шлюхи Екатеринбурга

Сюрприз аудита (перевод с английского). Глава 1

Большинство людей думают, что моя работа скучна. Я провожу день, изучая финансовое состояние предприятий, некоммерческих групп, государственных учреждений и богатых бизнесменов. Я — сертифицированный аудитор и руководитель группы, проводящей аудит для ряда клиентов в городе. Обычно, когда Налоговая служба дышит в шею компании, нам звонят, и мы проводим от нескольких дней до нескольких недель, разбираясь с их бухгалтерскими книгами. В большинстве случаев это проходит довольно шаблонно, но время от времени мы находим пару сюрпризов. Сегодня меня ждал самый большой сюрприз в моей жизни, но проводимая нами проверка не имела к этому никакого отношения, а имела отношение к тому, что я увидел за окном.

***

Последние три недели мы с моей небольшой командой экспертов забурились в офисах группы Лэндмасс Девелопмент, занимаясь чуть ли не худшей построенной на заказ системой бухгалтерского учета, с которой я когда-либо сталкивался. Лэндмасс вызвала нас, потому что у них ведет расследование офис генерального инспектора штата по поводу ненадлежащего выполнения контрактов и мошеннического выставления счетов на оплату нескольких проектов строительства дорог и мостов. Это второй раз, когда государство обвиняет ее в финансовых преступлениях, и второй раз мы проверяем их бухгалтерские книги, пытаясь вытащить их задницы из огня. Однако на этот раз я не уверен, что мы сможем сотворить чудо, которое они хотят.

Моя команда состоит из трех лучших компьютерщиков, с которыми мне когда-либо приходилось работать. Рыжий — неформальный лидер группы, Ян и Джеки привлекаются время от времени. То, что они умеют делать с компьютерами, удивительно, и они могут найти пресловутую иголку в стоге сена, независимо от того, насколько велик стог. Мы просматриваем все в бухгалтерской базе данных Лэндмасс под микроскопом и сопоставляем каждую транзакцию с документами компании. Мои три «вундеркинда», как они себя называют, найдут все и вся сомнительное или несоответствующее.

Кроме того в моей команде — два самых дотошных бухгалтера в бизнесе — Адрианна и Мэнди. Обе женщины придерживаются мнения, что файлы клиента подобны их собственным детям, и ведут себя с ними так, как считают нужным. В большинстве случаев они непринужденны и приятны, но всякий раз, когда того требует ситуация, они могут быть совершенно безжалостными. Не лгите им, не пытайтесь что-то от них скрывать и никогда не разговаривайте с ними свысока. Но флиртовать с ними — это худшее, что можно сделать. Обе замужем и имеют любящие семьи, и любой, кто думает, что они подвергнут это опасности, может закончить лежа на полу и глядя в потолок. Я просил их не ломать руки или ноги там, где можно просто ударить по лицу, но поддержу их, что бы ни случилось. Все пять членов моей команды десятки раз заслужили мое уважение за свою трудовую этику и преданность делу. Я надеюсь, что они быстро разберутся с беспорядком в Лэндмассе.

Так, что же делаю я? Я управляю работой, взаимодействую с клиентом и составляю окончательный отчет о результатах аудита. Ага, вы правы, я весь день сижу на заднице и выгляжу так, будто что-то делаю, а всю тяжелую работу делает моя команда. Я завершаю все это и сообщаю клиенту плохие новости. По моим оценкам, аудит Лэндмассв займет около трех недель.

Во время нашего пребывания к нашим услугам были предоставлены роскошные офисы, каждый из которых имел окна, выходящие на город, а также все компьютерное оборудование, которое мы запросили, и даже два секретаря, которые выполняли наши приказы. У нас есть даже собственная кофеварка. Думаю, руководство Лэндмасса чувствовало, что должно быть с нами очень любезным, поэтому мы получили все самое лучшее.

Мой офис находится в одном конце коридора на двадцать первом этаже, офисы всех остальных — в другом. Я получил офис, принадлежащий одному из управляющих партнеров, который находился в длительном отпуске по болезни. Он был похож на фильм тридцатых годов: повсюду темные деревянные панели, пышный ковер, книжные полки со всякими замечательными книгами, гигантский античный глобус, награды, таблички и множество трофеев, огромный старинный медный телескоп и даже гигантское чучело марлина. Стол из красного дерева, стулья времен Эдуардов и кожаный диван напомнили мне обстановку Овального кабинета в Белом доме. Все было чересчур. У меня сложилось представление о том, как руководство Лэндмасс тратило свои деньги.

Во время одного из периодов бездействия мой разум стал рассеянным. Я откинулся назад и начал смотреть в окно. Через дорогу находилось еще одно из гигантских высотных офисных зданий из стекла и хрома, которые усеивали деловой район. Со своего стола я не мог различить людей в их офисах. Стекло имело мерцающую поверхность, отражавшую солнечный свет. Я предположил, что если их не вижу я, то и они меня тоже, и улыбнулся. Я улыбнулся, потому что только что понял, что прямо через улицу находятся офисы компании Энтерпрайз Рисёрч энд Девелопмент, в которой работает моя жена Шерил менеджером по работе с клиентами. Я несколько раз был в ее офисе и познакомился со многими ее коллегами. Большинство из них были довольно приятными людьми, но была пара, которая мне не очень понравилась. Но мне и не требовалось с ними работать, это делала Шерил.

Офис Шерил находится на двадцатом этаже, чуть левее моего окна. Я встал и подошел к окну, чтобы посмотреть, смогу ли найти ее кабинет. Потребовалось несколько минут, чтобы понять, какие окна принадлежат ей, но хотя и нашел их, я не смог ничего разглядеть по другую сторону стекла. Тогда я посмотрел направо и увидел, что стою рядом с гигантским латунным телескопом. Я подошел к двери и закрыл ее, прежде чем вернуться к телескопу.

Повозившись пару минут с его ручками, я сфокусировал его и нашел офис Шерил. Теперь я мог ее ясно видеть. Я посмотрел на переднюю часть инструмента и обнаружил на нем голубоватый фильтр, который, как я предположил, действует как поляризующий элемент, как те солнцезащитные очки, которые удаляют блики солнечного дня на пляже. Невооруженным глазом стеклянные окна здания казались мерцающими золотыми зеркалами. Глядя же в телескоп с прикрепленным поляризационным фильтром, они были простым прозрачным стеклом. Я посмотрел еще раз и увидел свое видение чистой красоты, сидящее за столом и смотрящее на монитор компьютера. Там сидела самая красивая светловолосая женщина, которую мне когда-либо довелось держать в объятиях, любовь всей моей жизни за последние девять лет.

После еще нескольких корректировок старого телескопа я смог увеличить масштаб так, что почти мог читать слова, отображаемые на экране ее компьютера. Я снова улыбнулся, думая, сколько промышленного шпионажа произошло, просто глядя через плечи тех, кто работает. Может быть, именно таким образом Лэндмасс оказывал особое внимание некоторым из своих конкурентов. Возможно, я расскажу об этом своей команде и посмотрю, что они думают, но мы ничего не можем с этим поделать.

Я увеличил масштаб достаточно, чтобы окна кабинета Шерил заполнили все поле зрения телескопа, и стоял, наблюдая за ее работой. Мои мысли переместились в места и времена, отличные от того, где я находился. Я подумал о Шерил. Я ясно видел ее в своем уме. Я видел, как она стоит дома у нашей кровати и улыбается мне своей широкой красивой улыбкой. Я ясно видел ее, медленно снимающую свое длинное черное шелковое неглиже, которое я купил ей, когда мы были в Париже в прошлом году. Я видел, как она подходит к краю кровати в одних черных трусиках и черных же чулках, улыбаясь мне, ее светлые волосы ниспадают на плечи, достигая ее великолепной груди, выглядящей как снежные шапки в Скалистых горах.

Я называл ее груди своими Гранд Тетонами и любил смотреть, как они подпрыгивают вверх и вниз, когда она ходит по дому в одной из моих футболок. Больше всего мне нравилось лежать на кровати, в то время как она скачет на мне в стиле наездницы, и смотреть, как ее груди подпрыгивают, раскачиваются и рисуют над моим лицом воображаемые картины. Я любил в

Шерил все. В ней не было ничего несовершенного. Ее сияющие голубые глаза были идеальными, ее нежная бледная кожа была идеальной, ее ноги, ягодицы, грудь, живот, пальцы ног… все в теле Шерил было идеальным. И все внутри тела Шерил было также идеально. Она была умной, веселой, заботливой, честной и больше всего любила меня. Но думаю, я любил ее больше.

Я стоял и смотрел, как работает моя жена, и ощутил, что у меня довольно приличная эрекция. Просто глядя на нее и думая о тех временах, когда мы занимались любовью, мой член окреп, и мне захотелось вернуться домой. Боже, я любил эту женщину.

Зазвонил мой телефон, вернув меня обратно в скучный реальный мир аудита Лэндмасс. На мгновение я запаниковал, думая о своем состоянии, но понял, что по телефону никто меня не увидит.

— Алло?

— Привет, босс, — сказала Мэнди. — Не хочешь присоединиться к нам на обеде? Рыжий нашёл небольшое кафе через дорогу, которое может оказаться нашим новым любимым местом. Как насчет этого?

— Спасибо, Мэнди, но мне требуется сделать несколько телефонных звонков. Если ты принесешь мне бутерброд и содовую, я буду признателен. Салат с тунцом также будет к месту. А с вами я, может быть, завтра.

— Ладно, просто не забывай время от времени выходить на воздух и уходить домой в разумное время.

— Нет проблем. Спасибо, Мэнди.

Я выдохнул и почувствовал, как исчезла последняя часть моей эрекции. Осмотрев свой временный стол, я не увидел ничего, что не могло бы подождать до завтра, и вернулся к телескопу, чтобы еще раз взглянуть на свою прекрасную жену и пофантазировать о хороших временах. На этот раз я увидел, что она не одна. К кромке ее стола прислонился мужчина, которого я помнил по их рождественской вечеринке, Брэд, или что-то другое. Он был одним из тех, кого я внес в список как человека, который мне не очень нравится. Казалось, он проводил с Шерил намного больше времени, чем мне было удобно. Шерил просто сбила меня с толку, сказав, что он — один из ее боссов, и ей необходимо подыгрывать ему, если она хочет когда-либо получить повышение в компании. Меня это не обрадовало, но больше я об этом не думал.

Я смотрел очень долго. Я не видел ничего, кроме того, что Шерил, разговаривает со своим боссом. Это выглядело как обычная производственная деятельность, поэтому меня это больше не беспокоило. Мужчина встал и повернулся, чтобы уйти. Шерил откинулась на спинку кресла, но мужчина вернулся. Я думал, что он уходит, но очевидно, этого не произошло. Он лишь закрыл дверь кабинета Шерил, пододвинул стул к ней и сел.

Они сидели бок о бок за ее столом, когда Шерил подняла ноги и поставила их ему на колени. Она сняла туфли. Ее босые ступни в чулках скрещивались на коленях мужчины. Он наклонился, поднял одну ее ногу и начал ее массировать. По тому, как она откинула голову на спинку кресла, я мог понять, что ей на самом деле нравилось растирание ее ступней. Мое сердце забилось немного чаще. Я думал, что я — единственный, кто делает ей массаж ступней. Теперь же видел, как один из ее боссов проводит по ним руками.

Он поменял ноги, потер и потискал вторую. Голова Шерил все еще лежала на спинке кресла. Его руки переместились от ступней к ее лодыжкам, и он продолжил массаж ступней, но выше. Затем он перешел к ее икрам. Я видел ее длинные изящные ноги в руках незнакомого мужчины и чувствовал, как мое сердце снова забилось быстрее. Теперь он обеими руками растирал обе икры одновременно, иногда поднимая ее колени и просовывая руку под ее бедро.

— Господи Иисусе, черт возьми, что происходит? — вслух сказал я.

Мужчина теперь растирал ноги Шерил под юбкой. Он даже раздвинул ей колени. С того места, где он сидел, он, должно быть, мог видеть все, что она могла предложить. Ее голова ни разу не двинулась. Похоже, она наслаждалась всем этим. Вдруг она подпрыгнула, и ее голова поднялась. Она что-то сказала мужчине, и тот посмотрел в сторону. Повернувшись, он улыбался, но так и не перестал растирать ее ноги. Мое сердце билось все быстрее и быстрее. Шерил поерзала в кресле и откинулась назад. В этот момент мужчина полностью засунул руки под ее юбку. Когда он вытащил их обратно, я увидел, что он держится за верх колготок Шерил и стягивает их до щиколоток…

Я слетел с катушек. Я оторвался от телескопа и начал ходить по комнате. Я не знал, что мне делать. Мой разум отключился, но сердце билось со скоростью миля в минуту. Наконец, я увидел свой мобильный телефон на столе и схватил его. Я вернулся к телескопу и увидел, что Шерил теперь откинулась на спинку стула, широко расставив ноги, а юбка задралась выше ее бедер. Я ясно видел светлый куст между ее ног и пальцы мужчины, входящие и выходящие из ее киски. На его лице было выражение похоти. Я мог видеть лицо Шерил, и она широко улыбалась. Я видел эту улыбку много раз, когда мы занимались любовью, а теперь она улыбалась, когда какой-то парень из ее офиса трахает ее пальцами. Я думал, мое сердце вырвется из груди.

Я набрал рабочий номер Шерил на быстром наборе мобильного телефона. Голова Шерил повернулась к ее телефону, и я увидел, как она ответила на звонок. Мужчина даже не сбавил обороты.

— Привет, дорогой, — сладко сказала она. — Это приятный сюрприз. Что случилось?

На мгновение я потерял дар речи. Я разговариваю со своей женой по мобильному телефону и одновременно вижу в телескоп, как она лежит на стуле, раздвинув ноги, и какой-то мужчина просовывает пальцы в ее киску. В ее голосе не было даже намека на то, что происходит.

— Дорогой, все в порядке? — спросила она, в то время как я не мог издать ни звука.

— Я… я… я просто позвонил, чтобы сказать, как сильно тебя люблю, — наконец, удалось мне вымолвить.

— Ой, это так мило, — проворковала она. — Я тоже тебя люблю.

— Да, я сижу здесь, смотрю в окно и думаю, как сильно по тебе скучаю. Я не могу дождаться вечера, чтобы ты снова была в моих объятиях.

— Дорогой, это так мило. Мне тоже не терпится побыть с тобой. Послушай, я сейчас немного занята. Могу я перезвонить тебе после обеда?

Я видел, что теперь она поднимала ягодицы со стула навстречу его пальцам, а те двигались все быстрее и быстрее. Судя по выражению ее лица, она была близка к оргазму.

— Конечно, почему бы тебе не вернуться к тому, что ты делала, и не позвонить мне, когда закончишь. Развлекайся. Пока.

Я смотрел, как она положила трубку. Затем она сделала то, чего я никогда не ожидал за миллион лет. Она подняла средний палец вверх и показала его телефону. Она говорила телефону и мне «пошел на хуй». Она схватилась за подлокотники своего кресла и напряглась. Ее лицо отображало оргазм, который она испытывала от рук другого мужчины, в то время как я стоял через улицу и смотрел словно извращенец-вуайерист. Мое сердце перестало биться. Мой мир рухнул. Последнее, что я увидел, это Шерил, стоявшую, поправляла юбку, и целовавшую мужчину, только что доведшего ее до оргазма. Я упал на пол, по крайней мере, я так думаю, потому что, когда я снова открыл глаза, рядом со мной на коленях стояла Мэнди и смотрела мне в лицо.

— Босс, что случилось? — с беспокойством спросила она. — Адрианна уже звонит в службу 911. Что происходит?

— Не знаю, — пробормотала я. — Думаю, я потерял сознание. Я… я не…

— Просто лежи и расслабься, — прервала она. — Скоро приедет скорая помощь.

Я закрыл глаза и все, что я мог видеть, — это Шерил, показывающую средний палец телефону. Я заплакал. Я чувствовал, как руки Мэнди держат мои, но все равно плакал и не мог остановиться.

Некоторое время спустя я услышал шум у дверей и разговоры людей. Снова открыв глаза, я увидел пожарного. Он надел мне на руку манжету для измерения кровяного давления и нажал кнопку. Он слушал биение моего сердца и надел мне на рот и нос кислородную маску. Также он выполнил несколько срочных тестов, которые я видел лишь по телевизору.

— Здравствуйте, мистер Хьюз, вы можете рассказать, что случилось? — спросил пожарный.

— Я просто смотрел в окно, и вдруг все потемнело.

— У вас был стресс или что-то в этом роде? У вас очень высокое кровяное давление.

— Ну… да… нет… я…

— Как вы себя чувствуете сейчас?

Я не мог сказать ему, что чувствую, будто хочу умереть, поэтому солгал:

— Я в порядке. Думаю, мне стоило последовать совету врача и начать принимать это лекарство от кровяного давления.

— Сэр, если вы сможете сесть, я опять проверю ваше давление.

Так он и сделал. Оно все еще был высоким. Через пару минут я смог забраться на диван, конечно, не без помощи. Я сказал пожарному, что не хочу ехать в больницу. Он еще раз измерил мое кровяное давление, и оно упало, но все еще было высоким.

— Сэр, как вы думаете, теперь с вами все будет в порядке?

— Со мной все будет хорошо. Спасибо, что пришли. Я просто позвоню своему врачу и расскажу ему, что случилось. Спасибо за помощь.

Они уехали. Я расслабился на диване, а Мэнди все время держала меня за руку. Я заставил себя сделать храброе лицо и слегка улыбнулся ей.

— С тобой все будет хорошо? — спросила она.

— Я не знаю. Думаю, я просто возьму выходной.

— Я так не думаю! — раздался с другой стороны комнаты авторитетный голос, с которым я никогда раньше не спорил. У окна стояла Адрианна, положив руки на бедра, и хмуро смотрела на меня. — Ты никуда не пойдешь, пока не скажешь нам правду. Мы — твои друзья, Марти.

Вокруг моего стола стояли Рыжий, Ян и Джеки, выглядя обеспокоенными и немного сбитыми с толку тем, что сказала Адрианна.

— Я… Ничего не произошло. Я просто отключился, вот и все. Я…

— ЧУШЬ, МАРТИ! — закричала Адрианна. Затем она медленно подняла руку и указала на телескоп. — Что ты увидел?

Вся моя печаль вернулась. У меня началась гипервентиляция.

— Марти, расслабься, — прошептала Мэнди мне на ухо. — Что бы это ни было, мы все здесь ради тебя. Все будет хорошо.

— Нет, не будет, — пробормотал я. Меня снова начало ломать, но я изо всех сил старался контролировать свои эмоции. Меня трясло. Вот тогда я и почувствовал, что меня обнимают четыре руки. Адрианна присоединилась к Мэнди на кушетке, пытаясь снова сделать мой мир целостным. Я просто сидел, трясся и смотрел в пол.

— Рыжий, принеси немного льда и воды в бутылках, может быть, еще немного газировки, — приказала Адрианна. — Ян, повесь на дверь табличку «идет совещание». Джеки, принеси дополнительные стулья. Мы проведем здесь собрание команды.

Через несколько минут, когда дверь закрылась, я сидел в кругу своей команды, я — на одной стороне дивана, а Мэнди и Адрианна все еще обнимали меня. Мэнди поила меня ледяной водой.

Адрианна наклонилась вперед и повернула мою голову к себе. Она говорила тихо, как с ребенком:

— Ладно, Марти, на этот раз никакой чуши. Что ты видел?

Меня прорвало. Я все рассказал им, не пропустив ни одной отвратительной детали. В конце я хотел еще немного поплакать, но был слишком измотан. Я просто сидел на диване, глядя на свои руки, и думал о своей полностью разрушенной жизни.

— Что ты хочешь сделать, Марти? — спросила Адрианна нежным материнским голосом.

Я думал очень долго. Я любил Шерил всем своим существом. Я не хотел терять ее, черт возьми, я бы умер, если бы это сделал. Но то, что я увидел в телескоп, изменило правила игры. Что бы я ни думал о Шерил и нашей совместной жизни, особенно о нашем браке, теперь полностью перевернулось, все из прошлого оказалось под вопросом. Я знаю, что видел, и мне было чертовски больно, но что все это значит? В чем дело? Я не знал, что делать, не зная всего. Я посмотрел на свою команду, своих друзей и начал говорить:

— Ребята, у меня проблема, большая проблема, но я не хочу, чтобы вы вмешивались. Я…

— Пошел в жопу, Марти, — выстрелила в меня Джеки. Моя маленькая девочка-эмо, компьютерный фанат, смотрела на меня своими чересчур темными глазами. Я никогда не был поклонником пирсинга и татуировок, но Джеки снова и снова убеждала меня, что несмотря на то, что ее руки были заполнены рисунками змей и драконов, несмотря на двенадцать сережек, стержень с бриллиантами в носу, золотое кольцо в брови и золотой слиток через ее язык, и кто знает, сколько другого спрятанного в иных местах, она была самым рациональным и заботливым человеком, которого я когда-либо встречал. Я сидел ошеломленный, потому что за все время, что я ее знал, она никогда не говорила ничего крепче чем «черт».

— Марти, — сказала Джеки, глядя мне прямо в глаза, — мы — команда, более того, мы — друзья. Друзья не позволяют своим друзьям, попавшим в беду, идти в одиночку. Мы собираемся помочь тебе. Что бы ты ни хотел, мы сделаем это, конечно не считая убийства.

Мэнди повернулась ко мне и сказала:

— Она права, Марти. Прямо сейчас тебе больно, и ты, наверное, чувствуешь, что хочешь умереть, но одно я знаю точно: пока у тебя есть друзья, у тебя есть надежда. Ты выживешь. Что бы ты ни решил сделать, мы будем рядом с тобой на протяжении всего пути. Мы поможем тебе. Тебе просто нужно возглавить нас, как всегда. Скажи нам, чего ты хочешь, и мы это сделаем.

В комнате воцарилась тишина, пока я думал о том, чего я хочу. Единственное, чего я хотел, но не больше всего, — это знать, с какими проблемами столкнулся мой брак. Мне нужно было знать все, что скрывала от меня Шерил. Тогда я смогу выбрать путь. А до тех пор мне пришлось бы страдать от ужасающих образов, которые рисовал мой разум. Но изображение ее среднего пальца, показанного телефону, было достаточно разрушительным.

— Мне нужно знать… — наконец, сказал я, — мне нужно знать все: с кем она была, как долго, сколько раз, что она делала, — все. Единственный ответ, который мне нужен больше всего и который, вероятно, я никогда не получу, — это «почему?». Почему она сделала это со мной? Со мной что-то не так, я что-то не могу ей дать?

— Не начинай винить себя, — сказала Адрианна. — Ты не знаешь, виноват ли ты в чем-либо. За все годы, что я тебя знаю, я могу сказать, что ты был идеальным джентльменом и другом. Я не знаю, что происходит, но клянусь Богом, мы собираемся в этом разобраться. И если все пойдет не так, как ты хочешь, тогда у тебя всегда есть мы, чтобы помочь тебе. Мы всегда будем рядом с тобой, Марти.

— Ребята, нам надо составить некоторые планы, — сказала Мэнди группе. — Рыжий, Ян и Джеки, вы трое думаете о способах узнать что-либо там, где она работает. Она делает это на работе, поэтому нам нужно узнать больше с этой точки зрения. Мы с Адрианной попытаемся разобраться в том, что не связано с работой. Обдумайте несколько идей, и давайте соберемся снова вместе в четыре часа. Марти, ты пройди в мой офис и ляг на кушетку. Я хочу, чтобы ты расслабился. Я хочу, чтобы до конца дня ты был подальше от телескопа. Ты достаточно насмотрелся. Я попрошу кого-нибудь отсюда все периодически проверять.

Я пошел в офис Мэнди и лег на диван. Все, о чем я мог думать, это о Шерил с раздвинутыми ногами и пальцами какого-то парня, входящими и выходящими из ее киски. Но в основном, в моей голове ярко горел образ ее, показывающей палец телефону и мне.

***

В четыре часа в комнату просунула голову Ян и сказала, что все собрались в моем офисе. Ян мне нравилась. Она всегда была немного тихой, но когда что-то говорила, все это замечали. Несмотря на то, что ей было всего двадцать четыре года, вокруг нее была аура зрелости, казавшаяся не по годам. Также у нее — зашкаливающий коэффициент интеллекта. Ее азиатское происхождение придает ей загадочный вид, из-за которого она кажется одновременно привлекательной и доступной, но в то же время отстраненной и загадочной. Она взяла меня за руку и пошла со мной по коридору.

Когда все вернулись на свои прежние места в кабинете, Адрианна начала вести собрание и делать записи. Мне показалось странным, что она делает записи о планах вторгнуться в личную жизнь моей жены и раскрыть ее скрытую сторону, но я ничего не сказал. В основном, вокруг меня все разговаривали, а я просто сидел и слушал. Когда собрание закончилось, и план был сформирован, каждый ушел выполнять поставленные задачи, как и на любом из аудитов, которые мы проводили в прошлом. Все, что мне нужно было сделать, это то, что я делал обычно: сидеть и выглядеть занятым, а также передать свою кредитную карту для покупки расходных материалов.

— Марти, ты можешь пойти домой сегодня вечером? — спросила Мэнди.

— Не думаю, что смогу смотреть ей в глаза, — пробормотал я сквозь пальцы. — Полагаю, я останусь здесь, пока она не ляжет спать, а потом уж поползу домой. Надеюсь, сегодня вечером мне не придется с ней общаться. Я не доверяю себе. Я могу сказать то, чего не хочу.

— Может быть, тебе поехать в командировку за город? — спросила она.

— Возможно мне придется подумать об этом. Я не хочу быть с ней в эти выходные, поэтому мне придется придумать какой-нибудь предлог, чтобы не быть дома. Может, мой отец попал в аварию или что-то в этом роде. Я подумаю и дам тебе знать.

— Если тебе нужно место, чтобы остановиться на несколько дней, ты всегда можешь заехать ко мне домой. У нас есть комната для гостей, которая в твоем распоряжении. Я расскажу Аарону и детям и предупрежу их, что ты, возможно, приедешь нас навестить.

***

Я долго смотрел в телескоп на пустой офис. Вся сцена снова и снова прокручивалась в моей голове, позволяя мне многократно переживать боль. Я вышел из офиса после девяти вечера и поехал домой долгим путем, приехав туда после десяти. К счастью, Шерил уже спала. Как можно тише я собрал одежду на следующий день и принял душ. Шерил не двинулась с места. Думаю, она устала от всех сегодняшних дел в офисе. Я пошел в гостевую комнату и натянул на голову одеяло…

Встал я еще до рассвета и был в дороге до того, как проснулась Шерил. Я не мог смотреть ей в глаза, зная то, что знал. Мне просто нужно было понять, как выжить. Я пришел в свой офис в Лэндмассе раньше всех и сварил себе чашку кофе. Будучи в своем офисе я смотрел на телескоп, как на демона. Я боялся к нему подходить. Около девяти часов я прошелся по коридору, чтобы посмотреть, чем занимается моя команда. Ян сидела за компьютером и делала что-то, чего я не понимал. Она улыбнулась мне, когда я просунул голову в дверь.

— Где все? — спросил я.

— Готовимся, — сказала она с улыбкой, вернувшись к своему компьютеру. «Эти азиаты непостижимы», — думал я, возвращаясь к своему столу.

Сразу после десяти часов в офис вошел Рыжий, везя перед собой на тележке несколько больших коробок. Я смотрел, как он приступил к работе, не сказав мне ни слова. Рыжий — ходячее противоречие. Глядя на него, можно увидеть высокого рыжеволосого мужчину, худощавого, с веснушками и в старомодных очках. Он выглядел как всякий стереотипный компьютерщик, которого мы когда-либо встречали, в рубашке из «Стар трек». Он часто носил рубашку из «Стар трек» и фетровую шляпу из «Индиана Джонс», но это было лишь частью его очарования. Вне офиса он был совсем не компьютерщиком. Я слышал, что он был заядлым альпинистом, целью которого являлось однажды подняться на гору Эверест. Также он гонял по сельской местности на своем двухлетнем Дукатти. Рыжий может выглядеть компьютерным фанатом, но в душе он — авантюрист. Когда он осознал, что я сижу здесь, то помахал мне и принялся открывать коробки и настраивать оборудование. Оказалось, что это был другой телескоп, только более современный, и вместо того чтобы смотреть в окуляр, все выводится на монитор компьютера. Разрешение также было лучше. Когда он сфокусировал его на компьютере Шерил, я мог ясно прочитать на экране все. Она работала над своей электронной почтой. В ней не было ничего важного, только дела компании.

Даже не поднимая глаз, Рыжий заговорил от компьютерной консоли, прикрепленной к телескопу:

— Как только Ян закончит со своей частью, нам не придется смотреть в окно, чтобы увидеть, что находится на компьютере твоей жены. Сегодня днем мы прочно закрепимся в их серверной сети и получим доступ ко всему, что у них есть. Мы сможем высматривать и искать что нам нужно, а также управлять всеми компьютерами, что у них есть. Мы сможем также копировать весь их входящий и исходящий трафик. Ты можешь этого не знать, но Ян — лучший хакер из когда-либо выращенных в университете Калифорнии. — Рыжий занялся настройкой еще одного компьютера с огромным шестидесятидюймовым монитором. Он не сказал, для чего нужен большой экран, но у меня были подозрения. Перед самым уходом он положил на мой стол большую красную кнопку и стоял, улыбаясь.

— Нажми, — сказал он.

Когда я это сделал, все экраны компьютеров в комнате вспыхнули, чтобы показать схемы и таблицы компьютерных систем Лэндмасс и их системы учета.

— Если войдет кто-нибудь, не знающий, чем мы занимаемся, например, руководство Лэндмасс, просто нажми красную кнопку, и все изменится на то, что ты видишь сейчас. Это похоже на экранную заставку, но с данными Лэндмасс на дисплеях. Это все чушь собачья, но будет похоже на то, что мы проводим аудит, который и должны проводить. — Он улыбнулся и ушел.

Адрианна и Мэнди пришли прямо перед обедом и сели за компьютер телескопа. Они повернули телескоп, и на экране оказался великолепный вид на офис Шерил. Через несколько минут в офис вошел мужчина. Это был не тот же, что вчера. Этот парень был старше, у него были седые волосы и большой живот. Я смотрел на экран в надежде, что он не будет делать такой же массаж ног. Мэнди посмотрела на меня.

— Марти, может, тебе стоит ненадолго сходить ко мне в офис, — с беспокойством в голосе сказала она. — Возможно, тебе не захочется смотреть, если что-то случится как вчера. Я не хочу, чтобы твое кровяное давление опять взлетело до небес.

Я не сказал ни слова, просто встал и вышел из комнаты.

Через час в комнату вошла Мэнди и села рядом со мной за свой компьютер, на котором я играл в блэкджек. Она обняла меня и положила голову мне на плечо. Я видел, что ей было больно.

— Мэнди, я не хочу этого знать, но мне нужно. Что-нибудь случилось?

Мэнди утвердительно кивнула лежащей у меня на плече головой.

Мое сердце начало биться быстрее, и боль вернулась, но я должен был знать.

— Что? — тихо спросил я.

Она шмыгнула носом и села, глядя на меня. Я видел, что ей было трудно смотреть мне в глаза. Она опять шмыгнула и тихо сказала:

— Минет.

Меня словно кто-то ударил молотком в грудь. Одно слово — и я опять стал дрожать всем телом. Одно простое чертово слово.

— Марти, мы все записали. Рыжий все настроил, чтобы мы могли записывать все что происходит, на случай, если это понадобится в будущем, может быть, для адвоката или чего-то подобного. Я предлагаю тебе не смотреть. Это лишь навредит тебе, больше чем уже есть. Давай, мы принесем тебе чего-нибудь выпить.

Мэнди взяла меня за руку и повела обратно в мой кабинет, который теперь больше напоминал современный военный штаб, чем мавзолей тридцатых годов. На большом шестидесятидюймовом мониторе теперь отображалось сорок различных экранов меньшего размера, показывающих коридоры, офисы, дверные проемы и тому подобное. Я просто стоял и смотрел.

— Это — изображение с камер видеонаблюдения с двадцатого по двадцать четвертый этажи здания через улицу, — сказала Ян, подходя ко мне. — Мы можем иметь картинку практически везде в их офисах, везде, кроме ванных комнат и некоторых офисов высшего руководства. И можем управлять всеми камерами с этого монитора, увеличивая масштаб одной конкретной из них или серии камер. Мы даже можем записывать все или только выбранные камеры. Довольно круто, да?

— Ага, — сказал я, не зная, что еще сказать.

— Подойди посмотреть на это, босс, — сказал Рыжий с другого конца комнаты. Я подошел и встал позади него. Он сидел со скрещенными руками и улыбался. — Ты видишь, как твоя жена работает на своем компьютере. Это подчиненное устройство, подключенное к ее системе, и когда ее компьютер включен, мы можем видеть все, что она делает. Прямо сейчас она пишет кому-то, кто запрашивает стоимость микрочипов, используемых в их роботизированных манипуляторах. Ничего особенного. В то время как мы это смотрим, я скачиваю все электронные письма, которые она отправляла или получала за последние пять лет. Она хранит свое расписание на своем компьютере и синхронизирует его со своим смартфоном. Я не смотрел его, но это может понадобиться позже, поэтому его я тоже скопировал. Я могу сделать то же самое с любым компьютером, который у них есть. Их безопасность — отстой!

Я вернулся к своему столу и сел, не зная, что еще делать. Через несколько минут зазвонил мой мобильник.

— Тише, всем тихо, — крикнул Рыжий. — Давай, босс.

— Алло?

— Привет, дорогой, это я, — сказала Шерил. Я немедленно перешел к консоли монитора телескопа и увидел Шерил, сидящую за своим столом, прижимая телефон к уху. Она была одна.

— Привет. Что случилось?

— Вчера вечером ты работал допоздна. У меня не было возможности прижаться к тебе в постели. Я просто звоню, чтобы сказать тебе, как сильно я по тебе скучаю. Сегодня вечером ты снова будешь поздно?

Я все еще не мог смотреть ей в лицо. В голове опять кружились мысли о том, что происходит, как долго, чем она занимается и тому подобное. Мне пришлось солгать ей, как она солгала мне:

— Вероятно. Этот аудит оказался просто монстром. У нас невероятно короткий срок, и потребуется много работы, чтобы вписаться в него. Все здесь рвут свои задницы. И в довершение всего мне позвонил отец. У него опять проблемы с водопроводом. Возможно, мне придется поехать туда в эти выходные и прочистить его трубы. Извини.

— Ну, что ж, я надеялась провести с тобой небольшую беседу сегодня вечером. На прошлых выходных я купила новое платье, и у меня не было возможности его примерить. Я собиралась надеть его в эти выходные и позволить тебе сначала раздеть меня. Все это, насколько я знаю, тебя заводит. Оно прозрачное, но похоже на мое обычное маленькое черное платье, чертовски короткое, с глубоким вырезом до пупка, и достаточно одного пальца, чтобы расстегнуть его, чтобы оно упало до моих лодыжек. Также я купила такие же черные стринги в Виктория Сикрет. Ну, что ж, — это твоя потеря. Может быть, в следующие выходные.

— Звучит хорошо. Извини, эти я пропущу. Может быть, в следующие выходные мы сможем поехать куда-нибудь, чтобы показать его.

— Исключено! Это не то, что я когда-либо ношу на публике. Это только для тебя, только для твоих глаз.

— Хорошо, я понял. Вот что я тебе скажу. Почему бы тебе не забронировать на следующие выходные номер в отеле Хаятт, а мы пойдем побаловать себя в спа-салон и поужинаем в стейк-хаусе Сорбонна. После чего я смогу развернуть мой подарок.

— Ооооо, звучит неплохо. Я посмотрю, смогу ли забронировать один из их люксов. Я хочу попробовать с тобой кое-что в джакузи, о чем прочитала в журнале. Это связано с водными форсунками. И звучит вкусно.

— Я с нетерпением жду этого. Я позабочусь о том, чтобы все, что я должен сделать, было сделано к следующей пятнице, и я позвоню тебе от отца, чтобы сообщить, когда буду дома.

— Хорошо, это похоже на план. Люблю тебя. Пока.

— До свидания. — Я не мог заставить себя сказать в ответ «Люблю тебя». Я наблюдал, как она положила телефон обратно в подставку, но на этот раз она не показала телефону палец. Я задался вопросом, чем отличался этот телефонный звонок? Потом меня осенило, что она — не с кем-то, у нее не было с кем-то секса. Что все это значило?

— ТА ДАМ! — в дверном проеме стояла Джеки, подняв руки над головой, как будто она только что забила победный мяч в игре в Суперкубке. — Кто-нибудь подключите второй раздел камеры. Вот, босс, лови. — Она швырнула что-то в мою сторону, и я инстинктивно схватил его. Это были мои ключи.

— Что ты делала с моими ключами? — спросил я.

— Только что закончили подключать твой дом для записи изображения и звука. Все что там происходит, будет записано здесь. — Она стояла, указывая на компьютерный монитор, который отображал мою кухню. — В каждой комнате твоего дома, включая ванную, есть камера. Не слабо, да?

— Да, не слабо, — грустно ответил я.

Остаток дня все работали за разными компьютерами. Думаю, они делили свое время между наблюдением за Шерил и проведением аудита. По крайней мере, я надеялся, что они работают над аудитом. Один за другим они пожелали мне спокойной ночи и исчезли за дверью. Последней ушла Мэнди.

— Послушай, Марти, пойди и съешь чего-нибудь, — сказала она, стоя перед моим столом. — Не пей слишком много, но делай все, что тебе нужно, чтобы отвлечься от всего. Может быть, сходи в кино. Завтра пятница, и я буду здесь пораньше, чтобы закончить свою часть аудита. Держись подальше от всего в эти выходные и подумай о том, чем ты хочешь заняться. Мы все соберемся в понедельник и поговорим. Просто помни, ты здесь не один, у тебя есть друзья. Спокойной ночи.

Когда она ушла, я сидел и думал. Рассматривал все варианты. Я даже написал возможные способы разрешения ситуации на листке бумаги, а также плюсы и минусы каждого из них. Я хотел справиться с этим, как с любым другим аудитом, который я когда-либо проводил, но было слишком много эмоционального багажа. В конце концов, я оставил бумагу на столе и ушел.

***

Домой я вернулся в полночь. Последовав совету Мэнди, я сходил хорошо поужинать, но зря потратил деньги. Я просто не смог съесть весь заказанный стейк. Когда я вернулся домой, Шерил опять спала, поэтому я собрал одежду на пятницу и выходные, тихо принял душ и спал в гостевой спальне. А утром, к моменту, когда она проснулась, меня опять не было дома. Пытаться избегать женщины, которая была всей моей жизнью всего два дня назад, было сложно как физически, так и эмоционально.

Я наблюдал в телескоп, как Шерил вошла в свой кабинет. Она выпила свой обычный кофе с бубликом и первым делом посмотрела на свой распорядок дня. В полдень, как я мог видеть, были четко обозначенные слова: «все четверо». Я понятия не имел, что это значит, но знал, что это плохо. Последние два дня во время обеда она занималась сексом с одним из своих коллег, так что то, что значилось под «все четверо», вероятно, означало конец моего брака. Сегодня я решил вытерпеть боль и посмотреть все, что она запланировала, несмотря на возражения моей команды.

Я собрал команду на несколько минут, и когда зашла последняя, начал:

— Ребята, мне нужно с вами поговорить, — начал я собрание. — Я не могу так долго ждать, поэтому принял пару решений. Решения касаются того, что я должен делать здесь, поэтому я попытаюсь отработать свою зарплату. Во-первых, независимо от того, что происходит там сегодня, я собираюсь сесть за монитор и посмотреть. Я бы предпочел побыть в одиночестве, потому что могу не очень хорошо с этим справиться, но также я не хочу, чтобы вы опять звонили по поводу меня в службу 911. Итак, решите, кто из вас будет присматривать за мной во время обеда. Во-вторых, в эти выходные я собираюсь разобраться во всем и определиться с курсом действий. Сейчас для нас с Шерил все не очень хорошо, но я точно не знаю, что хочу делать. Как бы то ни было, возможно, мне понадобится ваша помощь. Вы ее предложили, поэтому я благодарен вам за это. Но если дерьмо попадет на вентилятор, я хочу, чтобы вы были как можно дальше от меня. Вы не пострадаете от осадков в моем браке. Это не обсуждается, именно так и будет. В-третьих, я хочу, чтобы аудит был закончен к следующей пятнице, а все это оборудование отсюда вывезено.

Все вернулись в свои офисы и оставили меня одного. Время от времени я смотрел на монитор телескопа, чтобы увидеть, что делает Шерил. Чем ближе к полудню, тем больше я нервничал. Когда я посмотрел в районе половины двенадцатого, ее уже не было.

— Марти, я здесь, чтобы быть твоей няней, — сказала Мэнди, закрывая и запирая мою дверь. — Все хотели это сделать, но я кричала громче всех. Все здесь с тобой, мысленно.

Мое сердце почувствовало себя хорошо, зная, что есть люди, готовые приложить все силы, чтобы помочь другу. Я лишь надеюсь, что смогу стать таким же хорошим другом, если я когда-нибудь понадоблюсь им.

Я поднял глаза, увидев на мониторе телескопа движение, и обнаружил, что в поле зрения вернулась Шерил. Однако она переоделась. Теперь на ней было маленькое черное платье, которое она вчера описывала мне по телефону. Она была права, оно было совершенно потрясающим, и я бы не хотел, чтобы она носила его на публике. Ее длинные светлые волосы ниспадали каскадом по плечам, закрывая верх платья за шеей. Это был топ с короткими рукавами, скрепленный за ее шеей двумя кусками ткани, которые спускались с каждой стороны, покрывали ее грудь и соединялись в районе ее пупка. Внутренняя и внешняя стороны ее груди были четко видны, поскольку покрывающий их материал был всего сантиметров пяти шириной, проходя через верхнюю часть. И платье было именно таким коротким, как она сказала. Оно доходило примерно до середины бедра и было достаточно прозрачным, чтобы видеть очертания стрингов, которые она носила под ним. Трусики должны были быть теми, что она купила в Виктория Сикрет. Она сказала, что это — наряд для меня, но опять солгала. Она надела его для коллеги.

Мэнди протянула руку и взяла меня за руку. Я чувствовал, как она дрожит, в то время как мы сидели и смотрели как Шерил расчесывает волосы, ожидая. Ожидая кого? С кем она собиралась заняться сексом на этот раз? Внезапно Шерил повернулась к двери своего кабинета. Теперь мы могли видеть только ее спину, но по языку ее тела я мог понять, что ей нравится то, что она видела. Она протянула руки, приветствуя своего любовника. Пока я в шоке наблюдал, как она обняла одного мужчину, мужчину, который на днях трахнул ее пальцем, и страстно его поцеловала, в поле зрения появился еще один мужчина, и когда двое любовников прервали поцелуй, она обвила руками шею второго мужчины и поцеловала его. Затем появился третий, ожидающий своей очереди оказаться в объятиях Шерил. А потом — четвертый. Теперь я понял значение слова «все четверо» в ее записной книжке. Я сидел и смотрел на свою жену и женщину, которую люблю, целующую четырех своих коллег.

— Тот, с пузом и белыми волосами, — это мужчина, с которым она была вчера, — прошептала Мэнди. Я не видел их вместе, но слово, которое использовала Мэнди, ярко и навсегда отпечаталось в моей голове. Минет. Простое слово, означающее оральный секс, то, что Шерил делала со мной тысячи раз. Но слово, которое помогло разрушить всякую надежду на продолжение моего брака.

Мы сидели и смотрели. Четверо мужчин стояли вокруг Шерил, и все говорили и смеялись. Во время разговора Шерил касалась рук или груди мужчин. Она была в центре внимания и реально наслаждалась. И ее окружение тоже. Внезапно четверо мужчин расселись по комнате. Двое — на диване у дальней стены, а еще двое — на офисных стульях напротив ее стола. Все они слегка повернулись туда, где стояла Шерил, в угол у окна. С того места, где был установлен телескоп, было прекрасное изображение всех и всего, что там происходило.

Шерил начала раскачиваться. Она двигалась под музыку, которой я не слышал. Шерил — хорошая танцовщица, и я не впервые видел, как она танцует соло. Она делала это для меня, когда хотела меня возбудить, перед тем как прыгнуть на меня в постели. И она меня возбудила. Я наблюдал, как она танцует по комнате перед каждым членом своей аудитории. Она наклонялась, покачивалась и проводила пальцами по плечам мужчин, проходя рядом с ними. Наблюдение за ее движениями обычно приводило меня в возбуждение, но наблюдение за ней сейчас перед аудиторией ее коллег произвело противоположный эффект. Она медленно повернулась, пока не вернулась в угол, с которого начала.

Она полезла под волосы и за шею. Две лямки топа на шнуровке спереди расстегнулись, и от простого покачивания бедер платье упало на пол вокруг ее ног. На ней остались только крошечные черные стринги. С улыбкой и трепетом она танцевала среди сидящих мужчин. На этот раз они протягивали руки и проводили ими по ее телу. Они касались ее великолепной груди, плоского живота, прекрасных ног, красивой задницы и холмика, покрытого стрингами между ног. При каждом прикосновении я вздрагивал. Мэнди держала мою руку так крепко, как только могла, едва не прерывая кровообращение.

Шерил остановилась. Она стояла среди мужчин и смотрела на каждого с улыбкой. Ее руки двигались по ее телу, начиная с шеи, по груди, вниз по животу и к бедрам, где она засовывала большие пальцы рук под ткань трусиков. Затем, медленно наклонившись вперед, насколько могла наклониться, она стянула стринги вниз по ногам. Затем она встала и шагнула вперед, чтобы принять позу. Ее улыбка сияла. Это чуть не лишило меня жизни.

Четверо мужчин зааплодировали, когда ее танец закончился. Я смотрел, как она медленно подошла к столу и встала рядом с ним, чувственно глядя через плечо. Один мужчина, тот, что на днях трахнул ее пальцем, встал и начал расстегивать штаны. Остальные остались сидеть, улыбаясь и наблюдая. Как только мужчина оказался позади Шерил, она наклонилась и положила руки и локти на стол. Член мужчины теперь был виден и стоял прямо. Он подошел к ней сзади и без каких-либо прелюдий или нежности засунул свой член глубоко в тело Шерил… Ее лицо осветилось от первого толчка. Он начал двигаться вперед и назад, сначала медленно, но с каждым толчком набирая скорость и силу. В их движениях была фамильярность, говорившая мне о том, что они были близки раньше, возможно, много раз прежде. Я видел, как она оглянулась через плечо и что-то сказала ему, но не мог понять, что, вероятно, подбадривала. Я отвернулся от экрана и посмотрел в окно. Мне нужен был перерыв. Моя реальность нуждалась в отдыхе. Мэнди погладила меня по спине и прошептала:

— Все в порядке. Скоро все закончится.

Когда я повернулся, то увидел гримасу на лице мужчины, пронзавшего киску моей жены. Он явно кончал в нее. Я не помню, чтобы видел, как он надевал презерватив, поэтому он трахал мою жену без защиты и оставил мне подарок. Когда он вышел из оргазма, встал другой мужчина и начал снимать штаны. Первый отошел в сторону, а второй занял его место. Член нового любовника был намного больше, чем член первого мужчины, и когда он протаранил ее, рот Шерил распахнулся так широко, что я мог видеть, как золото блестит на ее заднем коренном зубе. Ее тело упало на стол, раздавив грудь, когда она протянула руки и схватилась за край. Мужчина позади нее начал пахать, оставляя рябь на ее заднице. Она подняла голову над столом, и я увидел, что ее глаза плотно зажмурены. Я видел это лицо раньше, когда она испытывала оргазм. Мужчина сзади продолжал врезаться в нее, а она продолжала изо всех сил цепляться за стол. Вдруг они замерли. Выражения их лиц говорили, что они оба кончают… Лицо Шерил выражало чистый восторг. Гигантская улыбка расплылась на лице мужчины, в то время как он стоял и изливал свое семя в утробе моей жены… Когда его яйца опустошились, он медленно вытащил свой член и потер им по ее заднице, растирая остатки своей спермы по ее мягкой коже.

Улыбка на ее лице захватывала дух.

Третий приготовился встать у стола. Это был пожилой мужчина с брюшком, которого я ассоциировал со словом «минет». Он гладил свой маленький член и пристально смотрел на женщину, склонившуюся над столом. Второй мужчина отошел в сторону, а седой старик занял его место. Он наклонился и что-то сказал Шерил. Та потянулась за спину, взяла в руку маленький член мужчины и провела им между ягодиц. Она не нацеливала его в свою киску. Она прицелилась к маленькому коричневому бутону розы, укрытому между ее мягкими ягодицами.

Мужчина толкнулся вперед, и Шерил на мгновение дернулась, ее лицо выглядело испуганным. Мужчина начал входить и выходить сначала медленно, но по мере продвижения набирал скорость. Как только он нашел ритм, Шерил упала вперед, снова раздавив грудь по бокам, и потянулась обеими руками, раздвигая ягодицы. Старик продержался недолго. Он выстрелил ей в кишечник и в изнеможении упал ей на спину… Она выглядела почти скучающей, но вежливо ожидала, пока он не закончит и не уйдет. В этот момент четвертый мужчина уже стоял с членом в руке, готовясь к своей очереди. Старик, спотыкаясь, отошел к своему стулу и упал, его маленький сморщенный член был скрыт под свисающим толстым животом.

Последний мужчина хотел получить единственную неиспользованную дырочку и засунул свой член через край стола в ожидающий рот Шерил. Она сосала его как конфету. Ее голова покачивалась вверх и вниз, фактически из стороны в сторону на столе, пока она сосала и лизала набухший член. Было видно, что ей неудобно. Вдруг она позволила члену выпасть изо рта на стол. Затем она встала, обошла стол и опустилась на колени. Она взяла его член обратно в рот и продолжила энергичный минет. С моего угла зрения, все, что я мог видеть, это макушку светлой головы Шерил, которая двигалась взад и вперед, в то время как она сосала. Через несколько минут, когда она проделала всю работу, мужчина схватил ее за волосы и начал качать бедрами, вонзая свой член в ее рот и обратно, безжалостно трахая ее рот и горло. Внезапно он остановился, нос Шерил уткнулся в его лобковые волосы. Он взорвался у нее во рту и в горле с животной жестокостью. Ее лицо покраснело, и она отстранилась, чтобы подышать воздухом. Он оставался со своим членом в ее рту очень долго, дольше, чем я мог вынести. Встав, она сунулась поцеловать мужчину, но он отвернулся и рухнул на стул. Все засмеялись. Шерил просто стояла среди мужчин, обнаженная и красивая, со спермой, капающей из каждой дырочки в ее теле, как будто это было обычным явлением. Может, так оно и было. Эта часть еще не была выяснена.

Я почувствовал руки Мэнди на своих плечах. Повернувшись посмотреть на нее, я увидел, что она отвернулась от монитора и плачет. Она плакала по мне. Я снова посмотрел на экран и увидел, что Шерил наклонилась, чтобы поднять платье. Мужчины были уже в штанах и направлялись к двери. Шерил сделала большой глоток содовой, стоявшей на ее столе, запрокинула голову, чтобы прополоскать горло, а затем проглотила. Затем она открыла ящик стола, вытащила полотенце и начала вытирать сперму из своих отверстий. После нескольких минут, проведенных полотенцем между ног и ягодиц, она обошла стол и покинула зону видимости камеры. Вернувшись, она была одета в свой обычный деловой костюм и запихивала свое маленькое черное платье в сумочку. Через пять минут она вернулась к своему компьютеру, просматривая электронную почту, как будто ничего не случилось.

Но кое-что случилось: наш брак умер…

***

Мое сердце билось быстро, но не настолько, чтобы кровяное давление сильно поднялось. Я был на удивление спокоен. Может, я уже знал, что собираюсь делать. Я снова услышал тихие рыдания Мэнди на моем плече.

— Все кончено, Мэнди, — тихо сказал я. Она села и посмотрела на монитор, а затем на меня.

— Как дела? — спросила она.

— Не очень хорошо, но чертовски лучше, чем в прошлый день. Я сейчас довольно бесчувственный. Думаю, у меня будут довольно плохие выходные, когда все пройдет.

— Что я могу сделать?

— Не знаю. Но домой я точно не пойду. Я поеду к отцу и поговорю с ним. У него всегда был довольно рациональный взгляд на все. Может, он сможет дать мне какой-нибудь совет.

— Хорошо, но помни, я здесь ради тебя, все мы. Просто спроси.

— Спасибо, Мэнди. Я это ценю. И если я сегодня никому ничего не скажу, поблагодари их и за меня.

— Сделаю.

Мэнди оставила меня наедине с моими мыслями. Через несколько минут вошел Рыжий и сел за один из компьютеров. Он не смотрел мне в глаза. Думаю, Мэнди рассказала ему о том, что произошло. Спустя полчаса на большом шестидесятидюймовом мониторе появились четыре картинки. Под ними была организационная схема Энтерпрайз Рисёрч энд Девелопмент.

— Я подумал, что ты бы хотел знать. Эти четыре парня являются непосредственными руководителями твоей жены. Они находятся на два уровня ниже высшего руководства и напрямую контролируют ее работу. У меня есть их личные дела, если захочешь. Через час я буду знать все об их жизни, финансах, семье, обо всем. Я сохраню все в файле на твоем компьютере.

Я не сказал ни слова. Рыжий продолжал работать в тишине, а я сидел и всматривался в лица четырех мужчин, которые трахали мою жену. Но я не мог их винить. Любой мужчина в здравом уме захочет трахнуть Шерил. Любой, кроме меня. Я больше не был в здравом уме.

Последней вышла Адрианна и зашла посмотреть, все ли со мной в порядке. Она услышала подробности обеденного сеанса Шерил и тихо сказала, что желает мне удачи в выходные. Когда я снова остался один, боль подступила всерьез. Из моих глаз на стол текли слезы. Пришлось остановиться и подумать. Я посмотрел на монитор телескопа и увидел, как Шерил собирает все со стола. Пакет с ее маленьким черным платьем был наброшен на стул, а она запихивала пропитанное спермой полотенце в другой пластиковый пакет. Я снял трубку и набрал номер дома, оставив Шерил сообщение, что на выходные собираюсь к отцу. Затем позвонил отцу и спросил, не хочет ли он видеть посетителя на выходные. Не знаю, как он это сделал, но он почувствовал, что что-то не так, и сказал, чтобы я выдвигался. Через пятнадцать минут я уже был в пути.

***

В понедельник утром я вошел в офис Лэндмасс Девелопмент Груп с большей энергией и целеустремленностью, чем за несколько дней. Мой папа — мудрый человек и помог мне сообразить, чем мне стоит заниматься. Он не сказал мне, что делать; он просто помог мне сориентироваться в течениях океана, в котором я тонул. Я принял решение. Я знал, что должно произойти. Теперь мне нужна была моя команда, чтобы все сработало.

Джеки подошла к тому месту, где я варил кофе, и остановилась, глядя на меня.

— Ты в порядке, босс? — спросила она, ее черные глаза прожигали во мне дырки.

— Я в порядке. Спасибо что спросила.

Не говоря ни слова, она обняла меня и крепко прижала. Я почувствовал, как кольца и шпильки одного ее уха впиваются мне в грудь. Я не сказал ни слова, просто наслаждаясь моментом.

— Я тут не мешаю? — сказала от двери Ян.

Мы расстались, испугавшись и чувствуя себя виноватыми, после чего отошли и улыбнулись маленькой азиатке. Она улыбнулась в ответ, и ее красивая улыбка осветила комнату. Она протянула мне руку, когда я проходил, и проводила в мой офис.

Когда появился Рыжий, я попросил его собрать личный состав. Я хотел устроить военный совет. Его улыбка была от уха до уха. Все снова собрались в моем офисе с табличкой «идет совещание» на двери.

— Ребята, я пришел к решению. На самом деле, мне очень помогли принять решение, — это мой отец. В любом случае, вот что я собираюсь сделать. Сегодня я иду к адвокату и начинаю бракоразводный процесс. Я собираюсь сделать так, чтобы документы, как только они будут готовы, были вручены в ее офисе во время обеда. Надеюсь, судебный курьер прервет одно из ее маленьких свиданий. Затем я позвоню ей и сообщу, что наблюдал за всем, что она делала. Я скажу ей, что у нее есть выбор: или я, или ее любовники. Если она выберет меня, ей нужно будет сделать три вещи. Подать иск о сексуальных домогательствах, указав своих четырех руководителей и руководство ее компании. Она должна будет уволиться. И, наконец, я собираюсь потребовать ее объяснить, почему она сделала это со мной. Если она сделает все, о чем я прошу, без колебаний, я отложу развод и посмотрим, сможем ли мы решить эту проблему. Я не уверен, что сможем, после того что видел, но я дам нам шанс. Если она не сделает хоть одно из трех, я разошлю письмо с короткими видеороликами о ее деятельности всем в Энтерпрайз Рисёрч энд Девелопмент. Жены ее четырех руководителей также получат эти видео с предложением получить необработанные материалы. Я знаю, что это мстительно, но мне нужно что-то сделать… что угодно, чтобы дать этим людям понять, что они не могут воспользоваться Шерил и мной. Мне нужно, чтобы они почувствовали боль, которую чувствую я. Может быть, месть и неправильна, но прямо сейчас мне все равно.

— Кроме того, вам, ребята, нужно будет вывезти все это шпионское оборудование отсюда и из моего дома и убраться из их систем. Я не хочу оставлять никаких следов того, что мы там были. Соберите все и вытащите это отсюда сегодня вечером. И все что относится к Шерил, соберите отдельно и отдайте Адрианне, чтобы она оставила мне. Сохраните резервные копии, но не храните ничего, что доставит вам неприятности. Но прежде чем вы сделаете все это, мне нужна помощь с электронным письмом, если до этого дойдет. Рыжий, ты можешь сделать это для меня?

— Уже готово, босс. Я настрою его на твой компьютер, чтобы его нельзя было отследить до тебя. При нажатии кнопки здание через улицу взорвется, и все задохнутся, увидев это.

— Давай не будем слишком драматичными, Рыжий, — сказал я, улыбаясь. — Я просто хочу хороший аккуратный ядерный удар и молюсь, чтобы мне не пришлось его использовать.

— Эээ, босс, — робко сказал Рыжий, — у меня может быть для тебя дополнительная информация о том, что там происходит. Хочешь узнать это сейчас или позже, наедине?

— Блин, все здесь знают все, поэтому немного больше не имеет значения. Вперед.

— Я почти уверен, что знаю, когда все это началось и почему. Я просмотрел электронные письма твоей жены за последний год и нашел письмо, в котором говорится, что она ждет серьезного повышения по службе, когда один из менеджеров уйдет на пенсию этой весной — это один из ее боссов, Брэд Пакстон. Просмотрев в ее календаре дни после этого письма, я увидел имя Пакстона во время обеда каждую среду. Босс, я думаю, что она занималась сексом со своим боссом, чтобы гарантировать повышение по службе. Похоже, все началось в октябре прошлого года. В декабре в ее обеденном графике появляется имя другого менеджера, но по четвергам. Это — старый толстый парень. Я могу только догадываться, но думаю, что этот толстый старик каким-то образом узнал, что они делали, и пригрозили стукнуть, если его не включат. Я нашел письмо от него с плохо завуалированной угрозой. Затем в январе в расписании появляется имя третьего менеджера, по вторникам, и четвертого по понедельникам, начиная с апреля. Раз в месяц в пятницу у нее собираются все вместе, как ты видел на прошлой неделе. Похоже, с другими менеджерами или коллегами она не связана, только с этими четырьмя. Ее еженедельный график обедов сейчас заполнен, и в любом случае другого менеджера нет. Я скопировал все соответствующие электронные письма на твой компьютер вместе с ее календарем.

— О, и ты должен знать, что в выходные в твоем доме не было никакой активности. Она провела пару дней в тишине, бездельничая дома, читая, принимала длительную ванну и немного позагорала. Я думаю, что она трахается только на работе. Просто подумал, что тебе это нужно знать.

— Спасибо, Рыжий, — сказал я, пытаясь связать новую информацию с той, что я уже знал. — Я ценю твое усердие, всех вас. Я также ценю то, что вы были рядом со мной, и вашу дружбу. Я никогда этого не забуду.

Все подарили мне лучший подарок — улыбнулись.

Я оглянулся на своих друзей и улыбнулся в ответ.

— Ладно, банда, давайте займемся делом. И я хочу, чтобы все результаты аудита Лэндмасс были у меня на столе к пяти часам сегодня. Да, и команда, я пойду домой сегодня днем, чтобы кое-что сделать. Мне понадобится кто-нибудь, чтобы проследить за улицей и позвонить мне, если она выйдет из здания. Я дам вам знать, где остановлюсь, как только найду место.

— Нет! — одновременно сказали и Мэнди, и Адрианна. Мэнди нахмурилась, повернулась к Адрианне, приложила палец к ее лицу и сказала:

— Нет! Я уже сказала тебе, Марти, что ты можешь остаться в нашей комнате для гостей. Я даже поменяла там простыни. Как только ты заберешь то, что хочешь из своего дома, ты останешься с нами. Не спорь со мной. Все так и будет.

— Хорошо, я знаю, когда спорить не стоит. Я позвоню тебе, как закончу, и спрошу дорогу.

Встреча закончилась, и все разбежались. Рыжий сидел за одним компьютером, настраивая мою ядерную электронную бомбу. Ян и Джеки начали разбирать и складывать оборудование по комнате, кроме телескопа и монитора компьютера. Нам это понадобится, когда дерьмо будет наброшено на вентилятор. Мэнди и Адрианна пошли в другой офис и начали собирать все документы Лэндмасс. Боюсь, наша первоначальная оценка оказалась верной. На этот раз мы не сможем вытащить коллективную задницу Лэндмасс из огня. Я нашел адвоката по разводам возле нашего дома и назначил встречу на тот же день.

**

В обеденное время Адрианна подошла к тому месту, где я сидел в офисе Ян, и протянула мне мой сотовый телефон. Я не хотел находиться в обеденное время где-либо рядом с монитором телескопа. Я видел уже слишком много.

— Марти, позвони Шерил. Нам нужно, чтобы ты позвонил, чтобы узнать, будет ли она вести себя так же, как в прошлый раз, после того как ты положил трубку. Нам требуется это видео.

С сожалением я взял телефон и набрал номер ее офиса на быстром наборе.

Когда она ответила, ее голос казался запыхавшимся, как будто она бежала, чтобы поднять трубку. Но я знал, что это было не так. В своем воображении я видел ее лежащей на столе, с поднятыми вверх, широко расставленными ногами, а один из ее любовников мечется между ними. Мне не нужно было это видеть; мое воображение создавало достаточно болезненных образов.

Когда мы повесили трубку, я посмотрел на Адрианну, стоявшую у порога и смотревшую в коридор. Она махнула рукой в сторону моего офиса, а затем повернулась ко мне.

— Спасибо, босс, мы записали, — сказала она.

— Она сделала это?… — смущенно спросил я.

Адрианна просто кивнула и ушла.

В понедельник и вторник вечером я задерживался на работе допоздна и успешно избегал Шерил дома. Все события были запланированы на среду на 12:15. Я потратил вторник на подготовку окончательного отчета Лэндмасс об их финансовом положении. Мне требовалось офисное помещение еще на пару дней, поэтому я просто положил отчет на свой стол, пока не закончу то, что мне нужно было сделать.

Рыжий сказал, что придумал способ удаленно отпереть дверь офиса Шерил.

— Видишь ли, каждая дверь в их офисах имеет электронный замок. У каждого сотрудника в удостоверении личности имеется микрочип, и они машут им возле дверного замка, чтобы открыть любую дверь. Чтобы заблокировать дверь, когда они окажутся внутри, они нажимают на кнопку блокировать/разблокировать. Рядом с каждой дверной ручкой имеется небольшой огонек: запертые двери отображаются красным, незапертые — зеленым. Один из их компьютеров контролирует, кто имеет доступ к каким комнатам, и регистрирует каждый вход и выход. И угадай, кто теперь управляет этим компьютером? В свое время я открою ее дверь, а потом… Ну, ты знаешь, что будет дальше. — Он так гордился собой, что улыбнулся. Рыжий редко улыбался.

***

Утро среды выдалось тихим и особенно торжественным. Мы все встретились за поздним завтраком, а затем перешли в тишину моего временного офиса в Лэндмасс. Ровно в полдень появился любовник Шерил. Это был тот самый парень, Брэд, которого я видел, когда он трогал Шерил в тот первый день. Мы все сели вокруг монитора телескопа и наблюдали, как они некоторое время разговаривали, а затем приступили к делу. На этот раз Шерил собиралась получить больше, чем просто массаж ног. К тому времени, как грудь Шерил уже высовывалась из ее блузки, а руки Брэда были опущены под ее трусики, я нервничал и беспокоился, что судебный курьер не появится вовремя. В то время как мы наблюдали, двое любовников внезапно оглянулись в сторону двери и лихорадочно начали возвращать одежду на свои места.

В поле зрения появился человек в костюме и остановился перед столом. Он что-то сказал, чего мы не могли слышать, но мы все знали,

что он говорит, а затем протянул большой конверт из манильской бумаги. Шерил взяла его, он повернулся и пошел прочь. Шерил тяжело села на стул, а Брэд просто стоял и выглядел глупо. Мы наблюдали, как она вынимает бумаги и смотрит на них. Брэд попытался забрать бумаги у нее, но она отдернула руку, и все разлетелось по ее столу. Они рассыпались повсюду, раскинув фотографии лицевой стороной вверх. Она осторожно взяла по фото в каждую руку и посмотрела на них. На одном снимке она показывала средний палец телефону, на другом склонилась над столом с членом старика в заднице. Ее голова резко повернулась, глядя в окно. Она подбежала к окну, положив ладони на стекло и глядя на наше здание. Я ясно видел выражение ее лица. Это был полный ужас. Ее застукали, и она поняла это. Она также знала, что ее мир только что изменился, и не в лучшую сторону…

Я набрал номер офиса Шерил на быстром наборе мобильного телефона. Когда он зазвонил, она повернулась и посмотрела на свой телефон так, будто это была гремучая змея, изготовившаяся к броску. Она медленно подошла к телефону, сняла трубку и ответила почти рыдая:

— Алло?

Я сказал с рычанием:

— Прикажи Брэду уйти.

Она снова упала в кресло. Она долго тихо сидела, уронив подбородок на грудь, прежде чем прийти в себя. По телефону я услышал, как она сказала:

— Брэд, уходи. Это — мой муж.

Он начал было спорить с ней, когда она вскочила и закричала:

— Да пошел ты к черту! Он все о нас знает, придурок. На твоем месте я бы убиралась отсюда и убежала как можно дальше. Марти может быть бухгалтером, но он сможет надрать тебе задницу в любой момент. А теперь убирайся!

Я подождал, пока он ушел. Шерил опять села и повернула стул лицом к окну.

— Шерил, если в аду есть шанс на выживание нашего брака, ты должна внимательно слушать и делать в точности то, что я говорю, — сказал я. — Без споров и без колебаний. У тебя есть один и только один шанс. Понимаешь?

Она сказала сквозь слезы:

— Да, я понимаю.

— Я не шучу, Шерил. У тебя есть только один шанс все спасти. Ты уверена, что понимаешь?

— Да, — захныкала она.

— Хорошо, вот что ты должна сделать. Во-первых, ты увольняешься с работы. Во-вторых, ты подаешь иск о сексуальных домогательствах против каждого из своих четырех любовников и против Энтерпрайз в целом. В-третьих, ты объясняешь мне, почему.

Я видел, как она застыла, а ее пустая рука закрыла ей рот. Я также слышал рыдания на другом конце телефонной линии. Я потянулся к своему компьютеру, наведя руку на клавишу «Ввод». Как только я нажму «Ввод», все в Энтерпрайзе и жены каждого из четырех менеджеров должны будут получить видео с ее деятельностью. Я терпеть не мог этого делать, но сделал бы.

Я позволил ей прийти в себя и стал ждать ответа. Я ждал долго, держа руку над кнопкой.

Первые слова, которые я услышал по телефону, были:

— Но Марти, я много вложила в Энтерпрайз. Я собираюсь…

Я нажал «Ввод», а также кнопку «Отбой» на своем телефоне.

— Ладно, ребята, — сказал я, — давайте заберем отсюда остальную часть этого оборудования и поедем домой. Оставшуюся часть дня отдохните. В два часа у меня встреча с главным человеком Лэндмасса, чтобы сообщить ему плохие новости. Идите по домам, и увидимся опять завтра в офисе.

Я взглянул на дисплей телескопа и увидел, как Шерил кричит и стучит по стеклу окна своего офиса. Рыжий наклонился и выключил дисплей, избавив меня от страданий, но я не мог перестать смотреть на пустой экран. Прежде чем я смог сделать или сказать что-нибудь еще, все пятеро из моей группы, моя команда опытных бухгалтеров, мои компьютерные фанаты, мои лучшие друзья во всем мире подошли и обняли меня. Даже Рыжий. Все поняли, что только что произошло, и разделили мою печаль. Никогда за всю свою жизнь я не чувствовал больше любви и сострадания от кого-либо, как в тот момент. У меня была лучшая группа друзей в мире, и я знал, что с ними смогу выдержать любую бурю.

Я освободил свои эмоции и позволил слезам течь…