шлюхи Екатеринбурга

Девушка, любящая риск. Часть 2

Теперь мне нужно было найти какое-нибудь уединенное место, чтобы разрядиться. Моя киска умоляла о стимуляции, и я чувствовала, что внутренняя часть моих бедер была полностью залита моими соками. Ощущения на клиторе буквально прижимали меня к земле, требуя, чтобы я поскорее прикоснулась к бутону наслаждения.

Первым вроде бы подходящим местом была следующая парковая скамейка. Она была повернута в сторону от дорожки и рядом не было фонарей. Конечно, было весьма сомнительно, что это действительно полностью скроет меня от любопытных глаз, но я уже была в той точке возбуждения, в которой уровень риска не имело для меня значения. Я скользнула на скамейку и тут же раздвинула ноги, крепко прижав пальцы к ноющему клитору. Через несколько секунд пришел сильнейший оргазм, и я счастливо вздохнула, наконец-то испытав освобождение от напряжения. Я не остановилась на этом и продолжила теребить пальцами свою киску и клитор, пока не достигла второго оргазма. Обычно мне достаточно дважды кончить, чтобы немного успокоиться. Я лениво погладила свои половые губки и после этого поднесла руку к лицу, чтобы ощущить вкус моих соков. Мне нравилось делать это иногда, когда я действительно был возбуждена. А сейчас я определенно была возбуждена.

Пососав немного пальцы, я снова опустила их обратно к своей киске. Теперь мне было спокойнее и ситуация с возбуждением стала более контролируемой. Я подразнила себя, кружась вокруг тех мест, которые больше всего хотели моего прикосновения, и только постепенно приближаясь к ним. Играя сама с собой, я вспомнила, как проходила мимо той парочки влюбленных на соседней скамейке. Они находились от меня всего метрах в двух – более чем достаточно, чтобы увидеть абсолютно все, если бы потрудились обернуться на меня. Я попыталась восстановить в памяти те ощущения страха и возбуждения, которые испытывала, хотя, конечно, сейчас это было невозможно из-за относительной безопасности.

Звук приближающегося голоса внезапно вернул меня в реальный мир, и я резко повернула голову в сторону шума. На тропинке ко мне шел парень, разговаривая по мобильному телефону. Он был уже достаточно близко, и, если я пошевелюсь, то он точно меня заметит. Мой разум пробежался по моим вариантам действий, пока я смотрела ан него, как идиотка, прежде чем, наконец, вспомнила, что пора возвращаться на место, где я спрятала свою одежду. Я изо всех сил старалась сидеть спокойно и вести себя так, будто во мне нет ничего странного, чтобы он не отвлекся на меня и просто двигался дальше. Спинка скамьи немного защищала меня, и я постаралась как можно незаметнее соскользнуть вниз, чтобы была видна только моя голова. Я не могла сейчас бежать, не разоблачив себя. И мне оставалось только надеяться, что этот парень достаточно отвлечен своим разговором, чтобы не разглядывать меня.

Он подходил все ближе и ближе, его слова менялись от неразборчивого бормотания до предложений, которые я уже могла ясно разобрать, смешанных с паузами, когда кто-то на другом конце отвечал ему. Я не осмелилась обернуться, чтобы посмотреть еще раз, у меня были только уши, чтобы оценить темп и направление его движения. Я ждала, что его шаги затихнут или он скажет что-нибудь, что даст мне понять, что он заметил мое состояние раздевания. Если он это сделает, мне придется бежать и надеяться, что он не разглядит моего лица. Меня все равно увидят, но все будет не так плохо, как могло бы быть. Когда он прошел мимо меня в ближайшей точке, я задержала дыхание и приказала своему сердцу перестать биться так чертовски громко, как будто оно собиралось каким-то образом выдать меня.

Затем он прошел мимо меня и продолжил свой путь, так и не заметив моего присутствия. Когда я убедилась, что все безопасно, я, наконец, снова оглянулась в его направлении и увидел, что этот парень с мобильником уже достаточно далеко. Мои плечи облегченно опустились, и мое дыхание вышло одним длинным выдохом. Теперь, когда все закончилось, мое испуганное эмоциональное состояние быстро сменилось возбуждением. Я был так близка к тому, чтобы быть пойманной в этот раз. Это было именно то, что я подспудно надеялась. Так что мой клитор уже снова умолял о ласке.

Те два оргазма, которые я испытала несколько мгновений назад, уже были для меня не в счет. Моя потребность кончить снова обрела силу надо мной. Не обращая внимания на некоторую усталость кисти моей правой руки, я б сильно застыла с закрытыми глазами и открытым ртом, позволяя себе дышать как можно свободнее. Любое количество людей могло бы прийти в эти следующие несколько минут, и я никогда бы не узнала об этом. Потому что моя единственной заботой в этот момент состояла в том, чтобы довести себя до оргазма и утонуть в волнах удовольствия, пробегающих по всему моему телу.

Если бы не мои ограничения по времени, я могла бы находиться там часами. Но вскоре мои пальцы устали, а ощущения на половых губках стали болезненными. Некоторое время я лежала, тяжело дыша, на твердой поверхности скамьи, приходя в себя. Потом наконец поднялась на ноги и попытался вспомнить, откуда пришла. Я была эмоциональной опустошен и все еще совершенно голая в быстро приближающейся полной темноте, но я была счастлива. Я чуть не начала насвистывать, что возвращаюсь к своей одежде, и едва успела осознать, что этос моей стороны может быть не очень умно.

Только один человек прошел в отдалении мимо меня на моем пути назад. Это едва ли стоило того, чтобы прятаться, но я все равно сделала это из малых остатков чувства самосохранения. Я была совершенно не готова к тому, что обнаружила, когда подошла к дереву, где оставила свою одежду.

Я услышала звуки движения как раз вовремя, чтобы изменить курс и укрыться за деревом. Когда я внимательно всмотрелась в открывшуюся передо мной сцену, мой мозг снова заработал, а сердце упало. Там была фигура, похожая на человека с собакой на поводке, и собака тыкалась мордой в кучку одежды, которую я там оставила. Это была катастрофа. Мне и в голову не приходил раньше риск, связанный с собачниками в парке. Что они вообще тут делали, отправляясь на прогулку в такое позднее время?

Я винила себя в недальновидности, но что мне теперь оставалось делать, кроме как беспомощно наблюдать? Я всегда знала, что есть шанс, что я не смогу после своих эксгибиционистких приключений забрать свою одежду. Но никакого запасного плана у меня не было. К счастью, в карманах у меня не было ничего ценного, ничего, что могло бы меня опознать, а сами рубашка и брюки былипросто расходным материалом. Моя проблема была в том, как, черт возьми, я собираюсь вернуться в свою квартиру без одежды?!!

Когда собачник встал, он взял всю мою одежду с собой и потащил на поводке свою собаку к тропинке. Думаю, что собака обнаружила мое присутствие, но, к моему счастью, ей не разрешили продолжить исследование, иначе мне пришлось бы убегать от собаки вдобавок ко всему остальным неприятностям.

Я ускользнула с места преступления, не имея ни малейшего представления о том, куда же мне теперь идти. У меня были варианты, но ни один из них меня особенно не привлекал. Лучше бы, вероятно, былл бы просто попытаться добраться домой незамеченным или обратиться к одному из людей, все еще околачивающихся вокруг, попросить свитер или что-то еще, просто достаточно, чтобы я не была полностью голой. Второй вариант означал, что меня однозначно увидят. А первый вариант давал мне крайне маловероятный шанс на успех. Кроме того, если бы мне пришлось добраться до двери своей квартиры, это означало бы риск столкнуться с кем-то, с кем я живу рядом, а не с незнакомцем, которого я, возможно, никогда больше не увижу в своей жизни.

Какое-то время я бродила без плана и без одежды — и это было уже отнюдь не сексуально. Я попыталась успокоиться глубокими вдохами и напомнить себе, что даже если кто-то и увидит меня, это не совсем конец света, но все равно это не очень помогло. То ли по чистой случайности, то ли потому, что мое подсознание стало абсолютным гением по части маскировки, я снова оказалась рядом с той парочкой влюбленных на скамейке, мимо которой проходила раньше. Они все еще были там, где я их оставила, и я санчала просто намеревалась мимо. Но мой взгляд что-то поймал — на спинке скамьи висело что-то удивительно похожее на куртку. Я застыла на месте, глядя на куртку как на Святой Грааль, который может помочь мне выбраться из моего нынешнего постыднего положения, в которое я по глупости попала. Это все еще не было бы надежным, и это было бы не совсем этично, но это был самый лучший шанс, который у меня был сейчас.

Я подкралась к ним сзади, сосредоточившись на том, чтобы сделать это максимально тихо. Эта куртка просто лежала там, ожидая меня, и все, что мне нужно было сделать, это протянуть руку и взять ее. Вопрос был только в том, смогу ли я сделать это незаметно.

Мой запасной план состоял в том, чтобы просто схватить и убежать, но перед этим я хотел хотя бы попытаться уйти чистым. Если бы я каким-то образом умудрилась сделать это тихо, то был бы очень хороший шанс, что они даже не узнают, что я была тут, пока не встанут, чтобы уйти. Так осторожно, как только могла, я подвинулась еще немного вперед и протянулп руку, чтобы схватить куртку. Она почти бесшумно скользнула по деревянной спинке скамьи, но почти бесшумно — это не то же самое, что не шуметь вовсе. Я увидела, как парень начал поворачиваться, и немедленно перешла к плану Б. Парень, должно быть, увидел меня, возможно, они даже оба увидели меня, но я этого никогда не буду знать наверняка.

Я бежала изо всех сил, ни разу не оглянувшись и не отпустив свою добычу. Было уже достаточно темно, так что чмне с трудом приходилось уклоняться от деревьев и неровностей на земле. Все это было довольно глупо, но с другой стороны, это было лучше любой другой альтернативы. Я не думаю, что эта парочка меня вообще преследовала, потому что я не слышала никаких признаков погони, и когда я наконец остановилась после этой отчаянной беготни, то разразилась неудержимым смехом от явного облегчения своего положения. Конечно, эта парочка наверняка могла видеть мою убегающую голую задницу. но в любом случае они никак не могли узнать, кто я такая.

После всех неприятностей, через которые мне пришлось пройти, настало время примерить куртку. Она мне вполне подошла по размеру, что я посчитала хорошим знаком. Моя спина и попка были вполне закрыты. Я держала руки в карманах, чтобы максимально опустить низ и максимально закрыть обнаженные ноги от взоров возможных гуляющих. Но со стороны я смотрелась уже почти и не совсем странно, если не приглядываться пристально.

До выхода из парка было не так уж далеко, и мне почти никто по пути не встретился. Не то чтобы улицы были так уж оживлены, но время от времени мимо проезжали машины, а изредка и прохожие. У спешащих водителей не было особой возможности хорошенько разглядеть меня, а оттянутая вниз куртка вполне защищала меня от случайных взглядов тех, с кем пришлось делить довольно широкий тротуар.

Как ни странно, но, возвращаясь домой, я снова начала возбуждаться. Осознание того, что я едва прикрыта ниже промежности и что любой, кто подойдет слишком близко, заметит мою наготу, заводило меня. Когда я перебежала через улицу, чтобы избежать прохожего идущего мне навстречу, я почувствовала, как мои соки киски снова потекли и угрожали смутить меня еще больше, если я не буду предельно осторожна. Проезжая мимо меня, засигналила машина, и я не осмелилась поднять глаза, чтобы посмотреть, был ли я причиной или нет. Я поплотнее натянула куртку на случай, если она снова сползет по заднице, и поплелась вперед, опустив голову и оглядывая дорогу.

Наконец после мучительно долгого пути, я добралась до своей входной двери. Мне повезло гораздо больше, чем я того заслуживала, потому что никто из моих соседей мне не попался в подъезде. Теперь все, что мне нужно было сделать, это попасть внутрь. Дверь была заперта, как я и ожидал, но Лиза все еще должна была быть внутри. Я понадеялась, что все обойдется, и постучала в дверь немного громче, чем собиралась. Ответа не было, я осознала, насколько же я по уши в дерьме, если вдруг моя соседка по комнате решила неожиданно уйти в другу. Я снова отчаянно постучала, дико озираясь, чтобы убедиться, что я все еще одна. Как раз перед тем, как я попробовал в третий раз, дверь распахнулась, и я испытала огромную волну облегчения.

Лиза ошеломленно застыла, увидев меня на пороге, и не озвучила какой-то упрек, который она явно приготовила для меня.

— Могу я войти? — спросила я, потому что она не сдвинулась с места, чтобы пропустить меня.

— О, да. Конечно.

Я с благодарностью проскользнула мимо Лизы в квартиру, когда она закрыла дверь и скинула мои кроссовки.

— Что случилось? — спросила она, критически оглядывая меня.

Я была полуобнажена, одета в чужую куртку, и моя чертова киска снова начала серьезно смазывать соками внутреннюю сторону моих бедер. И я не могла придумать ни одной сколько-нибудь правдоподобной истории, которую я мог бы рассказать ей в свое оправдание. Но с другой стороны, мне было ну очень хорошо. В этот вечер я уже поставила свой новый личный рекорд по остроте перживаний. И катастрофа, в которую я влипла, так в конце концов и не случилась. Так что все мои тревоги о том, как отреагирует Лиза, если узнает, что я делала этим вечером на прогулке, в тот момент уже не казались мне чем-то критичным.

Я посмотрела на соседку, вздохнула, набираясь храбрости, и вымолвила:

— Позволь мне переодеться, и я тебе на этот раз уже совершенно точно все-все расскажу…

P.S. от Шехеризады: свои лучшие (по моему собственному мнению) рассказы я размещаю на другом аккаунте — "Шехеризада Лучшее".