шлюхи Екатеринбурга

Ванесса, девушка викария. Глава 16

— И какие же они на самом деле, эти Смиты? — спросила Мэри Ванессу на следующее утро.

— Они… ммм… пригодные, Мэри. Да, для них это самое подходящее слово. И я решила принять их семейство здесь. Вот почему Реджи уехал так рано — чтобы передать им, что я хочу их видеть. С их появлением, моя дорогая, у тебя будет новый статус. Я нисколько не возражаю, если ты будешь называть себя их гувернанткой, ибо это будет истинной правдой. Убеждена, что к событиям предстоящей ночи они все еще будут находиться в половом возбуждении. Они все теперь послушные и будут полезны нам во многих отношениях, а обе женщины, которые среди них, заставят сверкать весь наш дом. Что же касается Реджи, то я уже начинаю уставать от наших игр с ним, поэтому время от времени его нужно будет приставлять к женщинам. Что же касается тебя, Мэри, то оба самца в семье хорошо оснащены и с удовольствием будут выполнять все твои приказания. В случае необходимости — если возникнет какая-либо тревога — их преданность нам гарантирует, что они станут оберегать нас. Такие люди всегда защищают свои жизненный уклад. На самом деле они и должны быть таковыми, — немного холодно добавила Ванесса.

— Да, — ответила Мэри, все еще недоумевая от того, какие слова употребляла ее госпожа. — Когда вы сказали, что они послушные… это действительно было послушание? Может быть, вы… вы хотите сказать, что они сумасшедшие?

В ответ Ванесса развеселилась.

— Сумасшедшие? Нет, Мэри, вовсе нет. Я лишь имею в виду, что они могут быть использованы. Они могут пригодиться, дорогая, хотя у меня есть и другие, чтобы попользоваться. Кстати, ты можешь развлечься с ними и сама.

— Но они могут не подчиниться мне, мисс.

— Они будут повиноваться тебе, Мэри, потому что я им велю так делать. А, полагаю, вот и они. Пусть они несколько раз позвонят, а потом впусти их — небольшое ожидание им не повредит, — распорядилась Ванесса, пока Мэри поправляла свой вечно съезжавший набекрень чепец, который она уже почти не носила, разве что когда вытирала пыль или по случаю гостей.

Как и предполагала Ванесса, первой вошла Мод Смит. Остальные остались в холле, беспокойно переминаясь с ноги на ногу.

— Вот ваши деньги, дорогая Мод, — быстро сказала Ванесса, опередив ее, так что рука миссис Смит оказалась полна монет еще до того, как она поняла, что протянула ее, и это мгновенно лишило ее решимости.

— То, что мы сделали прошлой ночью… все это… это неправильно, мисс, — пробормотала Мод, сжимая пальцами соверены. Потом, видимо собравшись с духом, она слегка наклонилась вперед и прошептала:

— Тогда… после того… он снова трахал ее. Он сделал это на полу… на полу… он снова поимел ее.

— Думаю, к тому времени вы уже все улеглись. Касательно вас, Мод — вы хорошо провели ночь? — спросила Ванесса несколько отстраненно, глядя поверх плеча женщины.

— Я… я пошла наверх… попыталась заснуть… но потом пришел Альф… и я… я хотела ему отказать… я сказала ему, что нет… но он снова раскорячил меня… а остальные к тому времени снова спустились вниз. Этим утром мы не могли смотреть друг другу в глаза, просто не могли.

— Так что, вы не разговариваете друг с другом?

— Мисс, я думаю, что она лгала мне о нем, о своем Альфе. Он неутомим. Его никто не может удержать.

— Так значит, он дважды побывал у вас промеж ног, моя дорогая, и вы получили от этого удовольствие? Ну и что же в этом плохого, Мод? Ведь не зря же говорят, что не стоит лезть на рожон, [Двусмысленная игра слов. Фразеологизм kick against the prick (лезть на рожон, артачиться, нарываться) можно дословно перевести как «противиться, сопротивляться мужскому члену». – прим. переводчики] — Ванесса сознательно подшучивала над миссис Смит, но женщина, видимо, не понимала юмора, — ей требовалось время, чтобы переосмыслить все это. С сомнением в голосе она переспросила:

— Неужели, мисс?

— Да! Точно так же, как и в доме священника. Но вы ведь не хотите туда возвращаться? У меня есть для вас гораздо более уютное жилье. Вам не придется платить арендную плату за ваш коттедж, вы сможете свободно жить здесь, в этом доме, и с таким жалованьем, о каком мы определимся между собой, только вы и я. Отбросьте ваши глупые идеи, Мод. В конце концов, вас никогда не развлекали подобным образом в доме викария, да и у вас самой, я полагаю, развлечений было не очень-то и много. Здесь же все будет иначе. Мне нравится смотреть, Мод, как и вам, — ведь вы часто наблюдали, не так ли? — но теперь к этому добавится еще и удовольствие от самого действа!

— Вы имеете в виду. .. Вы имеете в виду, заниматься этим с ними обоими?

— Вы прекрасно знаете, что я имею в виду, Мод, и не притворяйтесь, будто вам это неприятно. Вы сейчас в самом расцвете сил, моя дорогая. Примите же их эрекцию как данность, и заставьте их извергаться в себя!

— И.. Элси тоже, я полагаю? Вы это имеете в виду? — спросила Мод натянуто.

Ванесса отвернулась от нее, развернувшись спиной и посмотрела сквозь свинцовые стекла окна гостиной.

— Что бы ни случилось, моя дорогая, он снова овладеет ею, и она уступит ему! Выражение ее лица может быть немного испуганным, ее глаза будут широко раскрыты, но ее сладкая попка всегда будет извиваться. Вы это хорошо знаете.

— Вы считаете так же, как и я, да. Но мне теперь придется всегда быть настороже. И это заставляет мои нервы быть на пределе.

— Сейчас вы можешь расслабиться, моя милая Мод. Пусть войдут! — величественно произнесла Ванесса.

При появлении всех троих Мод отступила назад, как будто не была частью непосредственного собрания, но этот жест не вызвал неудовольствия Ванессы, которая жестом попросила ее сесть. Женщина с гордостью села и, чуть поразмыслив, молча опустила в кошелек свои честно заработанные соверены. Глаза Элси, стоявшей между отцом и мужем, дрогнули и опустились, но Ванесса шагнула вперед и приподняла подбородок девушки.

— Элси! Как мило, что ты приехала, — проворковала она. — я договорилась с твоей мамой, что теперь вы все останетесь здесь, и могу сказать тебе, что вы все будете хорошо вознаграждены. — Затем, словно обволакивая всех троих своими словами, Ванесса продолжила: — В окружающем нас неприятном мире существует много разногласий, но в приятном мире, который окружит вас здесь, не будет ничего, кроме любовного согласия. Разве не так, Мод?

— Ну… эээ… да, мисс, именно так.

— Элси, у тебя будет свой маленький будуар, как и у твоей мамы. Ты сможешь расположиться с комфортом, учитывая твое послушание — или, скажем, твою покорность.

— Боже мой, что такое вы говорите, мисс? — пробормотала Элси, покраснев.

— Поступки говорят громче слов, — ответила Ванесса, звоня в колокольчик, чтобы позвать Мэри, которая должна была войти с внушительным видом, но на самом деле выглядела притихшей. — Это Мэри — гувернантка нашего дома, и в мое отсутствие вы будете исполнять все ее желания. Я говорила о пяти шиллингах в неделю за каждого из вас, не так ли, Мод?

— Именно так, мисс, — ответила миссис Смит, которая никогда раньше не слышала, чтобы платили такую большую сумму, разве что старшим дворецким и тому подобным. Томас закусил губу, усмехнулся, но промолчал, а Альфред, казалось, боялся даже пошевелиться.

— Вот именно! Мэри, пожалуйста, проводи Элси в ее комнату и раздень ее. Один из мужчин немедленно займется ею. По-моему, это будет Томас. Подожди в холле, Томас, Мэри тебя позовет.

— Но я не хочу! — воскликнула Элси и бросила умоляющий взгляд через плечо на мать, которая, казалось, была целиком поглощена тяжестью своей сумочки или цветом занавесок.

— Пошли, — сказала Мэри так резко, что это удивило и обрадовало ее саму. Взяв Элси за локоть, она развернула ее и повела к выходу.

— О, нет!!!

Крик Элси эхом разнесся по коридору. Послышался звук шагов — Ванесса тут же оказалась на пороге.

— Высеки ее, Мэри, если она не будет вести себя должным образом!

— Да, мисс, непременно!

— Ой! Как вы смеете! — раздался вопль Элси, в то время как Ванесса повелительным жестом велела Томасу выйти в холл.

Это правильный поворот, подумал он. А возможно, это даже сон, он не был уверен в этом. От переживаний его мозг затуманился, но член уже начал твердеть. У дочери была прелестная маленькая попка, истинная правда, и было забавно пользовать ее таким образом, к тому же Мод снова знала об этом, как и прошлой ночью.

Ванесса оставила дверь приоткрытой и ждала, — поведение Мэри было таким же испытанием, как и любого из них.

— Раздевайтесь, Альфред, и встаньте у стены, — приказала она, не глядя на него, и добавила, как бы мимоходом: — Мод, проследите, чтобы он это сделал.

Тут же вслед за ее словами послышался визгливый возглас Элси: «Йоо… ооооой!» — и резкий голос Мэри: «Я сказала, снимите это, мисс, и нижнюю юбку тоже!»

— Похоже, она умеет справляться со всем, Мод, — сказала Ванесса, придерживая дверь и заметив в холле удивленного Томаса, кусающего губы. — Как у вас там дела? — спросила она, услышав стук сапог.

— Все в порядке, мисс, — произнесла Мод сквозь сжатые губы, и Ванесса хотела, чтобы она была именно в таком настроении. Ее осенила идея, очень забавная идея. Она намеренно не высовывала головы из-за полуоткрытой двери гостиной, чтобы не смотреть на тяжело дышащего Альфреда, чья теща уже искусно управлялась с его членом и яйцами.

— Пусть он ляжет, Мод. На спину. Заставьте его повиноваться, — твердо сказала Ванесса, к большому удивлению обоих. Затем она слегка приоткрыла дверь и увидела звенящий, толстый стержень Альфреда, который тупо опустился на пол и уставился на белые гипсовые розы, образующие скрещенные узоры на потолке. — А теперь садитесь на него, Мод! Задерите свою юбку и садитесь попкой ему на лицо. Заставьте таким образом его замолчать. Я хочу послушать, что будет наверху.

— Ээээ… мисс?

— Сделайте это, Мод. Не утомляйте меня. Раздвиньте свои нижние половинки над его ртом и носом. Нижнего белья на вас, конечно, нет? Очень хорошо! Пусть он понюхает вас там, моя дорогая, потому что это поднимет его член так же быстро, как и все остальное.

— Глмммм! — послышалось от Альфреда, когда Мод, с удивительной грацией и немалым любопытством приподняла юбки и, опустившись на колени возле его груди, обрушила довольно массивный вес своих зрелых задних прелестей на его испуганное лицо. И в самом деле, в этот ошеломляющий и мрачный момент Альфред обнаружил, что его нос прилип точно промеж ее холмов, в то время как густая поросль завитков вокруг ее норки вместе с набухшими губками начала прочесывать его рот.

— Прекрасно, Мод, прекрасно! Вот так и держите его внизу. Превосходная тренировка для него, моя дорогая, просто отличная, — заметила Ванесса женщине, которая, испытывая самое любопытное и самое волнующее из всех ощущений, еще крепче прижала лицо зятя к своей пухлой попке. Улыбаясь от удовольствия, с раскрасневшимся лицом (пусть даже и не на сотую долю от пунцового лица Альфреда), она посмотрела на Ванессу, которая коротко, но одобрительно кивнула, все еще чутко прислушиваясь к звукам наверху.

«Ууууу-вжжиииик» — до Ванессы и Мод донесся свист, хотя был ли он услышен Альфредом — вопрос спорный.

— Оуууууууооооой! — взвизгнула Элси, и вслед за этим последовал победоносный крик Мэри:

— Я же говорила вам, мисс! А ну-ка поднимите это, а то получите еще дюжину ударов! Ну же, дайте мне все это увидеть. О, какая прекрасная штучка! Могу я ее пощекотать?

«Ты начинаешь выходить за рамки, Мэри», — подумала Ванесса, но научить такого человека тончайшим нюансам обучения девочки было решительно невозможно. Более того, Элси просто вела себя неловко, от досады, или от неудобства. Рядом, задыхаясь, пыхтел Альфред. Его голые ступни были грязными и скрюченными. Мда, решила было Ванесса, им всем не помешало бы ежедневно принимать ванну. А может быть, они все-таки не подходят для такого? И гораздо лучше было бы работать с воспитанными джентри?

Широко распахнув дверь перед Томасом, чей пенис отчетливо проступал сквозь грубые брюки, Ванесса тихо произнесла:

— Теперь вперед, Томас, удели ей внимание! Но не кончай! Я дам вам пять минут взаимного удовольствия, но вы не должны спустить в нее.

— Я… что, мисс?

— Не вздумай кончить в нее, я сказала. Я проверю! Отказ повиноваться мне будет воспринят со всей серьёзностью, и тебе не будет позволено вновь предстать перед дочерью, когда я или Мод видим это или знаем об этом. Полагаю, что уж это ты в состоянии понять?

— Ну, мисс… да, мисс. Но если естественный зов природы мне не позволит…

— Да, не позволит, но зато он позволит Элси, поэтому ты полноценно подолбишь ее пять минут! Доберись до нее, человек, и доставь ей удовольствие, потому что ее задница к этому моменту уже будет гореть, и она наверняка оросит своим нектаром твой член. И помни, что я проверю тебя!

— Хорошо, мисс, да. Но ведь я по-прежнему получаю жалованье, ведь так?

— Иди наверх, Томас, пожалуйста. С такими радостями, ожидающими тебя наверху, почему ты все еще стоишь и говоришь со мной о таких мирских вещах?

Неторопливо сверившись с часами, Ванесса закрыла дверь и с явным удовольствием посмотрела на изумленное лицо Мод.

— О, мисс! Значит, он не собирается поступать с ней должным образом, мисс?

— По-моему, очень даже должным, Мод. Чьим еще должно быть то удовольствие, что мы наблюдаем — женщины или мужчины? Конечно же женщины! А теперь, пожалуйста, доведите Альфреда до оргазма своей рукой. Я хочу посмотреть, как он извергается.

— Он всегда много кончает, мисс. Очень густо и очень много. — В голосе Мод снова послышались благоговение и восхищение, обращенные исключительно к Ванессе.

Когда его теща приподняла бедра и, наклонившись вперед, обхватила его твердый член и начала нежно его ласкать, Ванесса, бесстрастно наблюдая за происходящим, увидела часть лица Альфреда.

Член у него уже был фиолетового цвета, но лицо было еще темнее.

Впрочем, этого следовало ожидать. Но в сей момент Ванессе захотелось чего-то непредвиденного, чего-то нежданного и негаданного, и ее ум тут же начал раздумывать над этим, даже когда с верхнего этажа раздался срывающийся крик Элси:

— Оооооооо, папа! Неееет! Ооооооууууу, папа!!! Неееееет!!!