шлюхи Екатеринбурга

Я видела, как ты смотришь на меня. Часть 1

Вольный перевод рассказа "I've Seen The Way You Look At Me" англоязычного автора

bi_cathy

— Я видела, как ты смотришь на меня, — прошептала я ей на ухо.

Мне потребовалось целых полгода, чтобы собраться с духом и произнести эти слова. Полгода внутренней борьбы за природу моих чувств и внутренних споров о том, как она это мое признание воспримет. Но когда я наклонилась к ней, в тот краткий миг, когда я почувствовала, как мое сердце ёкнуло у нее за спиной, я поняла, что вся принадлежу ей. Это было чувственно, всепоглощающе и просто идеально правильно для меня. Я не планировала задерживаться — просто хотела быстро сказать нужные слова и сразу отойти в сторону, позволив ей сражаться с ее собственными демонами или, возможно, начать противостоять моим претензиям на нее.

Моя грудь чуть касалась ее спины, мой нос флиртовал с прядью ее волос, мой рот был всего в дюйме от ее кожи. А моя собственная плоть возмущалась тому, что мой разум хочет остановить путь к ее шее, и болезненно умоляла меня наклониться вперед еще немного. Однако ощущение такой восхитительно сладкой близости ее, заставило меня остановиться на долю секунды дольше, и я мысленно пнула себя за то, что позволила ей догадаться о своей власти надо мной. Все пошло вовсе не так, как я прокручивала это в голове, ночь за ночью в течение шести месяцев. Но я все-таки как никак задержала свое прикосновение к ней на полгода.

В тот вечер, с которого все началось, она была потрясающе красива в черном топе и милых узких джинсах, которые обтягивали ее во всех нужных местах. Она сидела тогда напротив меня за столом во время ужина. Ее глаза заглядывали в мое декольте и с каждым выпитым глотком вина ее взгляды становились все более долгими. Боже, она заставила меня ревновать к куску ткани! Я была готова все отдать, чтобы растянуться на ее теле, обнимая каждый дюйм ее кожи и лаская каждое запретное место.

И вот сегодня во время дружеского ужина семейными парами она намеренно становилась все более пьяняще смотревшей на меня. Когда я поймала ее взгляд, чувственно рассматривающий мою белую кожу, она лишь пожала мне в ответ плечами и ее губы заплясали в невинной улыбке. Мое сердце содрогнулось от этого испытания искушением. Когда наш ужин уже заканчивался и подходила очередь женщин позаботиться об уборке посуды, я решила, что для меня наступил идеальный момент, чтобы сделать свой первый ход. Я целыми днями раньше прокручивала в голове сценарий этой фантазии, но всегда думала, что это просто фантазия и не предполагала о том, чтобы действовать в соответствии с ней в реальности.

Когда я осознала, что должна сделать свой шаг, я отпила еще один глоток вина в надежде, что мои внутренние запреты от этого ослабнут. Когда мы закончили трапезу, я последовала вслед за ней с посудой со стола, и в маленьком коридоре, ведущем на кухню, наклонилась, чтобы прошептать эти слова ей на ухо:

— Я видела, как ты смотришь на меня.

Сказав это, я тут же обогнала ее по коридору. Мои руки слегка дрожали, когда я положила свои тарелки и обернулась в ожидании ее появления на кухне. Я ждала звука ее движения, потому что знала, что она застыла от моих слов и это был хороший признак. Я была сейчас горячим месивом, а она — замерзшей ледышкой. На секунду я подумала, что мы словно сделаем отличную лабораторную работу по физике, в котором нужно найти конечную температуру при слиянии жидкости с твердым телом. Я резко выдохнула и внутренне улыбнулась. Все это время мои глаза были прикованы к дверному косяку в ожидании, когда она войдет. Она будет искать в моих глазах ответы на все вопросы, которые будут крутиться у нее в голове — а я с нетерпением буду ждать возможности отказать ей в этом удовольствии.

Я скорее почувствовала, чем услышала или увидела, как она вошла, и мгновенно повернувшись к холодильнику, открыла его дверку. Потом наклонилась вперед, чтобы взять несколько бутылок пива — а на самом деле лишь для того, чтобы дать ей прекрасный обзор всей меня, кроме моих глаз. Я почувствовала, что она подошла ко мне, и не поднимая глаз обернулась, протянув ей три бутылки со словами.

— Отнеси их мужчинам, пока они не протрезвели окончательно!

Она вышла и вскоре два женских смешка эхом отозвались на кухне друг другу. Мое сердце сжалось, потому что ее смеха там не было. Неужели я все испортила? Неужели я действовала слишком вольно и слишком быстро, говоря ей напрямую, что заметил неприличную химию отношений между нами? Когда она выхватывала бутылки из моих рук, я видела, что ее руки дрожали. Мне пришлось бороться с желанием посмотреть на нее, обнять, извиниться и сказать, что все будет хорошо. Я знала, что стаовлюсь слишком слаба рядом с ней, и поэтому с моей стороны должно было быть какое-то сопротивление. А сейчас я вынудила ее быстро выйти из кухни с пивом в руках без потери темпа развития событий. Постоял немного, успокаивая себя, прежде чем схватить оставшиеся бутылки пива и выйти во внутренний дворик ко всей компании. Раздав свои бутылки ребятам, я присела на край большого мешка с фасолью рядом с мужем.

— Вы, ребята, точно знаете, как классно вести себя, когда не ваша очередь дежурить на кухне! — сказала я, пока одна моя рука обвилась вокруг шеи Марка, а другая лежала на его бедре.

Я чмокнула мужа в щеку, все время чувствуя, как ее глаза сверлят мой затылок, умоляя, чтобы я повернулась и посмотрела на нее.

— Пожалуй, хватит тебе мучиться, — подумала я и повернула голову прямо к ней.

Боже мой, она была в полном смятении! Для всех остальных она, возможно, и выглядела нормальной, но я слишком хорошо ее знала, чтобы увидеть признаки внутренней борьбы, начиная от сутулости в ее позе и кончая нахмуренным взглядом в ее глазах. Когда мне стало жаль ее, то мне пришлось призвать все свое самообладание, чтобы не броситься к ней. Затем я заметила предельный признак ее дискомфорта в том, что она начала накручивать свои волосы на указательный палец. Я почувствовала, что краснею, и взмолилась, чтобы тусклый свет не позволил ей увидеть это. Было глупо уже то, что я задержалась, когда наклонилась к ней — так что ей сейчас не нужно было бы видеть, как я покраснела. Все это заняло меньше секунды, потом я взяла себя в руки и вспомнила, что должна дать ей свой "нужный взгляд".

Я репетировала это выражение бесчисленное количество часов перед зеркалом, подбирая точную смесь озорства и беспечности. Сейчас я изо всех сил старалась подражать выверенному на тренировке взгляду. Я хотела, чтобы она думала, что я польщена ее чувствами, но не испытываю к ней ни отвращения, ни особого интереса. Но, черт возьми, я-то сама точно знала, что мне все это более, чем интересно! Собственно говоря, это был мой главный интригующий интерес за последние полгода. Делаю игривый взгляд и тут же говорю себе, что только ни в коем случае нельзя отпугнуть ее сейчас излишеством игривости. Потом выдерживаю ее полный внутренней борьбы взгляд так долго, как это было уместно, посылая ей ответное пожатие плечами, которое она дала мне во время обеда. И наконец отвожу глаза в сторону.

Боковым зрением замечаю, как она медленно расслабляется. Она все еще не произнесла ни слова с тех пор, как я настигла ее в коридоре, но она уже перестала крутить свои волосы. Она должна была сейчас прийти к выводу, что все это можно в крайнем случае списать на выпивку и летнюю жару (а может быть, и на полную луну, восходящую над горизонтом). И скорее всего она решила, что я ничего не собираюсь дальше с этим делать.

— Отпусти своих демонов сомнения, милая! Отпусти их поскорее, чтобы мне можно было сделать следующий ход, — озорной голос эхом отозвался в моей голове, когда она вернулась к разговору со мной.

Но когда она снова покраснела при взгляде на меня, то я поняла, что совершенно напрасно считаю, что именно я контролирую ситуацию. На самом деле все уже было не так…