шлюхи Екатеринбурга

Юбилейная вечеринка. Глава 2

ГЛАВА 2

В комнате резко стало тихо, как только мы запрыгнули в нее со своим «Сюрпризом». Сцена немного изменилась за то время, которое нам потребовалось, чтобы раздеться. Лиза Мейерс перешла к моей матери и начала слизывать сперму мужа с маминых грудей, при этом лаская ее киску. Дебби Майерс стояла на коленях между отцами, нашим и ее, и слизывала сперму с их все еще твердых членов и яичек. Дэвид Мейер стоял на коленях перед лицом моей мамы и медленно трахал ее в рот. Сперма его папаньки покрывала все лицо мамы и уже частично переместилась и на его член.

Немая сцена, все участники этого непотребного действия застыли и уставились на нас, детей празднующей юбилей семьи Баркли. Реакция на наше внезапное появление была почти комичной. Лица мамы и папы отражали настигший их ужас и шок. Член отца немедленно обмяк, хотя Дебби его страстно сосала и облизывала. Рот моей мамы широко приоткрылся, хотя мгновение назад он плотно обжимал член Дэвида. Я видел, как сперма Майка Мейерса все еще блестит на ее сиськах и лице. Коллективный вздох наших предков чуть не пронесся сквозняком через комнату.

Реакция же семейки Мейерс была совершенно иной. Когда член моего отца обмяк у нее во рту, Дебби просто улыбнулась нам и переключилась на хер своего папочки, засосав его в рот и оглаживая. Она, очевидно, удовлетворенно осмотрела наши с братом стояки и даже поблуждала глазами по восхитительному телу Мэри. Майк стоял и гладил ее волосы, она отсасывала ему. Он улыбнулся нам, глядя на реакцию родаков на наше внезапное появление и неожиданную наготу. Мягко качая бедрами, продолжил трахать свою дочь в рот.

Дэвид, видимо, чувствуя себя немного неловко, будучи пойманным с его членом во рту нашей мамочки, снова сел на пятки. Его твердый член выскочил из маминого рта и отчетливо слышно хлопнул по животу. На его лице была застенчивая ухмылка, которая, казалось, говорила: «Ой, извините, но твоя мама так классно сосет, ничего не смог с собой поделать». Лиза Мейерс перестала сосать сиськи мамы, но продолжала трогать ее пизду. Она посмотрела на нас и подмигнула. Я видел, как сперма ее мужа блестела у нее на щеках и губах, она слизала ее с грудок мамы.

Папа заговорил первым. «Какого черта. ..» И больше слов он не нашел.

Вот мама не говорила: «О мой Бог!» — и это лучшее, что она могла сделать.

Мэри взяла на себя инициативу. Она протянула руки и схватила ими члены: мой и нашего брата.

— С юбилеем, мама и папа. Мамочка, я тут захватила тебе кое-что, надеюсь, тебе понравится! – и дьявольски ухмыльнулась.

— О, радость моя, мне так жаль, что ты застала нас за этим…

Я подумал, что мама сейчас расплачется от смущения. Мэри немедленно отпустила наши члены, подошла к маме и обняла ее.

— О, мамочка, пожалуйста, не извиняйся и не смущайся. Мы все взрослые. Мы знаем, что у тебя и у папы есть сексуальные потребности. Мы не понимали полностью, каковы они, э…э, но мы любим тебя и, ну, и… мы любим тебя.

У Мэри, похоже, тоже не хватило слов. Когда они обнялись, липкая сперма Майка Мейерса, как по эстафете, теперь сошла с титек мамы на сиськи Мэри.

Папа посмотрел на нас, обоих своих сыновей, стоящих с отчетливыми стояками. По его лицу расплылась немного застенчивая ухмылка.

— Добро пожаловать на вечеринку. Вы, конечно, знаете наших гостей. Вы видели их раньше, просто в никогда такими!

Это растопило лед, и коллектив старых и вновь присоединившихся свингеров дружно вздохнул с облегчением. Даже мама похихикала.

И вот уже состояние легкого шока сменилось на похоть и вожделение. Еще бы, теперь в пространстве, ограниченном одной комнатой, оказалось девять голых и возбужденных людей. Мейерсы: Майк и Лиза, двое их детей, Дэвид и Дебби, и пять членов семьи Баркли: мама, папа, Мэри, Росс и я.

Было совершенно очевидно, что родители и дети Мейерсы совершенно спокойно относились к идее трахаться друг с другом, но для моих родителей и нас, их детей, это было в новинку. Мне нравилось смотреть на мою невероятно чувственную мать, когда Лиза трогала ее, но я пока не был готов ее трахнуть. Для этого требовались некоторое привыкание и небольшая психологическая адаптация. По тому, как все развивалось в следующие несколько минут, я мог бы сказать, что Мэри и Росс чувствовали тоже самое.

Я подошел к Лизе, которая уже уткнулась лицом в пизду моей мамы. Ее задница открыто “пялилась” на меня, и я видел, как из ее киски сочилась смазка, будто ожидая, пока член не заполнит ее. Видел, как из ее пизды капает сперма ее собственного сына, но я никогда не был брезгливым. Встав на колени позади нее, я провел своим твердым членом вверх и вниз по ее щели раз или два, а затем начал его туда вводить. Она замерла, перестала вылизывать маму, и оглянулась через плечо. И улыбнулась мне.

— Ты даже не представляешь, как долго я хотел засадить тебе, — сказал я ей.

Лиза прижалась ко мне своими бедрами и сказала:

— Ну, наверное, столько же, сколько я хотела, чтобы ты это сделал.

Ее сын бросил свой взгляд на меня, трахающего его мать.

— Разве ее пизда не великолепна, Ричард?

Он уставился на заброшенную его родительницей киску моей и спросил:

— Не возражаешь, если я займусь ею, мама?

— Вовсе нет, милый.

Моя мама только улыбнулась Дэвиду и сказала:

— Хотите подняться на борт, сэр?

Лиза отползла от маминой пизды, а Дэвид оказался между ее бедер.

Мама улыбнулась ему и приподняла колени.

— Трахни меня, Дэвид. – вот и все, что она сказала.

Он засунул свой член в киску моей мамы и начал ее ебать. Как и со своей мамой он приподнялся на руках и стал неспешно трахаться. Сиськи мамочки так чудесно тряслись каждый раз, когда он загонял в нее свой член.

Мэри подобралась к месту, где Дебби отсасывала хуи наших отцов. Она встала на колени перед Майком и сказала его дочери:

— Не хочешь поделиться со мной одним из них?

Дебби улыбнулась, вытащила изо рта каменный член своего отца, чтобы уточнить:

— Без проблем, Мэри. Какой тебе больше приглянулся?

Я видел, как моя сестра серьезно обдумывает свое решение. И услышал, как она сказала:

— Ну, твой… в смысле твоего папочки… во всяком случае пока. Извини, отец.

Папа ответил:

— Все хорошо, милая, здесь никого не заставляют делать что-либо или с кем-либо, пока они не захотят.

Дебби снова начала сосать член отца. Мэри взяла член Майка в рот и начала его орально удовлетворять. Это было невероятно. Два патриарха наших семей, Билл Баркли, наш отец, и Майк Мейерс, их, каждый получал отсос от дочери другого. Но я понял, исходя из сказанного сестрой, что каждому из них скоро у них отсосет собственная доченька.

Росс стоял столбом, глядя, как я трахаю Лизу раком, как Дэвид трахает нашу маму, и как две молодушки отсасывают отцам.

— Да Боже мой, Росс, найди же дырку и засунь в нее свой елдачок, — упрекнула его Лиза, продолжая быть выебываемой мной.

Росс улыбнулся ей, сделал пару шагов и встал перед ее лицом на колени.

— Как насчет этой? – спросил он.

Лиза посмотрела на моего младшего брата.

— Отличная идея, — и открыла ротик.

Росс протолкнул свой член ей в рот и начал ебать, пока я ебал ее в пизду. Мы встретились взглядами, и там отчетливо промелькнула мысль, что раньше мы и подумать не могли, что будем трахать сладостный объект несчетного количества сессий дрочки.

Следующие несколько минут мы провели в описанных позициях. Со своего места, даже стоя на коленях, я хорошо видел всю комнату и все, что там, черт побери, происходило. Папа, Майк и Дэвид уже кончили один раз, как раз перед тем, как мы ворвались на вечеринку, поэтому я решил, что они продержатся несколько дольше, чем я или Росс. Я чувствовал уже приятное покалывание в яичках, оргазм уже был не за горами. Было так необычно, как много всего можно было увидеть и испытать. Я никогда раньше не участвовал в оргиях и даже не предполагал этого. Но теперь вокруг меня была куча людей, которые открыто трахались, сосались, причем часть из них была моими родными – родители, брат с сестрой, а другая — людьми, которых я знал много-много лет.

Пока мой член ходил поршнем в тугой пизде Лизы Мейерс, я еще раз оглядел комнату. При взгляде вниз, я видел идеальную задницу Лизы. Она расщеривалась под воздействием моего члена, снова и снова. Соки блестели по всей длине моего твердого ствола. Я чувствовал запах ее киски, ощущал ее тепло. Плотное кольцо ануса пульсировало, когда мышцами влагалища она массировала мой член. Интересно, выебу я ее туда до конца ночи?

Прямо передо мной был мой брат. Он запрокинул голову, трахая Лизу в рот и погружался в экстаз. Я видел его член много раз, но никогда не видел в действии, ну кроме тех нескольких раз, когда мы вместе дрочили. Он нежно гладил волосы Лизы, когда ртом она обрабатывала его член. Его бедра работали в унисон с ее ртом. Я видел, как ее щеки как бы вваливаются, когда он вытаскивает свой поршень, а язык начинает работать, когда ствол обратно заходит. Я едва видел шары Росса, практически не видел ее сиськи, находясь со спины, но буквально ощущал инерцию покачивания этих прелестных маятничков, когда мы работали с ней братской командой. Стоны и влага, пропитавшая все ее тело, сами говорили, что мы с ней очень хорошо поработали.

И куда бы я ни посмотрел, зрелище было зубодробительное. В пяти футах от меня маму трахал Дэвид. Мне всегда было интересно, как она выглядит, когда ее ебут, но я и помыслить не мог, что впервые увижу это, когда юный друг семьи сделает это с ней на моих глазах. Она была красивой, чувственной, сексуальной, желанной… и тут было бы множество других прилагательных, которые явно противоречили бы связности моей мысли. Она лежала на спине, ее колени высоко подняты, бедра широко разведены. Дэвид жадно сосал одну из ее сисек. Она крепко обвила руками его голову, прижимая его еще ближе к своей груди. У единственной титечки, которую я мог видеть, сосочек торчал, как маленький твердый пенечек. Рыжие волосы до плеч обрамляли голову каштановым ореолом. Внезапно я осознал, что мама смотрит на меня, пока я трахаю Лизу. Наши взгляды встретились, и между нами прошла сексуальная волна практически электрического разряда. Больше не было никакого смущения. Мы приняли друг друга, как взрослых людей с сексуальными потребностями, ведущими к чувственным удовольствиям. Когда мама посмотрела на меня, я увидел, как она облизнула языком свои губы, и подумал, не было ли это сигналом того, что она подумала о том же, что и я. Затем она прикрыла глаза и снова сосредоточилась на ебле с Дэвидом.

На диване мой отец и Майк теперь сидели бок о бок, широко расставив колени. Дебби продолжала сосать член отца, а Мэри – хуй Майка. Но самое удивительное — папа и Майк играли с сосками друг друга, грубо, по-мужски. Они их сильно тянули и крутили, зная, как это нравится другому мужчине. Оба запрокинули головы и, закрыв глаза, наслаждались удовольствием, предоставляемым им дочерью другого. Отсос Дебби отличался от минета Мэри. Дебби использовала свою руку, засовывая член нашего отца в рот. Мэри же в основном работала одним ртом. Она крутила и выворачивала голову при каждом засосе, работая ртом на хуе Майка, словно пиздой.

И вот случилось неизбежное. Мэри оторвала свой рот от члена Майка и посмотрела на Дебби, сосущую член нашего отца. Взмахнув своими длинными рыжими волосами, улыбнулась и сказала:

— Меняемся.

Дебби еще секунду продолжила дрочить своему отцу член. Потом они с Мэри посмотрели друг на друга и поцеловались. Я видел, как их рты обмениваются слюной и мужскими сокам. Мягкие сиськи прижались друг к другу. Это почти сбило меня с ритма. Разорвав поцелуй, они поменялись местами. Теперь то стало ясно, что и до сегодняшнего вечера Дебби, дочь, много раз отсасывала у собственного отца, но в нашей семье это пока не практиковалось. Наш папа улыбнулся своей дочурке, когда она воссела меж его бедер. Дебби уже приступила к работе над блестящем от влаги членом своего отца. Мэри рукой взяла хуй папы, внимательно его изучила. Папа посмотрел на нее и улыбнулся.

— Папулечка, с юбилеем, — улыбнулась она ему в ответ.

— Спасибо, моя куколка.

Он наклонился, взял ее сиськи в ладони и поцеловал. Граница была пересечена. Он ласкал крепкие круглые сиськи Мэри, а она гладила его твердо стоящий член, целуя отца в засос. Затем он откинулся назад, Мэри наклонилась вперед и облизала головку его члена. Тут было, на что смотреть. Моя сестра сосала член моего отца. Ее сиськи были прижаты к его бедрам, а рука облапила его яйца.

Ебля и отсосы продолжались следующие несколько минут. Мои глаза были повсюду, я смотрел за всеми. С отцом мы перемигивались через всю комнату. С мамой еще несколько раз ловили друг друга взглядами. Росс тоже оглядывался. Видимо, в какой-то момент все происходящее стало для него слишком, и он кончил. Он схватил Лизу за голову и стал жестко трахать ее в рот. Я видел, как набух его член, сперма струей влетела ей в рот. Он гыкнул и застонал, спустив ей прямо горло. Глаза закатились, голова запрокинулась. Я бросил взгляд на маму, которая во все глаза смотрела, как ее младшенький кончает в рот ее подруге. Глаза заблестели от похоти и желания.

Это и привело её к краю. Хороший поеб от Дэвида и видок, как кончает ее сын, сделали свое дело. Она обвила ногами задницу Дэвида и жестко прижала его к себе. И снова стала “грязной” и громкой.

— Выеби меня, твою мать, ублюдок. Заставь меня кончить. Разорви мою пизду. Трахни крепче. Еби! — потребовала она. И он это сделал. Дэвид снова “воспарил” над мамиными сиськами и буквально вонзил свой хуй в пизду. Его зад дергался, яйца болтались и стучали по промежности, снова и снова. Ее сиськи тряслись, покачивались, и она кончила. «Ой, ой, ой, ой, ой», — возопила она, пизда плотно обжала его член. И это привело к должному эффекту. Дэвид выстрелил в мою маму своей второй порцией за ночь, первой поставкой он одарил собственную мать, как мы помним. Он определенно был мамкоёбом. Его сперма засочилась из пизды мамы в трещину ее пышной попки.

Лиза Мейерс начала кончать, нанизавшись на мой член. Я чувствовал, как ее влагалище сжимает мой хуй и нагревается. Она выпустила член Росса из своих покрытых спермой губ и, теперь, изо всех сил толкалась мне навстречу.

— Трахни меня, Ричард, — сказала она. — Я так давно этого хотела. Выеби меня, хорошенечко, — а затем ее слова превратились в стоны и вздохи. Для меня это было уже слишком. Видеть все это: как сперма все еще сочиться из головки члена Росса, как моя только что трахнутая мама лежит на спине, а сперма Дэвида истекает из ее щели, как моя сестра делает моему отцу минет, как Дебби делает тоже самое со своим отцом, и, наконец, иметь эту невероятно сексуальную женщину раком. Я запрокинул голову и взвыл, когда мои яйца излились в ее пизду. Она неистово вращала бедрами, чтобы стимулировать каждый нерв моего члена. Порция за порцией моей горячей белой спермы вылетала из сопла моего члена, отражалась от шейки матки и покрывала наши гениталии. Я рухнул ей на спину, тяжело дыша, ощущая ток моей спермы из ее пизды.

Все еще задыхаясь, я бросил взгляд в сторону дивана, где Мэри и Дебби продолжали минетить собственных отцов. Патриархи семей посмотрели на своих сыновей: Росса, Дэвида, меня. Папа ухмылялся и гладил Мэри по волосам, ее рот скользил вверх-вниз по его члену.

Отец поглядел на Майка и сказал: — Наши мальчики уже покончали. Новички.

Майк рассмеялся: — Да, слабаки.

Папа посмотрел на Мэри и поднял ее лицо вверх, взяв ее под подбородок. Она посмотрела ему в глаза. Жгучее вожделение разливалось по всей комнате.

— Куколка, — сказал папа Мэри, — Давай покажем им настоящую еблю.

Продолжение следует. ..