шлюхи Екатеринбурга

Белкины и Стрелкины на седьмом небе, глава 1

Лариса выглянула в окно и, не отрывая глаз, жестом позвала подругу.

— Валька, пришел, иди быстрее…

Валентина поднялась с издавшего жалобный скрип старого дивана и заговорщически, на цыпочках, будто таинственный гость мог с улицы услышать ее шаги, подкралась к большому окну. Во дворе пятиэтажного общежития красного кирпича, в самом углу, где корпуса пристроены друг к другу под прямым углом, в закутке за сарайчиком дворника было самое укромное, а следовательно и самое замусоренное место во всем дворе. В такой день, как сегодня, когда тучи бухли дождем, а ноябрьские холода оголили и без того скупую на краски землю, заплеванный окурками и украшенный битыми бутылками закуток казался еще отвратительнее.

Молодой человек в черных джинсах и кожаной куртке с головой, накрытой капюшоном флисовой толстовки, подозрительно осмотрелся по сторонам. Осторожно ступая между разбросанного мусора и битого стекла, он зашел за сарайчик и в самом углу прислонился спиной к красной кирпичной стене. Подруги, Лариса и Валентина, оперлись локтями в низкий подоконник большого общажного окна и принялись с любопытством наблюдать за незнакомым парнем из своего укрытия. С третьего этажа убежище незнакомца хорошо просматривалось и пока он озирался по сторонам, не поднимая головы (весьма опрометчиво), шпионки могли чувствовать себя безнаказанно. Женщины не издали ни звука, они ждали представления, подперев ладонями щеки и уперевшись локтями в треснутую доску широкого подоконника.

Сами по себе затаившиеся шпионки представляли немалый интерес. Если выглянуть из окна верхнего этажа смежного корпуса, зная какая добыча затаилась, считая себя удачливым охотником, глазами можно встретить убойную четверку — два тяжелых бюста, свисающих под халатами любопытных хозяюшек. Без намека на лифчик, налитые молочные железы стремятся лечь на плоскость подоконной доски, а под заворотами халатов не остается загадки — крупные, с ладонь, розовые ореолы у дамы слева и темно-коричневые набухшие почки в шишковатых кружочках — у правой. Дамы почти не шевелятся, но стоит им двинуться, как объемистые груди начинают колыхаться всей своей пуховой, молочно-белой массой.

— Извращенец чертов, начинай уже, — выражая нетерпение прошептала Валя.

Лариса не ответила, она перенесла вес на правую ногу, ее бордовые ноготки впивались в румяные щеки, а ребристая чугунная батарея приятно грела у живота. Подруга повторила движение бедер и молча смотрела, наслаждаясь теплом батареи, особенно уютным, когда на улице так хмуро и промозгло. Парень в своем закутке стоял спиной к стене, он расстегнул молнию и, не распуская ремня, с некоторым трудом извлек полутвердый член, черные, жесткие волоски проглядывали из молнии. В тишине комнаты дыхание женщин становилось все глубже, ноздри раздувались, а любопытные глазки излучали нетерпение.

Незнакомец сжал полумягкий ствол сложенными колечком пальцами и начал медленно двигать, пещеристое тельце начало наливаться кровью, а скрытое флисовым капюшоном лицо мужчины устремилось в небо, когда парень откинул голову. Головка пениса наливалась и крайняя плоть, отступив влекомая пальцами к основанию, заблестела от натяжения. Фаллос обрел упругость, под пальцами проступили синие, крупные венки, они извилистым узором покрыли гладкую кожу. Молодой человек закрыл глаза и с наслаждением водил рукой вдоль крепкого органа, из-под пальцев показывалась набухшая залупа, потом кожица накатывала и пальцы прятали сочный конец.

Обе подруги, переминаясь с ноги на ногу, изнывали от одного и того же желания — запустить руку под халат и в компании незнакомца утолить жар между ног. Бороться с этим естественным желание не просто, однако, кроме плотного сжатия полных бедер и переминания с ноги на ногу иной стимуляции быть не могло. Виной тому… нет не ложная скромность между двух давних подруг, а присутствие в комнате двух одногодок сыновей. Подростки, выращенные в забытом богом общежитии трамвайного управления, в силу возраста не имеют права на такое жаркое зрелище. Хватит им и удовольствия пялиться на аппетитные, зрелые зады, переминающиеся под сатиновыми халатиками.

Брошенные матерями прямо во время обеда, Андрей и Олег не спешили опустошать тарелки — сначала вдруг Лариса устроилась у теплой батареи, потом и Валя оставила тарелку и заняла место у окна слева от подруги. Юные зрители заняли лучшие места в театре, они время от времени отправляли ложки с остывающим супом в рот и не сводили глаз с прочных материнских тылов. Даже если бы женщины не переминались эротично с ноги на ногу, перенося вес, сама оттопыренная поза способствовала незванной эрекции мальчишек и было абсолютно не важно, что происходило там, за окном.

Молодой человек в черном капюшоне открыл глаза, представив взгляд серому, низкому небу, он часто дышал полуоткрытым ртом и размеренно водил правой рукой. Из окна было хорошо видно, как прозрачная, вязкая капля сначала собралась у прорези головки, а потом медленно паутинкой спустилась к земле и зависла на полпути. Казалось, подруги даже слышали сдержанные стоны парня. Вдруг спокойный взгляд незнакомца прошелся по окнам и наткнулся на незванных зрительниц. Лицо незнакомца не изменило безмятежного выражения, заметно дрожали его пальцы, таз начал неподконтрольно подаваться вперед. Невыносимая чувствительность застлала глаза молодого человека мутной пеленой и все трое словно касались друг друга взглядами.

Лариса изо всех сил сжала бедра, чтобы теснее стимулировать набухшие половые губы, в трусах чувствовалась сырость, а слякотное хлюпание уже невозможно было скрыть в полной тишине комнаты. Женщина смотрела в глаза мастурбирующего парня, ее щеки пылали, нежные соски уже прикасались к доске подоконника, а вагина источала ароматный сок. Молодой незнакомец делил нежный пронизывающий взгляд между двух благодарных зрительниц, Валя закусила нижнюю губу и ее глаза помутнели, обе подруги заметно изнывали, глядя на вздрагивающий, готовый разразиться залпом пенис. Волны подступающего мужского оргазма накатывали глубоко изнутри, можно сильнее сжать пальцы и быстрее двигать рукой, но незнакомец растягивал удовольствие, наслаждаясь женским вниманием.

На глазах сыновей Лариса и Валентина вступили в контакт с чужим, неизвестным человеком. Они к торжеству мальчишек возбуждающе крутили задами и страстно вздыхали, вызывая желание следовать их порочному примеру. Стоит им забыться и дать волю чувствам, ребята бы сполна оценили пикантность ситуации. Оба с удовольствием достали бы свои созревающие писюны и впились глазами в сочную промежность хоть одной из перевозбужденных подруг, особенно если бы дамские пальчики обшарили каждую складочку сочной вагины.

— Щас кончит, — выдавая накал в голосе, с предыханием шепнула Валя.

Парень действительно зажмурился, исказил рот в беззвучной борьбе и вдруг испустил крупный залп семени на холодную землю.

— Охххх, — вырвалось из груди Валентины.

Она подняла грудь, уперевшись в подоконник на вытянутых руках и жадно смотрела на оргазмирующего парня. Выбросы спермы становились все слабее и теперь она капала белыми сгустками возле его ног. Валя облизнула сухие губы. Когда женщины задвигались, сыновья опустили глаза в пустые тарелки и придвинули стулья ближе к столу, пытаясь скрыть предательскую эрекцию. Общажные хозяйки и раньше ненароком давали поводы взыграть мальчишеским гормонам, но сейчас стояла атмосфера загадочной страсти.

Молодой человек стряхнул мутную каплю на землю, испуганно посмотрел в окно третьего этажа и, смешавшись, поспешил сбежать. Подруги засмеялись и поднялись с подоконника, потирая затекшие поясницы. Валя незаметно застегнула верхнюю пуговицу халата и повернулась к пацанам.

— Доели? — с напускной заботливостью спросила хозяйка комнаты Лариса, — чайник ставить?

Лариса с Валей переглянулись, обе заалелись, в глазах поволока, а груди вздымаются при каждом вдохе и эрегированными сосками прорываются сквозь тонкий сатин. Лариса взглянула на круглые настенные часы и беспокойно вздохнула.

— Все, чай потом, все к тете Вале, — с напускной строгостью сказала женщина, — Олег, посидишь у Андрюши, тетя Валя вам чаю нальет.

Хозяйка, настойчиво подталкивая мальчишек в спину, выпроводила их из комнаты в коридор и стиснула пальцы на предплечье подруги.

— В полтретьего мужчина придет, — шепнула Лариса на ухо соседке, — забыла совсем. Володька опять долгов наделал в депо.

Валя понимающе взглянула и пожала плечами — не впервой Ларке расплачиваться телом за игорные долги мужа. Полный мнимого сочувствия взгляд промелькнул в щели закрывающейся двери, но искреннего в нем была только зависть. Если бы не известные всей общаге обстоятельства, Валя бы заподозрила подругу в желании взвалить потомков на ее шею и сладко помастурбировать в одиночку. После представления в закутке ее промежность нестерпимо зудела, подруге выпало счастье скрасить досуг и утолить жажду, в отличие от нее, вынужденной сидеть с мальчишками.

Валентина прошла по коридору, небрежно скинула тапки у обитой мягким дермантином двери и вошла в комнату. Олег и Андрей подавили пошлые улыбочки, замолчали и отсели друг от друга.

— Ребята, чай пьем? — ласково, по-матерински спросила Валя.

Мальчишки кивнули, Андрей дотянулся до пульта и включил телевизор. Валя, как ни отвлекала свое внимание, не могла успокоить взбудораженную фантазию, заставляющую предательницу вагину струиться и изнывать. Дрожащими руками она расставила кружки, рассыпала сахар. Кнопка чайника щелкнула. Женщина взяла обе чашечки и поднесла к столику у дивана, где сидели ребята. Необъяснимая сила толкнула женщину на небрежную откровенность — осознавая последствия, Валя наклонилась грудью над столиком и поставила чашки, задержалась на секунду и посмотрела на изумленные лица ребят. Расчет оказался верен — тяжелые, белые молочные железы свободно повисли в разрезе халата, оттягиваясь под своим весом.

В комнате воцарилось благоговейное молчание, Олег звучно сглотнул комок в горле, Андрей замер в нерешительности, а Валя призывно облизнула губы и с жульническим прищуром встала. Маленькая шалость еще сильнее распалила душу. Чтобы отвлечься, хозяйка придвинула гладильную доску и перед телевизором вблизи ребят начала раскладывать сухое белье. Жар утюга напоминал уютное чувство от батареи под окном соседки, отчего зуд в промежности только усиливался, а промокшие трусы хлюпали при каждом шаге. Мальчишки, молчаливые свидетели ее страданий, прятали свои блуждающие, не спокойные взгляды.

Тайком они поглядывали на Валю, их влекало зарумянившееся похотью лицо женщины, ее вздымающаяся грудь с торчащими сосками, готовая снова выскользнуть из халата при очередном наклоне, а главное — загадочные движения сжатых бедер и незаметные потирания лобком о край доски. Валя не выдержала, она зашла за открытую дверцу шкафа, как за ширму, рывком спустила мокрые трусики и сунула их в карман.

— Я в туалет, — Андрей сорвался с места, едва не скинув столик.

— Я тоже, — кинул Олег, юркнув в коридор за товарищем.

В следующей главе мы перенесемся в комнату Ларисы и тайком понаблюдаем за ней и ее гостем. А чтобы не пропустить самое интересное, следите, чтобы кнопка с колокольчиком внизу рассказа оставалась красной!