шлюхи Екатеринбурга

ВОТ ТАКОЕ КИНО

ВОТ ТАКОЕ КИНО

Кинотеатр в нашем городке после войны построили. И вся культура вокруг него крутилась. Там и собрания всякие проходили и танцы зимой в фойе и само собой кино. Впрочем, танцы летом на открытой площадке были, ходили мы с подружками. Вот там то и всё началось. Это был тёплый августовский поздний вечер. Последний сеанс уже кончился, а танцы продолжались. Так случилось, в тот раз я была одна, подружка Ксюша уехала в область по делам, звала она меня с собой, но мне не хотелось – там, в областном городе, где мы с ней в фельдшерском учились, зимой случился у меня роман с врачом из больницы, где практика была. Он поматросил и бросил, и потому в город не хотелось ехать с Ксюшей. А на танцы пошла от скуки. Уже дело к концу шло, когда подошёл ко мне этот парень и пригласил на танго.

Роста он был среднего, рыжеватый с усиками, плечистый такой крепыш. И взял меня так хватко сразу к себе прижал рукою — руку низко держит – не так чтоб на попу, а чуть повыше и грудью ко мне прижался. Танцуем мы с ним, он представился – Серёга киномеханикам у вас второй месяц, я тоже про себя сказала. А он всё жмёт меня к себе и чувствую, что начинаю млеть, а усатый улыбается и носом мне в ухо тычется. Тут танец кончился, он мне на ушко: Продолжим и мы пошли на второй. А меня что-то разбирать прямо стало, как озноб, дрожь пошла. Тут он прижался ещё ближе и на ухо шепчет:

— Ебаться хочешь?

— Ты что? — говорю, я прям оторопела от такой его наглости.

— Хочешь, хочешь, — шепчет. Я ж вижу, трясёшься вся, ежели тебе сейчас руку меж ляжек запустить ты ж мокрая уже…

Тут и танец кончился и танцы. Он мне тихо так говорит: Я сейчас пойду всё у себя закрою кроме двери сзади здания. Погуляй минут пятнадцать пока все разойдутся, и приходи через ту дверь. Закрой засов за собой и поднимись на второй этаж в кинобудку. Там окон нет, невидно не слышно и я тебя выебу, да не смущайся ты, не целка, чай, сладко выебу не пожалеешь. А я стою, слава богу, полумрак никто не видит что красная как помидор. И он ушёл. Почему я не пошла домой, не знаю, наверное, потому что трусики и впрямь промокли.

На дрожащих ногах поднялась на второй этаж и вошла в кинобудку. Сергей сидел на диване в одной майке и спортивных трусах.

— Входи дверь закрой на щеколду. Блин, да ты при свете ещё лучше, чем там. Раздевайся, будь как дома и улыбается. Я как то замешкалась так сразу… а он: Раздевайся, я тебя могу и так конечно — задрать подол и вдуть, но это, по-моему, плохо..

Я сняла платье комбинацию шёлковую, с трудом расстегнула лифчик – руки дрожали.

— Ах, какие у нас сиськи причмокнул языком Серёга и притянул меня к себе на диван. Я и охнуть не успела, как он начал целовать и покусывать сиськи, сдёрнул с меня трусики, а руку нахально запустил в киску и начал там вытворять такое, что из меня потекло как из крана.

— Во, как мохнатка потекла видно, что хуя хочет!

А я и вправду уже хотела. Тут он сдёрнул свои трусы и перед моими глазами закачалась малиновая головка его члена толстая и блестящая.

— Поцелуй его, приказал Серёга, он без этого не ебёт!

Это в моей жизни первый раз было. Я взяла в рот начала посасывать и облизывать, головка сразу набухла и член стал как каменный. Я заглатывала всё глубже. Серёга довольно покряхтывал. Наконец он спросил:

— Ну что мамзель хочешь хуя?

— Очень, — прошамкала я, не вынимая изо рта.

— Тогда ляжки врозь и пиздёнку на линию огня!

Я растопырилась, как могла, а дальше… Дальше всё как в тумане: тяжёлое хриплое дыхание Сергея, волосатая грудь трёт мои соски и конечно его хуй как отбойный молоток, долбящий мою хлюпающую от соков пиздёнку. Потом провал, судороги оргазма и потеря сознания на какую-то минуту.

И вот лежу на диване довольная до не могу, а он сидит рядом и лыбится.

— Ну что Нинок, не пожалела что пришла?

А я только улыбаюсь и мурчу как кошка

А Сергей знай наглаживает меня всю и ляжки, и сиськи, и попу, и я потихоньку снова завожусь. Он — то всё это видит и так ехидно спрашивает:

— Мамзель желает вторую серию?

А я уже и стыд, и разум утратила, глаза правда опустила и говорю: Да!

— Тогда мамзель прошу рачком на диван.

Стала я раком, а он одной рукой за сиськи прихватил, а второй взял свой член и давай водить мне по губкам да по клитору. Я вся теку, извиваюсь и норовлю поймать киской его член, а он не дается, дразнит и возбуждает.

— Сереженка, умоляю его, ну вставь…

— Что вставить?

— Ну, свой…

— Что свой? Ты можешь по-русски попросить, что и куда вставить?

— Серёженька, вставь свой хуй мне в пизду!

Он вставил только головку и замер.

— Ну, вставил, а дальше что?

А у меня уже всё в глазах плывёт

— Серёженька выеби, меня выебиииии!

— Вот так? И он вогнал свой хуй резко и глубоко.

— Да, да, даааа! Еби меняяя!

Взял он меня за сиськи и начал ебать жёстко, у меня уже ноги стали подрагивать, он за сиськи держит, упасть не даёт и насаживает, насаживает. А как только отпустил, я рухнула животом на диван, а он сверху навалился и ебёт, ебёт, ебёт… Кончила, как и в первый раз бурно, а он как новенький сидим кофе, он сделал, пьём, курит он и улыбается.

— Нет лучше картины для мужчины, чем вид только что классно выебанной женщины. Классно я тебя, а?

— Хорошо, Серёженька, классно, такого у меня никогда не было.

— Ещё хочешь?

— Хочу, а ты не устал?

— Нет, ты классная сиськи люкс – попа на удивление, а уж пиздёнка самый кайф тугая, узенькая и поддаёшь ты ей здорово. Так что можем продолжить только подкачку хую моему губёшками сделаешь и погнали..

От его комплиментов меня аж в жар бросило, вот думаю дура: ебаться не стеснялась, а от мужской похвалы зарделась. Ну, отсосала я ему – он быстро восстановился.

— Ну, что, Нинок? В попку тебя?

— Ой, Серёжка, я боюсь, я ж никогда…

— Ладно, в следующий раз, на свежую попку…

Тут он ложиться на спину на диване и приглашает:

— Мамзель мой хуй к вашим услугам, прошу садиться!

И началась скачка. Я старалась, а уж он так поддавал снизу, крепко удерживая меня за ляжки, что вскоре я потеряла голову и пережила ещё один дикий оргазм. Тут и его накрыло, он вогнал хуй до упора и кончил в меня обильно. А я, ещё дрожа, упала грудью на него и так мы лежали без движения несколько минут.

Потом он встал, достал из шкафчика губку, кран у него был, и я подмылась и вытерлась его махровым полотенцем

— Простите мамзель, ванны предложить вам не могу, — пошутил он. А потом продолжил: Ну что Нинок, обещал я и выполнил.

— Выполнил, выполнил, даже перевыполнил!

— Придёшь ещё, если желание будет?

— Будет, будет приду!

— Попку приготовь, пригодиться!

Я снова покраснела.

— А теперь пора прощаться, только будем порознь выходить, ни тебе, ни мне лишней славы не надо, выйдешь, а я потом закрою.

— Поцелуй меня на прощанье Серёжа!

Он обнял и поцеловал так крепко, ох слаба женщина на передок, во время он меня отпустил.

И вот иду я ночью, считай по пустому городку, уже спят все. Под фонарём достала зеркальце из сумочки глянула на себя – счастливая женщина, а всего и делов –то: выебли классно, ноги до сих пор подрагивают.

Домой пришла, родители спали крепким сном, и я завалилась на кровать и уснула мгновенно. А снилось мне ясно что… всю ночь меня он ёб во всех позах.

А дальше? Дальше была ещё одна встреча ничем не хуже первой. И попку мою он оприходовал, бережно, так что и тут я сладко кончила. Потом исчез он на три дня – в кино сидел дядя Семён.

Потом август кончился, и я учиться уехала, а когда приехала зимой на каникулы, узнала, что уволился Сергей и уехал. Сначала я очень переживала, даже с Ксюшкой поделилась без особых подробностей. Вот она меня и успокоила – Нинуля говорит, такие мужики не для того чтоб мужьями быть, а для того чтоб ебать нас до визгу. Ты повизжала? Не залетела? Живи и радуйся.

Вот живу и радуюсь – больше десяти лет прошло, замужем я сынуля скоро в школу. Муж мой Витя хороший добрый мужик, любит меня и пацана. И трахает регулярно, и кончаю часто, всё путём, не хуже людей.

Но иногда ночью на меня во сне накатит и ебёт меня Сергей, насаживает крепко, и я во сне кончаю. Иногда и днём вспомянется. Где, думаю, ты сейчас, Серёжка? Какую женщину раком ставишь и ебёшь до кончи? Дай бог, тебе здоровья и сил, чтоб баб баловать!