шлюхи Екатеринбурга

Байки из хлева. 1.Убежище

Анатолий докурил самодельную папиросу, растоптал окурок ногой в бесформенном сапоге и скривившись, сплюнул. Последнее время нормальный табак стало доставать все сложнее, в основном приходится курить всякую гадость. Он еще раз проверил заплечный мешок, перебрал находящиеся там вещи, отложив ненужные, совсем ветхие и грязные тряпки. Посидел немного на сваленном бурей дереве, открыл патронташ и начал пересчитывать патроны, время от времени косясь в сторону их временного убежища. Сколько им надо времени? Скоро уже стемнеет и значит костер будет разводить нельзя. А лечь спать, не поужинав горячей пищей – обречь себя на очередную стынущую ночь в огромном ледяном мире, где остались только они одни.

Это началось всего неделю назад.

— Леш, мне кажется, он за мной подглядывает! – негромкий голос Нины против ее желания выдавал беспокойство.

Алексей молчал. Он разложил детали разобранного карабина на рваной тряпице, аккуратно смазанные, они блестели в лучах заходящего холодного солнца.

— Ты слышишь? – голос жены зазвенел от едва сдерживаемого волнения – Твой единственный сын стал за мной подглядывать!

— Тише, дура – Алексей оглянулся на шалаш… тихо, значит еще спит – С чего ты это взяла?

— А с того, дорогой, что я уже второй день замечаю его в тех местах, куда хожу уединяться….Ссать хожу, еб твою мать – взвизгнула она, увидев его изогнутую бровь.

— Может он сам, это самое, отлить ходил…

— Ага, в те же места, что и я. Ну да, лес же у нас маленький, всего то гектаров пятьсот вокруг – Нина обвела рукой горизонт. — В общем, не знаю как, но поговори с ним… Уже задницу не оголить, дожились, позорники.

Алексей слушал, продолжая любоваться искрящимися деталями своего карабина. Сколько раз он им жизнь спасал, надежный, дальнобойный, безотказный. А поговорить все же надо, все таки это мамка, подглядывать совсем худо.

Вот и поговорил. Алексей пересчитал наконец патроны, стараясь не взглядывать за плечо, на покинутый им шалаш. Сорок пять. На месяц должно хватить, а потом придется опять идти в город, страшный риск, но что делать? Без патронов им всем верная смерть.

Он глянул на часы. Полтора часа почти. Рекорды бьют что ли? Лично он никогда не переваливал за пятнадцать минут, Нина в шутку называла его «десятиминуткой». Впрочем когда это было? С тех пор прошла уже целая вечность, вечность борьбы за жизнь, поисков еды, ночлега, нужных вещей и самое главное, попыток не попасться ИМ в лапы. Грязные, вонючие, полумертвые лапы. Алексея передернуло, он еще раз глянул на часы и решительно двинул к шалашу. Скоро ночь. Нужно многое сделать, а он там бл… занимаются непонятно чем.

Полог шатра отворился, показалась Нина.

— Заснул – стараясь не глядеть в глаза мужу – я пойду умоюсь.

Он смотрел ей вслед. Смотрел по другому, впервые за три года. Вот она скинула непрочную свою хламиду, наклонилась к быстрым водам холодного ручья. Откуда такая задница? А сиськи почти до воды достают… Алексей чувствовал неприятную ему самому злость. Если бы не он, давно бы досталась ИМ. Уж они бы над ней поиздевались. Хотя и кормили бы ее как на убой, но и трахали бы круглосуточно своими огромными членами. А потом бы сьели. Живьем. И начали бы с этой толстой жопы.

Алексей отвернулся. Перестать..надо перестать. Нина выполнила свой долг, дала сыну то, что он никогда бы не познал, ведь ни одной нормальной женщины уже не осталось…Только ИХ, хотя их и женщинами то назвать нельзя.

Он скривился. Уж лучше пусть Нина.

Ну все, прочь сомнения, пора разводить костер. Он достал драгоценный спички, подошел к заботливо укрытому хворосту, вытащил кусок сухой бересты.

Голая мать осторожно подползает к сыну, он осторожно смотрит на нее…

— Ты же уже видел меня такой – хрипло шепчет она – Там, в лесу.

Парень смущенно кивает. Она нависает над ним, большая, взрослая женщина над худеньким бледным подростком.

— Потрогай меня здесь – парень робко перебирает жесткие волосы у нее на лобке, пока мать решительно не накрывает его неумелую руку – Надо жестче, сильнее водить, и пальцем сюда…потом двумя..ох, тремя.

И вот она уже извивается на молодом члене, сдерживая крик, падает на подростка, затыкая стонущий рот большим коричневым соском, чтобы не услышал муж, отец, а руки пацана блуждают по телу, мнут, гладят, лезут в задницу…ШЛЮХА, СРАНАЯ ШЛЮХА

Алексей мотнул головой, пытаясь выбросить непрошенные образы. Костер разгорался.

Леший Егор, сильно не критикуй, я правда старался)))