Он был вне себя от радости, услышав слова жены.

— Вау, милая… — пробормотал он, — это здорово! Знаешь, я всегда думал, что нам нужно больше, поэтому искренне надеялся, что ты не будешь против.

Она была счастлива, что он так же взволнован, как и она. Анна опасалась, что он расстроится, и почувствовала облегчение от того, что он так хорошо все воспринял. Она полностью забыла о разговоре, который они вели в постели несколько лет назад, до недавнего времени, когда они оба признались, что хотят иметь несколько детей.

***

Гэри и Анна забрали свою дочь после обеда, и она рассказывала им разные истории о том, как она весело проводила время. Воскресенье было, в основном, ленивым днем, и все расслабились. Гэри после стрижки газона смотрел по телевизору спортивные передачи, а Анна пошла по магазинам, а затем провела с Лилией послеобеденное рисование пальцами. К вечеру воскресенья Гэри и Анна заснули сразу после того, как это сделала Лилия, прижавшись друг к другу.

Анна добралась до своего офиса и выпила первую за день чашку кофе. Она подумала о событиях вечера пятницы и задала несколько вопросов Джейку, когда он прибыл. Все это казалось туманным сном, но она была почти уверена, что его сестра массировала ей спину, а он целовал ее гораздо больше, чем просто по-дружески на ночь.

Она села за свой стол, освежая в памяти ходатайства, которые они собирались подать в суд в тот день. Она была настолько сосредоточена, что почти не услышала стука в дверь. «По крайней мере, на этот раз я ее не забыла закрыть», — подумала она.

— Войдите! — крикнула она.

— Привет, Анна, мы можем поговорить? — спросила Кендра с робким видом.

Анна кивнула и махнула рукой в сторону свободного стула перед своим столом.

— Послушай, я думаю, мы с тобой могли ошибиться, — начала Кендра.

Анна ошеломленно уставилась на брюнетку. Перед ней сидела женщина, которая почти насмехалась над ней; теперь же она хотела извиниться? Она просто кивнула, показывая, что той следует продолжить.

— Я не знаю почему, но почему-то я почувствовала со стороны тебя угрозу. Это глупо, но я не была самой популярной в школе, и подобные вещи застряли во мне. Я просто считала тебя одной из симпатичных и стильных девочек и почувствовала, что снова вернулась в старшую школу.

— Кендра, могу заверить, что хотя у меня были хорошие друзья, я никогда не была «стильной» девочкой в старшей школе. — Анна даже сделала пальцами кавычки при слове «стильной». — На самом деле я полностью не выходила из своего кокона до середины первого года обучения в колледже.

— Мне трудно в это поверить, — улыбнулась Кендра. — В любом случае, я просто хотела извиниться. Я не должна была быть тогда с тобой такой грубой, и надеюсь, что мы сможем начать все с начала, — сказала она почти как вопрос.

— Конечно, мы можем начать все с начала, как насчет обеда сегодня? — ответила Анна.

— Звучит хорошо, спасибо!

Кендра ушла, закрыв за собой дверь, а Анна приступила к работе и открыла несколько папок. В пятницу она подала в суд одно ходатайство, и еще два были готовы для того, чтобы помощники тоже просмотрели и отправили их. Дело против Традишнэл Файнэнс со стороны Комиссии по ценным бумагам и биржам было беспроигрышным. В основном, оно было связано просто с несоответствиями в записях, которые они должны были устранить максимум за месяц или два.

Большой проблемой будет иск о преследовании. Они провели много исследований, и на этой неделе должны были снять несколько показаний, но все выглядело не так радужно, как она когда-то думала. Парень, похоже, был виновен, по крайней мере в некоторых неосмотрительных действиях, и дело будет трудно выиграть. Однако она поклялась отдать этому все свои силы.

Во время обеда она разыскала Джейка и спросила его о вечере пятницы.

— Анна, я думаю, ты выпила слишком много. Мы с Бриттани отвезли тебя домой, но я никогда не целовал тебя в губы. Я быстро поцеловал тебя в щеку и сказал, что увидимся в понедельник.

Анна не знала, что случилось, но решила, что его версия, вероятно, точнее той, что она помнила. Она поблагодарила его за доставку домой и вернулась к работе.

***

Гэри сидел дома, торгуя и работая на рынках, как обычно. Он встал, чтобы пойти в ванную, и когда мыл руки, заметил, что теряет когда-то хорошо выраженный пресс с шестью кубиками. Не то чтобы он был нарциссом в этих вещах, но чувствовал, что должен что-то с этим делать. Он подумал, что пора вернуться в спортзал и снова заняться рутиной. Это поможет его здоровью и разбавит время, проводимое им дома в течение дня.

Несколько лет назад он был членом местного спортивного клуба, поэтому решил, что начнет с него. После того как он завершил все свои заказы на покупку и продажу акций за день, он отключился, переоделся в тренировочную форму и запрыгнул в свой джип. Его Чероки не был новым, но это был танк. Он верил, что тот протащит его почти везде.

В спортзале ему просто нужно было обновить некоторые записи и заплатить за возобновление членства. Он уже знал, где все находится, поэтому ознакомительный тур ему не понадобился. Гэри просто встал на одну из беговых дорожек и побежал. Он усмехнулся про себя: «Прямо как Форест Гамп.

Он бежал почти сорок минут, прежде чем слезть с тренажера и сделать небольшой перерыв, чтобы выпить воды. После этого он подошел к каким-то силовым тренажерам и еще минут двадцать пять работал руками. Закончив, он вспотел, почувствовал боль в мышцах и устал. В принципе, он был доволен, это была отличная тренировка.

Он попытался добраться до дома раньше своей красивой жены, чтобы убраться и что-нибудь приготовить, прежде чем она вернется домой. Сегодня его очередь готовить ужин, поэтому он решил, что это будет вечер спагетти. Он пошел домой, прибрался и поехал в дом своих родителей, чтобы забрать свою маленькую девочку.

Как обычно, она подбежала к нему и закричала: «ПАПА!!» неистово обняв его при этом.

— Эй, тыковка! Слушай, я так по тебе сегодня скучал!

— Баба и деда помогли мне сделать рисунок. Хочешь посмотреть?

— Ну, конечно, я же знаю, что его нарисовал лучший художник мира, — с улыбкой ответил Гэри.

Она схватила его большую руку своими маленькими и затащила в родительский дом, потащив в столовую. Там, на столе, находился рисунок на большом белом картоне, похожий на его семью.

— Тут есть я, и ты, и мама, и баба, и деда… О, я еще добавила щенка Уиддла, потому что мне очень нужен был один такой…

— Это — фантастика, дорогая. Не могу дождаться, когда это увидит мама!

Он поднял ее, в то время как она крепко держалась за свой рисунок, и они пошли к машине. Он пристегнул ее, и они поехали домой, остановившись в магазине, чтобы купить кое-что на ужин. С припасами в руках они вошли в дом и обнаружили, что Анна рано вернулась.

— МАМА! — воскликнула Лилия, бросившись в объятия матери.

Анна сидела на диване с бокалом вина и листала какие-то бумаги. Она едва успела поставить бокал, как не по годам развитый малыш чуть не сбил ее с ног.

— Привет, детка, как моя маленькая девочка? Я скучала по тебе сегодня, дорогая.

— Я тоже скучала по тебе, мамочка.

После этого ее внимание быстро отвлек ее кот. Это был большой комок шерсти, по крайней мере, так его всегда называл Гэри, но их дочери он действительно нравился. Гэри встал позади своей жены и положил руки ей на плечи, начиная их хорошенько разминать.

— Ммммм, продолжай так, возможно, нам просто нужно вернуть Лилию к твоим родителям, — прокомментировала она низким и сексуальным голосом.

— Или мы можем просто продолжить это после ужина, — ответил Гэри с озорной ухмылкой на лице.

Анна повернулась к мужу. Она улыбнулась, а затем спросила его о чем-то. Он смотрел сквозь переднюю часть ее блузки, смотрел на ее открытое декольте и не слышал ни слова из того, что она сказала.

— Извини… Ч-что ты сказала? — спросил он, откашлявшись.

— Я спросила: «Что на ужин?», но начинаю думать, что сама буду основным блюдом…

— Хорошая догадка, — ответил он с ухмылкой, — но на самом деле по дороге домой мы остановились у магазина и купили продукты для спагетти. О, у меня еще есть также бутылка Рислинга, которая, похоже, может подойти.

— Спагетти звучит вкусно. Ладно, позволь мне закончить, а потом я помогу тебе готовить.

— Конечно, детка, — ответил Гэри, поцеловав ее в лоб.

Он оставил ее за столом и пошел на кухню готовить ужин. Его дочь помогала ему, но в итоге они измазались томатным соусом. Что ж, у Лилии его оказалось больше всего, но и у него на штанах образовалось пятно. Позже пришла Анна, чтобы доделать чесночный хлеб.

Позже той ночью, пообедав, они все сели и смотрели всей семьей фильм. Лилия, конечно же, потребовала, чтобы они опять смотрели новейший фильм «Ледниковый период». После фильма Анна пошла укладывать Лилию, а Гэри достал ароматические свечи для спальни. Он равномерно расположил их по комнате и откинул одеяло на кровати. Последнее, что он сделал, перед тем как лечь в кровать, — это приглушил свет. Он полностью разделся, если не считать боксеров, и скользнул под одеяло.

Через несколько минут вошла Анна и удивилась всем этим свечам. Она быстро разделась, прежде чем проскользнуть под одеяло к Гэри. Они страстно обнимались и целовались. В ту ночь он медленно занимался любовью со своей женой, и они заснули, все еще обнаженные и сплетенные вместе…

***

Следующее утро было для них обычным: Анна собралась и ушла на работу, поцеловав на прощание маленькую девочку и мужа. Когда она уехала, Гэри поднял Лилию, а затем отвез ее на день в дом своих родителей. Когда она устраивалась, он обычно шел домой и начинал свой день. Он следил за рынками и изо всех сил старался оценить тенденции акций и фондов, которыми он управлял.

К моменту закрытия рынка он добавил к своему распорядку тренажерный зал. Сегодня должен был быть день для ног, поэтому он будет больше заниматься тренажерами для ног и пресса после завершения на беговой дорожке кардио. Едва он пробежал на месте около десяти минут, как на соседнюю дорожку встала великолепная блондинка. Он посмотрел на ее отражение в зеркальной стене, когда она начала свой бег на месте.

Гэри всегда считал, что пусть он и женат, но смотреть на другим, не трогая, вполне можно. Этот раз не стал исключением. Он изо всех сил старался наблюдать за ее подпрыгивающими сиськами в зеркальной стене, не глядя прямо на них. Он с минуту смотрел на свое отражение, а затем снова — на женщину. Он смотрел, завороженный подпрыгиванием ее груди в тесном спортивном лифчике. Он поднял глаза и заметил, что женщина смотрит на него. Попался!

Гэри сильно покраснел и быстро перевел взгляд на себя. Он услышал ее хихиканье рядом с собой, а затем она заговорила. Между вздохами она сказала:

— На самом деле я не возражаю, понимаете… Это даже лестно.

Он остановил беговую дорожку и слез, как всегда смущенный.

— Мне очень жаль, я просто…

— Да ладно, не переживай, — ответила она, замедляясь.

Женщина сошла с беговой дорожки и повернулась к Гэри.

— Меня зовут Алексия, а тебя?

— Гаррисон, но все друзья зовут меня Гэри. Приятно познакомиться, Алексия.

Они пожали друг другу руки, а затем Гэри сделал большой глоток из своей бутылки с водой. Алексия вытирала лоб после тяжелой пробежки на беговой дорожке.

— Итак, Гэри, как давно ты здесь? Раньше я тебя не видела, — сказала Алексия.

— Раньше я был здесь членом несколько лет назад, но только вчера обновил членство.

Алексия подошла к нему поближе, провела рукой по его бицепсу и замурлыкала:

— Мне не кажется, что тебе требуется заниматься, — поддразнила она.

Гэри снова покраснел, а она продолжала растирать его руку.

— Ну… я… эээ…

— Как ты думаешь, ты бы не мог мне помочь? Мне нужен страхующий на штанге, — сказала она.

Гэри еще немного позаикался, прежде чем просто утвердительно кивнуть. Он последовал за ней к стойке жима лежа и быстро занял позицию над перекладиной.

— Не мог бы ты установить для меня шестьдесят килограмм? — спросила она.

— Конечно, — ответил он.

Гэри навесил на гриф штанги два блина по пятнадцать килограмм и снаружи пару пятикилограммовых, и сам гриф весил еще двадцать. Навесив, он встал за ее головой и приготовился помочь ей снять штангу со стойки. Под этим углом он смотрел прямо вниз на ее пышную грудь, соски которой сильно выпирали.

— Готова… УГХХ, — проворчала Алексия, снимая штангу.

Она сделала несколько повторений, прежде чем выдохнула последний раз и снова положила ее на держатели. Громкий лязг привел Гэри в чувство, и он понял, что все время смотрел на сиськи этой женщины. Он мысленно шлепнул себя по лбу: «О чем ты, черт возьми, думаешь?»

Алексия протянула Гэри руку, чтобы тот помог ей встать. Когда он ее потянул, она упала на него, обняв. Они стояли так некоторое время, пока он не отступил от нее.

— Гэри, ты мог бы держать меня и подольше, понимаешь?

Он понял, что она флиртует и почувствовал, что пора ее остановить. Флирт был хорош, особенно когда ее твердые соски упирались в его грудь, но у него не было никакого желания изменять жене. Смотри, но не трогай — это был его девиз.

— Алексия, извини. Ты выглядишь очень красивой женщиной, но я счастлив в браке. У меня нет проблем работать с тобой, но только как друзья, хорошо? — Он улыбался, пытаясь выдавить из себя отказ.

Она покраснела и почти сразу же извинилась:

— Боже мой, извини. Я даже не заметила кольца на твоем пальце. Обычно я это проверяю, прежде чем флиртовать. Черт, я — идиотка! — отчитывала она себя.

— Не будь к себе так строга. Я был серьезен, если хочешь, мы все еще можем быть партнерами по тренировкам, — с улыбкой ответил он.

— Конечно, я бы этого хотела.

Гэри работал с ней в течение следующего часа, и казалось, они прекрасно поладили после того, как прошел неловкий момент. У Алексии уже был довольно хороший тонус, но он решил, что с его помощью она может стать твердой в мгновение ока. С другой же стороны, Гэри знал, что чтобы привести себя в нужную форму, ему понадобятся месяцы работы.

Он пошел в душевую, прежде чем идти домой. Пока он был в душе спортзала, Алексия пробралась в мужскую раздевалку. Она распылила немного своих духов на его сумку и сунула в боковой карман крошечные розовые стринги, натерев ими всю свою мокрую и потную киску.

«Если я не смогу заставить его изменить, то по крайней мере, смогу заставить его пахнуть так, будто он это сделал», — подумала она.

Алексия выскользнула так же тихо, как и вошла, всего за несколько секунд до того, как Гэри откинул занавечку, чтобы выйти. Он чувствовал себя прекрасно и не мог дождаться, когда вернется домой к своим дамам. Ему было так хорошо, что он решил пригласить их на ужин в любимую пиццерию Лилии. Прежде чем выехать со стоянки, он отправил жене короткое СМС, сообщив о своей идее.

Он зашел в цветочный магазин и купил вазу с розами для своей милой жены. Она любила цветы, и он решил, что дарит их недостаточно часто. Вернувшись домой, он поставил сумку в коридоре и крикнул:

— Дорогая! Я ДОМА!

— Эй, а вот и он! — воскликнула Анна, выглядывая из-за угла из кухни.

Лилия услышала своего папу и побежала приветствовать его так быстро, как только могли нести ее маленькие ножки.

— ПАППАА! — крикнула она.

Он крепко обнял ее и, подарив жене цветы, сел на диван с Лилией на коленях.

— Как ты, мой маленький ангел? У тебя был отличный день с бабушкой?

— Угу. Это было весело, папа, мы лепили из пластилина, мы собирали Лего, и даже смотрели книги.

— Вау, это звучит очень весело. Эй, у меня есть идея. Пойдем сегодня вечером, съедим пиццу?!

— ПИЦЦАА!!! — радостно закричала она. — Мама, мама, мама! Ты слышала, что сказал папа? Он сказал: «Пицца»!

Анна вошла в комнату и села рядом с мужем.

— Я слышала, детка, разве это не здорово?

После того как их дочь заводилась, ее было уже не остановить. Они прекрасно провели время, и к моменту ухода все были сыты. По возвращении домой Лилия сразу легла спать, Гэри и Анна не отставали от нее. В ту ночь они оба были слишком уставшими и объевшимися для чего-нибудь романтического.

На следующее утро Анна убирала спортивную сумку Гэри, когда почувствовала запах духов. Она внимательно понюхала сумку, но не узнала запаха. «Это не мои», — подумала она.

Она отнесла ее в домашний офис Гэри, и ставя, увидела проблеск розового цвета. «Что за?… « — подумала она. Она открыла боковой карман и обнаружила, что внутри него были впихнуты крошечные стринги.

— Что за хрень? — сказала она вслух, в ее голосе закралась злость.

Она поднесла их к носу и отчетливо почувствовала запах другой женщины. Она не знала, что с этим делать, но взяла предмет нижнего белья и положила в пакетик. Анна бросила его в машину и поехала на работу.

***

Гэри проснулся после ухода жены и начал свои обычные дела. Позже в тот же день он снова был в спортзале и решил, что это будет день тренировки груди и рук. Он встретился с Алексией, и они вдвоем начали с пятнадцатиминутной пробежки на беговых дорожках. После они перешли к тренажеру для сгибателей рук, делая по три подхода каждый, прежде чем переходить к другому. Следующие несколько машин вымотали их, и прежде чем он понял это, прошел час.

Гэри попрощался с Алексией и снова перед отъездом принял душ. Пока он шел к своему джипу ему на мобильный позвонила Анна.

— Эй, детка, как дела? — спросил он.

— Ты говоришь мне, ДЕТКА? — рявкнула она в ответ.

Он был в растерянности и понятия не имел, почему она так на него рассержена.

— Анна, милая, какого черта? Я только что закончил дневную тренировку и еду домой.

— Хорошо, как угодно. Пока, — коротко ответила она, повесив трубку.

Он пошел домой и снова был схвачен дочерью сразу за дверью. Гэри попытался поговорить с Анной, но после нескольких односложных ответов оставил ее в покое. Он находился в своем офисе, когда вошла она и закрыла дверь.

— У вас роман? — прямо спросила она.

— ЧТО?! — ошеломленно ответил он. — Как ты могла такое подумать?

— Твоя спортивная сумка пропахла духами, и вот это, — она бросила ему розовые трусики, — лежало в боковом кармане. Кроме того, кто-то дважды звонил, прежде чем ты вернулся домой, и вешал трубку, когда отвечала я.

— Детка, я понятия не имею, кто мог звонить. А этого, — сказал он, поднимая трусики, — я никогда раньше не видел в своей жизни. В спортзале есть одна девушка, которая, возможно по ошибке, сунула их туда. Я не знаю, почему она это сделала. Мы с ней тренируемся как партнеры. Я сказал ей, что я счастлив в браке…

— Гэри, я хочу верить тебе, я верю. Если какая-то женщина преследует тебя в спортзале, ты можешь найти другого партнера для тренировок или новый спортзал, — ответила Анна, и окончательность в ее тоне была очевидна.

С этими словами она повернулась и вылетела из его офиса, прежде чем он успел ответить. Он был ошеломлен. Откуда, черт возьми, эти трусики? Какого черта его сумка пахла духами?

На следующий день она была с ним холодна, только попрощалась, перед тем как уйти на работу. Анна поехала на работу очень расстроенная. Она сидела в своем офисе, понятия не имея, что и как думать. «Неужели он действительно мне изменяет? Я думала, он меня любит!» — подумала она.

Она позвонила своей сестре Дениз за советом и высказываниями. Дениз посочувствовала, но также пыталась вразумить свою младшую сестру.

— Анна, тебе нужно с ним поговорить, а не просто потребовать, чтобы он покинул спортзал. Должно быть объяснение тому, что ты видела…

— Я знаю, Дениз. Мне тоже трудно в это поверить, но я понятия не имею, чем он обычно занимается в течение дня, и почему внезапно решил вернуться в спортзал?

— Может быть, чтобы снова стать для тебя лучше? Раньше он был в хорошей форме, но в последний раз, когда я видела вас обоих, он выглядел несколько более дряблым, чем обычно.

— Да, я думаю, ты наверное права. Спасибо, сестренка, мне нужно было с тобой поболтать.

Они повесили трубку, и после этого звонка Анне стало лучше. Она посмотрела на настольную фотографию своей семьи, а затем повернулась, чтобы посмотреть в окно. «Как кстати», — подумала она. Анна отошла на несколько минут, глядя на деревья и дождь.

Как будто нарочно, в ее кабинет просунул голову Джейк.

— Привет, красавица, как дела? Все в порядке?

Она повернулась и слегка покачала головой. Он вошел, закрыл дверь и сел перед ней. Она немного поговорила, делясь с ним своими страхами. Анна была рада, что у нее есть друг, с которым можно поговорить об этом. Конечно, Джейк увидел в этом свой шанс вмешаться.

— Анна, я отказываюсь верить, что он изменил бы такой как ты. Ты идеальна во всех отношениях! Он должен быть идиотом, чтобы причинить тебе боль! Я бы никогда не смог сделать такого с тобой.

Он встал и обошел стол. Анна плакала, поэтому он вытащил ее из кресла и крепко обнял. Она прижалась к нему в объятиях и открыто рыдала на его плече, ее рыдания сотрясали их обоих. Видимо, сестра не успокоила ее так, как надеялась.

— Ну-ну, все будет хорошо, — утешал он ее.

Постепенно ее дрожь прекратилась, и наконец, слезы перестали течь. Анна подняла голову и повернулась к Джейку. Они долго смотрели друг другу в глаза, прежде чем она отстранилась от него. Она почувствовала дрожь, когда представила это крепкое объятие с Джейком без одежды.

— Спасибо, Джейк, мне это действительно было нужно.

Она обняла его еще раз, а затем вернулась и села за свой стол. Джейк подошел к двери, повернулся и сказал:

— В любое время, Анна. Ты слишком красива, чтобы так плакать. Если тебе когда-нибудь понадобится еще одно подобное объятие, просто позови меня.

Позже, во время обеда, он опять пришел к ней в офис. Они пошли по улице к теперь уже привычному магазину сэндвичей и сели за столик. На этот раз Джейк сел рядом с ней, а не напротив, как обычно.

— Анна, ты заслуживаешь счастья, понимаешь? Ты — замечательный человек, и сейчас ты должна радоваться жизни, а не грустить и не впадать в депрессию, — успокаивающе сказал Джейк.

— Я знаю, спасибо, Джейк. Для меня так много значит, что ты рядом, чтобы помочь мне, — ответила она.

— Я всегда буду рядом с тобой, Анна. Всегда. Не поря ли нам сделать заказ?

С этим они заказали обед и начали есть, обсуждая другие темы, связанные с работой. Джейк был осторожен, чтобы разговор не касался Гэри. Теперь, когда Анне был нужен Джейка как плечо, на котором можно поплакать, он хотел, чтобы она действительно почувствовала его поддержку. В конце концов, он хотел помочь ей всеми возможными способами, но был терпеливым. На обратном пути в офис она частично держала Джейка за руку, пока не осознала, что делает. Она отпустила его, краснея, но тем не менее, улыбнулась ему.

Каким-то образом Анна прожила остаток дня без особых перерывов. Гэри позвонил ей один раз, когда она обедала с Джейком. Он заверил, что правда хочет поговорить с ней, чтобы попытаться выяснить, что происходит не так. Он закончил разговор, сказав, что любит ее и не может дождаться с ней встречи.

«Как он может не знать, что меня беспокоит?» — ошибочно подумала она.

Никто из них не догадывался, что его подставили. Не имея других идей, Анна решила, что она возьмет дело в свои руки, и рано покинула офис.

***

Гаррисон завершил торги после довольно удачного дня. Он был доволен собой, но к сожалению, все еще не знал, что делать с Анной. Ее явно беспокоила его спортивная сумка, а он все еще не понимал, как в этом боковом кармане оказались трусики.

Он пошел в спортзал и начал свои занятия на беговой дорожке. Гэри не стал ждать появления Алексии, да и, честно говоря, не знал, что ей сказать. Он хотел расспросить ее о трусиках, чтобы получить правдивый ответ о том, что, черт возьми, происходит, но также беспокоился, что возможно, она невиновна и не имеет к этому никакого отношения. В конце концов, он и правда не видел, чтобы она это делала.

Беговая дорожка замедлялась, и он сошел с нее, когда подошла Алексия.

— Эй, Гэри, ты начал без меня? — спросила она.

Он выдавил из себя улыбку:

— Да, извини. Сегодня у меня было много разных мыслей, и мне просто нужно было уйти. Надеюсь, ты не против.

— Ничего страшного, я могу пропустить разминку. Что сегодня в меню? — спросила она, облизывая губы.

— Гм… Ух… — пробормотал он. — Сегодня я планировал проработать ноги.

Алексии понравилось его мучить, после того как узнала его немного получше. Он действительно казался хорошим парнем, и был довольно крутым. Ей нравилось работать с ним, и она бы солгала себе, если бы сказала, что не заглядывается на него. Она кивнула и последовала за ним к первому тренажеру. После нескольких упражнений они собирались закончить на тренажере для сгибателей ног.

Она опустилась на скамейку на живот и просунула левую ногу сквозь подушку. Он переместил защелку на нужный вес, и она начала поднимать ногу вверх в длинных повторениях. Каждое движение ее ноги заставляло ее попу напрягаться. Гэри старался быть скромным, но не мог не смотреть на ее попу. Наблюдение за тем, как та напрягается и расслабляется, гипнотизировало его.

Алексия закончила с левой ногой и поменяла ее на правую. Она работала с этой ногой, а он снова смотрел на напрягающиеся ягодицы перед собой. Когда она встала, покончив со своим набором, он лег на ее место и попросил ее подкорректировать вес.

Гэри решил подтолкнуть себя, используя больший вес, чем обычно, и действительно застонал, поднимая его десяток раз. Он позволил грузу с лязгом вернуться в исходное положение, а затем переключился на другую ногу и повторил процесс. Закончив, он медленно сел, одурманенный огромным количеством крови, притекающей к мускулам его ног. Он попытался встать и чуть не упал, но его поддержала обеспокоенная Алексия.

— Эй, Гэри, успокойся, ладно?

Он кивнул, и она помогла ему, пока он снова не стал твердо ходить. Гэри подошел к фонтанчику и сделал большой глоток. Он пошел в свой джип, решив в этот день принять душ дома.

— Это была адская тренировка, спасибо, Алексия.

— Без проблем, Гэри. С тобой все в порядке? Кажется, ты не совсем в себе…

— Спасибо за заботу, Алексия. Не знаю почему, но моя жена в последнее время ведет себя очень странно. Кажется, в последнее время ее эмоции зашкаливают, и буквально вчера она рассказала мне о розовых трусиках-стрингах, которые были у меня спортивная сумка. Понятия не имею, как они туда попали, но почему-то она не верит мне, когда я ей это говорю.

Алексия мысленно улыбнулась, поняв, что их план, похоже, сработал. Внешне же она нахмурилась. Она подошла к Гэри и обняла его.

— Ты выглядел так, будто был под кайфом, — извинилась она. — Мне жаль, что дома все, кажется. идет нехорошо. Хочешь, я попробую с ней поговорить, ну, понимаешь, девушка с девушкой?

— Спасибо, но нет. Это, вероятно, лишь усугубит ситуацию. Я просто не знаю, что я делаю не так. Я очень надеюсь, что мы с ней сможем поговорить обо всем сегодня вечером, но спасибо за предложение помощи. Это много значит для меня, — сказал он.

***

Они расстались, и разошлись по своим машинам, чтобы ехать домой. Анна, сидящая в машине через дорогу, кипела.

— ЭТА ГОВНЮЧКА! — крикнула она своему рулю, дважды ударив по нему. — Как ПОСМЕЛА эта маленькая ШЛЮХА обнимать моего мужчину?!

Она смотрела, как уезжает ее муж, и решила последовать за проституткой, чтобы посмотреть, куда та поедет. Она оставалась за машиной чужой женщины, но не упускала ее из виду. Та въехала в гараж многоэтажного кондоминиума, и Анна записала адрес.

Анна была в ярости. Гэри сказал ей, что ничего не происходит. Хотя она была злой и подозрительной, но все еще хотела ему верить. Теперь, увидев его с этой шлюхой, у нее возникли серьезные сомнения. Она поехала в дом его родителей, чтобы забрать Лилию, так как сегодня была ее очередь забирать ее по дороге домой. Марта, приветствуя Анну, сразу поняла, что что-то не так.

— Анна, дорогая, все в порядке?

— О, наверное, со мной все будет в порядке, просто я о многом думаю, — рассеянно ответила Анна.

— Что ж, ты могла бы рассказать мне об этом, если захочешь…

— Спасибо, мама, но я думаю, что просто поеду домой и отдохну. Может быть, я смогу зайти завтра?

У Анны не было желания прямо сейчас говорить со свекровью о том, что ее сын ей изменяет. Ей хотелось расслабиться. Возможно, она примет долгую горячую ванну, чтобы хоть ненадолго забыть о своих проблемах.

— Хорошо, но пожалуйста. Я всегда здесь для тебя…

— Спасибо. Я очень это ценю.

Анна схватила свою маленькую девочку и направилась домой. Вернувшись туда, она понятия не имела, что делать со своим мужем. Ей одновременно хотелось и обнять и задушить его. Она была в ярости, но решила, что лучшее, что она может сделать, — это дождаться, пока их дочь ляжет спать, а потом уличить его. По иронии судьбы, она не смогла связать свое недавнее поведение с Джейком с тем, что происходило между ее мужем и этой женщиной из спортзала.

Гэри поздоровался со своими дамами от двери и, позволив Лилии пробежать мимо него, подошел ближе и обнял жену. Она вернула объятия, но не слишком нежно. Гэри сразу почувствовал ее дискомфорт.

— Эй, в чем дело? У тебя сегодня был плохой день? — спросил он.

— Да, можно сказать и так. Сегодня у меня были поразительные открытия, заставившие меня усомниться в нескольких важных вещах. Я расскажу тебе об этом, когда Лилия ляжет спать. А пока мне просто нужна хорошая горячая ванна с бокалом вина.

— Черт возьми, это отстой. Мне жаль, что у тебя был дрянной день, дорогая. Я могу приготовить тебе вино, если ты начнешь принимать ванну.

Анна кивнула и пошла в спальню. Она раздевалась, в то время как Гэри пошел на кухню, чтобы принести ей бокал рислинга, купленного им накануне вечером. Он налил два бокала и отнес один обратно жене. Та как раз забиралась в ванну, которая все еще ее наполнялась.

— Ааааа… — простонала она, быстро расслабляясь в горячей воде.

Гэри оставил ей вино и пошел готовить ужин.

Она вышла почти тридцать минут спустя в своих обычных тренировочных штанах и футболке. Они ужинали всей семьей, и часть ее интересовалась, как долго это продлится между ними.

«Откуда такое ощущение, что моя семья разваливается?» — спросила она себя. — «Я же думала, что у нас все так хорошо».

Они закончили ужин, поверхностно обсудив то, чем занимались в течение дня. Гэри чувствовал, что что-то не так, но не давил на жену. Он подумал, что все, что ее беспокоит, он узнает, когда их маленькая девочка ляжет спать.

Позже, минут двадцать почитав Лилии сказки, Анна уложила ее и поцеловала на ночь. Она вышла в гостиную и села на диван рядом с мужем. Он выключил телевизор и повернулся к своей красивой супруге.

— Дорогая, я не знаю, что тебя беспокоит, но пожалуйста, давай поговорим… — начал он.

— Кто она, Гэри? — резко спросила Анна, едва сдерживая свой гнев.

— Кого ты имеешь в виду? — ошеломленно спросил Гэри.

— Женщина из спортзала. Кто она? Ты ее любишь? — спросила Анна, теперь изо всех сил стараясь сдержать слезы.

— ЧТО?! — сердито ответил Гэри. — Что, черт возьми, ты несешь? Я никого не люблю, кроме тебя, ты это знаешь.

— Да? — спросила она, снова вспыхнув в гневе.

Гэри был ошеломлен обвиняющими словами жены. Он уже сказал ей раньше, что не знает, почему трусики были в его сумке, но теперь она казалась более уверенной в его вине, чем когда-либо еще.

— Анна, ты должна мне верить. Я понятия не имею, почему, но должно быть, кто-то пытается меня подставить. Я хожу в спортзал, тренируюсь, а потом иду домой. ЭТО ВСЕ!

— Сегодня я приехала в спортзал, чтобы сделать тебе сюрприз, но увидела, как ты обнимаешься с какой-то женщиной на стоянке. Я ВИДЕЛА… так что НЕ говори мне, что ты не знаешь, о ком я говорю!

Гэри был ошеломлен. Должно быть, она видела, как он обнимал Алексию, но это было невинное объятие. Она утешала его из-за драмы, окружающей его семью в последнее время. Он изо всех сил старался еще раз спокойно сказать жене:

— Дорогая, с этой женщиной у меня ничего нет. Я рассказал ей о том, что ты нашла в моей сумке, и она просто дружески обняла меня. На самом деле она спросила, не хочу ли я, чтобы она поговорила с тобой об этом, чтобы дать тебе знать, что я не делал ничего дурного!

Анна была так расстроена, что заплакала. Она опустила голову на руки и начала открыто рыдать. Гэри был в полной растерянности и встал, чтобы утешить любовь всей своей жизни. «Как может все так быстро стать так плохо?» — думал он.

— Не плачь, мама… — сказал тихий печальный голос из коридора. Судя по всему, от напряженного разговора проснулась их дочь.

Анна вскочила и побежала к своему ангелочку.

— О, милая, все в порядке. У мамы сегодня был тяжелый день… — Девочки обнялись в коридоре, когда Гэри встал и обнял двух самых важных людей в своей жизни.

Они уложили Лилию обратно в кровать, а затем удалились в свою спальню. Ни Анна, ни Гэри не выспались этой ночью, проснувшись, чтобы начать свой день такими же усталыми, как когда ложились спать. Лилия поняла, что у ее родителей плохое утро, когда они оба забыли поцеловать ее после побудки. Анна попрощалась с семьей и поехала на работу. Гэри начал свой обычный распорядок дня и отвез дочь к маме.

***

Анна добралась до офиса и изо всех сил старалась забыть о домашних проблемах. Она встретилась со своей командой, чтобы узнать об их прогрессе, и была впечатлена. За такой короткий промежуток времени они эффективно добились прекращения дела Комиссии по ценным бумагам и биржам против Традишнэл, в основном по техническим причинам. Однако ей придется обратиться в суд для проведения предварительных слушаний по делу о домогательствах, что начинало ее беспокоить.

Незадолго до обеда в дверях появилась Кендра. Анна на самом деле не была в настроении общаться с ней, но все равно налепила фальшивую улыбку и сказала:

— Что я могу сделать для тебя, Кендра?

— Анна, мне интересно, не можем ли мы вместе пообедать? Мне и правда нужно поговорить с тобой кое о чем.

Недавно в их отношениях произошел какой-то прорыв, поэтому Анна неохотно согласилась, кивнув. Вторая женщина коротко улыбнулась, а затем покинула дверной проем. Анна вернулась к тому, чтобы распечатать свои записи для первого слушания, когда раздался стук в дверь. «Ой, отлично, и кто теперь?» — подумала она.

— Эй, красавица, — поприветствовал Джейк.

— Эй, я типа сейчас занята. Что случилось? — спросила Анна.

Джейк вошел в ее кабинет и закрыл дверь. Войдя он подошел к ее столу, чтобы встать рядом с ней.

— Анна, я беспокоюсь о тебе. Я знаю, что ты очень много работаешь, но все еще чувствую, что ты в большом стрессе. Что я могу сделать?

Спросив об этом, он подошел к ней сзади и начал массировать ее плечи. Анна знала, что это неправильно, но все напряжение, накопившееся в ее шее и плечах, казалось, начало таять. Она издала непроизвольный стон, в то время как он творил свою магию.

— Я просто волнуюсь, что на тебе лежит вся эта ответственность здесь и дома. Гэри вообще помогает тебе? Он должен делать больше… — Он становился, как бы немного не досказав.

Анна инстинктивно знала, что ее муж великолепен, и полностью поддерживает ее. Но ее разум говорил, что в данный момент Гэри ЯВЛЯЕТСЯ источником половины ее проблем. Она не могла понять, что второй половиной была ее собственная ошибка.

— Он помогает, но иногда этого, кажется, недостаточно. Я просто хочу знать, что с ним происходит. Я ведь хорошо выгляжу? — спросила она.

Увидев, что ее сопротивление сегодня меньше чем обычно, Джейк начал растирать ее руки по бокам. Он вернулся к ее плечам и спустился вниз по ее ключицам. Она застонала и откинула голову на его твердый пресс.

— Ты потрясающая и очень красивая, Анна. Тот, кто говорит иное, — дурак.

Анне было комфортно с Джейком, но она понимала, что это может быть слишком комфортно. Она села, повернулась и улыбнулась.

— Спасибо, Джейк. Я рада, что рядом со мной есть друзья. Эй, ты уже получил ту информацию, которую я запрашивала? Нам необходимо вызвать эту женщину для дачи показаний, но ее адвокат затягивает дело.

— Гм… Да, она у меня на столе. Сейчас пойду, заберу, — ответил он, слегка сбитый с толку ее изменением в его отношении. Он чувствовал, что действительно чего-то добился с ней. Может быть, так оно и было, но его терпение на исходе, так как он чувствовал себя близко к финишу.

Он покинул ее офис, позволив Анне снова дышать. Ей стало жарко, и она расстегнула верхнюю пуговицу блузки, чтобы подышать воздухом. Она знала, что он ее заводит, и поэтому попросила его сходить за этим отчетом.

Она посмотрела на фотографию на своем столе, сделанную солнечным субботним днем. Все трое вместе выглядели такими счастливыми, Гаррисон широко обнимал своих девочек. «Это — мой мужчина», — подумала она. Она покачала головой и задалась вопросом, что, черт возьми, происходит с ее идеальной семьей. Она начала сомневаться в себе и своем муже, больше чем когда-либо прежде. Она решила этим вечером посидеть и поговорить с ним, чтобы попытаться разрулить ситуацию.

Джейк вернулся и протянул Анне папку, которую она просила.

— Держи, Анна.

— Спасибо, Джейк. Сегодня я собираюсь пообедать с Кендрой, но мы сможем пообедать вместе завтра, хорошо?

— Конечно, босс, — сказал он, напоминая ей о ее положении. Его взгляд задержался, и он посмотрел на ее длинные стройные ноги, на идеально круглую попу, когда она возвращалась за свой стол. Анна, обернувшись, поймала его взгляд, и ей хватило приличия покраснеть, когда он ей улыбнулся.

***

Полдень наступил быстрее, чем она думала, и она вышла в приемную для встречи с Кендрой. После минуты нерешительности они решили пойти пообедать в «Эплби». Кендра казалась очень встревоженной, что заставляло Анну нервничать по поводу того, о чем она хочет поговорить.

Дамы сели в зоне бара, но не сказали друг другу больше пяти слов с тех пор, как покинули офис. Прежде чем заговорить, Кендра посмотрела в глаза Анне, затем — на стол:

— Анна… я не знаю, как тебе это сказать… Вчера, когда ходила обедать с Мелиндой, я видела твоего мужа. Я узнала его по фотографии на твоем столе. Он был… с другой женщиной.

Анна была ошеломлена. Она знала, что иногда он выходит на обед, вместо того чтобы поесть дома, но никогда не упоминал, что собирался пойти с другой женщиной. Она все еще не хотела верить в то, что он ей изменяет, но улик становилось все больше. Анна не знала, что сказать, поэтому решила, что будет лучше получить всю возможную информацию.

— Ты… Ты уверена? Ты уверена, что это был мой муж? — спросила она. — Как выглядела женщина?

Анна дрожала, слушая. Кендра поняла, что Анна клюнула на наживку, поэтому решила загнать крючок как можно сильнее.

— Женщина? Она была… ну, она была высокой, почти такой же, как Гэри. — Тон голоса Кендры казался грустным, почти журчащим. — Она была похожа на шлюху, вроде девушки с большими сиськами, тугой задницей в штанах для йоги… Мне очень жаль, Анна.

Анна не знала, что и думать. Описываемая женщина была похожа на ту, что она видела рядом со спортзалом. Она не хотела верить в то, что слышит, но большая часть ее начинала верить. Она закрыла глаза, посчитала в уме до десяти и снова открыла их. Сидя, она оглядела всех людей, гадая, есть ли у кого-нибудь из них такие же проблемы, как у нее?

Эту спираль требовалось остановить. Анна отчаянно хотела, чтобы эти американские горки, наконец, остановились. Она не знала, что делать с этой новой информацией, но решила, что снова встретится с мужем. Она просто надеялась, что на этот раз у него будут более хорошие оправдания. Честно говоря, она не была уверена, поверит ему или нет, но очень хотела. Анна вспомнила, что когда они были молодоженами, то обещали, что никогда не изменят друг другу. Они оба были свидетелями того, как из-за измены развелись родственники, и поклялись, что не попадут в ту же ловушку.

Тем не менее, они оказались в ней, через несколько месяцев после празднования шестилетия своего брака, и она сомневалась в его верности. Сидя и размышляя, она поняла, что ее флирт с Джейком выходит из-под контроля, но она-то еще не изменила с ним Гэри. Анна предчувствовала впереди долгую тяжелую ночь, но выбросила это из головы.

— Кендра, я знаю, что мы не всегда ладили, и только недавно смогли стать друзьями. Спасибо за то, что ты достаточно обеспокоена за меня, чтобы сказать мне это. Должно быть, было тяжело, и я это ценю.

Кендра просто кивнула, улыбнулась и сказала:

— Не за что. Мне ужасно, что мы едва начали ладить, а тут должно было случиться такое. Мне очень жаль…

С этими словами женщины в относительной тишине докончили свою еду и напитки, затем обе бросили немного денег на стол и ушли. Поездка обратно в офис была мрачной, но это ни о чем не говорило. Когда они припарковались, и Анна выключила двигатель, Кендра повернулась к ней:

— Еще раз, мне очень жаль, Анна. Ты не заслуживаешь ничего из этого, и я хочу, чтобы ты позвонила мне, если тебе когда-нибудь понадобится плечо, на которое можно опереться. Обещаешь?

— Хорошо, обещаю. А теперь давай забудем об этом безумии на несколько часов и пойдем работать, — сказала Анна с большей уверенностью, чем чувствовала сама.

Кендра была в восторге. Дела не могли идти лучше, поскольку ее план разворачивался. Окончание ее мести было лишь вопросом времени. По пути в здание она снова услышала приглушенные звуки из подсобки, предположив, что это Джейк с Мелиндой. Эти двое давным-давно должны были прекратить свой роман, но это не было ее проблемой.

***

Анна села за стол, долго и пристально смотрела на фотографию Гэри так, что начали слезиться глаза. Она думала о нем с другой женщиной, и образы, крутящиеся в ее голове, вызывали у нее тошноту. Она позволит своему животу успокоиться и позвонит ему, чтобы проверить. Она начала серьезно сомневаться в своем доверии к нему, что не сулило ничего хорошего для ее брака.

Она глубоко вздохнула, сняла трубку и набрала домашний номер. Он снял трубку после второго гудка.

— Эй, детка! Я скучаю по тебе… Как твой день? — спросил он в качестве приветствия.

— Устала и не очень счастлива в данный момент. Гэри… С кем ты вчера обедал? Кто она, та женщина из спортзала? — Ее слова были лаконичны и сочились ядом, который она чувствовала.

Гэри помолчал секунд десять, а затем перешел к обороне:

— Дорогая, ты что, вообще не веришь мне?! Я думал, мы полностью доверяем друг другу… Уже, похоже, третий раз ты уговариваешь меня, что я был рядом с другой женщиной. Я действительно беспокоюсь о нас…

— Значит, ты этого не отрицаешь?

— Анна, я когда-нибудь давал тебе повод думать, что я тебе изменяю? Ты — это все, что мне нужно, И ВСЕ ТУТ! Я бы умер без тебя и даже не могу думать о том, чтобы сделать что-нибудь с другой женщиной. Твои серьезные мысли насчет того, что я тебе изменяю, ранят сильнее, чем ты можешь себе представить. ДА, я обедал с Алексией, девушкой из спортзала. Я дал ей понять…

— Я поняла! — прервала Анна. — Готова поспорить, что эта маленькая бродяжка пришла в тот спортзал, чтобы уложить тебя в постель!

— ЭТО АБСУРД! — крикнул в ответ Гэри, его гнев громко и ясно вырывался из телефона. — Я ничего не делал ни с ней, ни с кем-либо еще, но знаешь что? Если ты ТАК завидуешь тому, что я разговариваю с другими женщинами кроме тебя, я уйду из спортзала и перестану быть с ней вежливым. Теперь ты счастлива?!

В этот момент Анна расплакалась, всхлипывая, слезы текли по ее щекам.

— Гэри, я не знаю, что с нами происходит, но я скучаю по тебе. Я скучаю… — и она глубоко вздохнула. Она выдохлась, поэтому решила завершить разговор. — Увидимся, когда вернусь домой, хорошо?

Гэри почувствовал ее разочарование и полностью согласился с ее невысказанным мнением. Он тоже был неописуемо разочарован, поэтому просто сказал:

— Хорошо, дорогая. Я люблю тебя, просто помни это.

— Я тоже тебя люблю, — ответила очень подавленная Анна.

Они закончили разговор, и она опять положила трубку. Впервые с тех пор как вернулась на работу, она перевернула фотографию Гэри на столе лицевой стороной вниз. Она положила голову на предплечья и плакала почти десять минут, пока не смогла успокоиться.

Анна вытерла лицо и вернулась к работе, делая все формально. Она смогла завершить все свои записи, которые будут сопровождать ее на слушании, что она будет проводить в понедельник, а затем выключила свой компьютер на ночь.

Убирая свой стол и складывала документы обратно в соответствующие папки, она услышала стук в дверь. Не дожидаясь ответа, ее открыл Джейк и сунул внутрь голову.

— Привет, Анна, я слышал, тебе прямо сейчас нужен друг.

Анна молча поблагодарила Кендру за заботу о ней, просто надеясь, что та не рассказала всему офису о ее проблемах. Она посмотрела на него, кивнула и жестом пригласила войти. Она вытерла глаза салфеткой, когда он вошел и закрыл за собой дверь, заперев ее.

— Джейк, для меня очень много значит то, что ты здесь, чтобы я могла поговорить. Мне повезло иметь таких хороших друзей как ты и Кендра.

— Не говори об этом, правда. Ты выслушала меня, когда от меня ушла девушка, так что, это самое меньшее, чем я могу тебе помочь.

Анна светло улыбнулась, как если бы была гроза, и тучи рассеялись, чтобы вновь засияло солнце. Она чувствовала себя по-настоящему счастливой, даже несмотря на бурю, которая все еще надвигалась на ее брак.

— Что ж, все равно спасибо, Джейк.

Джейк увидел, что теперь она очень уязвима, и решил, что должен использовать это в своих интересах. Он подошел к ее стулу и начал проводить пальцами по ее волосам, как будто расчесывая их после душа.

Она любила внимание и наслаждалась им, пока он продолжал. Расчесывание волос было одним из любимых занятий Анны с мамой, когда та была моложе, и ей этого очень не хватало. Она могла воспользоваться мудрым советом своей матери, выслушивавшей ее проблемы и утешавшей ее. Прямо сейчас Джейк делал то же самое.

Он продолжил работу, которую выполняли его руки, и придвинулся, чтобы потереть пальцами ее волосы, продвигаясь вверх, чтобы сделать ей массаж головы. Джейк разжал ладони, разводя пальцами веером, зарываясь ими в ее мягкие волосы и растягивая их в стороны. Он массировал ее голову, выписывая маленькие круги с нужным усилием. Она тихонько застонала, когда он провел пальцами по ее затылку, двигаясь к ее плечам.

Она была напряжена, и ее мышцы болели в местах, о существовании которых она забыла. Джейк мастерски снял напряжение с ее плеч и шеи, проведя руками по ее рукам с внешней стороны ее блузки. Он приложил больше давления, когда его пальцы ловко скользнули вверх по ее рукам, достигнув основания шеи. Его ловкие пальцы поглаживали ее мягкую кожу, затем повернулись и двинулись вниз по ее спине. Анна наклонилась вперед, чтобы дать ему лучший доступ к своей пояснице.

Руки Джейка опускались ниже, пока он почти не обвил ими ее талию, двигаясь вперед. Анна застонала, осознав, что была намного более напряжена, чем думала. Джейк переместил руки вверх по ее бокам так, что его пальцы слегка коснулись нижней стороны груди Анны, обтянутой бюстгальтером, и снова потянулись назад, чтобы потереть центр ее позвоночника.

Она откинулась на спинку стула, а руки Джейка снова двинулись вперед поверх плеч, прижимаясь к ее великолепной груди. Он начал слегка месить ее, двигая вверх и вниз и растирая ладонями ее набухшие соски, явно выступавшие сквозь ткань ее бюстгальтера и блузки.

Анна запрокинула голову и закрыла глаза. Джейк наклонился над ней и медленно приблизил свои губы к ее губам. Контакт был настолько слабым, что казалось, будто ее губы щекочет перышко, но электрический заряд, который она получила, был нереальным. Она слегка приоткрыла рот, позволяя своему языку коснуться его, едва-едва, кончиком. Он улыбнулся и оторвался от ее рта, снова сосредоточившись на расслаблении ее мышц.

Джейк все еще слегка массировал одну грудь, в то время как другая рука начала скользить по ее бокам, спускаясь к бедрам. Он провел рукой по ее бедру, и еще больше наклонившись вперед, Джейк возобновил нежный поцелуй, которым они поделились…

Анна погрузилась в море эмоций и почувствовала себя более расслабленной, чем ранее за долгое время. Казалось, каждое нервное окончание в ее теле пульсирует в соответствии с плавными движениями пальцев Джейка. Он провел рукой по ее бедру к ее талии, затем двинул ее вперед, потирая ее живот и талию. Он двигался взад и вперед вдоль пояса ее штанов, просовывая несколько пальцев внутрь, чтобы потереть обнаженную кожу ее живота.

Она опять застонала, и Джейк медленно скользнул рукой в штаны, по передней части ее шелковистых гладких трусиков, проследив линию вниз к изгибу ее очень влажного центра. Он чувствовал, что его приз, наконец-то, был в пределах досягаемости.

***

Резкий стук в дверь вывел Анну из транса, в котором она находилась, и она немедленно встала, отойдя от Джейка. Она посмотрела на него со страхом в глазах, не зная, как и почему она позволила ему прикоснуться к себе так, как он это сделал.

Она быстро поправила штаны и блузку и махнула Джейку, чтобы тот открыл дверь. Джейк подошел к двери и открыл ее. Лицо Анны раскраснелось от недавнего возбуждения, и ей было глубоко стыдно за то, что она, как и раньше, потеряла над собой контроль. Она сделала глоток воды, чтобы успокоить нервы.

Вошла Мелинда, за ней Кендра и Томас. У всех троих были какие-то документы, и они начали разговаривать почти одновременно.

— Анна, для этого нужно…

— Нам нужно подать это…

— Что нам делать с… — начали все сразу.

— СТОП! — воскликнула Анна. После того как все замолчали, она посмотрела на них. — Итак, теперь по очереди. Томас, что у тебя?

— Похоже, что алиби мистера Кларка Миддлтона провалилось. Показания, которые мы сняли с той женщины, что, по его словам, была с ним, оказались ложными. Она лгала, и у окружного прокурора есть доказательства того, что она была где-то еще. Если он не был с ней, это означает, что он мог быть с женщиной, обвинявшей его в нападении. — Томас был проницательным, и Анна была рада, что он был на ее стороне, а не на стороне окружного прокурора.

У нее, наконец, восстановилось дыхание, и она успокоила нервы от безумной похоти, через которую прошла всего несколько минут назад. У нее было тревожное чувство по поводу своей решимости и того, насколько слабой она оказалась перед обаянием Джейка.

— Спасибо, Томас. Он все еще клянется, что его не было в городе? Если да, можем ли мы найти хотя бы какие-нибудь записи об этом, например, квитанции в отеле или записи с камер наблюдения?

— Я изучу это и вернусь к вам, — ответил он.

Анна повернулась к Мелинде:

— Хорошо, Мелинда, что у тебя?

Мелинда улыбнулась:

— Мы подтвердили, что женщина, обвиняющая мистера Миддлтона, в прошлом заявляла о сексуальных домогательствах и злоупотреблениях в отношении по крайней мере трех бывших работодателей. Все они были урегулированы во внесудебном порядке или полностью отвергнуты. Похоже, она меняет работу примерно раз в год, и однажды была признана виновной в неуважении к суду за ложь под присягой. Я думаю, у нас есть реальный шанс полностью ее дискредитировать…

— Вау, хорошая работа. Получи все возможные доказательства, включая предыдущие документы по делу и полицейские отчеты. Мы точно сможем использовать эту информацию.

Томас и Мелинда встали и вышли из офиса, Джейк быстро повернулся, чтобы последовать за ними. Он подмигнул Анне, оказавшись сзади Кендры, теперь сидевшей в кресле напротив стола Анны.

Прокашлявшись, Анна продолжила:

— Хорошо, Кендра, твоя очередь.

— Анна, во-первых, извини за то, что недавно я бросила на тебя такую бомбу.

Анна просто кивнула и помахала рукой, показывая, что та может продолжить. У нее действительно не было слов, чтобы описать, что она чувствовала, поэтому она просто хотела отложить размышления об этом на потом.

— Во-вторых, я нашла некоторые доказательства, которые могут иметь значение в данном случае. Согласно моему источнику в «Традишнэл Файнэнс», за последние шесть месяцев были сделаны некоторые сомнительные инвестиции. На основании того, что мне сказали, я думаю, что дело мистера Миддлтона могло был подстроено кем-то в компании. Источник сообщил, что у него, возможно, был роман с его секретаршей, которая замужем за кем-то из другого отдела. Я все еще пытаюсь получить доказательства всего этого, но это поможет послужить каким-то сенсационным заголовкам, не правда ли?

— Ух, ты, Кендра, отличная работа! Я согласна с тем, что такая информация может очень помочь нашему делу, но мы должны быть уверены, что это правда. Мы должны быть абсолютно уверены, с доказательствами, что это на самом деле было подстроено. Если мы передадим эту информацию в суд, и окажется, что это всего лишь слух, их адвокаты могут раздеть нас. Мы можем проиграть дело и вызвать такую плохую огласку для Традишнэл, что они откажутся от нас как от своего представителя.

— Анна, пожалуйста, в этом я тебя не подведу. Я все еще ищу доказательства, но как только получу их достаточно, мы сможем обратиться к партнерам с просьбой поговорить с офисом окружного прокурора о снятии обвинений.

С этими словами Кендра встала и улыбнулась, прежде чем покинуть кабинет Анны. Анна села и подумала о возможностях относительно своего клиента. Что Кендра сказала, что у него мог быть роман со своей секретаршей?

«И почему меня беспокоит то, что у него может быть роман с его секретаршей?» — подумала она.

Анна не знала этого человека, кроме единственной встречи с ним, когда тот давал показания, но он показался порядочным человеком. На вид ему было от сорока до пятидесяти, волосы слегка поседевшие, но все еще в основном темно-коричневые. Он был полноват, но не настолько плох, чтобы его считали тучным, скорее слегка перекормленным.

Ради их дела она надеялась, что слух не соответствовал действительности. Если бы он был виновен в интрижке, дело о преследовании было бы действительно очень тяжелым. Члены жюри присяжных легко поддавались влиянию, если обвиняемый оказывался виновен в измене своей жене.

Анна закрыла глаза и откинула голову на подголовник высокого кресла. Она молча сосчитала до двадцати и села прямо, затем встала и вышла из офиса, еще более сбитая с толку, чем когда-либо прежде.

Она была обижена и зла на то, что у ее мужа может быть роман. Она хотела ему верить, но доказательства были не в его пользу. Ее случай вызывал у нее стресс, а ситуация с Джейком выходила из-под контроля. Анна молча ругала себя за то, что позволила ему выйти за рамки с его прикосновениями к ней, но должна была признать, что ей это безмерно понравилось, небольшая ее часть даже хотела, чтобы это продолжалось.

Анна уехала домой в том же настроении. Она не знала, как все пойдет с Гаррисоном, когда она доберется туда, но по крайней мере, она с нетерпением предвкушала, когда ее маленький ангел обнимет ее. Пока ехала, ее мысли вновь обратились к Джейку и его сильным пальцам, мягким губам и твердому телу, прижатому к ее спине. Она опять промокла, думая об этом, снова переживая те ощущения.

«Ладно, Анна, собери свое дерьмо. Мне нужно наладить отношения с Гэри, если смогу… « — подумала Анна, подъезжая к дому.

Гэри встретил Анну у двери с Лилией на руках. Малышка протянула руку, почти закричав:

— Мамаааа учкиии!

Этот длинный и неправильный способ сказать «на ручки» был ее любимым, с тех пор как она начала говорить. Лилия любила, когда ее поднимали и носили, почти так же, как любила бегать по дому.

— Эй, милая! Мамочка уже дома, — ответила счастливая Анна. Маленькие моменты, подобные этому, действительно сделали ее день.

Анна бросила свои вещи и удалилась в спальню. Она сняла свой деловой костюм, пытаясь решить, что надеть. Она сняла промокшие трусики и рабочий бюстгальтер, решив, что может попробовать надеть что-нибудь красивое под свои обычные спортивные штаны и футболку. Может быть, они могли бы сегодня совершить прорыв и заняться нежной любовью, как раньше. Она действительно нуждалась в его любви после того дня, что у нее был.

Она рылась в комоде, пока не нашла то, что искала. Одевшись, она пошла на кухню посмотреть, что Гэри и Лилия приготовили на ужин. Она обнаружила, что Гэри работает над чем-то похожим на жаркое, только используя яичную лапшу вместо, как обычно, риса. Лилия сидела на табурете рядом с папой, указывая пальцем и задавая вопросы, как это всегда делает любопытный малыш. Она была маленькой губкой, впитывающей все, что могла.

— Эй, милая, можешь на минутку пойти посмотреть телевизор, пока мама поговорит с папой? — спросила Анна девочку.

— Конечно, мамочка, — ответила она.

Лилия убежала в гостиную, а Анна подошла к мужу сзади и крепко его обняла. Гэри не собирался спорить или отталкивать ее, даже если в последнее время он все еще был очень смущен ее эмоциями. Она так быстро и так часто в последнее время переходила от горячего к холодному, что у него заболевала голова.

— Мммммм, возможно, мне придется почаще готовить это блюдо ради таких объятий, — сказал он, повернув голову вправо, чтобы взглянуть на свою красивую жену.

Анна прижалась головой к его спине и промурлыкала:

— Мне жаль, что я не была самой собой в последнее время. Я просто так взволнована из-за того, что происходит на работе, а потом все это дерьмо с тобой и спортзалом…

— Эй, эй, ну все. Все в порядке, детка. Что бы ни происходило с нами, мы сможем через это пройти. Мы сможем пройти через все…

Она еще сильнее засопела и крепче обняла его. Она хотела ему верить и решила, что на этот раз даст ему преимущество сомнения, тем более что ее собственная вина начала расти.

— Я люблю тебя, Гэри, — кротко сказала она.

Он развернулся и крепко обнял ее, прижав губы к ее щеке, чтобы поцеловать слезу. Они обнимались еще несколько минут, пока на плите не загудел таймер. Анна пошла в ванную, чтобы привести себя в порядок, а Гэри и Лилия накрыли на стол. Все трое сели за хороший ужин, а взрослые слушали все забавные вещи, что Лилия делала с бабушкой и дедушкой в течение дня.

После ужина и очень долгой сказки перед сном они, наконец, уложили маленькую Лилию спать. В эту ночь они не занимались любовью, но несколько минут целовались и по-своему мирились. Оба все еще мучились своими внутренними сомнениями и заснули в позе ложки, когда Гэри лежал сзади Анны и крепко ее обнимал.

Он беспокоился о своей жене, но понятия не имел, что с этим делать. Гэри решил, что лучшим способом успокоить жену будет покинуть спортзал и найти другой, и тогда, возможно, она увидит, что у него нет никаких привязанностей к этому месту или к кому-либо еще.

Анне приходилось иметь дело со своими собственными демонами. Ее внутреннее смятение касалось двух проблем: ее муж с таинственной женщиной в спортзале, а также Джейк и ее необъяснимое желание прикасаться к нему. Она знала, что даже думать о нем в таком смысле — это неправильно, но похоже, ничего не могла с собой поделать. Он всегда был джентльменом, когда она в этом нуждалась, утешал ее и просто поддерживал ее в нужде. Гэри тоже делал это, но в последнее время он сам был источником большей части ее огорчений.

В конце концов, она заснула, но это было не очень успокаивающим. Анна проснулась, когда сработал ее будильник, повернулась, поцеловала мужа в лоб и встала с постели. Их утренний распорядок находился в самом разгаре, Гэри приготовил завтрак для Лилии, в то время как Анна готовилась к работе.

Прямо перед уходом она взяла свой рабочий портфель из-за стола и увидела телефон Гэри на зарядном устройстве. Она увидела, что на главном экране у него было несколько СМС, все с неизвестного номера. Еще одно всплыло, когда она смотрела на него, и превью гласило:

«Не могу дождаться, когда опять буду с тобой;)«

«Что за хрень? — подумала она. Этого не может быть. Гэри пообещал ей, что эта женщина ничего для него не значит… Он мне лгал?»

Гэри подошел обнять и поцеловать жену на прощание, но она просто подошла к двери и сказала:

— Пока. Увидимся, когда я вернусь домой. Люблю тебя!

Выходя за дверь, она кипела. Ее сомнения вспыхнули с удвоенной силой, заставив ее по-настоящему задуматься, не изменяет ли он ей. Она поговорит с Кендрой и Джейком, чтобы узнать, не могут ли они помочь разобраться в сути вещей.

Гэри был, мягко говоря, ошеломлен. Он знал, что накануне вечером она была взволнована, но думал, что они добились некоторого прогресса в прояснении вопроса. Теперь он уже не был так уверен. Он отвез Лилию в дом родителей и начал свой торговый день. В тот день на рынке наблюдался некоторый спад из-за враждующих племен в одной из стран Среднего Востока, экспортирующей нефть. Инвесторы были непостоянны, принимая финансовые решения, исходя из эмоционального воздействия боев в далекой стране. Он просто усмехнулся про себя, подталкивая некоторых своих клиентов к большему количеству золота и драгоценных металлов.

В обеденное время он проверил свой телефон и увидел пропущенные СМС. Он понятия не имел, от кого они, но задавался вопросом, видела ли Анна их на экране. Это могло объяснить ее отношение, и он решил, что обсудит это с ней, когда она вернется домой этим вечером.

А пока он собирался разобраться с этим загадочным номером. У него было предчувствие, кто его послал…

«Если это Алексия, то я меняю тренажерный зал. ИНЕ ШЛИТЕ МНЕ БОЛЬШЕ СМС!»

Ответ пришел несколько мгновений спустя и снова поставил его в тупик.

«Кто такая Алексия?»

***

Утром Анна чувствовала себя на работе как зомби. Она провела для команды обычный инструктаж о предстоящих событиях дня, а также о подготовительной работе к слушанию, которое она должна была посетить во второй половине дня. Она была готова представлять своего клиента в меру своих возможностей, и команда делала все возможное, чтобы ей помочь. Она была бесконечно благодарна и в конце собрания сказала об этом.

— Ребята, я хотела бы сказать всем вам спасибо за то, что вы приложили столько усилий к этим делам. Без нашей команды, компания Традишнэл Файнэнс, вероятно, столкнулась бы с серьезными штрафами, а мистер Миддлтон оказался в гораздо больших неприятностях, чем может оказаться теперь. Я бы не смогла сделать все это без всех вас!

Все участники, казалось, почти в унисон сказали:

— Пожалуйста!

— Джейк, Кендра, не могли бы вы оба заглянуть в мой офис минут через десять? Спасибо всем, — закончила она.

Группа разошлась, и Анна пошла к себе в офис. Она села за стол, обхватила голову руками и глубоко вздохнула. Ее глаза начали слезиться, но она не позволила себе плакать прямо сейчас. Она не должна позволить им увидеть ее слабой. Она просто не имела права.

Через несколько минут, придя в себя, она услышала стук в дверь и сказала им войти и закрыть дверь. Кендра и Джейк вошли и сели, гадая, в чем дело.

— Джейк, Кендра, спасибо, что пришли. Я хочу, чтобы вы оба знали, то, что я собираюсь просить, не имеет ничего общего с нашим делом с Традишнэл или мистером Миддлтоном. Мне нужна ваша помощь в чем-то более… личном. — Она громко вздохнула после вступления.

Джейк и Кендра переглянулись, прежде чем повернуться к Анне. На их лицах было написано замешательство, и Кендра заговорила первой:

— Анна, что бы это ни было, я здесь ради тебя. Не знаю как насчет Джейка, но если тебе понадобится помощь, я — твоя девушка. Это Гэри?

— Да, я — то же самое, только я — не твоя девушка, — усмехнулся Джейк.

После его шутки настроение несколько улучшилось. Анна посмотрела на них обоих, прежде чем опять вздохнуть и рассказать им, почему они здесь.

— Хорошо, вот что. — Она повернулась к шатенке. — Кендра, я думаю, ты, возможно, была права насчет Гэри. Он все время твердил мне, что у него нет романа, но все доказательства, которые я вижу, с этим не совпадают.

— Джейк, — она повернулась к нему лицом, — я говорила тебе, что меня это беспокоит, но думаю, что меня просто уничтожит, если я узнаю, что это правда. Мне нужно, чтобы вы оба помогли мне. Я хочу раз и навсегда узнать, действительно ли он мне изменяет, или это просто ужасный набор косвенных событий?

Они мгновение молчали, переваривая то, что она сказала. И Кендра, и Джейк без слов почувствовали головокружительное предвкушение ее дискомфорта. Джейк, как всегда, думал о ней обнаженной, и Кендра начинала видеть результаты всех своих планов.

Анна продолжила:

— Он говорит мне, что ничего не происходит. Он даже предложил сменить тренажерный зал, чтобы доказать это. Затем, сегодня утром перед уходом я обнаруживаю, что в его телефоне куча пропущенных СМС с номера, отсутствующего в его списке контактов. Последнее в основном звучало так, будто они собираются позже где-нибудь встретиться… Я полагаю, сегодня.

— Анна, ты хочешь, чтобы я проследила за ним и посмотрела, куда он идет? — спросила Кендра.

— А ты бы могла? Я знаю, что у нас здесь происходит много всего, но для меня это означало бы весь мир, если бы ты смогла. Честно говоря, я надеюсь, что ты обнаружишь, что он провел весь день дома, но часть меня беспокоится, что он пойдет в какой-нибудь захудалый мотель и встретится с ней!

Кендра встала и выходя обернулась у двери:

— Я дам тебе знать, если что-то обнаружу. Анна, с тобой все будет в порядке, понимаешь? Мы здесь ради тебя. — С этими словами она ушла, закрыв за собой дверь.

Джейк встал, прошел за ее стол, как делал раньше, и начал гладить ее плечи. Она почти растаяла, в тот момент, когда он прикоснулся к ней, и застонала от признательности за его услуги.

— Анна, Кендра права. Мы здесь ради тебя и сделаем все возможное, чтобы тебе помочь. Что ты хочешь, чтобы сделал я?

Она вздохнула:

— Ну, для начала, ты можешь продолжать заниматься тем, чем занимаешься сейчас.

Он массировал ее спину и руки, двигаясь вверх и вниз по ее бокам. От его прикосновений она таяла в своем кресле. Он провел руками по ее бокам, чтобы положить их на ее бедра. Его лицо было рядом с ее шеей, а его руки теперь были под ее руками, потирая вверх и вниз ее бедра.

Анна чувствовала себя совершенно непринужденно и почти забыла обо всех своих заботах. Она была в таком расслабленном состоянии, что ее голова перекатилась на плечо Джейка. Он легонько поцеловал ее в шею, в то время как его руки терлись все выше и ближе к ее ногам и паху. Она не обращала на них никакого внимания и даже не заметила, что он был всего в нескольких сантиметрах от ее пояса и двигал пальцами по ее блузке.

Он провел руками вверх по ее животу, а затем толкнул их вниз, под пояс брюк. Его левая рука прижалась к ее бедру, в то время как правая двигалась по центру, приближая пальцы к ее райскому уголку. Он сдвинул руку немного вверх и назад, потирая средним пальцем локоны волос над ее уже влажной киской.

Анна реагировала, хотела она того или нет. Ее тело хотело этого, но мысленно она кричала, чтобы он остановился. Ее мысли так и не доходили до ее рта, и она ничего не говорила, ее опасения по поводу измены Гэри к этому моменту были полностью забыты.

Пальцы Джейка проникли сквозь локоны к ее влажному центру, и он сильно потер его. Его средний палец раздвинул ее внешние губы в стороны, пробираясь вниз, в ее глубины. Он двинул его дальше, проталкивая полностью. Его ладонь скользнула по ее теперь очень чувствительному клитору, заставив ее снова стонать.

Анна знала, что это заходит слишком далеко, но была так близка к кульминации, что ей было все равно. Он так хорошо с ней работал, что она, вздрогнув, укусила себя за палец, чтобы не шуметь. Он тер ее клитор во время оргазма, и прежде чем она смогла прийти в себя, все ее тело начало покалывать и взрываться… В ней горел огонь, пока все ее тело не обмякло на стуле…

Джейк знал, что пора идти на попятный, и убрал от нее руки, потирая ее спереди по чувствительным теперь соскам. Она вздрогнула в ответ и сразу же села прямо.

«Что, черт возьми, только что произошло?!» — подумала она.

— Джейк, тебе пора уйти. Мы не можем этого делать, — сказала Анна. — Меня беспокоит измена Гэри, вот я и…

Она все еще пылала лицом от недавнего кайфа, но теперь чувствовала себя дерьмом. Она знала, что они перешли черту, и она не остановила его, как следовало бы.

— Анна, а я не жалею. Я видел, что в последнее время тебе было больно, и просто хотел помочь. Ты много значишь для меня, и мне неприятно видеть твою боль, — сказал Джейк.

Анна, сдаваясь, опустила голову.

— Прости, Джейк, но тебе пора идти, — сказала она со стыдом.

Когда он уходил, она не взглянула на него. Едва он закрыл дверь, Анна уперлась лбом в руки и просто отпустила себя. Она рыдала, должно быть, целых пять минут, прежде чем всхлипнуть и попытаться выпрямиться.

Она чувствовала себя побежденной, как будто проходила какой-то очень важный тест и с треском его провалила. Ее вина была невыносимой, и единственная причина, по которой она не сломалась опять, заключалась в том, что она вспомнила, что ей нужно было явиться в здание суда для своего первого слушания.

Анна схватила сумочку и папку с бумагами, которые ей понадобятся, и запихнула их в свой портфель. Она остановилась в туалете, чтобы проверить свой макияж в зеркале, прежде чем отправиться в суд. Женщина в отражении посмотрела на нее обвиняющим взглядом. Анна найдет способ помириться со своим мужем.

Она вытерла глаза, повторно нанесла минимальный

макияж, который обычно использовала в офисе, и пошла на слушание. Когда она добралась туда, там были Кендра с Томасом и Кэти, а также двумя другими помощниками, которые помогали в этом деле. Анна поприветствовала их, и они перешептывались, прежде чем в зал вошел судья.

Как только судья вошел, судебный исполнитель приказал всем встать, а затем сесть. Судья зачитал краткое изложение обвинений, выдвинутых против г-на Миддлтона, затем разрешил каждому советнику ответить на ряд ходатайств, поданных другой стороной, прежде чем судья вынес решение по некоторым из них. По прошествии почти часа они отобрали большинство досудебных ходатайств, что позволило отложить их до последнего досудебного слушания, назначенного на следующую неделю.

Анна была совершенно измотана, но в то же время находилась в приподнятом настроении. Они выиграли по ряду важных мер, которые должны в данном случае сохранить равные условия. Она позвонила своему мужу на обратном пути в офис, чтобы сообщить, что она покончила с судом и отправляется обратно в свой офис. Гэри был в восторге от своей жены и не мог дождаться, когда она вернется домой, чтобы он смог ее как следует поздравить.

***

Анна добралась до офиса, бросила на стол Мелинды какие-то бумаги и вошла в свой кабинет. Она закрыла дверь, села за стол и с облегчением вздохнула. У нее был отличный день, и она очень хотела расслабиться.

Когда она села, воспоминания о ее предыдущей встрече с Джейком и о том, что он сделал с ней на этом стуле, захлестнули ее. «Боже, это было так плохо, но так хорошо!», — подумала она. Она думала о его сильных пальцах, его мягких губах, когда они ласкали ее шею, о голоде, который он демонстрировал. Ее мысли охватили пах, в то время как она корчилась на стуле.

Все остальные в офисе собирались после рабочего дня домой, но Джейк остался. Он только что закончил трахать Мелинду в подсобке и чувствовал себя очень удачливым. Он подошел к двери офиса Анны и постучал.

— Войдите, — был ее короткий ответ.

— Привет, Анна, все уходят. Как ты держишься? — спросил он. — Ты что-нибудь выяснила на домашнем вронте?

— Джейк, уже конец дня, и ты не должен оставаться здесь.

— Я знаю, но просто не мог уйти, не зная, что с тобой все в порядке. Я просто забочусь о тебе и очень беспокоюсь.

Он медленно обошел ее стол, присел перед ней и взял ее руки в свои. Джейк изо всех сил пытался утешить ее и начал растирать ей руки. Поскольку их руки лежали у нее на коленях, его движение также означало, что он тер и ее бедра.

У Анны начались покалывания в ногах и паху, зная, что его руки побывали там, где их быть не должно. Она закрыла глаза, и ее тело слегка вздрогнуло. Она мысленно представляла, как его язык спускается по ее шее, к груди и дразнит ее соски.

Джейк знал, что она — его, и решил, что если у него когда-нибудь и будет шанс, то вот он. Он ласкал чувствительную кожу ее рук и запястий, двигая своими сильными пальцами вверх по ее рукам, растирая податливую плоть, при этом вставая. Он встал, притянул ее к себе и обнял. Он наклонился к ее губам и поцеловал с внезапной страстью, которой она никак не ожидала.

Ее мозг просто отключился. Внутренне она таяла и чувствовала себя так хорошо в его сильных руках. Джейк провел руками по ее спине, в то время как его язык ласкал ее, их поцелуй был крепким, полным страсти. Джейк быстро вытащил ее блузку из брюк и потянул ее через голову.

Она протянула ему руки, чтобы он осуществил это, и они возобновили свой страстный поцелуй, как только он бросил блузку на пол. Анна обвила руками его шею, в то время как он начал расстегивать застежку на ее бюстгальтере, освобождая ее великолепные груди. Он прервал поцелуй и провел языком к ее шее, как она себе и представляла.

Джейк дразнил ее чувствительную кожу, заставляя ее чувствовать, что она парит в воздухе. Он остановился на короткое время, чтобы полюбоваться ее невероятной красотой. У нее был идеальный цвет лица, длинные распущенные волосы и твердое тело, ради которого готово умереть большинство моделей. Да, в тот момент Джейк определенно был на вершине мира.

Для Анны все это было очень странным, эротичным и греховным сном. Она инстинктивно знала, что то, что они делают, было неправильным, но этот шепот мыслей был быстро вытеснен из ее разума, когда его язык коснулся ее сосков. По ее телу прокатился электрический ток, соски стали настолько твердыми, что почти болели.

Она наклонилась и стянула с него рубашку, на короткое время разделившись с ним. Голодный взгляд в глазах их обоих был очевиден, поскольку они оба быстро срывали штаны друг с друга.

Джейк снял свои, подождал, пока Анна спустит свои на пол, и грубо схватил ее за талию, поднимая и усаживая на стол. Он встал между ее ног, и его и без того болезненно твердый член коснулся ее влажной киски.

Анну поразило его скульптурное твердое тело. Его мускулы стали точеными, его длинный твердый член сводил ее с ума. Его пах был чисто выбрит, в отличие от ее мужа.

«Мой муж», — подумала она.

Она посмотрела на свои обручальное и венчальное кольца из белого золота с бриллиантами, и на первый план внезапно выступило чувство вины. Анна повторила это снова, на этот раз вслух:

— Мой муж…

Она опустила голову на руки, и ее затрясло.

Джейк активировал чары и изо всех сил старался ее успокоить.

— Анна, твой муж дурак. Ты — самая красивая, самая добрая, самая теплая женщина, которую я когда-либо встречал…

Он положил указательный палец ей под подбородок и осторожно приподнял его. Его губы мягко соприкоснулись с ее губами, а затем он продолжил:

— Ты не заслуживаешь такого обращения. Ты заслуживаешь того, чтобы к тебе относились как к потрясающей и невероятно сексуальной женщине, которой ты являешься.

Они возобновили крепкий поцелуй, блуждая руками по телам друг друга. Она протянула руку между ними, схватила его твердый член и подвела его к своему отверстию. Как только он оказался там, где она хотела, она схватила его за ягодицы и потянула к себе. Они оба испустили очень удовлетворенный стон, когда он скользнул в ее горячие влажные глубины…

— О да, о боже, да… Ухнн… Сильнее, Джейк! — закричала она.

То, что они делали, казалось таким приятным и в то же время таким порочным, что возбуждение от всего этого сжигало Анну желанием. Она отвечала на его толчки громкими стонами, в то время как его член входил и выходил из ее горячего центра…

Анна никогда не чувствовала себя такой наполненной, наслаждаясь ощущением того, как его стальной стержень проникает в ее глубины. Она взмахнула рукой по столу, сбрасывая с него папки и бумаги. Она откинулась еще дальше, в то время как Джейк вколачивал ее в поверхность. Джейк действительно наслаждался ею больше, чем любым другим своим завоеванием прежде. Он начал трахать ее быстрее, а она все время подбадривала его.

— ЕБАТЬ ДА! О ДА!! БОГ… О БОЖЕ… СИЛЬНЕЕ!… СИЛЬНЕЕ!… Я КОНЧАЮ!… О, БОЖЕ… Я КОНЧАЮУУ!..

Она сильно кончила и укусила его за плечо, в то время как волны удовольствия пробегали по всему ее телу. Джейк почувствовал спазм вокруг своего члена, он глубоко вошел в нее и потерял контроль… Член сильно пульсировал, вонзившись в нее глубже и сильнее, чем раньше, в то время как его сперма хлынула в нее… У Анны случился повторный оргазм от интенсивности его последних толчков…

В конце концов, они просто обнимали друг друга, тяжело дыша, возвращаясь на землю со своего общего кайфа. Джейк поднял голову и нежно поцеловал ее в губы. Он знал, что с ней это будет похоже на волшебство, но все было намного лучше, чем он даже представлял себе.

В тот момент Анна чувствовала себя на вершине мира. Ее телу было так хорошо, ее сердце все еще билось со скоростью миля в минуту, как будто она плыла. Когда Джейк снова поцеловал ее, она растаяла, хотя знала, что то, что они только что сделали, то, что она допустила, было неправильным.

Когда они разорвали объятия, Джейк вышел из нее, и они оба снова начали одеваться. Анне нужно было найти способ привести себя в порядок, но Джейка это особо не беспокоило. Они оба были одеты, и Джейк опять обнял ее, целуя в губы. Анна оттолкнула его и пристально посмотрела на него.

— Джейк, я не могу поверить… Мы не сможем сделать это снова, никогда! — предупредила она. — Я замужем и хочу, чтобы так и было. Ты не должен никому об этом рассказывать, понимаешь?

Анна была в ужасе от того, что Джейк может испортить ее жизнь больше, чем это уже было. Она была одновременно и в ярости, и в панике, и ей нужно было быть уверенной, что он сохранит все в секрете.

Джейк искренне улыбнулся ей, отвечая:

— Конечно, я понимаю. Я никому об этом не расскажу, поверь мне. Анна, ты — потрясающая женщина, и я бы никогда не подумал причинить тебе боль.

***

Они оба вышли из офиса, и Анна пошла прямо в туалет. Она изо всех сил стирала сперму с ног и трусиков туалетной бумагой, но у нее не было возможности убрать ее всю. Сделав все возможное, она посмотрела на себя в зеркало.

«Как, черт возьми, я позволила этому случиться?! Боже мой, что я наделала?!» — подумала она.

Женщина в зеркале одновременно сияла от сексуальной энергии и в то же время смотрела на нее обвиняюще. На этот раз она облажалась по-королевски, и знала это. Ей придется сделать все возможное, чтобы вести себя дома нормально. Она поклялась себе, что этого не только никогда не повторится, но и что она сделает это для Гэри с ее большим размахом. Она также мысленно запланировала навестить сестру, чтобы поговорить с ней. Ей требовалось вернуться в реальный мир, и она знала это.

В ту ночь дома она изо всех сил старалась вести себя нормально. Они немного поиграли перед ужином с Лилией, а когда та легла спать, Анна решила, что ей надо соблазнить мужа. Гэри думал о том же, особенно из-за важного для нее дня в суде.

Они удалились в свою спальню и вместе занимались медленной любовью. Нежная забота, которую проявил к ней Гэри, одновременно окутывала ее любовью и разбивала ей сердце. Она совсем не хотела терять этого мужчину и его любовь к ней. После того как они оба пришли к концу, он лег рядом с ней, обняв ее, и они прижались друг к другу…

Анна почувствовала его ровное дыхание, и даже легкий храп, поняв, что он заснул. Она начала тихо рыдать, подумав о том, какой отвратительной она была. Как она могла заняться сексом с Джейком в своем офисе, а затем прийти домой и уделить небрежные секунды мужчине, которого она любила, больше чем кто-либо в своей жизни? Как она могла так неуважительно отнестись к нему, когда он был лучшим, что с ней когда-либо случалось?

В ту ночь она плакала перед сном, и ей снились кошмары одиночества.