шлюхи Екатеринбурга

Теща. Часть 10. Воскресенье-2

1.

Ранним воскресным утром весело затрезвонил будильник.

Игорь энергично присел на кровати, выбираясь из под одеяла в холод осенней квартиры.

— Игорек, может сегодня не побежим? — услышал он сонный голос Кристины Александровны. — Может, сразу займемся сексом?

И Игорь тут же послушно скользнул обратно, в тепло и уют, к ее слегка согнутым в коленках ногам. Тем более, что за окном моросил хмурый осенний дождик.

Кристина Александровна слегка раздвинула ноги и Игорь, конечно же, воспользовался ее приглашением, молча лег на свою бывшую учительницу, уютно устраиваясь, и она тут же обхватила его своими ногами, слегка прижимая к себе.

— Кристина Александровна, какая вы хорошенькая! — не удержался Игорь.

— Спасибо, Игорек! — поблагодарила она, крепче обнимая его ногами.

Они смотрели в глаза друг другу, стараясь, словно в зеркале, увидеть в них отражения свои сексуальных действий. Когда головка его члена, беспорядочно тыкаясь, наконец-то нашла теплую влажную цель (не без помощи движений его партнерши), и принялась медленно входить внутрь, Игорь с удовлетворением отметил, что рот ее слегка приоткрылся в тихом вздохе и брови приподнялись вверх.

Крепче обняв ее за плечи, Игорь принялся энергично двигаться. Впрочем, через какое-то время он заметил, что она перестала постанывать, и ноги ее расслабились. Игорь замедлился.

— Игорь, — тихо прошептала она. — Что-то я расслабиться не могу. Не ждите меня.

— А что так? — замер он, приподнявшись на руках и глубже введя свой член внутрь Кристины Александровны.

— Да думы всякие мешают, — покривилась она. — Думала, что хочу… А оказалось, что не все так просто.

— Попробуйте расслабиться, — предложил Игоря, опускаясь на руках и прижимаясь к ее телу.

— Попробую, — как-то отрешенно ответила она.

Игорь какое-то время еще подвигался, но заметив, что со стороны его партнерши нет никакого отклика, прекратил это занятие и лег рядом.

— Вы что? — удивленно посмотрела она.

— Оказывается это совсем неинтересно — когда только для себя, — ответил он. — Этакий замысловатый онанизм получается.

Ее брови слегка приподнялись, но она ничего не сказала, только взяла двумя пальцами его член и принялась задумчиво поглаживать.

— Отдохнем, и потом еще раз попробуем, — через какое-то время предложила Кристина Александровна.

— Пилюлю только вставьте, — предложил он.

— Хорошо, Игорек, — послушно согласилась Кристина Александровна и тут же потянулась к тумбочке, впрочем, одной рукой продолжая держать его за член. Взяла стандарт с противозачаточными пилюлями. Не отрывая руки от его члена надорвала стандарт зубами, и Игорь был ей за это благодарен — выходит она старается…

Потом она, изогнувшись телом, ввела пальчиком пилюлю в себя.

Какое-то время они тихо лежали под одеялом. Кристина Александровна неторопливо ласкала его член, Игорь поглаживал ее клитор, ожидая, когда же она наконец настроиться. Но Кристина Александровна все молчала и молчала, уютно устроившись у него на плече.

— Может, перейдем в душевую кабинку? — наконец предложил Игорь. — Может, там вы больше возбудитесь?

Кристина Александровна задумалась, одним пальчиком совсем медленно поглаживая его сильно затвердевшую головку.

И тогда, не дожидаясь ее ответа, он просто лег сверху и она послушно обхватила его своими волнующе длинными стройными ногами. Держась на локтях и подсунув ладони под ее плечи, Игорь с огромным удовольствием терся животом о животик Кристины Александровны. И она также двигалась ему навстречу. Вот наконец головка его члена ткнулась в ее влагалище, и Кристина Александровна замерла, сразу же учащенно задышав.

Игорь, наслаждаясь моментом (все-таки это было чертовски приятно — входить внутрь Кристины Александровны!), медленно двинул член вглубь, стараясь проникнуть как можно дальше.

Ввел. Замер, снова наслаждаясь. Кристина Александровна вдруг сжала его член мышцами влагалища. Потянула на себя, словно вытягивая. Потом — отпустила. И так — несколько раз. И это было приятно, так как его член ласкали и руками и губами, но еще ни разу — влагалищем.

И он не шевелился, наслаждаясь ее такой необычной лаской. Но потом решил, что ей все-таки тяжеловато, поднимать свои бедра вверх и двигать ими. И тогда Игорь взял инициативу в свои руки. Плотно зажатый мышцами его член с трудом двигался внутри нее, словно находился в очень маленькой тугой пизденке. И это почему-то невероятно возбуждало его. И почему-то вспомнились мемуары американских летчиков из Вьетнама, когда они драли очень доступных вьетнамских девчонок, то описывали свои ощущения именно так — маленькие и тугие. Впрочем, они еще не знали, что девицы спе 6циально заражались сифилисом — во Вьетнаме каждый боролся с врагом как мог.

Под такие мысли Игорь двигался все сильнее и сильнее, словно таким образом старался победить американских захватчиков.

— Игорь, не торопитесь! — вдруг, сквозь стон, выдохнула Кристина Александровна. — Растяните удовольствие! Пожалуйста!

Он мысленно вздохнул, с трудом сбавляя темп. Однако не так это и просто — приспособиться к ритму, который устраивает ее больше всего, — подумал он. — Ничего, со временем притремся. И он продолжил тереться своим членом внутри Кристины Александровны.

Но вскоре она устал сдавливать его член и полностью расслабилась. И, почувствовав это, он спустил тормоза, с силой вгоняя свое орудие в стонущую под ним красивую женщину.

А она все сильнее и сильнее сжимала его ногами, все быстрее двигаясь бедрами навстречу ему. Глаза ее были закрыты, рот — полуоткрыт, раскрываясь при каждом его толчке. И стонала она с каждым толчком все громче и громче.

Вот бы в школе так! — почему-то вдруг промелькнула у него. — Например, после уроков. Это бы уже сколько лет удовольствия натикало к этому времени?! Да еще — по несколько раз в день!

2.

— Игорь, идите завтракать! — позвала Кристина Александровна когда он вышел из ванной, в шортах и футболке.

Когда Игорь зашел на кухню, на столе стояли тарелки с запаренной кашей пять злаков, в которую добавили нарезанные кусочки кураги и чернослива, а также — тыквенные семечки и клюкву. Сама Кристина Александровна накинула на себя одну мужскую рубашку, доходящую только до середины ягодиц, и когда она поворачивалась к нему спиной, он каждый раз невольно задерживал на ней взгляд, мысленно овладевая ею сзади.

— Давно я каш не ел, — сказал Игорь, садясь на свое место и беря в руки ложку.

— Вы не любите каши? — слегка растерялась она, садясь напротив него. — Я как-то не подумала поинтересоваться…

— Нет-нет, что вы! — тут же поспешил успокоить ее Игорь, поймав себя на мысли, что хочется ее поцеловать. — Я ем все.

— Тогда я предлагаю после завтрака заняться уборкой, — решительно произнесла Кристина Александровна. — А то больше недели ничего в квартире не делалось. Нехорошо так.

— Я не возражаю, — пожал он плечами, пододвигая к себе тарелку. — Можете смело давать мне поручения.

Кристина Александровна задумчиво кивнула и ему снова захотелось ее поцеловать — такую всю хорошенькую.

Позавтракали в тишине. Каждый думал о чем-то своем. Она поела первой и, заметив его взгляд, отрицательно покачала головой.

— Я не буду сосать под столом, — серьезно сказала Кристина Александровна. — А то мы никогда не начнем уборку.

Игорь ничего не ответил и постарался побыстрее покончить с завтраком, прекрасно понимая, что чем скорее они начнут уборку, тем быстрее ее закончат и тем быстрее снова займутся сексом, а ему этого уже сильно хотелось.

Заметив, что его тарелка пуста, Кристина Александровна встала, собрала посуду и сложила ее в раковину. Игорь, естественно, внимательно смотрел на ее ягодицы.

— Посуду потом помоем, — обернулась она, внимательно глядя на Игоря, и ему захотелось ее поцеловать, держа руки под рубашкой на ее попке. — А сейчас — берите пылесос. И начинайте пылесосить с вашей спальни. Потом — моя. Потом — зал, коридор, кухня.

Игорь кивнул, так и не решившись поцеловать Кристину Александровну — как-то неловко получится — она говорит про пылесосы, а он в это время вдруг начнет мять ее губы. А потом ведь захочет пригнуть ее к столу!…

3.

Игорь заглянул в кладовку, достал пылесос, воткнул в розетку. Посмотрел на Кристину Александровну. Она переодевалась в своей спальне. Вышла в узкой маечке (но без лифчика) и в шортиках. Игорь посмотрел на них с неудовольствием. Хоть они и были довольно сексуальны — маленькие, обтягивающие, открывающие низ ягодиц, но тем не менее Кристиной Александровной сразу ведь не овладеешь! Придется тратить время на их стягивание!

— Совсем голой неудобно ходить, — улыбнулась он, заметив его недовольный взгляд. — Надо все-таки хоть что-нибудь накинуть!

Принялись за уборку. Время от времени он посматривал в сторону Кристины Александровны, как она, расставив ноги для лучшего упора и слегка наклонившись, орудует шваброй. Смотрел на ее попку, на ноги, на приятно колышущуюся грудь. Не выдержал. Выключил пылесос и подошел к Кристине Александровне.

— У меня предложение, — волнуясь начал он.

Кристина Александровна полувопросительно обернулась, приставив швабру к ноге, а заодно и сдвинув ноги вместе.

— Давайте вам вставим вибратор?

Она слегка удивилась. Потом внимательно посмотрела на Игоря, чуть заметно усмехнулась.

— Ну хорошо, Игорек, вставьте, — согласилась она, понимающе улыбнувшись уголками губ. — Посмотрю, что из этого получится.

— Только вам шортики придется снять! — искренне обрадовался он ее согласию и быстро направился в спальню.

Там достал из тумбочки конструкцию для женщин. Отсоединил тот член, что торчал наружу. Вибратор, что находился внутри, смазал гелем. Вернулся к Кристине Александровне. Она стояла у окна и задумчиво смотрела на улицу, на моросящий дождь, на редких прохожих. Шортиков на ней уже не было. Игорь подошел сзади.

— Ноги раздвиньте пожалуйста, — попросил он.

Кристина Александровна, не оборачиваясь, все также задумчиво глядя в окно, слегка раздвинула ноги. Он присел на корточки. Сначала потрогал у нее между ног пальцами, погладил ее половые губки, слегка их раздвигая. Потом поднес вибратор. Медленно ввел — до самого конца. Включил на самую малую мощность. Застегнул пояс на ее талии. Поднялся. Левой рукой придерживая снизу вибратор (на всякий случай), он правой рукой провел по ее животу вниз, между ее ног, в поисках передней лямки, идущей от вибратора. Нашел. Поднял лямку. Пристегнул ее к поясу — чтобы во время уборки вибратор не выпадал. После чего Игорь не удержался и, обняв ее за живот и лоно, прижал к себе, приятно ощущая напрягающимся членом ее упругие ягодицы.

Она ничего не сказала, по-прежнему глядя в окно. Он тоже смотрел, как тяжелые капли разбиваются о подоконник, как съежившись, быстрой походкой идут люди под зонтиками. Потом отпустил Кристину Александровну — глупо только-что вставить вибратор, и тут же заняться с ней сексом. Основная-то его задумка — чтобы она возбудилась и сама попросила о сексе — тогда уж сто процентов и расслабится и оргазм испытает. И он вернулся к своему пылесосу.

Активно чистя коврики, он время от времени посматривал через раскрытую дверь в зал, и старался встать так, чтобы видеть Кристину Александровну. Вот она замерла со шваброй. Вот нагнулась, чтобы помыть под тумбочкой. Вот вообще встала на колени, чтобы помыть под диваном. И Игорь украдкой любовался, как напрягаются мышцы ее длинных стройных ног, и с каким-то сладостным замиранием следил за движениями ее туго обтянутых ягодиц.

Но потом она скрылась в глубине комнаты и Игорь полностью сосредоточился на уборке, уже не отвлекаясь. Пропылесосив спальню, он перебрался во вторую спальню. Кристина Александровна с ведром и шваброй, направилась в только что освобожденную им комнату. И Игорь пораженный, вернулся с пылесосом к дверям. Кристина Александровна, неторопливо орудуя шваброй, демонстративно посасывала чупа-чупс, возбуждающе теребя губами круглую малиновую штучку, и при этом как-то насмешливо-игриво смотрела на него, да еще выгнула спинку и сексуально, но в пределах нормы, выпятила назад свою попку, и чуть заметно двигала ею вправо-влево.

У него тут же кровь закипела в жилах.

Однако! — удивленно-восхищенно подумал он, снова направляясь с пылесосом во вторую спальню. — Женщина с большой буквы — и этим все сказано!

Когда он закончил и с этой комнатой, и перешел в зал, он снова столкнулся с Кристиной Александровной. Она, не мигая, смотрела на него, странно улыбалась, и демонстративно поигрывала чупа-чупсом во рту.

Несколько секунд он смотрел в ее игриво-насмешливое лицо, а потом решительно отставил пылесос, подошел к ней, обнял за талию и повел в спальню. Подвел к тумбочке.

— Упритесь в нее руками.

Она покорно наклонилась, уперевшись ладонями в верх тумбочки.

Игорь достал из ящика второй вибратор, смазал его гелем, потом оттянул ей влево лямку пояса и решительно вставил вибратор в анальное отверстие. Попка ее резко напряглась и Кристина Александровна часто-часто задышала. Игорь лямкой прижал выступающую часть вибратора, проверил — нет, не выпадет. Удовлетворенно взял ее за бедра, но прижимать к себе не стал — никакого удовольствия от прикосновения своим членом к вибратору он не испытывал.

— Все, — сказал он, отпуская ее. — Можно продолжать работу.

Кристина Александровна выпрямилась, полуобернувшись, посмотрела на него еще более странным взглядом.

— Честно говоря, я думала, что вы меня сейчас энергично выебите, — слегка разочарованно произнесла она.

Он замер на мгновенье, решая — а может действительно? Но потом представил себе, как Кристина Александровна на его глазах будет заниматься уборкой с двумя вибраторами внутри, и это его увлекло еще больше. К тому же он ведь решил про себя — заняться сексом только после того, как она сама попросит.

Придется потерпеть, вздохнул он и покачал головой.

— Будет и это, — сказал он, погладив ее грудь.

— А может — выебите? — спросила она. Глаза ее были уже туманны и больше не смеялись. — А то сил никаких нет.

Игорь, раздумывая, потеребил ее соски, дождавшись, когда они напрягутся, и только после этого отвернулся к пылесосу.

— Нет, — решительно помотал он головой. — Позже.

В этот момент звякнул его смартфон — пришло сообщение. Игорь взял телефон с тумбочки. Посмотрел. По ватсап от Ирины: «Немного задерживаюсь. Прилетаю в следующее воскресенье.»

«Встречать надо?» — набил он в ответ.

«Нет. На такси приеду.»

И никаких расспросов — как я живу, что делаю, слегка разочарованно подумал Игорь. Впрочем, я ведь тоже ее ни о чем не спрашиваю, закончил он и забыл об этом.

Когда Игорь покончил с залом, Кристина Александровна уже вытирала пыль с мебели. Причем, он с удовлетворением замечал, как она иногда вдруг утыкалась лбом в стенку, замирала, закрыв глаза и приоткрыв рот, и тихо постанывала.

Занявшись коридором, кухней и ванной, он перестал видеть ее. И поэтому уборку провел в высоком темпе — чтобы Кристина Александровна снова была перед его глазами. Она, с закрытыми глазами, медленно-медленно, часто замирая, двигала тряпкой по столу. Рот ее был полураскрыт, тело мелко подрагивало, бедра ее как-то импульсивно дергались вправо-влево и вверх-вниз.

Блядь?! — вдруг встрепенулся он. — Она же сейчас кончит!

И Игорь стремительно бросился к бедной женщине.

— Так, — сказал он, решительно обхватывая ее спереди за лоно и приподнимая. — Переходим на кровать.

Быстро дотащил ее, обмякшую и мелко подрагивающую, в спальню. Уже стонущую уложил на живот поверх покрывала. Быстро, боясь не успеть, расстегнул на ней вибраторный пояс, вынул из ее попы толстый агрегат. Суетясь, поспешно брызнул гелем на судорожно сжимающуюся после вибратора дырочку, потом в ширинку шорт торопливо достал свой член, и быстро ввел его в подрагивающую в судорогах попу Кристины Александровны.

Комкая покрывало, она засунула себе кусок материи в рот, стараясь приглушить довольно громкие стоны.

Игорь, упираясь на локти, энергично задвигался и Кристина Александровна обхватила его своими ногами. И когда она уже забилась в резких конвульсиях, он схватил ее за бедра, выпрямляясь и ставя ее на колени, с силой вдавив ее дрожащую задницу в свое тело. И Кристина Александровна, выплюнув покрывало и продолжая непрерывно стонать, приподнялась на локтях и быстро задвигала бедрами вверх-вниз, старательно при этом выгибаясь.

Игорь кончил от ее бурных конвульсий и содроганий, в результате которых она в экстазе дергалась на его члене, часто-часто сжимая его своими анальными мышцами. А вид женщины, натянутой на свой член и стонущей и бьющейся в конвульсиях, всегда будет сильнейшим стимулом к бурному и долгому семяизвержению.

Потом он, обессиленный, лег рядом с ней. Так же — на живот. Кристина Александровна громко дышала и время от времени мелко подрагивала. Приоткрыв глаза и увидев, что Игорь на нее смотрит, она только слабо улыбнулась. Он также улыбнулся ей в ответ и положил руку ей на спину. Погладил успокаивающе, стараясь передать через прикосновения, что все это ему дико понравилось.

Кое-как отдышались.

— Игорь, — наконец выдохнула она. — А ваш член все-таки будет потолще вибратора. Да и подлиннее.

Игорь не стал говорить, что вибраторы были разные и он специально выбрал такой.

4.

Понимая, что к уборке они вернутся не скоро, Игорь откинул покрывало и одеяло с края кровати. Перекатился на простыню.

— Идите ко мне, — позвал он, раскрывая одеяло еще больше.

Кристина Александровна послушно перебралась через Игоря (не удержавшись, он поцеловал сосок ее левой груди, слегка помяв его губами, и Кристина Александровна добросовестно замерла, ожидая, когда он его отпустит). Забралась под одеяло, положив голову ему на правое плечо.

Игорь укрыл обоих одеялом.

— Игорек, а что вы меня так часто в попу используете? — вдруг спросила она, подняв на него глаза и обволакивая пальцами его член, и Игорь непроизвольно положил правую руку себе под голову, и сам весь расслабившись слегка раздвинул ноги.

Повернулся к ней, поцеловал в губы.

— Во-первых, попка у вас очень уж соблазнительная, аккуратненькая, — ответил он. — А во-вторых, просто приятно. У меня раньше не было подобного опыта. Наверное, сейчас наверстываю.

Она скромно улыбнулась.

— Мы, кстати, так и недоубирались, — произнесла Кристина Александровна прямо ему в грудь. Ее ресницы при моргании щекотали его кожу — и это было очень приятно, как и действия ее пальцев, мягко поглаживающих головку его члена.

— А много осталось? — поинтересовался он, так как чувствовал себя виноватым за срыв уборки.

— Осталось протереть пыль в спальнях и на кухне, — почему-то тихо выдохнула Кристина Александровна, пощекотав своим теплым нежным дыханием его грудь. — Ну и тряпки прополоскать.

— Ничего страшного, — ответил Игорь, правой рукой поглаживая ее талию и ложбинку между ягодицами. — Весь день еще впереди.

Они лежали под одеялом, то читая электронные книжки, то смотря телевизор, и все это время неспешно лаская друг друга и изредка целуясь.

А когда ласки Игоря стали усиливаться, Кристина Александровна решительно предложила.

— Давайте все-таки сначала пообедаем?

И, не дожидаясь ответа, она отпустила его член и решительно выскользнула из под одеяла. Быстро поправила узкую маечку, надела тапочки. Направилась на кухню. В дверном проеме остановилась, полуобернулась, и ее плохо прикрытые бедра и ягодицы красиво и довольно соблазнительно очертились.

— Только на кухню не заходить и мне не мешать, — все-так же серьезно произнесла она, слегка нахмурив темную полоску бровей и похлопав длинными черными ресницами. — А то с обедом ничего не получится.

— Обещаю, — пришлось согласиться Игорю, хотя он уже, радостно волнуясь, строил обширнейшие планы на свое заманчивое времяпровождение на кухне.

Дверь на кухню закрылась.

Игорь вздохнул и потянулся за книжкой.

5.

Спустя какое-то, довольно продолжительное время, Игорь услышал как дверь кухни приоткрылась.

— Обед готов! — позвала она,

Он натянул майку и шорты, обул тапочки. Прошел в ванную, и тщательно помыл руки и член. Потом зашел на кухню и обомлел, замерев на пороге!

Кристина Александровна стояла у стола и насмешливо смотрела на Игоря, ожидая его реакции. Впрочем, щечки ее слегка порозовели.

А было на что посмотреть!

На высокой стройной женщине было надето короткое светлое платье в обтяжку. Причем, как понял Игорь судя по тому, что ему были видны ее обнаженные талия и бедра — сзади ничего не было — одни только резиночки. На лице — обалденный макияж, заставляющий учащеннее биться сердце.

— Вы прям принцесса! — не удержался он.

— Спасибо, — скромно кивнула она довольно длинными (явно — накладными) ресницами.

— Откуда у вас?

— Купила в пятницу, — пожала она плечами.

И Игорь снова порадовался тому, что она также проявляет инициативу по поводу их совместного времяпровождения.

Он подошел к столу. Помедлил. Потом подошел к Кристине Александровне. Обнял. Долго целовал ее податливые губы, поглаживая открытую спинку. Оторвался.

— Вы обалденно выглядите! — снова сказал он.

Полностью обнаженная женщина смотрится все-таки не так соблазнительно, как частично обнаженная.

— Спасибо, — снова ответила она, немного смущаясь.

Выскользнула из его объятий. Присела на стул, на котором она заранее постелила полотенце. Игорь сел на своей место, не отрывая взгляда от женщины напротив.

После обеда — обязательно секс! — решительно думал он. — Вот с этой вот шикарной женщиной!

Аппетит как-то пропал, есть уже не хотелось, а хотелось по-быстренькому отнести ее на кровать. Он с надеждой посмотрел на Кристину Александровну, но та уже приступила к обеду, и Игорь перевел взгляд на свою порцию. Перед ним стояла тарелка с картофельным пюре и индейкой гриль, политые соусом и посыпанные слегка обжаренным лучком. Рядом — плошка с корнишонами. Дальше — две плошки с салатом из морской капусты и две чашки чаю, судя по запаху — из трав Горного Алтая.

Игорь взял вилку, нож, отрезал небольшой кусочек индейки, повалял его в пюре, отправил в рот.

— Вкусно, — искренне произнес он, так как действительно было вкусно.

— Спасибо, — улыбнулась она. — Я старалась.

И Игорь вдруг смутился — ему было приятно, что эта красивая женщина старалась для него.

— Мне кажется — вы любите готовить, — неуверенно произнес Игорь, быстро глянув на сидящую перед ним женщину.

Она внимательно посмотрела на него (вилка и ножик в ее руках в этот момент замерли). Улыбнулась, как улыбается умная учительница своему ученику, которого она прекрасно понимает (видит насквозь).

— Как все женщины, я люблю поесть, — мягко сказала она и снова принялась за индейку.

— А как вы ощущаете себя за обеденным столом с открытой спиной и ягодицами? — спросил он о том, что действительно волновало его в данную минуту.

Кристина Александровна, отправив кусочек мяса в рот, задумчиво пожевала его, держа вилку перед собой. Потом вопросительно-насмешливо посмотрела на Игоря.

— Оголенность женщины — это секс-вызов мужчине. Вы не находите? — поинтересовалась она, деловито отрезая еще один кусочек индейки.

— В каком смысле? — растерялся Игорь, вообще позабыв про еду.

— Ну-у, — задумчиво протянула она. — Раз женщина где-то оголилась, значит она преследует какие-то конкретные цели, и явно — сексуального характера, — странно улыбнувшись, промолвила Кристина Александровна, демонстративно отправляя себе в рот кусочек мяса. — Вы согласны с этим?

— Ну да, — кивнул Игорь, невольно смутившись.

— А какие секс-цели могут быть у женщины? — снова спросила Кристина Александровна, внимательно глядя на Игоря.

Он промолчал.

— Только чтобы ее в конце-концов выебали. И больше никаких, — решительно подытожила Кристина Александровна, демонстративно раскрыв пухлые губки и прихватывая ими очередной кусочек мяса.

— Я вас понял, — кивнул Игорь, продолжая сильно смущаться. — Вы хотите, чтобы я вас снова выебал. Ведь так?

— А чем мы занимаемся все эти дни? — в притворном удивлении изогнула она тонкие брови.

Игорь смутился еще больше.

— Впрочем, согласитесь, Игорек, вы же хотите меня сейчас? Признайтесь честно?

Игорь жутко покраснел, уткнувшись в спасительную тарелку.

— Хочу, — глухо признался он и Кристина Александровна удовлетворенно улыбнулась.

— Беда многих женщин, — почему-то устало произнесла она, — что они хотят, чтобы их хотели, но почему-то совсем не хотят, чтобы их ебали.

Кристина Александровна подцепила вилкой маленький корнишон. Неторопливо сунула его себе в рот. Задумчиво пожевала.

— И от этого — такое множество проблем! — с огромным сожалением выдохнула она, и Игорь вдруг понял — Кристина Александровна сейчас говорит о себе, о своих проблемах.

Он промолчал. Замолчала и она. И дальше они обедали в полной тишине. Игорь обдумывал услышанное, стараясь как-то скорректировать свое поведение. Кристина Александровна, погрузившись в воспоминания, заново переживала все свои ошибки.

— А вам нравится меня ебать? — вдруг спросила она.

Игорь быстро поднял глаза. Кристина Александровна, замерев, внимательно, не мигая, смотрела на Игоря, и в этих глазах он увидел сцены как он еб ее в рот, в попу, и вообще — всяко-разно. И Игорь от нахлынувшего вдруг волнения не покраснел, а почему-то побледнел.

— Очень, — ответил он, также пристально глядя в глаза сидящей напротив него бывшей учительницы. — Я готов ебать вас по много раз по много раз днем и ночью, — добавил Игорь.

Кристина Александровна внимательно и задумчиво смотрела на него. Замер и Игорь, вдруг почему-то сообразив, что сейчас решается что-то очень уж важное в ихней жизни.

— Ну чтож, — наконец кивнула она, опуская нож и вилку на остатки индейки. — Ебите и дальше. У вас это очень хорошо получается. Мне нравится.

— Хорошо, — выдохнул Игорь, сильно потея от волнения, ведь она только что призналась, что сама хочет, чтобы он ее еб! — Я буду вас ебать по несколько раз в день.

Кристина Александровна снова оторвалась от тарелки, внимательно-внимательно, и даже с каким-то сожалением, посмотрела на Игоря и, ничего не сказав, только грустно кивнула, уткнувшись в свою тарелку.

И ебаться ей хочется, и что-то ее сильно гложет, в тревоге подумал он, также занявшись своей порцией. Может, Ирина?

Впрочем, мысль, что ей действительно приятно, когда он ее ебет, и она сама хочет этого, сильно взбудоражила его. Вдруг оказалось, что это ужасно приятно, узнать, что тому, кого ты ебешь, очень это нравится, и она очень этого хочет!

Игорь даже зажмурил глаза от перевозбуждения. Наверное, мне надо ебать ее все-таки почаще, сделал он для себя вывод. Возможно, я не до конца ее удовлетворяю. У нее остаются еще резервы. И надо заканчивать с ней только тогда, когда у нее точно не остается никаких сил. Впрочем, женщина — большая загадка! И как ее понять?! Особенно когда она начинает имитировать оргазм.

После обеда Кристина Александровна попросила Игоря достать арбуз — он лежал на балконе. Игорь вынес, помыл с мылом в душевой кабинке. Обтер полотенцем. Принес на кухню. Кристина Александровна ждала, сидя вполоборота и положив ногу на ногу. В такой позе Игорь видел как ее перед, закрытый обтягивающим платьем, так и обнаженную спинку и ягодицы. Снова сильно захотелось в постель. Но делать нечего — разрезал затрещавший арбуз пополам. От одной из половин принялся отрезать кусочки. Кристина Александровна встала — Игорь конечно же обернулся, любуясь ею со спины, — подошла к шкафчику достала две тарелки, выложила их на стол — под арбузы.

Съели по два холодных сахарных куска.

Пока составляли грязную посуду в раковину, за окном вдруг загрохотало и ливанул дождь. Игорь невольно подошел к окну, выглядывая на улицу. За стеклом — густые потоки воды, так что почти ничего не видно. Редкие прохожие в панике разбегались, перепрыгивая через стремительно нарастающие лужи и бурные ручьи. Кристина Александровна подошла сзади. Прижалась грудью к его спине. Обняв, сунула руку ему в шорты и взяла его член обеими руками. Положила голову ему на плечо. Задумчиво посмотрела на улицу.

— Какой дождь! — невольно вырвалось у ней. — И капли такие крупные!

— Да, красиво, — согласился он, заведя руки назад и прижимая Кристину Александровну к себе за ягодицы. — Какой-то печальной, грустной красотой.

— А знаете, Игорь, — сказала она. — Мне это стало нравиться — держать ваш член в руках. Оказывается, это довольно приятно.

— Приятно слышать, — почему-то смутился он. — Члену тоже очень нравятся ваши руки.

Она ничего не ответила.

А потом Кристина Александровна приступила к мытью посуды.